Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

08 мая 2018

революция в сфере ЮЗ ЭДО

В. СОЛОДИЛИН: «Решение для ЮЗ ЭДО должно быть не просто шлюзом для электронных документов, а интеллектуальным помощником, который возьмет на себя все рутинные операции с документами»

Внедрение юридически значимого электронного документооборота (ЮЗ ЭДО) в корпоративный обиход происходит медленнее, чем ожидалось. О причинах этого и о том, какую роль в продвижении ЮЗ ЭДО могли бы сыграть банки, рассказал в интервью NBJ архитектор решения «Логика: ЮЗ ЭДО» Валентин СОЛОДИЛИН.

NBJ: Валентин, расскажите, пожалуйста, чем ЮЗ ЭДО отличается от обычного электронного документооборота.

В. СОЛОДИЛИН: ЮЗ ЭДО – это обмен электронными документами, подписанными электронной же подписью. В этом случае они признаются равнозначными бумажным документам, подписанным собственноручно. Раньше электронной подписью можно было пользоваться только по соглашению сторон, теперь же квалифицированная электронная подпись подлежит признанию без дополнительных соглашений. Таким образом, юридическая значимость электронного документооборота введена в закон, и опасаться каких-то рисков безбумажного документооборота, я считаю, причин нет. На рынке же под ЮЗ ЭДО подразумевают обмен первичной финансовой документацией – договорами, документами, фиксирующими их исполнение, и т.д. При этом речь идет 
об электронных документах, подписанных электронной подписью. В 2015 году вышло несколько приказов Минфина РФ, ФНС России, которые обязывали юридических лиц подавать отчетность исключительно в электронном виде, формализовали и прописывали обмен такими документами. Естественно, что бизнес заинтересован в том, чтобы в его отчетных документах было минимальное количество ошибок, чтобы он мог вовремя подавать отчетность и получать налоговые вычеты, избежать внеплановых камеральных проверок и т.д. Наконец, юридически значимый электронный документооборот избавляет компании от большого количества избыточных расходов – на печать документов, их хранение и т.д., а также он позволяет ускорять бизнес-процессы за счет использования оцифрованных документов, содержащих минимальное количество ошибок. 

NBJ: В чем причина такого положения дел, на ваш взгляд? 

В. СОЛОДИЛИН: В компаниях неправильно представлено понимание ЮЗ ЭДО. Фактически он воспринимается как некая транспортная технология, и не более того. И в контексте такого описания нет ничего удивительного в том, что топ-менеджеры передают любые предложения по внедрению систем ЮЗ ЭДО в ИТ-отделы. А там работают преимущественно интеграторы, инженеры, которых не интересует, что то или иное внедрение даст бизнесу, а которым важно, как сократить финансовые и временные затраты на то или иное внедрение. Такой подход приводит к тому, что решение внедряется, а бизнес-процессы при этом не меняются. Компания в результате не получает существенного позитивного результата, топ-менеджеры приходят к выводу, что ЮЗ ЭДО в компании есть, – и ладно. На самом деле ЮЗ ЭДО – это не просто транспорт для прохождения электронных документов, это бизнес-услуга, и относиться к ней нужно не с точки зрения удовлетворения спе­цифических потребностей корпоративных айтишников, а как к решению задач бизнес-пользователей. 

NBJ: Иными словами, потенциал таких решений остается нераскрытым?

В. СОЛОДИЛИН: Совершенно верно. И это подчас приводит даже к отрицательному психологическому эффекту: компания не приобретает тех плюсов, которые она могла бы получить в случае системного подхода к переходу на ЮЗ ЭДО, зато появляются определенные организационные и технические сложности. 

NBJ: И каким образом ситуацию можно изменить?    

В. СОЛОДИЛИН: Бизнес должен понять, что решение ЮЗ ЭДО «умное», а не просто коннектор или шлюз для электронных документов. Мы называем это Smart ЭДО, то есть удобная для бизнеса платформа, позволяющая создавать эффективные и гибкие цифровые документоориентированные процессы. Smart ЭДО – это интеллектуальный помощник, берущий на себя всю предварительную обработку данных, их маршрутизацию и доставку документа конечному пользователю, которому остается либо подписать документ своей электронной подписью, либо отклонить его. 

NBJ: Соответственно, меняется роль пользователя?

В. СОЛОДИЛИН: Да. Фактически он становится не активным участником процесса движения и обработки документа на всех стадиях, а контролером. И вы правы, говоря о том, что меняется роль человека: у нас традиционно превалирует следующий подход – я работаю, потому что я участвую в документообороте. Мы так не считаем, наш подход можно сформулировать следующим образом – я работаю, потому что я участник бизнес-процесса, который либо производит определенное количество документов, либо участвует в их обработке и прохождении. Но это не значит, что вы должны быть неразрывно связаны с документами и постоянно работать с ними. 

NBJ: Кто, на ваш взгляд, выступает сейчас лидером и особо нуждающимся в таком решении?

В. СОЛОДИЛИН: Было бы вполне логичным, если бы такие сервисы предоставляли банки, которые являются главными держателями денег, и такое решение было бы выгодным и для них, и для их клиентов – юридических лиц. Для банков это выгодно потому, что они в принципе заинтересованы в том, чтобы увеличить долю своих комиссионных доходов, предлагая клиентам дополнительные сервисы. Для компаний – потому, что для них сильно упростились бы все процессы, связанные с оплатой договоров. Им не нужно будет думать о том, сколько документов «лежит» под той или иной операцией, для них этот процесс должен стать таким же простым, как для частных лиц в тех случаях, когда они оплачивают мобильную связь или ЖКХ. Почему бы банку не работать со своими корпоративными клиентами, которые держат в нем расчетные счета, так, как сотрудничают с клиентами Google или Apple? Расчетные операции, связанные с договорными отношениями и движением денег, автоматически порождают на банковской платформе Smart ЭДО сопутствующий документооборот. Клиенту не придется думать о том, что нужно где-то еще получить платежку, ввести и оплатить ее, а потом ждать, когда деньги переведут. Все автоматизировано на стороне банка и запускается одной кнопкой. И в этом отношении юридические лица могли бы действовать так же легко и просто, как частные, когда они оплачивают услуги ЖКХ или мобильной связи. 

Мы прорабатываем возможность пилотного проекта в один из банков, поскольку считаем, что благодаря нашему «умному» решению банк существенно повысит конкурентоспособность, привлечет новых корпоративных клиентов из сектора среднего и крупного бизнеса. В дальнейшем мы планируем эту платформу распространять как коробочное решение, которое любой технологичный банк сможет сам встроить в свои процессы. Мы будем предлагать весь необходимый API. Надеюсь, что, действуя таким образом, мы сможем породить стратегически обдуманное слияние банковских услуг с сервисами интеллектуально автоматизированного документооборота для бизнеса, добиться тесной интеграции инфраструктурных решений банков и автоматизированных систем крупных компаний.    

Всего проголосовало: 0

0.0

беседовала Анастасия Скогорева

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Чем вы считаете биткоин?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Май, 2018
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

Весенний Интеллектуальный Кубок 2018 года

Весенний Интеллектуальный кубок 2018 года прошел в трех номинациях "Самый интеллектуальный банк", "Самая интеллектуальная компания в финансовом секторе" и "Самая интеллектуальная компания в сфере...

Яндекс.Метрика