Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

29 сентября 2017

переход на Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) 9 – серьезное испытание для банковской системы

А. ДАЦЕНКО: «Переход на МСФО (IFRS) 9 поможет стабилизировать банковскую систему за счет серьезного увеличения резервов и, как следствие, повышения финансовой устойчивости отдельных банков»

Александр ДАЦЕНКО – бизнес-тренер и ведущий специалист по МСФО и финансовому менеджменту, аудитор, имеющий большой практический опыт составления финансовой отчетности по МСФО в крупных компаниях банковской и нефтегазовой сферы, в интервью NBJ поделился своей точкой зрения на проблемы внедрения с 1 января 2018 года МСФО (IFRS) 9.

NBJ: В чем заключаются главные отличия МСФО 9 от ранее действовавшего стандарта МСФО 39?

А. ДАЦЕНКО: МСФО (IFRS) 9 существенно изменяет порядок отражения в отчетности финансовых инструментов. Среди наиболее значимых нововведений я бы выделил следующие. 

Во-первых, изменена классификация финансовых активов. Вместо четырех категорий, которые были ранее, новый стандарт вводит три. Первая категория – финансовые активы, учитываемые по амортизационной стоимости. Ко второй категории относятся финансовые активы, учитываемые по справедливой стоимости с отражением ее изменений в составе прочего совокупного дохода. Третью категорию представляют финансовые активы, учитываемые по справедливой стоимости с отражением ее изменений в составе прибылей и убытков.

Критерии, на основании которых осуществляется классификация, стали другими. В соответствии с требованиями нового стандарта классификация финансовых активов основывается на бизнес-модели, используемой банком для управления данным активом, и на характеристиках денежных потоков, предусмотренных кредитным договором.

Во-вторых, при создании резервов вместо ранее используемой модели понесенных убытков новый стандарт вводит модель ожидаемых убытков.

Предыдущая модель учета согласно понесенным (incurred) убыткам основывалась на том, что актив не являлся обесцененным до момента наступления какого-либо события, приводящего к его обесценению. Это могло быть, например, изменение существенных условий кредитного договора, приводящее к снижению приведенной стоимости ожидаемых денежных потоков. При этом такая оценка не учитывала убытков, которые могут быть понесены в будущем в течение оставшегося срока действия выданных кредитов и займов, хотя их величину можно объективно предсказать на основе информации за прошлые периоды.

Новая модель учета согласно ожидаемым (expected) убыткам для создания резервов не требует наличия события убытка. Вместо этого убытки, ожидаемые на дату выдачи кредита, учитываются в составе ожидаемых будущих денежных потоков, используемых для расчета эффективной процентной ставки по данному кредиту. Тем самым резерв под обесценение формируется в течение всего срока действия кредита.

Таким образом, схема ожидаемых кредитных убытков гораздо шире, чем модель обесценения по МСФО (IAS) 39, и ориентирована на перспективу. Это обусловлено тем, что держатели финансовых активов должны будут учитывать не только исторические сведения об объективных свидетельствах обесценения финансовых активов, но и обоснованную приемлемую информацию, позволяющую сделать прогнозы на будущее. Соответственно, признание кредитных убытков будет происходить раньше и в больших суммах по всем статьям, подверженным кредитному риску.

В-третьих, новый стандарт сближает порядок учета хеджирования с задачами по управлению рисками.

В-четвертых, изменена оценка некотирующихся акций, ранее учитывавшихся по первоначальным историческим затратам. В соответствии с требованиями предыдущего стандарта МСФО (IAS) 39, если долевая бумага не имеет активного рынка и надежных котировок и при этом ее надежная оценка через аналогичные рыночные бумаги невозможна, допускалось ее отражение в финансовой отчетности по исторической стоимости. Теперь же банкам, за исключением отдельных случаев, придется определять ее справедливую стоимость, используя в основном свои собственные экономические допущения, если невозможно получить никакие данные для оценки таких долевых ценных бумаг с рынка финансовых инструментов. Использование первоначальной стоимости по вышеуказанным долевым инструментам стандарт допускает только в редких обстоятельствах, при соблюдении определенных условий.

Кроме того, есть еще целый ряд нововведений. Банкам необходимо оценить влияние новых требований и разработать план мероприятий, связанных со вступлением в силу МСФО (IFRS) 9, направленный на смягчение любых негативных последствий его применения.

NBJ: Почему, по вашему мнению, этот переход стал необходим? Позволит ли расчет рисков и резервов по новому стандарту сделать банковские организации более устойчивыми?

А. ДАЦЕНКО: Слабые места модели учета обесценения финансовых активов на основе МСФО (IAS) 39 отчетливо проявились в период глобального финансового кризиса 2008 года, когда стало очевидным, что оценочные резервы создавались в недостаточном объеме. Возможные будущие изменения состояния платежеспособности заемщика или экономики в целом в расчетах не учитывались. Данная модель создания резервов была раскритикована как способствующая возникновению кризиса. 

Новый порядок формирования резервов, согласно МСФО (IFRS) 9, стал ответом на финансовый кризис. Он требует от кредитной организации создания резервов с даты выдачи кредита и выделяет три этапа резервирования в зависимости от изменения уровня кредитного риска, что в значительной степени будет способствовать решению этой проблемы. Таким образом, в финансовой отчетности стала отображаться вероятность наступления дефолта заемщика.

Более того, существенно расширена сфера применения требований по созданию резервов под обесценение. Теперь они должны создаваться для всех требований, подверженных кредитному риску, которые не оцениваются по справедливой стоимости через прибыль или убыток. Таким образом, переход на МСФО (IFRS) 9 поможет стабилизировать банковскую систему за счет серьезного увеличения резервов и, как следствие, повышения финансовой устойчивости отдельных банков. 

NBJ: Ожидаете ли вы увеличение давления на капитал банков в связи с переходом на новый стандарт? Если да, то насколько?

А. ДАЦЕНКО: Кредитный риск лежит в основе бизнеса банков, и принятие ими новой модели, основанной на оценке ожидаемых убытков, существенным образом отразится на ключевых показателях результатов их деятельности, в частности, на их прибыли и капитале в целом. По оценкам экспертов, новые требования приведут к росту резервов от 30 до 50%, а в отдельных сегментах, таких как ипотечное и розничное кредитование, увеличение может достичь 80–100%. Это произойдет в связи с созданием резервов по портфелям, по которым ранее их не было, расчетом ожидаемого убытка на весь срок жизни для активов с высоким кредитным риском, созданием резервов по внебалансовым позициям, влиянием ожидаемых макроэкономических событий. Что касается сферы ипотечного кредитования, то, по мнению ряда экспертов, серьезного роста резервов здесь вряд ли можно ожидать. Это обусловлено тем, что в российской ипотеке высоко значение первоначального взноса, и тем, что, согласно долгосрочным данным, стоимость недвижимости постоянно растет даже в период депрессии на 0–5% в год, не говоря уже о периодах с высокой котировкой цены на нефть. По жилой недвижимости если и были падения, то они были кратковременными и в редких сегментах.

NBJ: Насколько могут повыситься затраты банков в связи с этим переходом, особенно с точки зрения автоматизации таких процессов, как сбор, учет и валидация данных?

А. ДАЦЕНКО: Процедура по переходу к модели ожидаемых кредитных убытков оценивается большинством банковских специалистов как достаточно затратная. Это обусловлено следующими факторами. 

Во-первых, многие банки не располагают достаточными техническими ресурсами для внедрения новых требований, предусмотренных МСФО (IFRS) 9. Соответственно, потребуются затраты на внедрение современных ИТ-технологий и привлечение дополнительных специалистов из этой сферы.

Во-вторых, не все банки располагают достаточным количеством специалистов в области риск-менеджмента, а нагрузка на них существенно возрастет. Более того, есть определенные сомнения в том, имеется ли на рынке труда достаточное число квалифицированных специалистов в данной области. А нехватка кадров может существенно повысить расходы банков на оплату их услуг.

В-третьих, переход к модели ожидаемых кредитных убытков может потенциально повлиять на стоимость кредитных продуктов, предоставляемых бизнесу и физическим лицам. 

NBJ: В состоянии ли, по вашему мнению, банки будут справиться с этими новыми вызовами самостоятельно, или им потребуется помощь внешних подрядчиков? 

А. ДАЦЕНКО: При переходе на МСФО (IFRS) 9 банкам придется столкнуться с рядом сложностей. Среди них такие, как создание систем для расчета на основе больших баз данных, необходимость изменения организационной структуры банков, а также негативное влияние роста резервов на ключевые показатели результативности. Для расчета резервов по МСФО (IFRS) 9 необходима более сложная организационная структура банка. Для формирования резервов по Российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) в соответствии с Положением ЦБ РФ № 254-П требуется участие финансового и кредитного департаментов. В то же время для создания резервов под ожидаемые потери необходим учет прогнозной информации. А для этого необходимо вовлечь в процесс бизнес-подразделения, а также ИТ-департамент с целью разработки соответствующих расчетных модулей. Потребуется отдел, который будет аккумулировать информацию от бизнес-подразделений, кредитного и финансового департаментов и на ее основании определять риск по каждому финансовому инструменту. 

Вследствие негативного влияния роста резервов на показатели прибыли и капитала бизнес-модели многих банков могут оказаться убыточными или низкорентабельными. А это означает, что некоторым финансовым организациям потребуется серьезная поддержка со стороны акционеров или вмешательство Банка России, т.к. он может перенести сроки обязательного внедрения. Иначе этим игрокам придется покинуть рынок.

Что касается внешних подрядчиков, то вполне возможно, что целому ряду банков будет без них не обойтись, особенно в области ИТ-технологий, необходимых для обработки информации. 

NBJ: Поделитесь, пожалуйста, вашими наблюдениями о том, какие вопросы в рамках перехода являются наиболее сложными. 

А. ДАЦЕНКО: Основные сложности при переходе на новый стандарт, на мой взгляд, связаны с тем, что меняется модель оценки резервов. Так, при первоначальном признании финансового инструмента для расчета резервов необходимо определить вероятность дефолта в течение ближайших двенадцати месяцев. В дальнейшем, если риск дефолта заемщика существенно возрастет, потребуется выполнять вышеназванные действия в течение всего срока жизни финансового инструмента. А для этого используются и ретроспективная информация, и прогнозные данные. Исходя из этого, среди основных сложностей, которые могут возникнуть у банков, я бы отметил следующие. 

Во-первых, недостаточность име­ю­­щейся внутренней информации. Для анализа текущего портфеля финансовых инструментов, возможно, потребуется сбор дополнительной информации о заемщиках.

Во-вторых, необходимость сбора внешней информации для прогнозирования. Для предварительного определения величины ожидаемых кредитных убытков банку необходимо использовать целый ряд рыночных отраслевых и макроэкономических показателей, и, соответственно, потребуется организовать сбор этих данных.

В-третьих, поскольку сотрудникам банка придется работать с огромными массивами информации, нужны будут разработка и использование новых информационных технологий.

В-четвертых, будут необходимы серьезные изменения в организации бизнес-процессов и, возможно, реорганизация внутренних подразделений банка. Для правильного расчета резервов необходимо тесное взаимодействие финансового департамента со службой риск-менеджмента в оперативном режиме.

Следует также подчеркнуть, что начисление повышенных резервов по части активов вынудит банки работать над улучшением их качества. Эти новые обязанности лягут в первую очередь на клиентских менеджеров банков. Им придется осуществлять мониторинг активов и выработку мер по улучшению их качества. Однако большая часть клиентских менеджеров не имеет навыков и практического опыта по управлению качеством активов. Поэтому для эффективной работы банкам необходимо будет обучить своих клиентских менеджеров управлению «проблемными» активами, и, помимо этого, нужно будет обеспечить их соответствующей мотивацией. 

Наконец, необходимость использовать прогнозную информацию озна­чает, что применение требований стандарта МСФО (IFRS) 9 повлечет значительное множество допущений и суждений относительно влияния рыночных и отраслевых индикаторов на ожидаемые кредитные убытки. Более подробные требования к раскрытию информации по сравнению с теми, что были в МСФО (IАS) 39, согласно которым банки должны объяснять свои исходные данные, допущения, суждения и модели, могут привести к множеству вопросов со стороны регулятора и аудиторов. Банкам придется обосновывать в отчетности, почему они принимают те или иные предпосылки и суждения и как это привязано к расчетам сумм созданных резервов.

Кроме того, объективные трудности могут вызвать и другие вопросы относительно применения новых требований, помимо создания резервов и расчетов обесценения активов. В процессе обучения банковских специалистов, особенно работников финансовых департаментов, применению требований нового стандарта с их стороны возникает много вопросов по поводу понятия бизнес-модели, оценки некотируемых долевых финансовых инструментов по справедливой стоимости и других нововведений МСФО (IFRS) 9.

NBJ: Возрастает ли роль качественного риск-менеджмента (в том числе отвечающего за отчетность) при переходе на обязательное применение стандарта МСФО (IFRS) 9? И в чем это может выражаться? 

А. ДАЦЕНКО: Использование прогнозных оценок при расчете резервов может привести к их большой волатильности. Многое будет зависеть от качественного риск-менеджмента, которому придется определять вероятность дефолта заемщика, используя различные индикаторы рынка, как отраслевые, так и макроэкономические. Сложность этой работы обусловлена наличием большого числа вводных данных и допущений, зависящих от суждения, сложности оценки ожидаемых потерь, высокой не­определенности оценки.

Прежде всего, хотелось бы отметить, что риск-менеджмент должен быть объективным. Сейчас субъективность риск-менеджера может не только лишить смысла процессы анализа и управления рисками, как это было и раньше, но и серьезно повлиять на показатели финансовой отчетности банка и, следовательно, на принятие экономических решений инвесторами. Риск-менеджер отвечает за устранение субъективности и обес­печение должного качества информации о рисках. 

От качественной работы риск-менеджеров зависит размер создаваемых резервов, что влияет на сумму прибыли и капитал банка. Капитал создается как буфер для защиты вкладчиков во время финансового кризиса, и показатели по капиталу должны помочь инвестору предвидеть, как будет себя вести банк во время кризиса. Влияние МСФО (IFRS) 9 выходит за рамки учета и отчетности, и, применяя его, банки будут генерировать новые данные и модели для оценки кредитных рисков. Действия банков по управлению кредитными рисками наверняка окажут влияние на стоимость кредитных продуктов или условия кредитных договоров.

NBJ: Что представляет собой сценарное прогнозирование? Как оно может повлиять на различную интерпретацию результатов?

А. ДАЦЕНКО: Сценарное прогнозирование предполагает определение возможной вероятности дефолта заемщика в зависимости от определенных рыночных отраслевых и макроэкономических индикаторов. Сценариев обычно бывает несколько, и менедж­мент банка взвешивает вероятность каждого из них. Количество сценариев зависит от экономических условий отрасли и на рынке в целом, а также от типа финансового актива.

Таким образом, модель ожидаемых кредитных убыт­ков, предусмотренная в МСФО (IFRS) 9, требует от банков при расчете резервов не ограничиваться анализом событий прошлого и текущего периодов и проанализировать возможные прогнозные сценарии. Для этого менеджмент банка должен рассмотреть всю имеющуюся информацию, которая является обос­нованной и подтверждение которой не требует чрезмерных затрат или усилий. 

Следует учитывать только разумные, экономически обоснованные сценарии, и во внимание не должны приниматься разного рода маловероятные предположения. Например, экономическая депрессия, которая сопряжена с ростом безработицы или снижением реальных доходов населения, может повлиять на возврат кредитов, выданных физическим лицам. 

При этом зависимость между ростом безработицы и возмещаемостью кредитного портфеля банка по займам физическим лицам, как правило, носит нелинейный характер. 

NBJ: Потребуется ли реорганизация внутренних подразделений банка при переходе на стандарт МСФО 9?

А. ДАЦЕНКО: Безусловно. Во-первых, тем департаментам, которые занимаются управлением рисками, необходимо полностью синхронизировать свою работу с теми, кто занимается составлением финансовой отчетности, и предоставить свои риск-параметры, которые будут необходимы для определения стоимости финансовых инструментов. Более того, им необходимо будет доказать аудиторам правильность своих моделей, разработанных для оценки рисков.

Во-вторых, в связи с введением новой классификации финансовых инструментов по сравнению с той, которая предусматривается ныне действующим стандартом МСФО (IАS) 39, сотрудникам департамента бухгалтерского учета, а также тем, кто занимается составлением отчетности по МСФО, придется пересматривать цели, которые ставятся в отношении использования тех или иных финансовых активов, и, соответственно, определяться с бизнес-моделями по их учету. Это необходимо, чтобы они могли понять, будут ли те или иные финансовые инструменты оцениваться по справедливой стоимости через прибыли/убытки или по амортизированной стоимости.

На практике взаимодействие между различными управлениями, департаментами и службами в финансово-кредитных организациях часто является серьезной проблемой, особенно в крупных банках. А для успешного внедрения нового стандарта необходимо эффективное сотрудничество бухгалтеров, риск-менеджеров и внутренних аудиторов.

NBJ: Как вы оцениваете целесообразность применения данного стандарта российскими банками и насколько это повысит объективность информации об их реальном финансовом положении?

А. ДАЦЕНКО: По моему мнению, несмотря на все трудности и затраты, введение в действие основных требований нового стандарта окажет позитивное влияние на банки. Прежде всего, это выразится в том, что руководство многих финансовых организаций будет вынуждено уделить больше внимания улучшению качества своих активов. Ведь в последние годы многие банки обанкротились, и у них были отозваны лицензии. Применение требований МСФО (IFRS) 9 позволит лучше понять реальное финансовое положение банков и предвидеть вероятность их банкротства на более ранней стадии, что поможет существенно ослабить негативные последствия и снизить потери.

Несомненно, внедрение МСФО (IFRS) 9 сделает некоторые направления бизнеса банков структурно менее привлекательными, особенно кредитование отраслей экономики, подверженных высокой волатильности. Снизится также привлекательность долгосрочных активов по сравнению с краткосрочными. Стоимость долгосрочных кредитов значительно возрастет, банки могут захотеть ограничить их долю в своих портфелях. 

И главное – значительно уменьшится кредитование высокорискованных заемщиков, так как под эти активы придется создавать значительные резервы.    

  • Currently 10/10

Всего проголосовало: 1

10.0

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Чем вы считаете биткоин?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Декабрь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок в номинациях "Самый интеллектуальный банк", "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере" и "Самая интеллектуальная компания...

Яндекс.Метрика