Вход Регистрация
 
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

20 августа 2015

окно возможностей для Совкомбанка

Д. ГУСЕВ: «Будущее за универсальной моделью банковского бизнеса, хотя в активные периоды экономического цикла локомотивом могла быть только розница»

A A A

Нынешнее относительное затишье на рынке дает некоторым банкам возможность перевести дух, а перед другими, напротив, открывает новые возможности. К числу вторых относится Совкобанк, недавно приобретший ДжиИ Мани Банк. О том, каковы дальнейшие планы Совкомбанка, о своем видении нынешней экономической ситуации и перспектив ее дальнейшего развития, и о своей оценке действий мегарегулятора финансового рынка, рассказал в интервью NBJ председатель правления Совкомбанка Дмитрий ГУСЕВ.

NBJ: Дмитрий Владимирович, сейчас российская банковская система переживает не самые простые времена. Как бы Вы оценили главные вызовы, стоящие перед ней, и главные проблемы, которые в нынешний период приходится решать российским банкам?

Д. ГУСЕВ: Существуют две главные проблемы на российском банковском рынке. Во-первых, наследство «тучных» времен – плохое качество активов. До сих пор не все разобрано с 2008 года, плюс добавляются слабые кредиты, которые выдавались в том числе и до 2014 года. Это и кредиты малому и среднему бизнесу, и розница. С крупными корпорациями проблем существенно меньше.
В результате этого большинство банков столкнулись с проблемой дорезервирования, неплохо себя ведут только активы в государственном секторе, кредиты, предоставленные компаниям с госучастием. Плохое качество активов тянет капитал банков вниз – не все обладают необходимыми ресурсами для поддержания приемлемого уровня капитала. Многие банкиры в своем стремлении «отбить» потери пошли на прямое финансирование собственных проектов. В 99% случаев это неудачные истории, которые лишь приближают коллапс таких банков. 

Вторая серьезная проблема – это стоимость пассивов. Действия недобросовестных банков последнее время инфилировали стоимость депозитов. Весь рынок был вынужден поддерживать рост процентных ставок, чтобы не остаться без пассивов. Шоки конца 2014 и начала 2015 года еще более усугубили ситуацию. Были созданы портфели депозитов, пополняемых по очень высоким ставкам.  Покрыть стоимость таких депозитов сейчас практически невозможно. 

NBJ: Но есть же банки, которым удается привлекать депозиты по текущим ставкам и размещать их активы с прибылью или хотя бы без убытка.

Д. ГУСЕВ: Таких банков на сегодняшний день единицы, а общую картину по рынку я Вам обрисовал выше. Когда вклады просто «гонят», чтобы закрывать дыру, выстраивается классическая пирамида, и ставки уже неважны. Центральный банк активно отзывал лицензии и подвергал санации такие банки. Сейчас в первой сотне подобных финансово-кредитных организаций осталось столько, что их можно пересчитать в пределах пальцев рук. Ну и, конечно, лично я надеюсь, что действия регулятора по ограничению ставок депозитов охладят рынок и приведут к существенному снижению стоимости привлеченных средств.

NBJ: Есть ощущение, что мы оказались, как говорится, на распутье – с одной стороны, ситуация в экономике и на финансовом рынке вроде бы стабилизировалась, во всяком случае, «шоков» больше нет. А с другой, налицо явная стагнация. Как Вы в целом оцениваете экономическую ситуацию в стране? Можно ли говорить о том, что наиболее острая фаза кризиса действительно пройдена?

Д. ГУСЕВ: Мы считаем, что острая стадия кризиса пройдена, но ожидать быстрого роста экономики не стоит. Российская экономика, скорее всего, будет находиться в состоянии торможения до восстановления мирового баланса спроса на нефть. С учетом отмены иранских санкций, я не ожидаю этого ранее 2017 года. К сожалению и российской банковской системе, и в целом российской экономике не стоит рассчитывать на быстрое восстановление.

NBJ: Многие финансово-кредитные организации, попав в нынешнюю ситуацию, были вынуждены внести коррективы в свои бизнес-модели. Пришлось ли это сделать Совкомбанку, и, если да, то что именно пришлось скорректировать в выбранной банком бизнес-модели?

Д. ГУСЕВ: Мы приняли решение об изменении бизнес-модели еще в течение 2014 года и давно шли к этому решению. Мы никогда не были розничным монолайнером, хотя основное развитие и происходило за счет розницы. Но рынок потребительского кредитования последовательно показывал всевозможные признаки перегрева. Ответственные банки еще до кризисных событий понимали, что сохранение темпов роста в рознице при таком же качестве активов просто невозможно. Поэтому мы пришли к мысли о необходимости перехода к более универсальной модели бизнеса.

Решение назревало, и в том числе после консультаций с регулятором было принято в июне прошлого года. Сейчас мы активно наращиваем корпоративный портфель, основу которого составляют крупнейшие российские частные и государственные компании и бюджеты различных уровней. Мы очень активно участвуем в тендерах на финансирование бюджетов. Изменение правил привлечения финансирования бюджетами позволило нам успешно конкурировать на этом рынке с крупнейшими банками страны, в том числе государственными.

Также мы расширили свое присутствие на рынке облигаций. Мы укрепили команду и в наших планах войти в число лидеров по объемам размещения облигационных займов.

При этом розница остается в сфере наших ключевых компетенций – мы сохраняем наши конкурентные преимущества и следим за рынком. Нам удалось войти в кризис с хорошим качеством активов в рознице и мы его поддерживаем на уровне лучше, чем у наших уважаемых конкурентов. Это позволяет оставаться прибыльными в этом сегменте без существенного роста объемов. Мы смотрим за розничным рынком и дисциплинированно ждем разворота и нового цикла. Наше качество активов и размер капитала позволяют нам это делать, и мы не идем ни на какие компромиссы в части одобрения кредитов для сокращения темпов падения портфеля. Чуть раньше, чуть позже – рынок начнет расти, и мы будем в нужном месте, в нужное время и без багажа проблем за спиной, готовые к рывку.

NBJ: Как Вы оцениваете нынешний уровень взаимодействия между банковскими организациями с одной стороны и регулятором рынка в лице Банка России с другой?

Д. ГУСЕВ: Наш опыт взаимоотношений очень позитивен. Главное – все можно обсудить, и по всем вопросам можно посоветоваться. Иногда может показаться, что регулятор проводит слишком жесткую политику, но, как мы видим, многие действия Центрального банка очень помогли рынку. В рознице подняли требования по резервированию и рисковым весам. Хорошо помню этот момент: коллеги по цеху не роптали, конечно, принимали изменения стоически, но с большим разочарованием. В итоге изменения помогли прежде всего самой отрасли: без выполнения этих требований розница столкнулась бы с куда большими проблемами, чем те, с которыми ей приходится сталкиваться сейчас. 

Стоит отметить и другой момент: представители ЦБ РФ постоянно твердили ведущим розничным банкам – создавайте более универсальные модели, не полагайтесь только на розницу. Сейчас мы четко понимаем, что те, кто успел переформатировать свой бизнес, находятся в более выгодном положении по сравнению с монолайнерами. Конечно, не у всех отношения с Центральным банком складываются конструктивно. Но, как правило, это относится к банкам, которые не смогли найти прибыльные бизнес-модели, укладывающиеся в логику развития банковской отрасли. Речь идет о логике развития,  которой жестко придерживается ЦБ РФ, особенно с приходом нового председателя. 

NBJ: В последнее время много говорят о том, что в нынешний период было бы желательным, если бы Банк России смягчил надзорные и регуляторные требования к банкам. Как по-Вашему, обоснованы ли эти пожелания?

Д. ГУСЕВ: Банк России ввел очень своевременные и нужные меры поддержки банковской системы в декабре прошлого года. Но такие меры не могут быть вечными, иначе они будут создавать системные риски в банковской системе. Рынок уже оправился от шоков конца прошлого года и представляется, что регулятор должен продолжать проведение жесткой политики. Очень важно, что политика Центробанка последовательная и четкая. В пик кризиса – послабления, затем плавный выход из экстраординарных мер, и главное, нулевая терпимость к недобросовестным игрокам в любой момент времени. Это полезно для рынка, так как создает ощущение последовательности и прозрачности.

NBJ: Одной из серьезных проблем для всех банковских организаций (за небольшим исключением) является проблема фондирования. Как решает ее Совкомбанк?

Д. ГУСЕВ: Исторически Совкомбанк обладает устойчивой базой вкладов. Многие годы мы не сталкивались с проблемой фондирования, и надеюсь, не столкнемся с ней в будущем. Мы всегда были ориентированы на розничного вкладчика – кризис 2008 года показал, что это правильная стратегия. Тогда рынок переживал нехватку рыночного фондирования, и многие игроки изменили стратегию и пошли в розничные депозиты. Мы к этому моменту уже обладали своей лояльной базой клиентов. Наша неспособность тогда привлекать рыночное фондирование в силу размера в кризис оказалась конкурентным преимуществом. 

До сих пор основу фондирования составляют депозиты, но мы активно используем и инструменты рефинансирования ЦБ РФ.  Плюс мы наращиваем привлечение от юридических лиц, размещаем в рынок векселя и облигации. Наш баланс и рейтинги нам сегодня это позволяют. Депозиты составляют порядка 50% наших пассивов, остальное — это рыночное привлечение, инструменты рефинансирования и депозиты юридических лиц. 

NBJ: Одна из жалоб многих банковских организаций — то, что в посткризисный период достаточно трудно развивать кредитование как физических, так и юридических лиц. Актуальна ли эта проблема для Совкомбанка? Как она решается?

Д. ГУСЕВ: Действительно, качественный спрос на кредиты физических лиц упал примерно в два раза. Сегодня невозможно не только наращивать, но и поддерживать розничные портфели при условии, что банк хочет сохранить качественные показатели риска. Наш портфель в рознице снижается, и мы дисциплинированно ждем возвращения роста рынка. Не у всех есть необходимый запас прочности или альтернативные источники размещения, чтобы переждать это время. Но мы чувствуем себя абсолютно спокойно. Наша розница прибыльна, мы не гонимся за объемом, сохраняя все свои конкурентные преимущества в нашем сегменте. 

NBJ: И когда ситуация изменится к лучшему…

Д. ГУСЕВ: Как только рынок позволит, мы планируем существенно увеличить свою долю рынка. Пока отличный момент, чтобы поднимать эффективность внутренних процессов, повышать эффективность издержек, внедрять новые некредитные продукты.

Что касается корпоративного кредитования, то здесь ситуация иная. Рынок предоставляет банкам невероятные возможности. Конкуренция снизилась кардинально. Западные банки сворачивают свои программы, а российским корпорациям необходимо рефинансировать сотни миллиардов долларов. Это открывает возможности для всего рынка – только усилиями госбанков не обойтись. Сегодня Совкомбанк и другие средние по размеру финансово-кредитные организации получают возможность кредитовать лучшие российские компании и бюджеты. Банк России при этом готов практически неограниченно рефинансировать такое импортозамещение.  

В госсекторе все переходит в режим аукционов по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Это тоже открывает большие возможности для банков. Процедуры принятия решения становятся намного прозрачнее.  
При этом, однако, налицо сложная ситуация в секторе малого и среднего бизнеса.  Очень высокая стоимость ресурсов и невозможность предприятий МСБ обслуживать такие ставки давит на рынок.  

NBJ: Частично на этот вопрос Вы уже дали ответ, но все-таки хотелось бы уточнить, какие направления кредитования банк рассматривает для себя как ключевые? С чем связан этот выбор?

Д. ГУСЕВ: Мы сохраняем курс на комплексное обслуживание, в том числе кредитование людей старше 45 лет. Это основа нашего развития, и тут многое еще предстоит сделать. Мы рассчитываем продолжать наращивать долю рынка, несмотря на резкую интенсификацию конкуренции в этом сегменте в последние два года.

Что касается корпоративного кредитования, то это, как я уже сказал при ответе на другой Ваш вопрос, кредиты крупнейшим государственным и частным компаниям, а также кредиты, которые банк предоставляет бюджетам различных уровней. Сейчас окно возможностей, для таких банков, как наш. Усилий государственных банков и остающихся на рынке «иностранцев» — дочерних структур западных финансово-кредитных групп — не хватает для того, чтобы заместить весь внешний кредитный портфель. Кре-дитуя этот сектор, банк, по сути, не увеличивает свои риски. В основном, мы видим в этом сегменте риски, сравнимые со страновыми.

Мы также ищем возможности в развитии комиссионного бизнеса – и корпоративного, и розничного. Продавать комиссионные продукты сложнее, чем кредиты, но, как показывает практика, это для нас вполне посильная задача.

NBJ: В последние два-три года очень много говорили, да и сейчас продолжают говорить о том, что современный банк немыслим без использования в своей работе высоких технологий. Насколько, с Вашей точки зрения, важно сейчас такое направление, как развитие ИТ-составляющей банковской организации?

Д. ГУСЕВ: Мы никогда не стремились стать самым технологичным банком, исходили из того, что ИТ должно быть на достаточном уровне для решения текущих задач. Наши розничные системы обеспечивают высочайший уровень бесперебойности и доступности. Не хочется сглазить, но о простоях более нескольких минут мы де факто забыли. Но это все необходимые, но недостаточные для конкурентного прорыва факторы.  В этом смысле мы стараемся создать ключевые преимущества в области персонала, собрать коллектив, который превосходил бы конкурентов по качеству общения с клиентом.

NBJ: В кризисные периоды банки обычно стремятся к оптимизации своих филиальных сетей. Делает ли это Совкомбанк или, напротив, продолжает развивать свою филиальную сеть? Сколько точек присутствия включает в себя сеть банка на сегодняшний день?

Д. ГУСЕВ: Мы независимо от кризисов постоянно оптимизируем сеть – закрываем наиболее слабые точки и открываем новые. Это своего рода естественный отбор. Стоимость открытия офисов нашего формата очень незначительна по сравнению с конкурентами, поэтому мы можем себе позволить постоянно закрывать наименее эффективные точки присутствия и открывать новые.

Если говорить о наших дальнейших планах в этой сфере, то мы обязательно будем сохранять и преумножать наши конкурентные преимущества в рознице, поэтому инвестируем сейчас, и будем продолжать инвестировать в поддержание и развитие сети. На момент нашей с Вами беседы у банка примерно 1550 точек продаж. 

NBJ: В кризис очень большое значение приобретает взаимная лояльность между клиентами и банком. Что Совкомбанк делает для того, чтобы поддержать и укрепить эту лояльность?

Д. ГУСЕВ: Мы придерживаемся очень простого подхода. Мы стараемся выдерживать свои обязательства и соответствовать ожиданиям хороших клиентов. Наша задача – сделать так, чтобы они не чувствовали кризис. Мы ничего не меняем в наших подходах: клиент, который мог получить кредит два года назад, получит его и сейчас. Нам не пришлось «зажимать» ничего в политике одобрения кредитов, так как она и так была достаточно консервативной. С другой стороны, наши вкладчики пережили с нами еще один кризис и еще раз убедились в надежности своего выбора. 

Всего проголосовало: 0

0.0

беседовала Софья Мороз
Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

Регистрируйтесь на вебинар «Система противодействия мошенничеству «FRAUD-Анализ». Соответствие 167-ФЗ»
6 декабря 2018 года в Москве состоялось юбилейное Общее собрание Национального совета финансового рынка
Розничные продажи в еврозоне снова демонстрируют рост
Форум «Евразийский союз и ЕС: поиск новых форматов сотрудничества» пройдет 30 ноября в Москве

Календарь мероприятий

Ближайшие мероприятия

Видео

Осенний Интеллектуальный кубок 2018

Осенний Интеллектуальный кубок 2018

Яндекс.Метрика