Аналитика и комментарии

06 сентября 2022
 

Антипинский НПЗ – от «сделки века» до банкротства и продажи: что произошло с проектом, который «изменил ход бизнес-истории Западной Сибири»?

Ситуация, сложившаяся вокруг Антипинского НПЗ (ныне переименованного в Тюменский), продолжает оставаться в центре внимания федеральных, деловых и отраслевых СМИ. И пока информационный фон вокруг Антипинского НПЗ изредка нарушают громкие новости из залов судов о новых требованиях кредиторов к «отцам-основателям» НПЗ, попробуем восстановить хронологию событий и выяснить, почему так могло случиться, что многообещающий проект столкнулся в такими трудностями в реализации. И только ли в этом вина бывших топ-менеджеров предприятия, которых сделали крайними в этой неприглядной истории. А также внимательно присмотримся к фигурам двух, на наш взгляд, ключевых действующих лиц этого проекта: банкиру Александру Анащенко,  на тот момент председателю Западно-Сибирского банка Сбербанка России и бизнесмену Дмитрию Мазурову, бывшему владельцу НПЗ. Оба приблизительно одного возраста, схожих взглядов на жизнь, из когорты так называемых «эффективных» топ-менеджеров и управленцев, но только первый теперь возглавляет Поволжский территориальный банк ПАО Сбербанка, а второй сел на скамью подсудимых. 

Трест, который лопнул

Напомним, что в декабре 2013 года в Западной Сибири состоялась грандиозная сделка – Западно-Сибирский банк Сбербанка России прокредитовал Антипинский НПЗ – на сумму размером 1,75 млрд долларов сроком на 10 лет.

Тогда местная пресса писала, что «этот проект изменил ход бизнес-истории Западной Сибири». Действительно, одно из крупнейших частных предприятий на территории Тюменской области взяло заемные средства на огромную сумму у государственного банка.

Стоит отметить: значимость проекта была отмечена на уровне руководства Сбербанка России: финансирование Антипинского НПЗ было признано лучшей кредитной сделкой 2013 года на годовом собрании Sberbank CIB.

Но не прошло и 10 лет, как крупнейший инфраструктурный проект региона погряз в многочисленных скандалах и судебных разбирательствах, Антипинский НПЗ был признан банкротом, основатель и теперь уже бывший владелец предприятия, бизнесмен Дмитрий Мазуров оказался за решеткой, бывший генеральный директор Геннадий Лисовиченко пустился в бега в Европу, объявлен в розыск и его не выдают нашим правоохранительным органам.

Но вернемся в 2014 год. На страницах тюменского делового журнала Tmn по итогам сделки Антипинского НПЗ и Сбербанка  выходит большое парадное интервью с Геннадием Лисовиченко, генеральным директором ЗАО «Антипинский НПЗ», и Александром Анащенко, председателем Западно-Сибирского банка Сбербанка России.

tmn анащенко лисовиченко.jpg

Фото портала tmn: 2014 год. Александр Анащенко и Геннадий Лисовиченко

Александр Анащенко тогда рассказывал: «Долгое время у отечественных банков не было инфраструктуры для организации подобных проектов, и при выборе инвестора это имело большее значение для бизнеса, чем ценовые параметры. Сейчас ситуация изменилась: на российском рынке сформированы сильные команды менеджеров, работают проектные офисы, которые могут «упаковывать» столь сложные сделки… Мы создали для АНПЗ «штучный» проект с учетом проведенных экспертиз и предоставления индивидуальных условий кредитования».

В другом издании тот же Анащенко вновь рассыпается в комплиментах проекту: «За 10 лет произошло чудо – построили уникальное производство в стране – высокотехнологичный НПЗ. Этого нельзя было сделать без качественной команды и поддержки региона. Мы (имеется ввиду Сбербанк – прим. Ред) дали 160 млрд руб. и уверены в возврате этих средств, мы даже готовы увеличить финансирование. Тюмень – один из лучших городов России по качеству жизни, в этом есть заслуга НПЗ».

Действительно, модернизированный Антипинский НПЗ – это современное  высокотехнологичное предприятие, там выпускается дизельное топливо стандарта «Евро-5», а в 2016 году удалось добиться глубины переработки сырья в 98%.

Стоит отметить, что все решения по инвестированию в Антипинский НПЗ принимались не на уровне региона, а в Москве. В начале 2013 году г-н Мазуров обратился в Московский банк Сбербанка. Заявка Мазурова благополучно прошла экспертизу в Sberbank CIB и была одобрена центральным аппаратом. Чтобы сделка состоялась, Мазуров, как рассказывал он СМИ, целый год лично ходил в Сбербанк «по совещаниям».

Гендиректор завода Геннадий Лисовиченко в интервью уже упомянутому тюменскому журналу Tmn рассказывал, что «в создании перспектив модернизации предприятия» участвовал президент Сбербанка Герман Греф». Он и дал добро на сделку, подтверждает один из сотрудников Сбербанка. Решение было обоснованным, уверен наш собеседник, пожелавший остаться неизвестным, понятные бизнес-модель и акционеры, имелось личное поручительство Мазурова. «Если не кредитовать такие перспективные проекты, то что тогда? Торгово-офисные центры, которых пруд-пруди?», посчитало тогда руководство Сбербанка…

Первые проблемы у АНПЗ стали обозначаться в 2017 году: начались задержки по зарплатам сотрудникам, у предприятия закончились деньги на оплату расходов (в том числе поставок нефти), завод начал простаивать. А весной 2019 года Антипинский НПЗ вовсе остановился и объявил себя банкротом.

Летом 2019 года взорвалась первая «информационная бомба»: стало известно, что основатель группы New Stream и владелец Антипинского НПЗ, бизнесмен Дмитрий Мазуров, под началом которого 14 лет строился завод, взят под стражу.

Сбербанк заподозрил его в ведении двойной бухгалтерии, а влиятельные партнеры отдалились. Бывшего владельца бизнеса правоохранители обвиняет в мошенничестве. По мнению следственных органов, предприниматель присвоил $29 млн. Еще 473 млн рублей было выведено со счетов АНПЗ и растрачено.

До 2019 года Дмитрий Мазуров оценивал свой нефтяной бизнес в $1 миллиард. С тех пор он лишился своих ключевых активов. Эксперты рынка отмечают, что предприятие обошлось ему и его влиятельным партнерам в более $3 млрд.

С июня 2020 года лично Мазуров также является банкротом. Его несостоятельность была инициирована иностранной фирмой Persit Services Inc. Кредиторы требуют от него более 230 млрд рублей, и, как отмечают эксперты, к настоящему времени от «нефтяной империи» Дмитрия Мазурова практически ничего не осталось.

В мае 2019 года фирма ушла в качестве залога Сбербанку, который являлся основным кредитором предприятия. СМИ тогда сообщали, что глава Сбербанка лично обращался к Владимиру Путину с просьбой поддержать банкротящийся Антипинский НПЗ. Завод был должен банку $3,2 млрд и без помощи государства долг вернуть не мог. Герман Греф оценивал суммарный объем долгов в размере около $5 млрд.

На одной из встреч с журналистами глава Сбера фактически признал ошибки своих менеджеров: «Промашка риск-менеджмента касалась не только Антипинского НПЗ, а, к сожалению, всей отрасли нефтепереработки. И это не только промашка нашей системы риск-менеджмента, но и риск-менеджмента всех нефтяников вместе взятых».

По его словам, во время налогового маневра в нефтяной отрасли (предполагал рост НДПИ при снижении экспортной пошлины), который наложился на резкое падение цен на нефть в 2015–2017 годах и снизил маржу нефтепереработки, были настолько изменены правила игры, что, когда банк начинал кредитовать строительство завода, рентабельность нефтепереработки достигала 25–30%, а по итогам реформы она не превышала 5% или даже стала отрицательной.

«Мы получили эту системную проблему со всеми заводами», — заключил банкир.


В итоге Сбербанк нашел покупателя – в мае 2021 года НПЗ за 111 млрд рублей приобрел «Русинвест». «Русинвест» предложил за активы 110,867 млрд руб., или стартовую сумму, второй претендент — «СБК Комплект», подконтрольный Сбербанку (крупнейший кредитор завода), не подал ни одной заявки по цене, следует из материалов торгов. «Слава богу, что нашелся покупатель. Мы теперь будем иметь дело с ним», — заявил журналистам глава Сбербанка Герман Греф уже после подведения итогов торгов.

Тем временем, как уже говорилось выше, Дмитрий Мазуров находится под арестом. Но своей вины в суде не признавал и отвергал все подозрения в хищениях. Во время процесса СМИ цитировали показания Мазурова. Он заявлял, что исправно обслуживал кредиты банка на $2,5 млрд, а само уголовное дело называл фарсом. «Я не вел хозяйственной деятельности на заводе и не расписывался в получении этих кредитов. Обвинять меня в том, что я как-то завладел этими деньгами, смешно. Я не подписывал документы, я лишь ручался за эти кредиты, а не брал их», – говорил бизнесмен. Он также утверждал, что НПЗ строился 15 лет и несмотря на все сложности, связанные с санкциями и ослаблением нацвалюты, был введен в эксплуатацию.

«Стоимость предприятия – $3 млрд, нами было выплачено Сбербанку более $900 млн, –– также заявлял г-н Мазуров в суде. – Когда Сбербанк говорит о том, что они потеряли большую сумму, никто не говорит о том, что нам был выдан кредит в долларах, который тогда стоил 30 рублей. Они потребовали уступить место в руководстве, что я и сделал: из семи директоров в руководстве оказались три сотрудника Сбербанка… Я уже никак не влияю на работу компании».

 

Тогда же адвокаты бизнесмена заявили, что Сбербанк «продуманно и последовательно» доводил «Антипинский НПЗ» до дефолта, чтобы получить контроль над предприятием.

Но кто именно доводил предприятие до банкротства, они не уточнили. А ведь за каждым проектом стоят конкретные люди. Вряд ли это были столичные топ-менеджеры Сбера, ведь именно они были инициаторами сделки.

С больной головы на здоровую

Теперь стоит отдельно рассказать об Александре Анащенко, том самом, который подписывал сделку с АНПЗ. С августа 1996 он года работает в Сбербанке. В 2009 году возглавил Тамбовское отделение Сбербанка. В 2012 году был назначен председателем Западно-Сибирского банка Сбербанка. С 15 октября 2018 года и по настоящее время занимает должность председателя Поволжского территориального банка ПАО Сбербанк.

Именно его, посвященные в суть этой истории, называют главным действующие лицом сделки с Антипинским НПЗ, а в дальнейшем и с его банкротством и, с уверенностью можно предположить, что к нему были обращены слова Германа Грефа, когда тот говорил журналистам о стратегических просчетах топ-менеджеров в оценке риска этого инвестиционного кредита.

Получается, что руководитель регионального подразделения Сбера подставил своего босса, которому пришлось держать ответ перед первым лицом государства. Один из экспертов рынка, пожелавший не называть своего имени, отметил в разговоре с нашим корреспондентом: «Неправильно оценив перспективы и риски проекта, региональное подразделение Сбербанка фактически переложило «головную боль» на центральный аппарат, так как ситуация вышла из-под их контроля и решать проблему было уже вне зоны их компетенций. И это серьезный управленческий просчет со стороны г-на Анащенко»

Далее наш источник отметил, что и по другим инвестпроектам, инициированных г-ном Анащенко могут возникнуть вопросы, причем не только  у службы безопасности Сбера, но и у правоохранительных органов.

Но это уже отдельная история, о которой мы расскажем в следующем материале. 

анащенко мазуров.jpg

На фото портала tmn: 2016 год. Дмитрий Мазуров и Александр Анащенко на торжественном открытии комбинированной двухсекционной установки глубокой переработки мазута (УГМП), которое было приурочено к празднованию 10-летия Антипинского НПЗ.

Текст: Редакция NBJ

Поделиться:

Возврат к списку