Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

13 февраля 2017

действие равно противодействию

А. МУХИН: «Такие инициативы США, как ввод санкций и запрет инвестировать в Россию, приводят к разрушению той мировой экономической системы, которую мы имеем на сегодняшний день»

2016 год принес с собой много перемен: произошел Brexit, в Америке к власти пришел кандидат, на которого не делала ставку наднациональная политическая элита, в Сирии США и их союзники вытеснены из процесса урегу­лирования конфликта, Украина дезориентирована и фактически брошена своими прежними «кураторами». Что стало причиной всех этих перемен, как события будут развиваться дальше и какую роль в них будет играть Россия? На эти и другие вопросы ответил в интервью NBJ генеральный директор Центра политической информации Алексей МУХИН.

NBJ: Алексей Алексеевич, в прошлой нашей беседе, которая состоялась без малого полтора года назад, вы предложили интересный образ, сравнив геополитический расклад в мире с обеденным столом, за которым некоторые страны присутствуют скорее в качестве блюда, чем в качестве полноправных участников банкета. Они, что вполне логично, пытаются изменить свой статус, но наталкиваются на непонимание и агрессивное отрицание со стороны тех, кто привык кушать, и это порождает конфликты различного уровня напряженности. Как вы считаете, изменилась ли с тех пор рассадка за этим столом?

А. МУХИН: Рассадка не изменилась. По-прежнему есть страны, которые считают, что они являются приглашенными гостями, а потому их должны ублажать как вкусными блюдами, то есть ресурсами, так и различными шоу. И есть еще две группы стран: одни, как я уже говорил, рассматриваются «гостями» в качестве блюд, другие – в качестве поставщиков сервисных услуг, проще говоря, обслуживающего персонала. 

NBJ: С приглашенными гостями все более-менее ясно, с блюдами – тоже, а какие страны выступают в роли обслуживающего персонала?

А. МУХИН: Те, что входят в число стран G-7, и государства, которые являются клиентами стран «большой семерки». Но тут стоит отметить следующее: как раз в этой группе произошли серьезные изменения, в первую очередь в результате Brexit – выхода Великобритании из состава Евросоюза.

NBJ: А можно ли сказать, что этот выход состоялся? Складывается впечатление, что после бурного объявления о «расставании» ситуация зависла.

А. МУХИН: Brexit состоялся и в геополитическом, и в психологическом плане, и это не радует ни британцев, ни европейцев. Все участники этого действия что-то потеряли: британцы утратили рычаги влияния на европейскую политику, а европейцы понесли экономические потери. Экономика ЕС, где базисной является исключительно германская тема, – это нечто другое по сравнению с экономикой, где были и германская, и британская темы.

NBJ: Иными словами, экономика ЕС утратила равновесие?

А. МУХИН: Совершенно верно. Помните ситуацию двоецентрия, когда с одной стороны были США, а с другой – СССР. Все международные институты были выстроены тогда с учетом этой конфигурации, и это позволяло сохранять на протяжении долгих лет, несмотря на локальные конфликты, ситуацию равновесия. Мы видели войны в тех странах, в которых опосредованно участвовали оба этих центра, но мы не видели такой потери равновесия, которая могла бы привести к войне непосредственно между ними...

NBJ: Не считая Карибского кризиса. 

А. МУХИН: Это была проверка сложившейся конфигурации на прочность. По итогам этого кризиса выяснилось, что система достаточно прочная и уравновешенная. А вот с распадом СССР ситуация радикально изменилась. На протяжении последних 25 лет США пытаются навязать России комплекс политической неполноценности, чтобы наша страна признала, что она проиграла холодную войну. Россия же, со своей стороны, старательно обходит острые углы и делает вид, что к этой войне она непосредственно отношения не имела, что с формальной точки зрения правильно, поскольку Россия, конечно же, является преемницей СССР, но не является при этом Советским Союзом. Как мы все наблюдали, США вторглись в сферу влияния СССР, которую Россия считала своей наследственной сферой влияния, и это вызвало ответную реакцию нашей страны, которая оформилась в виде модернизации наших вооруженных сил и выхода России на геополитическую арену в качестве страны, требующей уважения к себе и учета своих интересов. 

Что изменилось в последние несколько лет?  Во-первых, США, взяв на себя роль доминанты и, будем говорить честно, роль мирового жандарма, перенапряглись. Выяснилось, что они не исполняют свои обязанности по защите международного права – мы видим, что вместо этого они первые нарушают это право, придерживаются мирового нигилизма, вводят санкции против неугодных им стран, проводят военные операции против государств, где, по мнению США, не учитываются американские интересы. 

Естественно, что другие мировые лидеры начали предпринимать ответные шаги. Китай тихой сапой, являясь инициатором переноса производств из США и Европы на свою территорию, заявил о своих правах – правда, не де юре, то есть публично в Совете безопасности ООН, а де факто. Этим он поставил США в очень глупое положение: формально к Китаю не может быть претензий, а фактически Китай претендует – и не без серьезных на то оснований – на мировую экономическую гегемонию. В этой ситуации американцам понадобился громоотвод, и на эту роль идеально, с их точки зрения, подошла Россия, которая незамедлительно была объявлена мировым злом...

NBJ: Агрессором, оккупантом и пособником террористов. 

А. МУХИН: Да. Разумеется, эти обвинения не имеют ничего общего с реальностью, но поскольку США владеют половиной медиа-ресурсов, то эту картинку удалось навязать в тех сообществах, которые исторически были готовы к ее восприятию. В Великобритании, которая на протяжении многих веков была и остается соперником России, в республиках Прибалтики, у которых налицо комплекс неполноценности по отношению к нашей стране, на Украине, которая «накачивается» сейчас нацистскими мотивами и, по крайней мере официально, выступает против России. В этом контексте ситуацию можно было бы назвать искусственно созданным США управляемым хаосом, если бы не одно но...

NBJ: Какое?

А. МУХИН: Хаосом управлять невозможно. Ситуации в Ливии, Ираке, Сирии и Украине это подтверждают и демонстрируют то, что США не справляются с ролью мирового жандарма. Если вы помните, то восемь лет назад Барак Обама сменил на посту президента Джорджа Буша-младшего под лозунгом «Давайте сделаем Америку великой снова»...

NBJ: Это что-то напоминает из совсем недавней истории.

А. МУХИН: Да. Джордж Буш-младший, казалось, так девальвировал авторитет США, что оставалось только забираться на гору, постепенно восстанавливая и этот самый авторитет, и американское влияние в мире. Бараку Обаме, однако, удалось то, что казалось невозможным: под риторику, что США являются самой великой страной, американцы – исключительной нацией и т.д., победил Дональд Трамп с лозунгом...

NBJ: Make America great again.

А. МУХИН: Вот именно. И появляется ощущение, что США ходят по кругу. Что это значит для них? Если они в ближайшее время не займутся решением своих внутренних проблем и не перестанут разбрасывать ресурсы по всему миру, то это закончится для них дезинтеграционными процессами. Мы же видели, что точно такие же процессы, инициированные США, имеют место и в Ливии, и в Сирии, и в Ираке, и на Украине.

NBJ: Но США не ровня этим странам. Даже за тем самым геополитическим «столом», о котором вы говорили, они занимают принципиально иное место.

А. МУХИН: Тем не менее дезинтеграционные процессы, которые запускает та или иная страна, рано или поздно возвращаются к тому, кто их запустил. 

В этом контексте очень важно, как будет вести себя новая американская администрация. Мы видим, что она открыто декларирует противостояние с Китаем, при этом тема России явно отходит на второй план – стоит отметить, что происходит это в худшем виде для администрации Барака Обамы. Мы были свидетелями того, как в последние полгода пребывания 44-го президента у власти Владимир Путин открыто провоцировал его. Возможно, американские спецслужбы были правы, предупреждая, что в российском обществе Барака Обаму абсолютно перестали уважать. Но это, безусловно, не вина нашего общества, а результат правления самого Б. Обамы и оценка его личных качеств. Более того, как это ни странно, по итогам его правления в изоляцию попала не Россия, а США. К ним больше не прислушиваются и «выдавливают» их из переговоров по урегулированию различных конфликтов – например, из переговоров по Сирии. 

NBJ: Итак, получается, что Россия бросила США политический вызов, а Китай – ­экономический?

А. МУХИН: Да. И справиться с этой двойной угрозой американцам будет очень сложно по одной простой причине. Напомню, что в начале своего президентства Барак Обама предложил Китаю создать G-2 – войти в альянс, который мог бы стать заменой двоичной системы «США – СССР». Но даже этот проект Барак Обама умудрился проиграть из-за своего маниакального стремления подписать соглашение о Транстихоокеанском партнерстве. Китай быстро пришел к выводу, что его пытаются обмануть, и начал в качестве ответной меры сближаться с Россией.

NBJ: Есть эксперты, которые предупреждают, что сближение Китая с Россией вовсе не брак по любви, а брак по холодному ситуативному расчету. 

А. МУХИН: Да, это российско-китайское «танго» несет для нашей страны определенные угрозы и вызовы хотя бы потому, что у Китая есть территориальные претензии к нашей стране. Но вы правы, говоря о том, что налицо ситуативный союз – то, что Китай не работает сейчас в политической и экономической связке с США, делает положение Америки весьма проблематичным. Не случайно же один из первых призывов Дональда Трампа во время его предвыборной кампании был обращен к американским бизнесменам и звучал примерно так: «Дорогие друзья, переносите ваши производства на территорию США».

NBJ: Легко сказать.

А. МУХИН: Конечно, сделать это намного сложнее, но Дональд Трамп прав в том смысле, что надо начинать этот процесс и начинать немедленно, потому что грядущий экономический кризис мчится в США уже на всех парах. С учетом этого я могу сделать вывод, что в ближайшие несколько лет главная линия противостояния будет не США–Россия, а США– Китай. Это хорошая новость для нас, потому что американский орел и китайский дракон будут драться в долине, а Россия, подобно мудрой обезьяне из китайской притчи, будет сидеть на холме и ждать, когда можно будет спуститься в долину и собрать созревшие бананы.

NBJ: Алексей, есть объективные законы исторического процесса, а есть такой фактор, как роль личности в истории. Что такое, по вашему мнению, Дональд Трамп? Он делает такие противоречивые заявления, что сложно понять, что на самом деле он из себя ­представляет.

А. МУХИН: Дональд Трамп – это кот в мешке, или, что, на мой взгляд, точнее, неограненный алмаз. И вот как раз сейчас мы видим, что его с одной стороны пытаются обрабатывать демократы, а с другой – американцы. Но, простите меня за фривольное замечание, «мальчик уже повзрослел»: если раньше его суждения были прямыми и непосредственными, то сейчас он делает заявления, которые можно трактовать двояко.

NBJ: Мы видели на протяжении нескольких месяцев, прошедших с момента его избрания и до момента его вступления в должность, как на него шла атака, ­которую можно назвать не иначе как ­истерической.

А. МУХИН: Да, это и есть огранка. Какой алмаз мы в результате этого получим и в какой короне этот алмаз будет сиять – это мы увидим где-то через год.

NBJ: В любом случае мы получим ­передышку.

А. МУХИН: Я бы на это не надеялся. Мы видим, что американские законодательные власти – Конгресс и Сенат – готовят пакет всеобъемлющих санкций против России, причем санкций, затрагивающих и энергетическую, и военно-промышленную, и финансовую отрасли. 

С одной стороны, это чревато серьезными проблемами для нашей страны, и тут не стоит обольщаться. С другой стороны, это хорошая новость: чем более жесткими будут санкции, введенные США, тем больше это испугает Европу и Китай, и тем скорее это заставит их дистанцироваться от Америки и отказаться от идеи панамериканизма.

NBJ: Китай способен на это, а вот Европа в последние несколько месяцев представляется настолько дезориентированной, что как-то сложно ожидать от нее единой позиции как по поводу идеи панамериканизма, так и по другим актуальным темам. 

А. МУХИН: В Европе сейчас все замечательно: там с 2015 года идут процессы, которые выводят за рамки политической жизни политиков, коррумпированных Соединенными Штатами. По сути, происходит их «вымывание» и «выбивание». В результате мы уже получаем и дальше будем получать объекты, с которыми можно работать.

NBJ: Мне кажется, что тут возникает более чем острый вопрос: а способен ли сам ЕС пережить это «вымывание» и «выбивание»? Даже на высшем уровне наднациональной европейской бюрократии звучат заявления, что есть риск распада этого интеграционного союза.

А. МУХИН: И что вас пугает? 

NBJ: Не то чтобы пугает, но мы привыкли к его существованию.

А. МУХИН: Я думаю, что, каким бы ни был процесс распада, две главные вещи, к которым мы все привыкли, – Шенгенская зона и евро – останутся. Будет отменена наднациональная европейская бюрократия, которая на протяжении последних лет играет абсолютно деструктивную роль. Мы видели, что она сделала с «Южным потоком», как она пытается тормозить строительство «Северного потока-2», как настаивает на сохранении транзита российского газа по территории Украины, хотя для всех очевидно, какими рисками это чревато. Это что же – действия в интересах объединенной Европы? И заметьте – я в данном случае говорю только о вопросах, так или иначе имеющих отношение к России, а есть еще и целый ряд ограничений, которые Европейская комиссия вводит внутри ЕС. Это разрушает экономики стран, входящих в этот проект.

NBJ: Страх вызывают последствия, к которым может привести распад. Мы помним, как распался СССР.  Ладно, если бы 15 республик, входивших в его состав, просто разошлись по своим суверенным «квартирам», но процесс дезинтеграции пошел дальше, и распалось несколько республик – Молдова, Азербайджан, Грузия и, наконец, Украина. Такое ведь возможно и на территории ЕС, мы же в курсе, что центробежные процессы наблюдаются и в Италии, и в Испании.

А. МУХИН: Совершенно верно. Скажу больше – есть игроки, которые заинтересованы в таком развитии событий. США, конечно, нет – для них наднациональная европейская бюрократия является наивысшей ценностью, и американцы будут бороться за ее сохранение. Правда, они делают это неуклюже, но пока им удается играть на страхах европейцев: не будете слушаться, ЕС распадется, и тогда вас по одиночке «утащит» в свою сферу влияния Россия.

NBJ: Да уж, информационная кампания с этим подтекстом идет весьма агрессивно.

А. МУХИН: При этом необходимо учитывать фактор миграции. Я уверен, что Европа впервые за последние 500 лет существования стоит перед угрозой потери своего национального кода. Но этот риск наднациональная европейская бюрократия игнорирует и вместо этого постоянно привлекает внимание своих граждан к риску «наступления» России. 

NBJ: Вернемся к США. Все-таки избрание Дональда Трампа, с вашей точки зрения, – это лучший вариант для нашей страны или нет?

А. МУХИН: Для России, как, впрочем, и для Китая это отсроченный конфликт. Если бы выбор американского народа пал на Хилари Клинтон, то этот конфликт стал бы немедленным, причем и с Россией, и с Китаем.

NBJ: Вы думаете, что ее заявления были не просто риторикой, а руководством к действию?

А. МУХИН: Дело не в ее словах и даже не в ней самой, а в тех силах, которые стоят за ней – откровенно русофобских и крайне агрессивных. Да, я думаю, что они попытались бы перевести холодную войну в горячую ее стадию. Но вот в чем парадокс: именно это нескрываемое стремление, эта ястребиная риторика и способствовали победе Дональда Трампа на выборах, потому что американский избиратель в основной своей массе испугался. То есть Хилари Клинтон сама виновата в том, что проиграла: она и ее сторонники совершили попытку манипулировать общественным сознанием, попытку запугать свой народ угрозой «русские идут». Это привело к тому, что американский обыватель фактически сказал: «Извини, Хилари, но нет».

NBJ: Примерно та же история, насколько я понимаю, наблюдается в ЕС. Недавно были опубликованы данные социологических исследований, в соответствии с которыми 64% европейцев боятся Третьей мировой войны. Я думаю, на самом деле процент «боящихся» еще выше – просто часть людей никогда не признаются, что испытывают страх перед чем-либо или кем-либо.

А. МУХИН: Совершенно верно. Я думаю, что этот показатель приближается к 85–90%. И вы правы, говоря о том, что люди в Европе запуганы, а нашествие мигрантов делает их состояние еще более шоковым и стрессовым. У Европы в этой ситуации остается выбор: либо «поправеть», либо умереть. Судя по тому, как развиваются события в последние месяцы, европейцы делают выбор в пользу первого варианта.

NBJ: Каким вы видите участие во всех этих раскладах таких стран, или скорее геополитических «кейсов», как Украина и Сирия?

А. МУХИН: Оба эти «кейса» уходят с повестки дня. В Сирии процесс урегулирования конфликта заканчивается, на Украине – нет, но интерес к этой удивительной стране потерян как со стороны европейцев, так и со стороны американцев. Причина проста: деньги на содержание этого «праздника жизни» закончены, то есть этот «банкет» закрывается, потому что нет средств его продолжать. Надо сказать, что и Украина, и Сирия являются очень затратными проектами с точки зрения восстановления этих стран. США и Европа не хотят участвовать в восстановительных процессах, таким образом, тендер остается открытым...

NBJ: Ладно – США, но как Европа может потерять интерес к Украине, если эта, как вы сформулировали, удивительная страна находится у нее под боком?

А. МУХИН: Как угрозу Европа Украину воспринимает, как интересный объект для сотрудничества и инвестирования средств – нет. Отсюда и нынешнее отношение ЕС к Украине: никакого безвизового режима, скорее всего, не будет. Кстати, это понимает и часть украинской политической элиты, недаром все чаще в последнее время звучат заявления типа «погуляли и хватит – пора возвращаться к России».

NBJ: Какая свежая мысль! Но так говорят только члены «Оппозиционного блока» и олигархи.

А. МУХИН: Не только. Не секрет, что многие из тех, кто сейчас находится на вершине политического олимпа на Украине, имеют активы в России и неплохо зарабатывают на территории нашей страны. В сентябре прошлого года им был послан сигнал «заканчивайте с русофобией, добром это не кончится».

NBJ: Сигнал? Владимир Путин достаточно высоко оценил эффективность бизнеса Петра Порошенко на территории России, назвав его прекрасным инвестором, который регулярно платит налоги в бюджет и т.д.

А. МУХИН: Вы умеете читать между строк? Это и был тот самый сигнал, о котором я говорил, и уверяю вас, украинская политическая элита отлично его уловила. Надо просто понимать, что линейное воздействие и прямые угрозы не действуют, а вот мягкая сила является эффективной.

NBJ: И что же это был за сигнал? «Вернись, я все прощу»?

А. МУХИН: Нет. С одной стороны, это была пощечина Петру Порошенко, напоминание о том, что он не избавился от активов, находящихся на территории России. А с другой стороны, это было указание на то, что российское руководство прекрасно осведомлено о размерах этих активов и что оно внимательно следит за тем, как развивается ситуация вокруг них. Вот как раз после этого в украинской прессе стали одна за другой появляться статьи, в которых красной нитью проводится мысль, что надо бы вести себя поосторожнее с Россией и что пора завершать противостояние между нашей страной и Украиной.

NBJ: Как это возможно, если не решен конфликт на Донбассе?

А. МУХИН: Думаю, что украинская элита будет двигаться в этом направлении, потому что, повторюсь, послание Владимира Путина они поняли правильно, несмотря на то, что этот сигнал был подан в очень мягкой, я бы сказал благодушной, форме.

NBJ: Но тут мы подходим к следующему вопросу: положим, США скажут Украине «иди куда хочешь». А России интересно, чтобы Украина «шла» в ее сторону?

А. МУХИН: Судя по настроениям, которые я регистрирую в российской политической элите, возвращение Украины будет обставлено целым рядом требований и условий. 

NBJ: А это возможно? Понятно, что можно выдвинуть условия, но можно ли добиться их выполнения? 

А. МУХИН: Мы многому научились за это время, и это дает основания полагать, что возможно. 

NBJ: Крайне сложно выстраивать отношения со страной, где политическая элита настолько расколота.

А. МУХИН: Да. Проблема в том, что дезориентированы и ее проевропейская часть, и ее условно пророссийская часть. Первая – тем, что США и ЕС демонстративно отворачиваются от Украины, понимая, что тащить на себе ее себе дороже; вторая – постоянными репрессиями. В этом контексте нельзя исключать вероятности радикализации Украины – если не на центральном уровне, то на муниципальных и областных. Это действительно вызов, но преодолимый. 

NBJ: Украина может быть поделена на сферы влияния по аналогии с Сирией.

А. МУХИН: А я как раз убежден в том, что Сирию на эти сферы делить не будут. Мы видим, что урегулированием конфликтов в ней занимаются три игрока – Россия, Иран и Турция. Широкая коалиция, которая так много говорила еще недавно о своей роли в сирийском «кейсе», вытеснена за рамки переговорного процесса. Теперь – внимание: кто из этих игроков заинтересован в разделе сферы влияния в Сирии? Россия? Нет, она никогда даже не рассматривала такой вариант. Иран? Его более чем устраивает единая Сирия. Турция? И она тоже не заинтересована, потому что попытка раздела Сирии автоматически приводит к реанимации проекта независимого Курдистана. Наверное, не надо подробно рассказывать о том, как к такой перспективе относится Турция. Поэтому расклад на переговорах такой: Сирия должна остаться единой под руководством одного правителя. Будет ли это Башар Асад или кто-то другой – станет ясно по итогам переговоров. 

NBJ: Можно ли сказать, что вооруженный конфликт в Сирии идет на спад?

А. МУХИН: Да, и более того – «Джебхат ан-Нусра» «расползается» на страны, находящиеся в сфере влияния США: Ирак, Ливию и Афганистан. Обратите внимание на то, что американцы усиливают свои военные контингенты на указанных территориях, и это не случайно.

NBJ: То есть план США – вдавить ан-Нусру в форме ИГИЛ в Сирию – сработал против них самих?

А. МУХИН: Совершенно верно. Именно поэтому Дональд Трамп и объявил ИГИЛ главной угрозой для США. Ему придется решать эту проблему, созданную его предшественником на посту президента. Уверен, что правление Барака Хуссейна запомнится надолго и ему, и американцам, да и всему миру в целом.

NBJ: Наверное, мы обсудили ситуацию во всех имеющихся и потенциальных горячих точках.

А. МУХИН: Не во всех. Надо сказать, что мы очень сильно концентрируем свое внимание на Ближнем Востоке, забывая о том, что есть еще и Дальний Восток, где разворачиваются очень интересные и, прямо скажем, небезопасные события. Обостряются отношения между двумя Кореями, наращивает свои военные силы Япония. Многое будет зависеть от того, как Дональд Трамп будет реализовывать проект Транстихоокеанского партнерства, в том числе и то, как будут складываться отношения между Китаем и США.

NBJ: Как еще они могут складываться, если не по принципу «от плохих к худшим», если Дональд Трамп открыто призывает американских бизнесменов уходить из Китая?

А. МУХИН: Это может показаться странным, но Китаю это выгодно – он за последние годы экономически перенапрягся, у него в экономике сформировалось большое количество «пузырей». Ситуацию осложняет то, что никому толком не понятно, что представляет из себя китайская экономика в принципе. Простейший пример: Китай декларирует, что у него рост ВВП за год составил 7–8% годовых, и при этом появляется информация о том, что объемы перевозок у него упали на 30%. Как такое возможно? Любой экономист скажет вам, что это два взаимоисключающих явления. Значит, извините за неделикатность формулировки, кто-то кого-то дурит...

NBJ: То же самое, наверное, можно сказать и об экономике Соединенных Штатов. Мы же видели, что происходило в 2008 году, каковы были темпы ее падения из-за разрушения пирамиды вторичных финансовых инструментов.

А. МУХИН: Совершенно верно. Это действительно нечто неопределенное и неизвестное. И в связи с этим меня крайне забавляет ситуация, когда России указывают на то, как далеко ей до того уровня экономического развития, на котором находятся США. А откуда те, кто утверждает это, знают, что представляет из себя в реальности эта экономика?

NBJ: Вы думаете, США идут к повторению кризиса-2008?

А. МУХИН: Да, только в более острой и жесткой форме. При этом если тогда кризис был спровоцирован падением цен на недвижимость, то сейчас он будет спровоцирован, с одной стороны, динамикой цен на нефть, а с другой – санкционной войной...

NBJ: От которой как раз США страдают меньше всех.

А. МУХИН: Это не так. Я бы хотел обратить внимание уважаемых коллег и читателей на то, что мировая экономика – это единый организм, и если ты стреляешь себе в ногу, то будь готов к тому, что боль будет испытывать все тело. Когда США начинают вводить санкции, запрещая инвестировать в Россию, они приводят к разрушению той мировой экономической системы, которую мы имеем на сегодняшний день. И США, совершая подобные действия, сами себя выводят из числа ключевых игроков. Что же касается российской экономики, то, как я говорил еще в 2014 году, она усиливается фактически благодаря санкциям, происходит ее тренировка и подготовка к работе во время очередного глобального экономического кризиса. 

NBJ: И все-таки заявления, которые делают американские законодатели относительно нового пакета санкций, звучат не сказать чтобы пугающе, но весьма грозно.

А. МУХИН: Ирония в том, что они говорят как раз о санкциях в таких отраслях и сферах, где Россия и США являются партнерами. Понятно, что в случае введения ограничительных мер Россия будет несколько демпинговать с целью найти себе новых партнеров – и мы видим, что работа в этом направлении уже ведется, что особенно заметно на мировом рынке вооружения. Так что в завершение нашей беседы я хотел бы сказать тем, кто считает себя привилегированными участниками геополитического банкета, одно: продолжайте вводить санкции. Вопреки своим намерениям, вы оказываете нам тем самым большую услугу.    

Всего проголосовало: 0

0.0

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Апрель, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

30 марта 2017 года состоялся Весенний Интеллектуальный Кубок «Самый интеллектуальный банк» и «Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере»

В роли ведущего выступил Виктор Сиднев - обладатель Хрустальной совы и звания Лучшего капитана клуба «Что? Где? Когда?».

Яндекс.Метрика