Аналитика и комментарии

26 ноября 2020
 

Михаил Яценко, РСХБ Факторинг: Антикризисный продукт – как карантин повлиял на рынок факторинга

Текущий год стал переломным для многих предприятий и целых отраслей экономики. Пандемия заставила бизнес пересмотреть подходы к инструментам финансирования и внесла значительные коррективы в схемы оплаты поставок. О том, как карантин отразился на рынке факторинга, и что его ждет в ближайшей и среднесрочной перспективе, рассказывает генеральный директор РСХБ Факторинг Михаил ЯЦЕНКО.

Еще несколько лет назад рынок факторинга находился как бы на обочине финансовых услуг и был востребован только у тех клиентов, которые были готовы к такому формату управления операционкой и не готовы кредитоваться «в лоб». Но с момента появления в России он показывал положительную динамику роста. И со временем превратился в полноценный высококонкурентный рынок со своими правилами.

Цифры говорят сами за себя. В 2019 году рынок факторинга достиг очередного максимума, показав прирост на 32 % по сравнению с показателями 2018 года (совокупный портфель составил 800 млрд руб.). А в текущем году на фоне экономического спада и снижения маржинальности потребность в оборотных средствах позволила факторинговым компаниям не только сохранить уровень прибыли, но и значительно расширить клиентский портфель.

В период пандемии наиболее активными пользователями факторинга стали сети непродуктового ритейла, а объемы финансирования поставок химической и нефтехимической отраслей почти сравнялись с нефтедобычей, составив 84 и 88 млрд рублей, соответственно.

Кроме того, по предварительным данным Ассоциации факторинговых компаний, совокупный портфель российского рынка факторинга на 1 октября 2020 года составил 608 млрд рублей, что на 136 млрд рублей (+29 %) больше, чем на аналогичную дату прошлого года. И это еще не предел. Что стоит за этим явлением, и к чему приведет его развитие?

Одной из причин высоких темпов роста рынка факторинга в 2020 году стало изменение крупными игроками из наиболее маржинальных отраслей экономики договорных отношений с поставщиками с переносом оплат поставок на 2021 год. Факторинг, как антикризисный продукт, был предложен поставщикам в качестве альтернативного инструмента финансирования не только в нефтегазовой отрасли, но и среди добывающих, промышленных и логистических компаний. Оценивая перспективность созданного в результате этого процесса квазирынка, и учитывая масштаб игроков, предполагаю, что его емкость может достигать десятков миллиардов рублей. Важно отметить, что в этой ситуации выиграли все участники сделки без исключения: дебитор получил отсрочку платежа, поставщик сохранил текущие контракты без ущерба для маржинальности, а фактор нарастил объемы финансирования.

Когда мы выходили на рынок факторинга год назад как дочернее предприятие крупнейшего российского банка, были опасения, что мы уже опоздали. Но впоследствии стало понятно, что наши сомнения были напрасны. Сегодня многие банки из топ-30 ищут решения для выхода на этот рынок и делают на него большую ставку, перезагружаются, строят планы и подбирают лучшие команды для расширения своего присутствия, в том числе и на региональном уровне.

Безусловно, появление новых игроков еще больше усилит конкуренцию на рынке факторинга в ближайшие несколько лет. Высокая конкуренция приведет к снижению маржинальности, но конкурировать только за счет снижения цены будет невозможно. И на первый план выйдут скорость финансирования, предодобренность и другие экстрасервисы в коллаборации с банками. Выживет тот, кто найдет наиболее технологичное и выгодное предложение для клиента, а факторинг за один день перейдет из категории «возможность» в «необходимость».

На мой взгляд, будут востребованы специализированные отраслевые линейки, а в партнерстве с большими холдингами будут активно разрабатываться индивидуальные факторинговые продукты. Такие примеры на рынке уже есть, и их количество будет только расти.

Резюмируя все вышесказанное, хочу еще раз подчеркнуть, что рынок факторинга более чем перспективен, и в ближайшие годы он будет только набирать обороты не только за счет увеличения совокупного портфеля, но и за счет появления новых игроков. Высокая конкуренция приведет к увеличению скорости и снижению стоимости самой услуги, и, как следствие, к возникновению гибридных продуктов с банками или партнерами факторов.

В результате чего клиенты будут получать сервис очень высокого уровня, что лишь увеличит популярность этого продукта, который позволяет достигать компромисса между поставщиками и дебиторами и даже в условиях экономической нестабильности сохранять бизнес без ущерба для его маржинальности.

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (ноябрь 2020).     

   

Поделиться: