Вход
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

08 ноября 2006

Хромая утка

A A A

ДОСЬЕ

Альберт Шалашов, выходец из Промстройбанка СССР, переоценил свои силы на посту председателя правления Межрегионбанка. В 1995 г. был вынужден подать в отставку после того, как государство отказалось помочь ММКБ. Скончался в 2003 г.

Председатель правления Московского межрегионального коммерческого банка Альберт Шалашов даже не подозревал, что число 553 окажется для него фатально несчастливым.

Неприятности начались почти сразу после того, как ММКБ, возникший на базе Московского областного управления Промстройбанка СССР, получил регистрационный номер 553.

«Дело Фильшина»

Не успели высохнуть чернила на лицензии, полученной 23 октября 1990 г., как на Альберта Шалашова уже завели уголовное дело. Следственная группа Прокуратуры СССР посчитала, что в гарантийном письме, направленном банком 13 января 1991 г. британской компании Dove Trading International, при переводе текста на английский язык была умышленно допущена ошибка. Хотя Межрегионбанк являлся частным коммерческим учреждением, в письме говорилось, что гарантию выдает Госбанк СССР, причем ее сумма была по тем временам колоссальной20 миллиардов «догайдаровских» рублей.

Правда, неделю спустя после обнаружения ошибки британской фирме от имени банка был отправлен исправленный вариант письма, в котором подтверждалось, что ММКБ - банк коммерческий. Однако скандальная история уже начала стремительно раскручиваться, вскоре получив название «дела Фильшина» (по фамилии вицепремьера силаевского правительства, которого обвинили в незаконной сделке с западными фирмами), а ЦБ РСФСР потребовал снять Альберта Шалашова с должности. Но акционеры ММКБ отказались это сделать.

Многие наблюдатели полагали, что это была атака союзного центра по команде Ельцина, в частности по его премьеру Ивану Силаеву. Позднее сам Силаев примерно так же оценил эту историю, подчеркнув, что «если говорить о «деле Фильшина», то цель у нас была самая благородная: найти средства для импорта товаров в Россию. Но вдруг начались операции спецслужб по перехвату документов бизнесмена, с которым контактировал Фильшин, копание в его темном и светлом прошлом... Позднее, когда начался процесс над членами ГКЧП, просочилась информация, что «дело Фильшина» было сфабриковано, чтобы скомпрометировать руководство Российской Федерации».

К неприятностям Альберта Шалашова добавился и судебный иск, который 21 марта 1991 г. подало некое малое предприятие «Рос» в областной арбитражный суд, требуя взыскать с Межрегионбанка 13,5 млн. руб. По словам директора МП «Рос» Валерия Шевченко, конфликт с ММКБ у него возник после того, как банк повысил процентную ставку по кредиту. Причиной подорожания стал отказ акционеров Межрегионбанка снять своего председателя правления. В результате ЦБ РСФСР не дал ММКБ централизованные кредиты, пришлось перекупать кредиты у других банков, а затем повышать свои процентные ставки.

Ультиматум Центробанка

Но на этом неприятности у руководителей Межрегионбанка не закончились. Центробанк РСФСР вновь потребовал от ММКБ за «казус» с гарантийным письмом снять с должности Альберта Шалашова. Наряду с Межрегионбанком аналогичный ультиматум был предъявлен и Уникомбанку, председателя правления которого Игоря Антонова обвинили в незаконной перевозке наличности при переезде банка в другое здание. Но если Уникомбанк пожертвовал своим председателем, то в Межрегионбанке решили не уступать.

Выстрелы прозвучали в тот момент, когда машина Шалашова отъезжала от банка

Совет учредителей ММКБ на всякий случай даже пригрозил пойти на самые крайние меры - вплоть до объявления забастовки - в случае отзыва лицензии, а юристы банка заявили, что поступок Шалашова, подписавшего злополучное гарантийное письмо, в худшем случае может быть расценен как халатность.

Такая строптивость Межкомбанку дорого обошлась. В приказе председателя ЦБ РСФСР Георгия Матюхина от 9 сентября 1991 г. Главному Управлению по Московской области было поручено обеспечить операции покладистого Уникомбанка по его корсчетам в Центробанке и рассмотреть заявки банка на приобретение льготных кредитов ЦБ РСФСР. А вот Межрегионбанк был отлучен от дешевых займов, которые в первой половине 90-х гг. при гиперинфляции являлись важнейшим источником доходов для российских банков.

Иван Силаев лишь отсрочил банкротство ММКБ

Кратковременный взлет

Впрочем, вся эта история не помешала Московскому межрегиональному банку в 1992-1993 гг. довольно круто пойти вверх, заняв место в первой Топ-20 отечественных кредитных организаций. В отличие от многих мелких банков он имел уже наработанную с советских времен клиентуру. Его учредителями являлись такие известные предприятия, как НПО им. Лавочкина, завод «Энергомаш», ПО «ЛиАЗ», АП «Шереметьево-2», ПО «Мострансгаз» и др. К 1995 г. у него уже был 71 филиал.

Банк вместе с российским фондом «Интеллект» занялся так называемым «Старицким проектом» - обеспечением льготными кредитами фермерских хозяйств Старицкого района Тверской области за счет средств, полученных от реализации оплаченного правительством США фуражного зерна. Для осуществления проекта ММКБ открыл в Твери Кладезьбанк.

В 1993 г. Межрегионбанк по величине капитала занимал 14-е место среди российских банков. Итоги 1993 г. оказались настолько радужными, что пайщики утвердили решение правления банка выплатить 427% по паевым взносам и увеличить валютную часть уставного капитала банка до $20 млн. Кроме того, банк счел нужным преподнести своим частным вкладчикам щедрый подарок. Им была выплачена 600-процентная единовременная компенсация по сбережениям, имевшимся в банке на 1 января 1992 г.. Таким образом, сумма вклада увеличивалась в 7 раз, в то время как Сбербанк повысил ее только в 3 раза. Причем право на компенсацию получили все вкладчики Межрегионбанка, в том числе и те, кто закрыл свои счета после 1 января 1992 г.

Главным же источником дохода для банка по-прежнему оставались проценты по кредитам - 92,5% (!). Несмотря на нараставший кризис неплатежей, займы преимущественно предоставлялись машиностроительным предприятиям, в том числе оборонным, металлургическим и химическим заводам. В 1993 г. вырос и удельный вес кредитных вложений в промышленность, сельское хозяйство и строительство. Зато меньше ссуд стало направляться в сравнительно прибыльные и быстрые торговые операции.

В 1995-м руководство банка планировало вывести ММКБ на международный уровень, открыв два филиала в Риме и Будапеште и начав строительство в Балтийске международного порта.

Однако, как говорится, «человек предполагает, а Бог - располагает».

Своеобразная структура вложений стала причиной того, что в уже 1994 г. банк попал в полосу кризиса: объемы просроченной задолженности приблизились к 200 млрд. руб.

Убить банкира

6 апреля 1995 г. навсегда запомнилось председателю правления Межрегионбанка Альберту Шалашову. В этот день неизвестные обстреляли его «Мерседес-бенц». Четыре выстрела из пистолета Макарова прозвучали в Саймоновском проезде в тот момент, когда машина банкира отъезжала от центрального офиса банка. Службе безопасности задержать бандитов не удалось. Нападение последовало после серии письменных и телефонных угроз. Сам Шалашов заявил тогда прессе, что ему мстят мафиози за отказ встать под их «крышу». Однако действительность показала, что щупальца криминала весьма плотно опутали банк.

Следователи обнаружили в Межрегионбанке «стойкий запах криминальных структур»

Еще за неделю до этого ЧП в банковских кругах стали активно распространяться слухи о сложном финансовом положении Межрегионбанка. При этом упоминалась даже сумма банковского долга - 600 млрд. руб. А вскоре после покушения, 13 апреля 1995 г., на собрании пайщиков банка руководство признало наличие серьезных трудностей: невозврат кредитов, неполучение оборонными предприятиями (клиентами банка) средств из федерального бюджета и невозможность получить заем на рынке межбанковских кредитов.

К середине 1995 г. общая задолженность по межбанковским кредитам составила около половины триллиона. При этом самому Межрегионбанку заемщики задолжали около 2 трлн. руб.

Российские правоохранительные органы, занявшиеся весной 1995 г. расследованием причин кризиса в Межрегионбанка, обнаружили «стойкий запах криминальных структур». В частности, они выяснили, что еще летом 1994 г. на средства двух московских банков - Межрегионбанка и Мосстройбанка (президент Михаил Журавлев) - на территории Северного Кипра был создан Независимый профсоюзный банк (Independent Trade Union Bank). При этом, что любопытно, на его открытие из Москвы прибыла весьма представительная делегация, состоящая из нескольких заместителей министра финансов и двух зампредов Центрального банка России.

Правоохранители выяснили, что осенью того же года фирмы «Конкорд» и «Юстинлев» получили в Межрегионбанке и Мосстройбанке около $50 млн. под некий проект по обработке и перепродаже драгоценных камней. Средства, поступившие на счета фирм в начале октября 1994 г., были переведены люксембургской финансовой корпорации Harvard Investments, ставшей формальным учредителем Независимого профсоюзного банка. По утверждению руководителей Мосстройбанка и Межрегионбанка, кредиты им так и не вернули, а в качестве погашения долга заемщики предложили акции банка на Кипре.

 Дубинин не вступился за Лернера, вскоре его квартиру обстреляли

Вскоре выяснилось, что учредителем фирмы «Юстинлев инкорпорейтед» являлся известный криминальный авторитет Сергей Тимофеев по кличке Сильвестр, лидер гремевшей в 90-х гг. «ореховской» группировки. Учредителем же «Конкорда» выступил бывший сотрудник Главного разведывательного управления Генштаба Георгий Угольков. Любопытно, что кредит в ММКБ был взят спустя две недели после убийства 13 сентября 1994 г. Сильвестра.

Учредителями Harvard Investments стали две оффшорные фирмы с Виргинских островов: М. С. Murray, Semson & Partners и Bacon and Stern International, а одним из директоров Независимого профсоюзного банка - Григорий Лернер, ныне отбывающий срок в израильской тюрьме.

В 1989 г. Григорий взял в Мосбизнесбанке кредит якобы на организацию строительного кооператива и уехал с деньгами в Израиль. В 1991 г. был арестован в Швейцарии и переправлен в «Матросскую тишину». Через некоторое время его компаньоны возместили кредит. Дело приостановили. Лернер, давший подписку о невыезде, тем не менее эмигрировал в Израиль. Сменил гражданство и имя на Цви Вен Арии. В апреле 1997 г. арестован в Израиле по подозрению в хищении $85 млн. из трех российских банков (Мосстройбанка, Межрегионбанка и Мострансбанка), в покушении на жизнь ряда российских граждан и организации преступной группы на территории Израиля, и получил восемь лет. Любопытно, что в июне 1996 г. в историю сложных взаимоотношений Лернера и российских банкиров неожиданно решил вмешаться российский посол в Израиле, в прошлом известный журналист-международник Александр Бовин, который по каналам дипломатической почты прислал тогдашнему главе Центробанка России Сергею Дубинину письмо, в котором ходатайствовал за Лернера. Дубинин не откликнулся, а в 1997 г. его квартира была обстреляна неизвестными.

К началу апреля 1995 г. общая задолженность «Юстинлева» и «Конкорда» перед ММКБ достигла 120 млрд. руб. На очередную просьбу продлить кредитные договоры до июня глава ММКБ Альберт Шалашов ответил отказом. Пытаясь смягчить Шалашова, Harvard Investments предоставила ему в залог акции турецко-кипрского банка на сумму в $15,3 млн. Договор залога глава ММКБ подписал, но смягчаться отказался. Тогда-то и прозвучали выстрелы в Саймоновском проезде, после чего Шалашов позицию свою резко изменил.

Учредителем фирмы «Юстинлев инкорпорейтед» являлся известный криминальный авторитет Сильвестр

Между тем, выстрелы продолжали греметь. Когда летом 1995 г. банк оказался на грани банкротства, часть его кредиторов создала межбанковскую комиссию по выводу ММКБ из кризиса. Ее возглавил Олег Харлампович, президент банка «Хелп», член правления Международного фонда развития регионов при Госдуме, в связи с этим проявивший интерес к акциям северокипрского банка. 11 июля 1995 г. на Харламповича было совершено покушение в подъезде собственного дома. От выстрелов двух вооруженных бандитов его закрыл своим телом охранник Алексей Сапрыкин. Сам Харлампович не пострадал, заявив, что покушение могло быть организовано или кем-то из должников банка, которые тянут время, надеясь на банкротство Межрегионбанка, или его кредиторами, которые хотят получить свои деньги через суд. По его словам, представители банков, входящих в межбанковскую комиссию, не хотят, чтобы после этого ММКБ «умер».

У Сильвестра были большие планы, которые не осуществились

Руководителю же Мосстройбанка повезло намного меньше, чем его коллегам. 17 октября 1995 г. в центре Москвы на Михаила Журавлева было совершено покушение, впоследствии он скончался в больнице от полученных ранений.

В ноябре 1995 г. советы директоров Harvard Investment S. A. и Independent Trade Union Bank распространили официальное заявление, из которого следовало, что именно Мосстройбанк и Межрегионбанк выступали непосредственными заказчиками создания Independent Trade Union Bank, но почему-то до сих пор так и не вступили в права акционеров, мотивируя это «давлением со стороны официальных российских властей».

Несостоявшийся альянс

Несмотря на калейдоскоп криминальных разборок, большинство экспертов полагали, что главной причиной нараставших трудностей Межрегионбанка явилась нерыночная стратегия его топменеджеров. Как заявил тогда начальник Московского Управления ЦБ России Константин Шор, проблемы Межрегионбанка являются классическим результатом управления капиталистической экономикой социалистическими методами. Как в советские «добрые» времена, руководство банка периодически получало указания от властей «помочь деньгами» тому или иному оборонному предприятию с непременным обещанием расплатиться, как только Минфин перечислит деньги за уже выполненный военный заказ. Минфин же ограничивался обещаниями.

Выходом из кризиса могло бы стать слияние Межрегионбанка и Тверьуниверсалбанка, однако собрание пайщиков ММКБ, которое должно было обсудить план слияния, не состоялось. Как заявил Альберт Шалашов, банк собирается преодолевать трудности собственными силами. Но причина была в другом.

Один из руководителей ММКБ так прокомментировал неудачу переговоров: «Между нашими банками слишком большая разница, особенно в части управления филиальной сетью». Но представитель Тверьуниверсалбанка выдвинул иную версию. По его словам, отказ от планов слияния прежде всего обусловлен крайне тяжелым финансовым положением Межрегионбанка и необходимостью слишком больших затрат для вывода его из кризиса.

С «хромой уткой» никто не хотел связываться...

К концу «холодного лета» 1995-го без зарплаты и отпускных остались 20 трудовых коллективов крупнейших заводов Подмосковья. 160 тыс. пострадавших по обыкновению обратили весь свой гнев на правительство России, которое приняло жесткие меры. К ним подключились суды.

 Северный Кипр не признан мировым сообществом, а потому манит международных мошенников

В результате определений Савеловского межмуниципального суда были наложены аресты на все внутренние, корреспондентские и любые иные счета Межрегионбанка и его филиалов. За этим последовали решения других судов о наложении арестов на корсчета Межрегионбанка, а также о взыскании с банка штрафных санкций за несвоевременное выполнение договорных обязательств. Общая сумма предъявляемых к Межрегионбанку исковых требований превысила 2,25 трлн. руб.

Государство не отвечает

Между тем, глава Межрегионбанка не терял надежды на то, что государство его банку поможет. В июле 1995 г. руководство банка приняло решение обратиться в правительственную комиссию по неплатежам с письмом, в котором Альберт Шалашов писал, что именно государство привело банк к краху: только долг по обслуживаемым в банке предприятиям оборонки из бюджета составляет 157 млрд. руб., по Минобороны - 213 млрд. руб. Банкир просил правительство заявить о поддержке Межрегионбанка и предоставить кредит в объеме до 1 трлн. руб. сроком на год с поэтапным погашением либо авалировать векселя Межрегионбанка на эту же сумму на тех же условиях.

Правительство оказалось в щекотливом положении. Делать заявление по отдельному банку - значит поддерживать, вероятно, не слишком профессиональную кредитную и инвестиционную политику бывших спецбанков как таковую. Выделять ММКБ 1 трлн. руб. означало создать опасный прецедент, после него любой банк, «вслепую» финансировавший госпредприятия, будет вправе выдвигать претензии к центральным и местным властям.

В итоге ответ Минфина на это письмо был предельно кратким и жестким: за долги коммерческих банков государство не отвечает. О своих долгах государство предпочло деликатно умолчать, хотя помощь гибнущему банку в принципе вполне бы могла быть оказана.

КСТАТИ...

Свой первый срок Григорий Лернер получил еще в СССР, в 1983 г., все за то же мошенничество. Тогда он работал снабженцем у шабашников и попался на приписках, присвоении и растрате денежных средств в крупных размерах. Отсидев пять лет, Лернер вернулся в Москву, где открыл свой кооператив «Театральный». Позднее стал президентом первого в СССР кооперативного Партнер-банка.

Об этом, например, свидетельствует постановление премьер-министра России Виктора Черномырдина от 24 июля 1995 г., согласно которому произошло переоформление задолженности по централизованным кредитам, выданным как агропромышленному комплексу, так и для досрочного «северного завоза». По сути, этим постановлением правительство спасало банки, кредитовавшие агропромышленный сектор.

Межрегионбанк, в портфеле которого преобладали кредиты, выданные промышленным предприятиям, фактически бросили на произвол судьбы. Тем не менее банк продолжал бороться, апеллируя к верхам.

Роковая ошибка

С этой целью в июле 1995 г. на помощь была призвана «тяжелая артиллерия» - недавно возвратившийся из Брюсселя бывший премьер-министр РСФСР Иван Силаев, работавший там представителем РФ при ЕС, был избран председателем правления банка. Ему удалось добиться личной встречи с президентом Борисом Ельциным, который дал указание Генеральной прокуратуре разобраться с делом банка в Верховном суде.

В итоге 8 декабря 1995 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда постановила признать решения судов первой инстанции по взысканию долгов с Межрегионбанка незаконными. Было предписано исходить из того, что банк отвечает перед своими кредиторами исключительно своими средствами и суды должны разделять средства на счетах банкадолжника на собственные средства банков и средства клиентов. Благо, по российскому законодательству банк не обязан хранить деньги клиентов отдельно от собственных и предоставлять информацию о состоянии счетов клиента в судебные инстанции.

В этом здании располагался когда-то многострадальный Межрегионбанк

В феврале 1996 г. воспрянувший духом Межрегионбанк подал в Арбитражный суд Москвы иск о возмещении убытков ни более ни менее как... ко всей Российской Федерации. Общая сумма претензий к государству, по убыткам, причиненным клиентам банка судами и РКЦ ЦБ, по расчетам истца, составила 2,7 трлн. руб.

Это была роковая ошибка команды Шалашова. Иск к производству не приняли под предлогом того, что судебная пошлина обанкротившемуся банку оказалась не по карману, а 12 апреля 1996 г. пресс-служба Банка России сообщила об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у Московского межрегионального коммерческого банка. Это был один из самых громких крахов в новейшей банковской истории России.

По данным начальника Управления Федерального казначейства по Московской области Бориса Серкова, на счетах в Межрегионбанка «зависло» 82 млрд. руб. бюджетных денег, причем, штрафы за неперечисление средств составили около 4 млрд. руб.

Милый дедушка, Борис Николаевич, спаси

Последней отчаянной попыткой спасти погибаюший банк стало Открытое письмо обманутого банкира, подписанное новым председателем совета Межрегионбанка Евгением Федотовым (Иван Силаев по состоянию здоровья в конце 1995 г. ушел в отставку), появившееся в ноябре 1996 г. в «Новой газете». Этот крик души, очень похожий на чеховское письмо Ваньки Жукова «на деревню дедушке, Константину Макарычу», заканчивался весьма характерными строками: «Борис Николаевич, пожалуйста, дайте еще какое-нибудь распоряжение, пока не поздно:» Однако Борис Ельцин на это послание даже не счел нужным ответить...

В ноябре 1996 г. был создан комитет кредиторов Межрегионбанка.

Конкурсным управляющим собрание кредиторов избрало Сергея Шмелькова, который - по иронии судьбы - в 80-е гг. был в Промстройбанке начальником Альберта Шалашова.

Сам же Шалашов, бессменный глава обанкротившегося ММКБ, пережил свое детище всего на семь лет. 28 мая 2003 г. на одном из банкирских сайтов появились скорбные строки: «На днях умер председатель правления Межрегионбанка Шалашов Альберт Никифорович. Соболезную родным и близким. Это был первый банк, в котором я работал 10 лет назад. Много банкиров вышло из этого банка...»

Всего проголосовало: 0

0.0

Сергей Варшавчик
Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

«Балтийский лизинг» предлагает выгоду до 266 000 руб. и бесплатное ТО на Fiat
Делегация Новикомбанка посетила Казанский вертолетный завод
Состоялось заседание Совета директоров СРО НФА
Альфа-Лизинг предлагает кроссоверы Renault с максимальной скидкой

Календарь мероприятий

Ноябрь, 2019
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия