Аналитика и комментарии

02 декабря 2014
 

Р. ТАНКАЕВ: «Европа, сорвав строительство «Южного Потока», рискует получить в качестве страны-транзитера Турцию и более дорогостоящий газ, чем сейчас»

Главной новостью первой недели декабря, безусловно, стало сообщение о том, что Россия закрывает проект по строительству «Южного Потока». Чем было вызвано это решение, к каким последствиям для стран ЕС оно приведет, и сможет ли альтернативный проект, предусматривающий строительство морского газопровода, выходящего на территорию Турции, заменить Европе «Южный Поток»? На эти вопросы ответил в интервью NBJ Рустам Танкаев, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России.

NBJ: Рустам Уланович, по вашему мнению, вчерашние заявления сначала президента России, а потом и главы ОАО «Газпром» об отказе от строительства «Южного Потока» - это окончательное и бесповоротное решение или оно может быть при определенных условиях пересмотрено?

Р. ТАНКАЕВ: При ответе на этот вопрос важно понимать следующее: отказ от реализации этого проекта – безусловно, очень мощный удар по экономике Евросоюза. Что же касается решения, принятого нашим президентом, то оно может быть пересмотрено только в одном случае – если Еврокомиссия изменит свой подход к проекту «Южный Поток», и причем изменит его в очень сжатые сроки: один, максимум два месяца. Если этого не произойдет, то никакой возврат «на исходные позиции» невозможен.

NBJ: Почему?

Р. ТАНКАЕВ: Потому что, как мы видим, параллельно обсуждается альтернативный проект поставки газа в страны Южной и Центральной Европы через территорию Турции.

Здесь очень интересно посмотреть, что означает реализация данных планов для Европейского Союза. Во-первых, Газпром отказывается от весьма амбициозной и дорогостоящей части проекта, связанной с развитием сбытовых сетей в Юго-Восточной Европе. Было заключено множество соглашений, под эти соглашения было создано несколько совместных предприятий, которые должны были бы заниматься сбытом газа конечным потребителям. Но в ситуации, сложившейся после украинского кризиса, у Газпрома нет свободных средств, чтобы развивать такие дорогостоящие проекты. Поэтому он вышел из «Южного Потока», я бы сказал, без огорчения, а даже с некоторым удовольствием.

Что касается поставок в Европу эквивалентного объема газа по территории Турции. С одной стороны, вроде бы здесь ничего не меняется, с точки зрения этих самых объемов, но с другой, -давайте обратим внимание на несколько немаловажных моментов. В случае реализации этого решения Европа потеряет возможность получать дешевый газ. Я хочу напомнить, что реализация проекта «Северный Поток» приводит к тому, что цена на газ в условиях ее получения без транзитных платежей очень сильно снижается. Например, Германия получает газ на 15% дешевле, чем когда тот же самый газ шел через Белоруссию и Польшу. На такое же снижение расходов на покупку «голубого топлива» могли бы рассчитывать и страны-участницы проекта «Южный Поток», но увы…

Впрочем, потеряна не только возможность получать газ дешевле – потеряны и рабочие места, которые могли бы быть созданы, если бы «Южный Поток» был построен. Причем речь идет не только о Болгарии, которая стала «камнем преткновения», но и обо всех восьми странах, задействованных в этом проекте. По моим оценкам, Европа потеряет из-за отказа России от строительства «Южного Потока» порядка 100 тыс. рабочих мест. При той страшной безработице, которая сейчас наблюдается в некоторых странах ЕС, это – очень тяжелый удар.

NBJ: А могут ли страны, уже подписавшие договоры с Газпромом, выставить России или нашему энергетическому гиганту юридические претензии в связи со срывом проекта?

Р. ТАНКАЕВ: Газпрому – нет. Все претензии в данном случае могут быть адресованы только Европейской комиссии, Брюссельскому правительству ЕС. Кто блокировал реализацию проекта, разве Россия? Нет: и она, и Газпром были готовы делать все необходимое, чтобы диверсифицировать пути поставки «голубого топлива» в страны Европы. Но раз ЕК не дает этого сделать – что ж, пусть тогда Европа вместо Украины получит в качестве страны-транзитера российского газа Турцию.

NBJ: Турция все-таки выглядит надежнее в этом качестве…

Р. ТАНКАЕВ: Вы слишком оптимистичны. Конечно, Турция – не Украина, но она еще никогда не упускала свою выгоду. Поэтому рискну предположить, что транзитные платежи через территорию Турции могут оказаться еще выше, чем транзитные платежи через территорию Украины.

Если мы возьмем, к примеру, Болгарию, то она в случае реализации проекта «Южный Поток» получила бы экономию в размере порядка 50 долларов за тысячу кубометров газа плюс 20 тыс. рабочих мест, плюс около четырех миллионов евро дополнительной прибыли. Получит ли она все это теперь? Конечно, нет. Как не получит теперь и Греция, которая не участвовала в проекте, снижения цены на газ на 70 долларов за тысячу кубометров. Как не получат тех же или даже больших плюсов другие страны. А что они получат? Полагаю, что головную боль и достаточно дорогостоящее «голубое топливо».

NBJ: Но ведь и «Южный Поток», и проект по строительству нового морского газопровода с выходом на территорию Турции – это перспективные проекты. А пока получается, что все «упирается» в ненадежную трубу, проходящую по территории Украины, которую даже самые пристрастные наблюдатели сейчас не называют стабильной и предсказуемой страной.

Р. ТАНКАЕВ: Не совсем так. Не будем забывать о «Голубом Потоке», который действует уже давно, и пропускная способность которого 14 млрд кубометров в год. Он загружен более чем на 100% от проектной мощности. Если сейчас использовать тот же технологический коридор, то можно без каких-либо новых проектных решений (соответственно, очень недорого) расширить пропускную мощность этого Потока до 80 млрд кубометров. Так что с точки зрения объемов поставок страны ЕС ничего не потеряют. А вот с точки зрения территории транзита «голубого топлива» - тут я уже объяснил, с какими рисками могут столкнуться европейские страны, чье экономическое положение и так оставляет желать много лучшего.

Анастасия Скогорева, Национальный банковский журнал

Поделиться:

Возврат к списку