Аналитика и комментарии

16 октября 2023

Надежда БЕЛОВА, эксперт NBJ: куда будет развиваться рынок «зелёного» финансирования?

В прошлом году российский рынок «зелёного» финансирования пережил большой стресс. О том, как изменилась «зелёная» повестка в мире и в нашей стране рассказала NBJ эксперт в области «зелёных» финансов Надежда БЕЛОВА,  которая многие годы занимается решением финансово-экономических проблем «зелёной» энергетики, является автором монографии и серии научных, в том числе международных, публикаций по этой тематике, а также разработчиком ряда инновационных моделей в области экологической безопасности.

Надежда Белова.jpg

NBJ: Надежда Викторовна, в этом году мировая экономика испытала несколько шоков, связанных с ростом цен на энергоресурсы, торговыми войнами и геополитическими конфликтами. Вами был проведён ряд исследований, в рамках которых вышло несколько публикаций, в том числе в Scopus, где вы рассматриваете актуальность зелёного финансирования в текущих условиях. Изменился ли интерес к зелёному финансированию в мире?

Н. БЕЛОВА: Единой картины нет. В США был принят Акт о снижении инфляции, предусматривающий гигантские вложения в «зелёную» энергетику. Большая часть пакета размером $370 млрд простимулировала инвестиции в защиту окружающей среды. В сентябре этого года на саммите G20 в индийском Нью-Дели 19 стран и ряд авторитетных международных финансовых организаций, включая Всемирный банк, Азиатский банк развития, создали биотопливный альянс. Китай ради активного внедрения ESG-принципов ввёл сниженные требования к резервам банков, выдающих «зелёные» кредиты.

Хуже ситуация в крупных странах Европы. Так, Великобритания перенесла запрет на продажу новых бензиновых и дизельных автомобилей с 2030 г. на 2035 г. Германия приостановила на неопределённый срок программу по ужесточению «зелёных» стандартов по изоляции зданий. Польша отложила план по сокращению своей зависимости от угля. Взяли курс на сворачивание «зелёных» инициатив Италия и Нидерланды. Хотя консолидированная позиция Евросоюза не изменилась: в октябре, например, ЕС ввёл пограничный налог на выбросы углерода и принял закон о декарбонизации авиационного сектора.

NBJ:  А как обстоят дела в России?

Н. БЕЛОВА: В прошлом году внимание к проектам экологической и социальной ответственности у многих российских компаний и банков снизилось. К тому же из России ушли западные агентства, фонды и инвесткомпании, работающие в секторе ESG. Однако индустрия жива. Просто вектор её развития сместился в сторону стран БРИКС и на внутренний рынок. В условиях ограниченных лимитов со стороны институциональных инвесторов и УК несформированного рыночными механизмами greenium на помощь пришли государство и крупные банки с госучастием.

Безусловно, мощный импульс развитию «зелёной» повестки придал закон «Об ограничении выбросов парниковых газов». Напомню, с 1 июля 2023 г. российские компании, входящие в перечень регулируемых организаций (свыше 150 тыс. тонн эквивалента углекислого газа) должны в обязательном порядке предоставлять отчётность об углеродных выбросах в реестр парниковых газов Минэнерго. С 2025 г. пороговое значение планируется снизить до 50 тыс. тонн эквивалента углекислого газа. Также закон подготовил правовую базу для создания в  РФ рынка углеродных единиц, который,  по оценке экспертов, может достигнуть  $50 млрд.

Государственное регулирование индустрии продолжилось в этом году. В июле Госдума приняла во втором и третьем чтениях закон, вводящий в российское законодательство об электроэнергетике новые понятия, связанные с «зелёными» сертификатами и регулированием их обращения. А уже через два месяца, в октябре, Ассоциация НП РТС на базе системы внебиржевой торговли RTS Board запустила новую платформу «Климатические финансовые инструменты». Основным инструментом на площадке стали «зелёные» сертификаты на покупку электроэнергии, произведенной на основе двух видов возобновляемых источников энергии (ВИЭ) – ветра (ВЭС) и воды (ГЭС). В ближайшее время на ней планируется разместить углеродные единицы национальных климатических проектов.

В сентябре этого года на Восточном экономическом форуме состоялась сессия «Глобальные вызовы «зелёной» повестки: проверка на прочность и катализатор сотрудничества стран БРИКС». На мероприятии представители всех стран «пятёрки» обменялись опытом осуществления энергоперехода и обсудили глобальные вызовы «зелёной» и «устойчивой» повестки. Примечательно, что мероприятие организовал «Сбербанк», обладающий солидными компетенциями в сфере ESG.

Если говорить о минусах, то приходится признать, что сформировать солидный «зелёный» кредитный портфель могут сегодня только крупные игроки федерального масштаба. Не случайно, согласно ESG-индексу от рейтингового агентства НКР, в лидерах «зелёного» финансирования встречаются исключительно знакомые всем имена: банки «Сбербанк», «Тинькофф», ДОМ.РФ, МКБ, «Райффайзен», Газпромбанк, Совкомбанк, МТС Банк.

NBJ: Где российские финансисты могут получить образование в сфере устойчивого развития?

Н. БЕЛОВА: Учебные программы для подготовки специалистов по устойчивому развитию предлагают почти все ведущие российские вузы. Но, во-первых, большинство из них рассчитано на студентов. Во-вторых, зачастую курсы не отвечают современным потребностям бизнеса и финансовых организаций. 

Качественно подготовить ESG-специалиста могут всего несколько вузов. Среди них – МГУ, РУДН, МИСиС, МГИМО, РЭУ им. Г.В. Плеханова. Особо хотела бы выделить Банковский институт ВШЭ.  Его программы для специалистов фондового рынка и инвестиционных банкиров разработаны при участии ведущих профильных экспертов из Банка России, «Сбербанка», «Совкомбанка», банка ДОМ.РФ, корпорации ВЭБ.РФ и Национального Рейтингового Агентства. Убеждена, что в ближайшее время спрос на ESG-экспертов восстановится. 

NBJ: В вашей монографии «Инструментарий управления экологической безопасностью» большое внимание уделяется анализу подходов в оценке квалификации экспертов. Можно ли использовать некоторые методы для отбора аналитиков в сфере «зелёного» финансирования?

Н. БЕЛОВА: Безусловно. К примеру, метод «снежного кома», описанный в этой работе, является универсальным. Его суть заключается в том, что выбирается любой специалист, имеющий неоднократный опыт участия в проведении исследований. Аналитика просят назвать 10 наиболее компетентных, по его мнению, в данном вопросе специалистов. Далее обращаются одновременно к каждому из десяти названных специалистов с просьбой указать 10 наиболее крупных их коллег. Из полученного списка специалистов вычеркиваются 10 первоначальных, а остальным рассылаются сообщения, содержащие указанную выше просьбу. Данную процедуру повторяют до тех пор, пока ни один из вновь названных специалистов не добавит новых фамилий к списку экспертов, т.е. пока не стабилизируется сеть экспертов. Полученную сеть экспертов можно считать генеральной совокупностью специалистов, компетентных в этой экспертизе. Такая методика выявления и стабилизации сети экспертов направлена на то, чтобы не упустить лиц, обладающих достаточной компетентностью в данной области.

NBJ: Какие продукты «зелёного» финансирования, на ваш взгляд, будут востребованы в ближайшее время?

Н. БЕЛОВА: Наибольшая доля на рынке устойчивых финансов по-прежнему будет приходиться на «зелёные» облигации. Эти продукты будут и дальше доминировать в «зелёной» банковской продуктовой линейке. Не секрет, что крупнейшими эмитентами на долговом рынке являются «Сбербанк», «Российские железные дороги» и правительство Москвы. В секторе ESG-займов для корпоративных клиентов больших изменений ждать не стоит. Тон и дальше будут задавать крупнейшие банки с государственным участием. А вот в сегментах ESG-депозитов для юрлиц и экоипотеке им, наверняка, бросят вызов частные универсальные коммерческие банки. Наиболее здоровая конкурентная среда, на мой взгляд, сложится в сегменте цифровых банковских карт. Надеюсь, в ближайшее время новинки появятся и в области «зелёных» автокредитов.

Беседовал Сергей Шахт

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (октябрь 2023)

Поделиться:
 

Возврат к списку