Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

13 февраля 2017

конкуренция на рынке нефти и газа возрастает

О. ДУШИН: «Когда поставки газа из США станут реальностью, Европе будет проще в решении вопросов накопления газа и его использования, и она сможет лавировать между США и Россией при покупке и распределении газа»

За два с половиной года цена на нефть опустилась с рекордных 90–100 долларов за баррель ниже 40–50 долларов, что невыгодно странам-производителям «черного золота» и странам-экспортерам. И теперь они прилагают беспрецедентные усилия для того, чтобы вернуть цены на энергоресурсы если не на прежний уровень, то хотя бы на тот, при котором добыча нефти для многих стран не будет происходить по принципу «себе в убыток». Чего можно ожидать от недавнего решения ОПЕК и стран, не входящих в картель, о сокращении объемов производства «черного золота», какие последствия  это может повлечь для мировой экономики, каковы шансы реализации инициированных «Газпромом» масштабных проектов строительства «Северного потока-2» и «Турецкого потока»? На эти и другие вопросы в интервью NBJ ответил аналитик инвестиционного департамента ВТБ24 Олег ДУШИН.

NBJ: Олег Владимирович, сейчас наметилась тенденция к повышению мировых цен на нефть. По вашему мнению, какие факторы способствуют этому?

О. ДУШИН: В ноябре 2016 года страны ОПЕК договорились о сокращении производства и добычи нефти на 1,2 млн баррелей с января 2017 года. 10 декабря к ним присоединились страны, не входящие в  ОПЕК, которые договорились сократить добычу на 558 тыс. баррелей. Эти соглашения сразу изменили баланс добычи и потребления нефти. 

NBJ: Но подобные договоренности в той или иной форме были и до этого, однако реального сокращения производства и поставок нефти не наблюдалось. Вы думаете, сейчас будет иначе, или страны-производители испугаются того, что сокращение нанесет ущерб их экономике?

О. ДУШИН: Это не так. Все страны сокращают добычу для стабилизации и повышения нефтяных цен, что как раз должно помочь их экономике. Например, Саудовская Аравия уже сократила добычу нефти в большем объеме, чем обещала 30 ноября 2016 года. Ирак снизил добычу на 170 тыс. баррелей и затем собирается сократить ее еще на 40 тыс. баррелей. Россия, в свою очередь, в январе 2017 года уменьшила нефтедобычу более чем на 100 тыс. баррелей в рамках выполнения данного обязательства о сокращении ее объемов на 300 тыс. баррелей в первом полугодии.  

Правда, есть риск, что Соединенные Штаты, пользуясь принятыми в ОПЕК решениями, будут наращивать добычу нефти, рассчитывая на повышение цен на этот ресурс. Министерство энергетики США подняло прогноз по добыче нефти в стране для 2017 года  с 8,78 млн до 9 млн баррелей в сутки. В 2018 году они ожидают добычу в среднем на уровне 9,30 млн баррелей, что на 0,4 млн баррелей больше, чем в 2016 году. В то время как ОПЕК, согласно договоренности со странами, как входящими, так и не входящими в ее состав, готова сократить объем добываемой нефти на 1,8 млн баррелей в первом полугодии 2017 года.

NBJ: Выходит, у США, как обычно, своя программа и свой подход?

О. ДУШИН: Да. Но мы видим, что они не смогут нарастить добычу нефти в том объеме, в каком ее сократили страны ОПЕК и страны, не входящие в ее состав. В феврале 2017 года станет ясно, какие перспективы есть у США по добыче нефти. В общем и целом производители в ОПЕК пытаются сейчас стимулировать установление цен на нефть в диапазоне 60–65 долларов за баррель, что, естественно, неплохо для сланцевиков в Америке. 

NBJ: Получается, что ОПЕК делает все это для того, чтобы покрыть издержки, которые страны-производители понесли из-за затянувшегося периода низких цен на черное золото?

О. ДУШИН: Да, именно для того, чтобы покрыть бюджетные издержки. Если они их не будут покрывать, то это будет чревато социальными взрывами. Так что здесь у картеля вполне понятная и легко объяснимая ­позиция. 

NBJ: Россия, как известно, не является членом картеля, зато является очень важным игроком на мировом рынке энергоресурсов. И, как вы сказали, она присоединилась к этому соглашению – многие эксперты даже говорят, что именно она и инициировала заключение соглашения о сокращении объемов добычи и поставок нефти. Каких последствий для российской экономики можно ожидать в случае, если стороны действительно будут реализовывать соглашение, что называется, «по пунктам»?

О. ДУШИН: Особых потерь наша экономика не понесет, если нам придется снизить добычу до 10,9 млн баррелей. В любом случае повышение цен на нефть до 55–60 долларов нейтрализует все наши издержки и потери от вынужденного сокращения объемов производства и поставок «черного золота». Тут важно понимать, что этот показатель вырос в прошлом году до 11,2 млн баррелей и мы собираемся сократить его на 300 тыс. баррелей. Посудите сами – это не так уж много для такой большой страны, как наша, тем более что в конце 2016 года сильно наращивалась добыча и сейчас закрываются малодебитные скважины, которые особой роли не играли. 

NBJ: Но все же какое-то воздействие на российскую экономику неизбежно, не так ли?

О. ДУШИН: Да, но, как я уже сказал, позитивный эффект, который возникнет в результате подъема цен на нефть, перекроет негативный. Больнее всего реализация соглашения может отразиться на Саудовской Аравии и на других странах Ближнего Востока, не на нашей стране. Они договорились на большее сокращение добычи в процентах, а потому более подвержены риску, что цена нефти не вырастет так сильно, как им хотелось бы. Для стран Ближнего Востока сокращение добычи нефти – это вызов, который в случае неблагоприятной конъюнктуры нефтяного рынка может повлечь за собой различные проблемы. 

NBJ: Надо полагать, в первую очередь социальные?

О. ДУШИН: Да. Для них поступления в бюджеты от продажи нефти – это основной источник социально-экономической стабильности и главная защита от потрясений. Если бюджет начинает испытывать дефицит доходов, то социальная нестабильность политической системы возрастает, как и все остальные проблемы государства. Добавьте к этому то, что на Ближнем Востоке, как всем хорошо известно, сложилась очень напряженная ситуация: Саудовская Аравия и Иран являются не только крупнейшими производителями и экспортерами нефти, но и главными конкурентами за влияние на другие страны региона. Естественно, они и дальше будут активно противодействовать друг другу.  

NBJ: Насколько, с учетом всего сказанного вами, вероятно сохранение тенденции повышения цен на нефть в 2017 году в целом?

О. ДУШИН: В целом цена на нефть уже выросла, конечно, в течение года она будет меняться, и, скорей всего, по итогам года она может составить порядка 60 долларов за баррель. Так что в этом смысле мы будем наблюдать умеренную тенденцию к поступательному повышению стоимости «черного золота». После 2017 года, весьма вероятно, рост цен будет продолжаться, чему будет также способствовать увеличение объемов потребления самой нефти. Хотя надо отметить, что очень многое в этом вопросе будет зависеть от ситуации в мире, общей геополитической обстановки. 

NBJ: Эксперты говорят, что все произошедшее с ценами на нефть – как раз последствие этой самой геополитической обстановки, в первую очередь в ключевом для нефти регионе, то есть на Ближнем Востоке. 

О. ДУШИН: Как бы то ни было, в Ираке и иракском Курдистане добыча идет активно. Стабилизация геополитической обстановки в этом регионе даст свои плоды для развития этих стран и объективно повысит их возможности по производству «черного золота».

NBJ: А как обстоит ситуация с «голубым топливом»? Как известно,  последние несколько лет Россия прилагает серьезные усилия для согласования и реализации новых проектов по строительству транзитных потоков «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Как вы оцениваете возможности реализации этих проектов и какой из них, по вашему мнению, является наиболее перспективным?

О. ДУШИН: Во-первых, «Северный поток-2» представляется мне более перспективным, поскольку в случае прокладки этого газопровода мы расширим рынок в Европе. Во-вторых, «Газпром» уже проходил процедуру согласования с европейскими партнерами и хорошо ориентируется в обстановке. Уже есть страны, которые скорее готовы сотрудничать с ним в вопросе по строительству СП-2, и  они могут согласиться с предложенным планом. Речь идет о Финляндии и Германии. С этими странами у  России вполне прагматичные отношения. 

В то же время Польша и Швеция выступают против этого по внутренним, во многом надуманным причинам. Так что общее резюме – «Северный поток-2» перспективнее и привлекательнее как для России, так и для ряда европейских стран, но есть геополитические разногласия по данному вопросу, и пока сложно сказать, не будет ли этот проект заблокирован.

NBJ: Как был в свое время заблокирован «Южный поток»?

О. ДУШИН: Да. Остается надеяться на то, что все же здравая оценка ситуации перевесит. Поставки газа по СП-2 будут дешевле для конечных потребителей, и сам этот поток будет более удобным для стран Северной Европы. Но вот тот факт, что он будет «обходить» такие страны, как Польша, Венгрия, Румыния и Чехословакия, – это яблоко раздора. И есть еще одна причина, почему Россия должна действовать быстрее с этим проектом: США уже через год планируют продавать Европе свой сжиженный газ. 

NBJ: Как вы считаете, насколько сильно может измениться карта энергоснабжения Европы в случае реализации этих двух проектов – «СП-2» и «Турецкого потока»?

О. ДУШИН: Строительство «Турецкого потока» пока является черновым вариантом. Его развитие только обсуждается, но на практике его еще нет. В целом «Газпром» рассчитывает на реализацию и того, и другого проекта. Естественно, как я уже говорил, нашей стране будет невыгодно, чтобы США перетянули на себя часть рынка, и невыгодным для «Газпрома» также будет создание Трансанатолийского газопровода, где главными поставщиками газа в Европу будут выступать  Азербайджан, Туркменистан, возможно, Иран и другие страны (Ирак). Правда, сценарий расширения мощностей этого потока возможен лишь после 2020 года и то только при условии, что страны-импортеры и страны-экспортеры договорятся между собой и будут созданы соответствующие подводящие трубопроводы. Однако стоит заметить, что Иран уже приступил к развитию нефтегазовой сферы и имеет планы по обеспечению газом стран Европы.  

NBJ: По вашему мнению, могут ли страны ЕС вернуться к переговорам о  строительстве и расширении «Южного потока», несмотря на печальную историю этого проекта? Хотя он был «похоронен» еще в конце 2014 года, разговоры о его «воскресении» периодически возникают. С другой стороны, конечно же, есть санкции...

О. ДУШИН: Вопрос заключается не столько в санкциях, сколько в желании стран Евросоюза участвовать в данном проекте. Санкции никак не мешают Европе договариваться с Россией о строительстве нового потока, и я хочу акцентировать ваше внимание на том, что против «Газпрома» не были применены санкции. «Южный поток» был отменен из-за проблем, напрямую не связанных с ограничительными мерами, введенными против России, а точнее – из-за несоответствия данного проекта требованиям Третьего энергопакета ЕС. Плюс к этому определенную роль сыграли позиции таких стран, как Болгария, Греция, и ряд государств Восточной Европы. 

Кстати, весной 2016 года «Газпром» заявил об окончательном закрытии проекта «Южный поток», в то время как Болгария в августе 2016 года вернулась к этой теме. Однако пока подвижек в данном деле нет. Хотя если санкции все-таки снимут, полностью или частично, есть вероятность, что «Газпром»  вернется к данному проекту. В ином случае европейские страны будут ждать 2018 года. Когда поставки газа из США станут реальностью и Европа сможет работать уже по новой схеме, ей будет проще в решении вопроса накопления газа и его использования, и она сможет лавировать между США и Россией при покупке и распределении газа. 

NBJ: Но ведь говорят, что европейским потребителям придется здорово переплачивать за удовольствие снижения своей зависимости от «Газпрома»? Сжиженный газ, плюс расходы на его транспортировку – все это звучит недешево, не так ли?

О. ДУШИН: Я думаю, что переплачивать им не придется. Добыча нефти и газа в Америке достаточно дешевая, поэтому есть основания полагать, что США будут продавать их на европейском рынке по сравнительно низкой цене. В США газ, например, будет стоить  (в их  измерениях) 3,3 доллара за 1000 куб. футов, в Европе тот же газ будет стоить 5,6 доллара за 1000 куб. футов, то есть в целом Штаты смогут продавать газ с выгодой для себя. Другое дело, что Россия может сама снизить цену на свои ресурсы из соображений конкуренции и получения дохода. Тогда для США будет невыгодно поставлять газ в Европу, поскольку расходы не будут окупаться. Иными словами, все это достаточно острые вопросы, которые Америка будет решать в течение ближайших нескольких лет. 

NBJ: То есть мы станем свидетелями «газовой войны» между США и Россией?

О. ДУШИН: Необходимо учитывать, что помимо этих двух стран есть еще и другие поставщики, например страны Азии. Плюс к этому и у нас, и у США есть важный конкурент в лице Австралии: она уже сейчас поставляет газ в Европу и некоторые страны Азии, в числе которых Китай и Япония. Поэтому Америке следует торопиться, чтобы получить свою долю на европейском рынке. России  проще конкурировать за европейский рынок, поскольку у «Газпрома» добыча газа оценивается следующими параметрами: самая низкая себестоимость в мире – 20 долларов за 1000 кубометров при цене на внешнем рынке около 200 долларов за 1000 кубометров. 

NBJ: А какую роль в транзите российского газа будет в среднесрочной перспективе играть Украина и какими будут перспективы ее газотранспортной системы?

О. ДУШИН: Снижение участия Украины в транзите газа является одним из главных следствий активного строительства новых газопроводов. Если России удастся построить новые линии, то мы сможем снизить количество проводимого через ГТС Украины газа с 60 млрд кубометров до 10 млрд кубометров. В 2020 году Россия планирует договориться с Украиной о сокращении поставок через ее территорию – конечно, при условии, если к этому моменту ­«СП-2» и «ТП» будут построены. 

К тому же ГТС Украины нуждается в модернизации, а собственных средств на решение этих задач у страны нет. Если в ближайшие несколько лет модернизация не будет произведена, то газотранспортная система Украины просто рухнет. 

NBJ: Учитывая финансовое состояние этой страны, шансы благоприятного сценария для Украины с точки зрения модернизации ее ГТС невелики.

О. ДУШИН: Да. Тем более что Украина как транзитная территория будет обходиться дороже и доставлять через нее те или иные ресурсы конечным потребителям будет сложнее, чем по альтернативным потокам. Разница налицо: в случае с Украиной цена газа составляет 2,7 доллара за кубометр, а в случае «Северного потока-2» транзит того же объема будет обходиться в 2,1 доллара. Вывод на сегодняшний день такой: украинский транзит будет сокращаться, «Северный поток-2» является приоритетным проектом, одна ветка «Турецкого потока» готовится к строительству, а проект  второй ветки находится в стадии рассмотрения, говорить о возможной реанимации «Южного потока» явно преждевременно.  

  • Currently 10/10

Всего проголосовало: 1

10.0

беседовал Иван Скогорев

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Май, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

30 марта 2017 года состоялся Весенний Интеллектуальный Кубок «Самый интеллектуальный банк» и «Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере»

В роли ведущего выступил Виктор Сиднев - обладатель Хрустальной совы и звания Лучшего капитана клуба «Что? Где? Когда?».

Яндекс.Метрика