Вход
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

29 июня 2020

Особенности либерального регулирования рынка цифровых денег в Германии, Эстонии и на Мальте

A A A

В Госдуме подготовили пакет законопроектов, запрещающий оборот криптовалюты на территории Российской Федерации. Если они вступят в силу, то, как имущество, цифровые монеты утратят свою ценность, поскольку их нельзя будет ни продать, ни купить. Депутаты предлагают суровые меры наказания. Так, майнинг или обмен 3,5 биткоинов повлечет уголовную ответственность. Инициативу поддержал ЦБ, опасающийся потерять контроль за денежными потоками и монополию на эмиссию денег. Ужесточение регулирования рынка цифровых «монет» наблюдается и в Европе. Правда, в отличие от России, здесь никто не собирается запрещать оборот криптовалют.

Ведение бизнеса и оказание услуг в сферах, связанных с использованием и оборотом криптовалют, является новой и во многом мало и слабо регулируемой областью. Тем не менее, различные страны принимают меры на законодательном уровне для внесения ясности в этих вопросах. Наиболее существенным аспектом подобного регулирования является введение соответствующих лицензий, устанавливающих правила и условия, в рамках которых компания может оказывать соответствующие услуги.

В данной статье рассмотрим три юрисдикции в ЕС, которые представляют интерес для ведения криптовалютного бизнеса. Также проведём их сравнительный анализ с позиции правового регулирования и удобства ведения деятельности.

Мальта

Мальта имеет ре-­пу­тацию одной из ведущих стран в сфере правового регулирования и лицензирования криптовалютных компаний. Особо стоит отметить, что этим Мальта во многом обязана объявленной поддержке криптовалютного сектора со стороны правительства Мальты, в том числе в сфере упрощения открытия корпоративных счетов для начала бизнеса.

Криптовалютная сфера на Мальте регулируется законом о виртуальных финансовых активах (Virtual financial assets act – VFA), законом о регуляторе цифровых инноваций (Digital innovation authority act – MDIA) и законом об устройстве и услугах в области инновационных технологий (Innovative technology arrangements and services act – VFAA).

Тем не менее, на сегодняшний день Мальта уже не пользуется репутацией единоличного лидера в области криптовалютного регулирования. Во многом это обусловлено весьма жесткими условиями получения криптовалютной лицензии на Мальте. Прежде всего, необходимо отметить требование к минимальному уставному капиталу, который для получения лицензии на Мальте должен быть не менее 730 тыс. евро.

Мальтийская компания также должна иметь как минимум двух директоров, AML офицера (лицо, ответственное за соблюдение компанией правовых норм, направленных на противодействие отмыванию денег), менеджера по рискам и аудитора. Дополнительно в компании должен быть назначен агент по виртуальным финансовым активам (virtual financial assets). А также системный аудитор, если компания пользуется системами собственной разработки. Таким образом, для организации криптовалютной компании на Мальте потребуется весьма значительный по численности персонал, чтобы выполнить все установленные законом требования.

Законодательство Мальты устанавливает условия, согласно которым средства клиентов должны храниться отдельно от средств самой компании. На практике это означает, что мальтийская компания должна иметь как минимум два расчетных счета. Выполнение этого требования может быть сопряжено с трудностями, так как, несмотря на объявленную государственную поддержку, открыть счет на мальтийскую криптовалютную компанию может быть затруднительно. Более того, если бенефициарами компании будут лица, являющиеся нерезидентами Мальты, то открыть счет может быть и вовсе невозможно.

Стоит также отметить, что сам процесс регистрации компании на Мальте может на практике занять значительное количество времени. Сама процедура регистрации компании может быть завершена за 2–3 дня, но процесс подготовки необходимой документации может затянуться на период в 3 месяца и более, в зависимости от конкретной ситуации.

Эстония

Эстония является одной из первых стран в Европе, которая ввела в своё законодательство правовые нормы, регулирующие оказание услуг, связанных с криптовалютой. Так как криптовалютная, сфера – это относительное новое явление, законодательство Эстонии регулярно обновляется, чтобы соответствовать актуальным реалиям. Происходит постепенное ужесточение законодательного регулирования данной сферы.

Так, до 10 марта 2020 года для получения лицензии не было необходимости формировать уставной капитал компании, а пошлина за рассмотрения ходатайства составляла 345 евро. После 10 марта 2020 было введено требование к уставному капиталу в размере 12 тыс. евро, а пошлина была повышена до 3300 евро.

Тем не менее, на данный момент правовая система Эстонии является весьма либеральной и устанавливает вполне разумные требования для получения криптовалютных лицензий.

Отметим, что до октября 2017 года в законодательстве Эстонии фигурировало понятие лицензии на услуги альтернативного платежного средства. С 2017 года были введены две отдельные лицензии – обмен виртуальной ценности (введённый в эстонское законодательство термин, обозначающий криптовалюту) на фиат и оказание услуги кошелька виртуальной ценности (криптовалютного кошелька). С 10 марта 2020 была введена единая лицензия на оказание услуги виртуальной ценности, которая включает обмен криптовалюты на фиат, обмен одной криптовалюты на другую криптовалюту и оказание услуг криптовалютного кошелька.

Минимальный капитал криптовалютной компании в Эстонии должен составлять не менее 12 тыс. евро. Законодательство устанавливает, что у компании должен быть офис в Эстонии, и в составе правления компании должен состоять резидент Эстонии. Также в компании должен быть назначен AML офицер, который может быть нерезидентом. Закон не устанавливает четких критериев образования и компетентности, которым должен соответствовать AML офицер. Если у эстонского регулятора есть на этот счет сомнения, проводится собеседование для проверки знаний и опыта ответственного лица. Стоит отметить, что в компетенцию ответственного лица входит соблюдение правовых и финансовых требований в области противодействия отмыванию денег.

Существенным требованием является также то, что собственники, члены правления и AML офицер должны предоставить подтверждение, что они ранее не наказывались в уголовном порядке и не имеют судимостей.

Эстонское законодательство предусматривает возможность для эстонских компаний открывать счет в любом банке или платежной системе ЕС, в том числе для формирования предусмотренного законом минимального уставного капитала, необходимого для получения лицензии. Подобный подход значительно расширяет возможности эстонских компаний. Например, открытие счета в платёжной системе, как правило, отвечает всем потребностям начинающей криптовалютной компании, а открытие счета в платежной системе зачастую проще и быстрее.

В целом, законодательство Эстонии разработано с целью привлечения инвесторов и бизнеса в эту прибалтийскую республику, путём предложения разумных условий правового регулирования данной сферы. Это хорошо сочетается с прочими преимуществами эстонской юрисдикции, включая отсутствие налога на прибыль до момента распределения дивидендов. Также существует возможность удалённого управления компанией через систему е-резидентства. Это делает Эстонию одной из наиболее выгодных юрисдикций для ведения криптовалютного бизнеса, а также одной из наиболее удобных и оптимизированных для работы в указанной сфере.

Тем не менее, стоит отметить, что компания, получившая в Эстонии лицензию на оказание криптовалютных услуг, обязана начать деятельность по лицензии в течение 6 месяцев с момента её получения. В противном случае регулятор может отозвать лицензию. В 2020 году около 500 компаний были лишены лицензии по причине того, что не начали вести соответствующую деятельность.

Германия

В Германии первые шаги на пути правового регулирования криптовалют были предприняты 19 августа 2013 года, когда постановлением министра финансов было определено, что Bitcoin является единицей расчёта (unit of account) и может использоваться в торговых отношениях. При этом Bitcoin не является иностранной валютой, а считается «частной валютой» (private money). Оборот криптовалюты регулирует закон о банковской деятельности Германии (Kreditwesengesetz, KWG).

Германия является привлекательной юрисдикцией для ведения криптовалютного бизнеса исключительно с финансовой точки зрения. Существенным недостатком является отсутствие в стране специфического законодательства для регулирования именно криптовалют и связанных с ними услуг.

Фактически на данный момент в Германии вопросы, связанные с регулирование криптовалюты, стараются связать с уже существующими правовыми нормами в области финансового регулирования. Наиболее существенным нововведением можно назвать вступившие силу с 1 января 2020 года дополнения к действующему законодательству Германии.

Согласно этим изменением, понятие «финансового инструмента» было расширено и теперь включает криптовалюту. Еще одним существенным дополнением стало то, что иностранные компании, которые ведут трансграничный бизнес в Германии и оказывают услуги резидентам ФРГ, обязаны ходатайствовать в Германии о получении соответствующего разрешения для ведения подобной деятельности. Иными словами, при оказании криптовалютных услуг резидентам Германии возникает обязательство по получению лицензии для иностранных компаний в Германии, независимо от того, имеют ли они уже лицензию в стране своей регистрации.

Таким образом, законодательство Германии на данный момент не обеспечивает каких-либо преимуществ для ведения в стране криптовалютного бизнеса и дополнительно обязывает иностранные компании проходить процедуру лицензирования.

Вывод

Приведённые в статье примеры не могут дать полной всеобъемлющей картины о состоянии регулирования рынка криптовалют в мире. Однако в ходе сравнения указанных стран становится ясно, что выбор подходящей юрисдикции для начала подобного бизнеса требует тщательной проработки, оценки преимуществ и недостатков каждой отдельной страны и действующих в ней законов.

Дополнительно стоит изучить действующее законодательство других стран, в которых компания намеревается оказывать услуги. Из примера Германии видно, что попытка выхода на немецкий рынок почти гарантировано ведёт к дополнительным затратам, связанным с получением разрешения в Германии. Это, в свою очередь, может свести на нет преимущество юрисдикции, в которой компания получала лицензию изначально.

Также следует отметить, что контроль деятельности криптокомпаний регулируется в рамках национальных законов конкретной страны, а также международными нормами в области противодействия отмыванию денег.

Текст: Дмитрий Лунин, глава правления компании DKLex Consulting Group OU (Эстония). Практикующий юрист в области налогового права и вопросов международного налогового планирования, специально для НБЖ

Материал также опубликован в печатной версии июньского номера Национального банковского журнала  (№191, июнь 2020).

Всего проголосовало: 0

0.0

Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

В период самоизоляции казанцы занимались ремонтом квартир, а спрос на товары для него вырос в 10 раз
Руководство Новикомбанка посетило производственную площадку ПАО «ОДК-Сатурн»
Банк России продлевает ряд регуляторных послаблений, введенных из-за COVID-2019
За первое полугодие 2020 года компания КАПИТАЛ LIFE выплатила 76 тыс. россиян более 19 млрд рублей по страхованию жизни и здоровья

Календарь мероприятий

Июль, 2020
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
Ближайшие мероприятия