Вход
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

27 апреля 2020

Андрей КЛЕПАЧ, ВЭБ.РФ: «Многие российские компании планируют сокращение зарплат и численности персонала от 13% до 20%»

A A A

Российская экономика из-за объявленного карантина медленно сползает в рецессию. Без работы могут остаться более 5 млн человек. Предприниматели просят правительство срочно расширить антикризисный пакет мер господдержки. Масштаб бедствия будет понятен летом. Но уже сегодня можно услышать предварительные оценки об ущербе. О том, как пандемия повлияла на рост ВВП, курс рубля и безработицу рассказывает главный экономист государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ» Андрей Клепач.

NBJ: Андрей Николаевич, насколько сильно самоограничения толкают мировую экономику  в рецессию?

А. Клепач: Последние десять лет мировая экономика развивалась без потрясений. На фоне снижения  нефтяных цен многие аналитики ожидали пробуксовки. Однако стремительное распространение коронавируса,  перешедшее в пандемию, смешало все карты. На рынке появился «черный лебедь». Никто точно не знает, как долго продлится пандемия, и когда наступит ее пик, хотя сейчас в Германии, Австрии и Италии, он, похоже, уже позади. Вряд ли кто ожидал, что США и Европа так легко обгонят Китай по количеству заболевших и летальных исходов.  Защитные меры оказали колоссальный негативный эффект на глобальную экономику, которая сползает в рецессию.  МВФ прогнозирует падение ВВП  на 3% в 2020-м и мощный отскок на 5,8% в 2021 году. Я скорее ожидаю меньший спад в текущем году и более трудное восстановление в следующем. Ряд секторов, такие как авиаперевозки, туризм, добыча сланцевой нефти,  начнут восстанавливаться только в следующем году.

NBJ: Что будет с нашей экономикой?

А. Клепач: По оценкам наших экспертов из Института исследований «ВЭБ.РФ», российская экономика в апреле–июне текущего года может упасть на 18 %, а реальные доходы россиян за это же время – на 16,4 %. Это будет нижняя точка экономического спада при условии, что пик заболеваемости будет пройден в мае. Но во втором полугодии, мы надеемся, экономика начнет восстанавливаться. Заработают антикризисные механизмы, которые предприняло правительство РФ для бизнеса и граждан: социальный пакет, налоговые льготы для малого и среднего бизнеса, кредиты по нулевой ставке для выплаты зарплат и т.п.  Восстановительный рост реальных доходов россиян начнется в следующем году. По нашим оценкам, после падения в текущем году на 6,4 %, они увеличатся в следующем на 4-4,5 %. В целом, по итогам 2020 года ВВП по нашему прогнозу снизится на 5,3 % – при среднегодовой цене на нефть $34 за баррель (см. таблицу). Понятно, что реальный спад может оказаться и выше, и меньше этих оценок, в зависимости от продолжительности пандемии и мер самоизоляции, а также масштаба и эффективности принимаемых  правительством стабилизационных мер.

NBJ: Каким образом кризис усугубил обвал цен на рынке нефти?

А. Клепач: Срыв нового соглашения ОПЕК+ спровоцировал ценовые войны и серьезную перестройку нефтяного рынка. Для России отмена сделки  была особо болезненна. Несмотря на все наши резервы, экспорт нефти и газа продолжает оставаться основным источником дохода госбюджета. От  обесценивания «черного золота» пострадали цены на металлы, древесину, газ. Сейчас на спотовом рынке Евросоюза $1 тыс. кубометров «голубого топлива» продается по минимуму – всего за $100. Трудно сказать, как долго это продлится. На нефтяном рынке образовался кризис перепроизводства. США стали на нем игроком №1, увеличив суточную добычу на 5 млн баррелей. Наряду с этим, на битуминозных нефтяных песках активизировалась  Канада, стартовали крупные проекты в Бразилии и Гвинее. В этих условиях все ожидали достаточно мягкого снижения цен. Но никто не ожидал «лавины», когда цены упали в четыре раза: с $60 до  $15 за баррель. Торможение экономики из-за пандемии дополнительно будет давить на нефтяные цены. Уже началась приостановка  добывающих мощностей в Канаде,  США и России. Нынешний избыток нефти быстро не рассосется. И, несмотря на новое соглашение об ограничении добычи, восстановление, по-видимому,  охватит весь следующий год. 

NBJ: Вслед за нефтяными ценами свалился в пике и рубль. Надолго ли?

А. Клепач: Понятное дело, что «русские горки» с ценами на нефть потащили вниз плавающий курс рубля. Если цены на нефть будут оставаться на низком уровне, российская валюта будет долго «топтаться» у отметки 80 руб. за $1. Благодаря заключенной сделке о сокращении добычи, падение цен, точнее, их волатильность, не прекратилось. Однако с лагом около 2-3 месяцев ограничения добычи все же начнут давать эффект, и во второй половине года рубль получит возможность закрепиться  около рубежа 70 руб. за доллар. Сейчас рынок больше реагирует на слова и объявленные решения, чем на реальное увеличение предложения нефти и планируемое с мая его сокращение. Так или иначе, низкие цены на нефть – это скорее реальность на ближайшие годы. Перебалансировка нефтяного рынка затянется и, возможно, потребует еще больших объемов сокращения добычи, чем согласованное сокращение на 20 млн баррелей.

NBJ: Какие отрасли, на ваш взгляд, более других пострадают от пандемии? 

А. Клепач: Очаги кризиса формируются, в первую очередь, в сфере транспорта. По разным оценкам, авиаперевозчики потеряют от 100 до 360  млрд руб. Под ударом также окажутся экспортные грузоперевозки и внутренние пассажирские.  В  апреле в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах резко упал пассажиропоток в метро и наземном общественном транспорте.  Страдают сектора гостиниц, общественного питания. Последний очень плохо пережил прошлый год: сказалось сокращение реальных доходов населения. В этом году проблемы только нарастают.  Невеселые времена наступили для индустрии досуга и спорта, а также платных медицинских услуг (за исключением сегмента анализов). Кинотеатры, стадионы, фитнес-залы, музеи, концертные залы, зоопарки закрылись на карантин. Отмечу, что в сфере услуг занято большое количество людей, здесь сосредоточена большая часть малого бизнеса. Поэтому простой будет особо болезненным. Кроме этого, нынешний кризис сильно затронет обрабатывающую промышленность. У многих возникнут проблемы со сбытом продукции.  Если в прошлом году Россия произвела 6 гражданских самолетов, то в этом их трудно произвести и практически невозможно продать. Резко снизил обороты и автопром: в  январе-феврале, т.е. до объявления карантина, выпуск легковых автомобилей сократился на 10 %, а грузовых  еще больше. Согласно опросам, которые проводил РСПП,  многие российские компании планируют сокращение зарплаты и численности персонала от 13% до 20 %. И восстановить фонд заработанной платы и штат в течение одного года будет достаточно сложно.

NBJ: Власти продлили режим нерабочих дней по 30 апреля и сейчас на май (пока без указания даты завершения) с сохранением заработной платы из-за эпидемии COVID-19. Вы не исключаете, что он может быть продлен?

А. Клепач: Всегда надо быть готовым к неблагоприятному  сценарию. Чем дольше продлится жесткий карантин, точнее режим самоизоляции, тем больше окажутся масштабы рецессии.  Особенно это касается, Москвы и Московской области. На эти два региона приходится четверть ВВП страны. Добавлю, что Москва –  крупнейший транзитный центр, через который  идет львиная доля всех торговых потоков в другие регионы.  Таким образом, санитарно-эпидемиологическая обстановка в московском  макрорегионе имеет большое значение для всей российской экономики. Опыт Китая учит нас, что надо быть готовым к возможности возникновения новых крупных очагов заражения, как это произошло в Харбине. Важно, что регионы не повторяют буквально все жесткие карантинные меры Москвы, а могут, в зависимости от реальной эпидемиологической ситуации, принимать более мягкие карантинные меры и тем самым поддержать бизнес.

NBJ: Сколько потеряет бюджет от торможения экономики и обвала нефтяных цен?

А. Клепач: По нашей оценке, как минимум 3-3,5 трлн руб. А с учетом предоставленных антикризисных льгот потери и на федеральном уровне, и для внебюджетных фондов будут еще больше. В среднесрочной перспективе бюджет  еще долго будет оставаться дефицитным. 

NBJ: Как вы оцениваете действия ЦБ во время пандемии?

А. Клепач: Пока наш регулятор не пошел на смягчение денежно-кредитной политики, что практикует США, ЕС и Китай. Центробанк принял ряд мер по поддержке банковского кредитования, а 24 апреля на своем заседании снизил на 50 базисных пунктов до 5,5% годовых ключевую ставку. Это позитивный сигнал, но этих мер недостаточно. И серьезное торможение банковского кредитования, на мой взгляд, неизбежно. Поддержка льготной ипотеки в условиях резкого падения реальных доходов вряд ли даст большой эффект.

NBJ: Какую безработицу ждать к концу года?

А. Клепач: Специфика российской статистики такова, что даже во времена тяжелого  кризиса 2008 и 2009  года у нас безработица серьезно не подскакивала. На максимуме она колебалась в районе 9% от экономически активного населения. На мой взгляд, объективной картины она не дает. Правительство уже утвердило ряд смягчающих мер: льготные кредиты малому бизнесу, понижение страховых платежей, отсрочки по некоторым видам налоговых платежей. Эти решения должны поддержать занятость, но на пике открытая и скрытая безработица (включая людей, находящихся в вынужденных отпусках) может вырасти на 7 млн. человек, или почти втрое.  

NBJ: По какому сценарию пойдет нынешний кризис?

А. Клепач: Обычно экономисты делают выводы, когда у них на руках имеются серьезные фактические данные.  Сегодня их ни у кого нет. Многое, как мне кажется, будет зависеть от скорости восстановления Китая и от преодоления в Европе и США пика пандемии. Китай упал в первом квартале на 6,8 %, и по году ожидается
рост от 1,2% (МВФ) до 2,5 %. Почему это важно для нас? Дело в том, что Китай является одним из главных покупателей нашего сырья. Цены на нефть, металлы, лес и другие ключевые экспортные товары во многом определяются в Пекине.  Пока нет надежных обоснованных  расчетов, можно говорить только об ожиданиях. Я бы выделил три варианта развития нынешней ситуации. Оптимистичный сценарий предполагает, что мировая экономика в 2021 году покажет мощный подъем (4-6% ВВП), в первую очередь за счет экономик Китая и Индии. Второй сценарий – это замедленное восстановление (с темпом около 2,5-3,5 %), что означает продолжение кризисных процессов в начале года в ряде стран. Наконец, возможна  затяжная рецессия или стагнация, которая даст околонулевой рост в следующем году и будет связана в т.ч. с серьезными финансовыми кризисами из-за трудностей с разбухшими за время спада 2020 года государственными и корпоративными долгами. С уверенностью пока можно сказать одно: кризисные процессы затронут следующий год, ведь восстанавливать прервавшиеся из-за пандемии экономические связи будет нелегко.  

Беседовал: Сергей Артемов 

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (№ 4-5, апрель-май 2020).

Всего проголосовало: 0

0.0

Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

S&P 500: ”бычий” настрой сохраняется
28 мая 2020 года в 16.00 Аналитический центр при Правительстве РФ проводит онлайн-конференцию, посвященную развитию краудфандинга в новых условиях
«Сбербанк страхование» выплатила 900 тыс. руб. за сгоревший экскаватор-погрузчик
Новикомбанк разработал кобрендовую карту для СоюзМаш России

Календарь мероприятий

Ближайшие мероприятия