Аналитика и комментарии

21 июля 2022
 

Надежда ГРОМОВА, эксперт NBJ: «Профессиональных экономических голосов, призывающих к частичному снятию с России санкционных мер, становится все больше»

Постоянный автор Национального Банковского Журнала Надежда ГРОМОВА, экономист, преподаватель РАНХиГС, 25 июня побывала на очередном совместном заседании НКС ООН РАН и НИИ «Доверия, достоинства и права», которое проходит в формате «Рабочего завтрака у Тосуняна». Там прозвучал доклад Марселя Салихова, президента Института энергетики и финансов, главного директора по экономическому направлению, о перспективах экспорта российских нефти и газа в условиях санкционного давления. В продолжение основной темы завтрака и доклада г-на Селихова специально для NBJ она подготовила материал. В нем автор размышляет не только и не столько о судьбе нефтегазовой отрасли в России, сколько о том, как себя чувствует в связи с отсутствием необходимых запасов сырья Европа, как основной со-участник санкционных мер против России.

По окончании доклада г-на Салихова я, как участник, задала вопрос. Он касался необходимости разведки недр и увеличения добычи в условиях, когда из-за роста цен на сырье выручка Газпрома остается неизменной при сокращении поставок в натуральном выражении (около 105 млн. евро ежедневно). По мнению докладчика, в долгосрочной перспективе России надо обязательно иметь альтернативных покупателей, в связи с чем производственные фонды необходимо обновлять и готовить к повышенной нагрузке к 2026-2027 году.

Есть такая организация ICIS – Independent Commodity Intelligence Services - аналитическая организация, штаб-квартира которой находится в Лондоне. Она изучает и прогнозирует изменения на сырьевых глобальных рынках. Месяц назад она представила прогноз о том, что план Еврокомиссии о снижении зависимости стран Евросоюза от российского газа на 2/3 от объема поставок 2021 года, нереалистичен. Расчеты подкреплены цифрами и кросс-сырьевым анализом экономик 27 стран Евросоюза. Всего в 2021 году РФ поставила 155 млрд. кубометров газа в Еврозону. При самом реалистичном раскладе, учитывая экономию энергопотребления, покупки СПГ у новых поставщиков, включение ранее отключенных угольных заводов, закупки можно сократить на 72 млрд. кубометров к концу 2023 года. То есть, сценарий Еврокомиссии, навязываемый странам – участницам, невыполним или выполним с большими потерями.

Примечательно то, что профессиональных экономических голосов, призывающих подумать о необходимости разворота от фрагментации к интеграции, возобновлению сотрудничества, торговли и частичному снятию с России санкционных мер, становится все больше.

Кен Моэлис, бывший ТОП из Goldman Sachs, в интервью Bloomberg 18 июля привел в пример страдающую сегодня, полностью глобализированную, экономику Германии, перечислив весь набор неприятностей, которые ее могут ожидать в случае продолжения политики выстраивания барьеров. Глобализованная экономика Германии – это экономика, где все поставлено на аутсорс. Военное обеспечение – на аутсорсе у США (нам самим танков не хватает). Управление финансовой системой – на аутсорсе у Евросоюза (мандат ЕСВ). Энергетические и сырьевые поставки – на аутсорсе у России. И даже рынок конечного потребления ритейл – на аутсорсе у Китая. А что Германия? При таком глобализированном подходе к экономическому устройству страны, о чем думали политики, ввязываясь в мероприятия под названием Maximum pain for Russia?

Моэлис напомнил также о том, что конфликт в Восточной Европе перерос в остановку логистических поставок, в недостаток энергоносителей, продуктов питания. Сейчас каждая страна, глядя на сырьевой и продуктовый коллапс в Европе думает лишь о том, насколько она обеспечена своими собственными мощностями?  Хватит ли у нее сил, производств, чтобы обеспечить граждан своего государства? А ведь эти мысли ведут к росту недоверия к действующим правительствам, вызывают кризис власти, который мы наблюдали в Великобритании менее месяца назад, и видим сегодня в Италии на примере конфликта Драги-КабМин .

Почему же тогда все это тянется, несмотря на очевидную необходимость прекращения конфронтации и перехода к конструктивным мирным переговорам?

Предлагаю читателю взглянуть на мнение экономиста МВФ, Дж. Вагнера. В рамках МВФ есть такой журнал, называется Finance and Development Magazine. В июньском номере этого журнала экономист Дж.Вагнер написал примечательную статью. Интересна она тем, что автор пытается смотреть на кризис, происходящий в мире, не с позиции конфликта «Россия-Украина», как это сейчас заведено, а с позиции причин затягивания выхода из вполне очевидных катаклизмов, многие из которых вообще-то рукотворны, так как созданы искусственно.

Бессмысленно смотреть на кризис как на «вторжение России в Украину» и искать окно возможностей, - пишет он, - точно так же, как на попытки властей директивным путем понизить цены на энергоносители, включая ими же навязываемое снижение использования горючего.

Ключевым же отличием энергетического кризиса теперешнего от всех предыдущих, Вагнер считает тот факт, что прежде всегда, так или иначе, наличествовали альтернативные способы добычи электроэнергии. К примеру, в 2020 году Международное Энергетическое Агентство в своем отчете рекламировало в качестве альтернативных источников энергии для проектов с низким уровнем финансирования солнечные батареи. Однако, сторонники Греты Турнберг и пандемия (а может быть и финансовый менеджмент) заставили всех повернуться в сторону гриномики (greenomics), и те самые низкие цены на солнечные батареи резко взлетели, а западный экономический вокабуляр пополнился словом greenflation. Однако же, пишет Вагнер, fossilflation сегодня доминирует.

Сегодня вся энергия, извлечение которой базируется на ГСМ, подорожала до безумных ценовых уровней. Мир стремительно переходит на использование новых, электрических источников питания. Я не буду пересказывать всю статью. Скажу лишь два основных момента, которым, как мне кажется, стоит уделить внимание, и объясню, почему.

Первый момент. Печальный.

Вагнер говорит о том, что нет ни одного опубликованного, более-менее серьезного анализа о возможном развитии в энергетике, даже если и представить, что Россия отключит газовые поставки в Евросоюз полностью.  Готовность Европы к такому сценарию напрочь отсутствует. К примеру, есть такой ENTSOG (European Network of Transmission System Operators for Gas), который проводит сценарное планирование отрасли и стресс-тестирование экономики к разного рода сценариям. Так вот, в этой организации даже стресс-теста такого не проводили никогда: полное отключение от российского газа. Смысла не было его проводить, так как такая возможность даже не допускалась.

И есть еще один анализ. Например, часто и широко цитируемый аналитический материал от экономистов ЕСВ показывает, что 10% шок (ну, то есть недостаток) в поставках газа для Евросоюза, влечет сокращение его ВВП на 0,7%. Здесь аналитики должны учесть, что картинка, рисуемая прогнозистами ЕСВ, статичная. Она не показывает изменение статус-кво в источниках поставок и замещения существующих потоков газа.

В качестве продуктов-субститутов в текущем газовом кризисе могут быть очень востребованы тепловые насосы. Спрос на них взлетел до небес уже сейчас, а сбои в логистических цепочках еще больше усиливают их ценовой рост.

Второй момент. Интересный.

Экономист обратился к цифрам. А цифры говорят следующее: есть реальная цена у всего этого удовольствия – быть экономике Европы переведенной на зеленые рельсы. Изменения в промышленности, сельском хозяйстве, домашнем использовании чрезвычайно тяжелы и дороги. Существует отчет группы McKinsey с многообещающим названием «Чего бы это стоило? Что бы это принесло?». Этот отчет показывает, что для стопроцентной конвертации мировой глобальной экономики от текущего момента к тому, чтобы достичь нулевого значения углеродных выбросов в атмосферу к середине 21 века, необходимы инвестиции в размере около 25 триллионов долларов США в течение ближайших 30 лет. За чей счет весь этот банкет?

В последнее время часто приходится слышать рассуждения о «смене элит». Смена американских вырождающихся кланов на латиноамериканские. Смена финансовых европейских элит на силовые. Возврат каких-то древних древних  элит, поддерживающих торговлю и реальную экономику и т.д. и т.п.

Базируясь на материале Вагнера, можно задать незамысловатые вопросы, схожие с наименованием отчета McKinsey: кто будет делать эти столь необходимые инвестиции? И что он получит взамен? И возникает мысль, что речь ведется о получении прибыли, многократно превышающей вложения в перспективе. Речь идет о доминантном влиянии нового типа энергопотребления.

Но вот что мне кажется: получать инвестор ее будет только в случае искусственного удержания планеты в страхе от какой-нибудь угрозы. Например, Россия вот очень подходит в качестве такой угрозы. Или, вот глобальное потепление. Крысы мутируют, углерод выбрасывается в атмосферу, планета гибнет, люди заражаются. Есть во всей этой возне некая искусственная, рукотворная составляющая. Кроме того, мне думается, что наличие искусственно созданной угрозы способно поддержать введение какого-то особенного регулирования, которое и обеспечит предполагаемым инвесторам глобальное влияние и стабильный доход в будущем. Получается, санкции отчасти спровоцированы желанием смены доминантного энергоносителя, и отвечают интересам определенной небольшой части общества.

Хорошего в подобных прогнозах немного. Но вот, что есть хорошее, так это то, что все больше и больше в новостях и в международных экономических публикациях звучат слова о том, что экономические санкции и планы Евросоюза по обрыву отношений с РФ, привели европейскую экономику к таким шокам, от которых, если следовать тем же курсом, она нескоро придет в себя.

Текст: Надежда ГРОМОВА

 

Поделиться:

Возврат к списку