Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

15 октября 2013

ИТ в финансовом секторе

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА, ОРГАНИЗОВАННОГО NBJ ПРИ СОДЕЙСТВИИ АРБ:
Роман АДОНЬЕВ, начальник отдела интеграции транзакционных систем ВТБ; Юлия АМИРИДИ, заместитель генерального директора по развитию бизнеса компании Intersoft Lab; Татьяна АРХАРОВА, директор департамента информационных технологий GE Money Bank Russia; Михаил БАРАННИКОВ, инженер отдела автоматизации ОАО «Прайм Финанс»; Алексей ВАШКОВСКИЙ, заместитель директора департамента ИТ ОАО Банк «Петрокоммерц»; Алла ГРОМОВА, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Бизнес-информатика» Финансового университета при Правительстве РФ; Денис ГУЗОВСКИЙ, заместитель директора департамента банковских и информационных технологий ВТБ24; Дмитрий ДЕМИДОВ, руководитель департамента CRM компании НОРБИТ; Алексей ЗАБРОДИН, заместитель генерального директора INLINE Technologies; Алексей ЕВТУШЕНКО, директор по ИТ ООО «Хоум Кредит энд Финанс Банк»; Анастасия КАРИМОВА, специалист по маркетингу и связям с общественностью USABILITYLAB; Сергей КАЧУРА, старший вице-президент, руководитель блока операционного и ИТ-сопровождения ОАО «БИНБАНК»; Александр КИРЕЕВ, заместитель директора департамента систем электронного банковского обслуживания R-Style Softlab; Михаил КОНСТАНТИНОВ, начальник департамента разработки и внедрения автоматизированных систем ОАО «Газпромбанк»; Сергей КОТОВ, эксперт по информационной безопасности компании «Аладдин Р.Д.»; Сергей КОЧУРА, директор по продажам ОКБ САПР; Андрей КУЛАКОВ, советник председателя правления по банковским технологиям ООО КБ «Нэклис-Банк»; Ярослав МЕДОКС, ИТ-директор ЗАО КБ «Мираф-Банк»; Игорь МУШАКОВ, вице-президент, главный исполнительный директор по информационным технологиям ОАО «УРАЛСИБ»; Дмитрий НАСЕДКИН, менеджер по продажам компании НОРБИТ; Евгений ОВЧАРЕНКО, руководитель проектного офиса USABILITYLAB; Олег ПЕТРОПАВЛОВ, руководитель издательского департамента ООО «Кей Инфо Системс»; Дарья ПОПОВА, директор по развитию бизнеса CSBI; Николай ПРИХОДЬКО, директор управления по работе с клиентами компании «ИНВЕРСИЯ»; Михаил СЕМЕНОВ, руководитель коммерческого офиса компании Intersoft Lab; Иван СИЛЬНИЦКИЙ, технический директор направления CRM-систем CSBI; Яков СТАВРИНОВ, менеджер по работе с клиентами направления по работе с кредитными и финансовыми учреждениями компании «Аладдин Р.Д.»; Денис СУМИН, директор департамента информационных и банковских технологий ЗАО «КБ ДельтаКредит»; Игорь ТАНОШКИН, директор департамента развития банковских технологий ОАО «БИНБАНК»; Вячеслав ФОКИН, директор по работе с ключевыми клиентами компании «Синимекс-Информатика»; Евгений ЦАЛЬП, вице-президент КБ «Независимый строительный банк» (ЗАО); Дмитрий ЩЕТИНИН, руководитель управления пресейла и бизнес-консалтинга компании «Диасофт»; Олеся ЯРМОЛЕНКО, генеральный директор компании «Смарт Лайн Инк».

ВЕДУЩИЙ: Анастасия СКОГОРЕВА, главный редактор NBJ.

«БАНКИ УБЕЖДЕНЫ: СТАРЫЙ ДРУГ ЛУЧШЕ НОВЫХ ДВУХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НАДЕЖНОСТИ БИЗНЕСА»

А. СКОГОРЕВА: Первый вопрос, наверное, прозвучит банально, поскольку его задают на всех мероприятиях по аналогичным темам: насколько использование передовых ИТ помогает банкам с точки зрения повышения эффективности, сокращения затрат, быстрого ввода новых продуктов и т.д.? Чем конкретно могут помочь неизбитые, нестандартные ИТ-решения?

А. ЕВТУШЕНКО: Большинство банков уже понимают, что без ИТ невозможно ничего сделать, а информационные технологии являются неотъемлемой частью любого бизнес-процесса. Многие кредитные организации думают сейчас о переходе в «облака», те или иные сервисы предоставляются в сторонней для банка инфраструктуре. На первый план выходят дистанционные каналы обслуживания, что логично, поскольку покрытие банковскими офисами в России близко к насыщению. Очень много разрабатывается сервисов по осуществлению платежей, переводов, конверсий и других операций.

С учетом всего вышесказанного я бы обозначил такие направления, как актуализация ИТ, мобилизация и развитие дистанционных каналов.

Т. АРХАРОВА: Я соглашусь с тем, что ИТ становятся равноправным партнером бизнеса. Если же говорить о конкретных технологиях и результатах их применения, то надо иметь в виду следующее: ни одна технология сама по себе не является фактором, снижающим расходы банка. ИТ чаще всего главная затратная единица, поэтому кредитные организации никогда не спешили внедрять суперсовременные технологии, так как риски, стоящие за этими процессами, достаточно высоки.

С точки зрения направлений я бы хотела добавить виртуализацию и «облака». Виртуализация - это все, что помогает сделать сервис более быстрым, минимизируя контакты с клиентом. Дистанционное обслуживание, а также все, что связано с мобилизацией, позволяет значительно оптимизировать стоимость.

А. СКОГОРЕВА: Вы сказали, что банки никогда не использовали суперсовременные технологии. Это идет вразрез с утверждением, которое часто можно услышать: банковский сектор - один из самых главных потребителей передовых технологий.

Т. АРХАРОВА: Банковский сектор на 99% зависит от ИТ-технологий. В любом плане восстановления бизнеса вы увидите, что в первую очередь будут восстанавливаться ИТ-процессы. Но смысл моего замечания в следующем: суперсовременных технологий, которые мы можем найти в технологических компаниях, у банков нет. Кредитные организации убеждены: старый друг лучше новых двух с точки зрения надежности бизнеса.

А. СКОГОРЕВА: Все ли согласны с утверждением, что старый друг лучше новых двух?

И. МУШАКОВ: Изложу другой взгляд на ИТ. Я считаю, что ИТ не конкурентное преимущество банка, а инструмент, реализующий возможности, которые у него есть.

В последние годы основное конкурентное преимущество достигается не за счет технологических решений, поскольку их разрабатывают одни и те же интеграторы, которые затем предлагают их всем банкам. Результат - кредитные организации используют одинаковые продукты. И где же в этом случае конкуренция? Она в сервисах на уровне ощущений, получаемых клиентом, и все.

Представим себе ситуацию: на рынке появилось новое ИТ-решение. Как я уже сказал, интегратор предлагает его всем сначала по высокой цене, через год-полтора значительно дешевле. Поэтому первыми покупателями продукта становятся самые сильные и финансово устойчивые банки, только они могут позволить себе подобное расточительство. А за ними уже подтягиваются остальные участники рынка.

Де-факто, с моей точки зрения, ИТ должны предоставлять не передовой ИТ-сервис, а сервис, который позволяет бизнесу конкурировать с другими банками на уровне ощущений.

«БАНКАМ НЕОБХОДИМО ВЫСТРАИВАТЬ БАЗОВЫЕ ПРОЦЕССЫ ПОДДЕРЖКИ ОПЕРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ИТ»

А. ЕВТУШЕНКО: У CIO две задачи - обеспечить бесперебойное выполнение операций для поддержки бизнеса и креативное развитие. Без нормальной качественной поддержки нельзя говорить об инновациях. Кому будут нужны все эти инновации, если наши интернет-банки, телефоны не будут работать! В данном случае клиент просто развернется и уйдет, тем более что он сейчас стал избалованным;люди хотят делать все быстро, без очередей и проблем.

Согласен с коллегой из банка «УРАЛСИБ»: главная задача сейчас -обеспечить качественный, надежный, гибкий сервис, который позволит бизнесу очень быстро менять продукты, вводить что-то новое. При этом никто не отрицает того, что инновации тоже важны. Только самые технологичные банки набираются смелости и первыми пытаются внедрить то, что до них еще никто не внедрял не только в России, но и в мире.

С. КОТОВ: Когда интегратор говорит о новейших технологиях, понятно, что он имеет в виду новейшие технологии для банка. С другой стороны, я хочу поддержать ранее выступивших коллег. Нормально, когда финансово-кредитная организация консервативно подходит к ИТ-части своего бизнеса (я против выделения ИТ как отдельной части банковского бизнеса). Банк должен быть консервативным, потому что на оценку рисков, возникающих при внедрении передовых технологий, нужно время. Следовательно, нет ничего удивительного в том, что новые технологии обкатываются сначала в других отраслях. Это вполне естественный и здоровый подход.

Я. МЕДОКС: Я бы сгустил краски и сказал бы, что России инновации вообще не нужны в обозримом будущем.

Дело не в том, что мы не хотим поиграть в современные информационные технологии, они просто не нужны России при текущем уровне развития банковского сектора. Это с одной стороны. С другой стороны, мы все-таки видим определенную мобилизацию, красивые интернет-решения. Но тут нужно понимать, что первичен сервис, который мы хотим создать и предложить клиенту. У нас еще долгое время не будет желания продавать реальный инновационный продукт, потому что уровень проникновения банковских услуг в России пока не такой, как в Западной Европе.

Если говорить об инновациях в серьезном ключе, то стоит съездить в какой-нибудь исследовательский центр, например в IBM. Вот там инновации в полном смысле этого слова. Мы же всегда идем позади, у нас нет инноваций.

На текущий момент первая задача ИТ - сделать так, чтобы все хорошо работало, чтобы была достигнута определенная эффективность труда. Если говорить о производительности труда в банковском секторе России, то по некоторым оценкам (опять же западным) она в десять раз ниже аналогичного показателя в Западной Европе. С данной точки зрения нам необходимо выстраивать некие базовые процессы поддержки операционных процессов в ИТ.

А. КИРЕЕВ: Мы все говорим об эффективности и инновациях. Но еще остается вопрос борьбы за клиента, возможно, он находится где-то между двумя данными аспектами. С учетом этого я говорил бы здесь не столько о внутренней эффективности, оптимизации, снижении стоимости, сколько об эффективности работы банка для клиента, о таких простых вещах, как уменьшение времени обслуживания и увеличение количества сервисов. Роль ИТ в этой части весьма значительна. Банковская индустрия сейчас переживает очень интересный период, когда происходит переход от продуктов к отношениям. Для того чтобы идти в ногу с тенденциями в банковской сфере, информационные технологии должны быть достаточно гибкой платформой, в определенной степени даже быть драйвером данного процесса.

«ПРИ ВЫБОРЕ НОВЫХ ИТ-ПРОДУКТОВ НЕЛЬЗЯ ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА СЛОВА ВЕНДОРА»

А. ЕВТУШЕНКО: Забудем про Европу и Америку: что бы мы сегодня ни придумали, там это, скорее всего, используют уже много лет подряд. Давайте послушаем, кто и что внедрил в России первым в 2013 году. Если мы поставим вопрос таким образом, то почти наверняка услышим самый банальный ответ: CRM все уже давно внедрили или сейчас внедряют и т.д. Есть много правильных перспективных технологий. Но говорить о том, что это инновации, которых никто и никогда не делал, невозможно.

Т. АРХАРОВА: Вы абсолютно правы, мы все конкурируем в области сервиса. У меня есть возможность видеть западные решения, не только банковские, но и авиационные, потому что GE имеет много компаний разного профиля. Research-центры, которые находятся в индустриальном сегменте, - это действительно технологические прорывы, они работают на 20 лет вперед. Все, что делаем мы, - это внедрение стабильных, хороших, проверенных решений. Мы конкурируем лишь по вопросу костов, то есть стоимости ИТ. Все ждут, кто сыграет роль пионера, первым потратит деньги для того, чтобы потом конкурировать уже по стоимости предоставляемого сервиса.

Р. АДОНЬЕВ: Пять-шесть лет назад наблюдался всплеск интереса у банков как у организаций, обладающих хорошим финансовым ресурсом, к новым технологиям. Вендоры, судя по их рекламе, предлагали банкам приобрести некую коробку или технологию для того, чтобы кредитные организации снизили свои риски в плане сопровождения, получили достойные характеристики по доступности сервисов, производительности и т.д. При этом говорилось, что стоимость разработки снижается, все прогнозируется более четко. Некоторые банки, действительно, первыми пошли по этому пути, начали использовать данные технологии, но со временем обнаружились проблемы, которые нельзя было изначально спрогнозировать. И одной из первых и важнейших проблем стало сопровождение приобретенной технологии.

Т. АРХАРОВА: Вы можете привести пример новой технологии?

Р. АДОНЬЕВ: Да, например, BPM.

Т. АРХАРОВА: Этой технологии 20 лет.

Р. АДОНЬЕВ: Она развивается, и я бы не сказал, что ей 20 лет, потому что только пять лет назад появились продукты, которые более или менее работают. Сейчас налицо приход более проверенных технологий, потому что можно посчитать и оценить характеристики этих сервисов заранее.

Выбирая ту или иную технологию, следует придерживаться требований соответствия сервисов определенным характеристикам, в частности производительности, доступности, сопровождаемости. При выборе новых ИТ-продуктов нельзя ориентироваться на слова вендора. Может оказаться, что продукт не соответствует обещаниям по производительности или по уровню сопровождения. Требуется тщательная проверка, есть ли технические возможности для улучшения данных характеристик.

А. СКОГОРЕВА: Интересно, что ответят вендоры на подобную критику?

Е. ЦАЛЬП: Хотелось бы отметить два момента в нашей дискуссии. Во-первых, ИТ-решения сами по себе никому не нужны, это инструмент решения конкретной задачи бизнеса. Во-вторых, при нашем законодательстве внедрение современных ИТ-решений - это колоссальная проблема. Одни только требования по безопасности сводят на нет все, что есть за границей, какими бы ни были вендоры и специалисты. Когда эти специалисты приезжают к нам и хоть немного погружаются в нашу специфику, то они очень быстро говорят: «Я так работать не могу».

Р. АДОНЬЕВ: В этой части хотелось бы сказать добрые слова в адрес вендоров. На самом деле они пытаются приспособиться, выпуская продукты, которые соответствуют нашим ГОСТам.

Е. ЦАЛЬП: Я не говорю, что они не пытаются. Но вместо того, чтобы оперативно внедрять все, что есть перспективного и наиболее востребованного, мы должны задуматься, соответствуют ли предлагаемые решения тем законам, которые действуют сейчас.

Сергей КОТОВ, эксперт по информационной безопасности компании «Аладдин Р.Д.»
После довольно бурных обсуждений некий консенсус был достигнут, что нечасто бывает на подобных мероприятиях. Сошлись на том, что банки ведут относительно консервативную политику в области внедрения новых технологий, и это правильно! Не тот полигон, на котором стоит проводить испытания сверхновых достижений. От себя добавлю: это особенно верно, когда доходы невелики или не так велики, как хотелось бы.

При согласии в целом с таким подходом (на какой-то момент мне, как клиенту нескольких банков, стало даже спокойнее) не покидает ощущение, что территории с большой плотностью населения уже более-менее освоены банками и их филиалами. И если карты лягут так, что нужно будет развиваться (а это вроде бы неизбежно), то конкурировать придется на довольно пустынном поле (если из средней плотности населения восемь чел./км2 вычесть население больших городов, то клиентов с помощью стандартного «ау!» не заманишь).

Выход один - ДБО. Тем более что оно и при большой плотности совсем не лишнее. Однако какое в наше время ДБО может обойтись без защиты? Вот и выходит, что те, кто раньше других озаботится развитием удобных и защищенных удаленных сервисов (не имеет значения в «облаках» или нет эти сервисы размещены - кому как удобнее), получат конкурентное преимущество. А кризисы рано или поздно кончаются.

«В НАШЕЙ СТРАНЕ КУЛЬТУРА ИСПОЛЬ­ЗОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНО­ЛОГИЙ ТОЛЬКО ЗАРОЖДАЕТСЯ»

В. ФОКИН: Очень приятно послушать коллег из банков и представителей ИТ-компаний. Я наблюдаю некий «наезд» на нашу российскую действительность. Может быть, в плане инноваций у нас не все так хорошо, как на Западе, наша стратегия последних лет - догонять. Однако, я хотел бы отметить, что сейчас наблюдается общий спад фундаментальных исследований во всем мире, что подтверждают в своих интервью наши академики, многие из которых работают на Западе. Мне кажется, это отражается и на промышленности, и на банковском секторе. К тому же соглашусь с коллегами: банковская сфера не самая наукоемкая и стремящаяся к инновациям среда.

Отвечая на прозвучавший вопрос, почему мы разделяем ИТ и бизнес банка, не могу не заметить, что банковский бизнес гораздо старше ИТ. Если говорить о компьютерных системах, то они молоды, они стали поддерживать данный бизнес лишь последние 30, максимум 50 лет, а банковскому бизнесу сотни лет.

В плане ИТ хочется выделить несколько классов финансово-кредитных организаций на российском рынке. Первый - это крупные банки, имеющие достаточный финансовый ресурс, чтобы тратить его на поиск инновационных продуктов, в том числе и в сфере ИТ. Второй - средние банки, которые делают ставку в основном на проверенных вендоров и интеграторов и на зарекомендовавшие себя решения, имеющие хорошие отзывы по рынку. И третий - инновационные стартапы. Сейчас появляются кредитные организации, которые в плане каналов доставки услуг, ДБО пытаются искать инновационные подходы, способные вызвать спрос у современных людей.

А. ЕВТУШЕНКО: Есть инновации для наших клиентов, а есть внутренние инновации для оптимизации ИТ-расходов. Давайте обсудим их по частям. Для клиентов я вижу инновации в продвижении передовых сервисов и услуг через новые каналы коммуникации с клиентами: соцсети, мобильные телефоны, терминалы и банкоматы. Второе направление: правительство очень озабочено тем, что вся Россия сидит в кэше, люди неохотно расплачиваютcя карточками. Существует большой рынок. Все банки сейчас думают, каким образом своих клиентов перевести на безналичные операции, раздать всем карточки. Это тоже требует клиентских инноваций.

Отдельный пласт - наши внутренние инновации, портальные решения, хранилища данных, автоматизация бизнес-процессов и т.д. Не секрет, что в мире для решения любой задачи давно есть эти технологии, их можно протестировать и внедрить. Вопрос в том, чтобы набраться храбрости, оценить риски и бюджет, доказать руководителям банка, что в это нужно вкладываться, за этим будет какой-то бенефит.

С. КОТОВ: Не очень понятно, когда банки говорят, что они «наелись» открытием офисов. В нашей стране плотность населения составляет восемь человек на квадратный метр, а, к примеру, в Гонконге - около 20 тысяч человек. Примем во внимание тот факт, что сотрудники западных банков работают в десять раз эффективнее. При этом мы все время путаем представления людей, живущих в Москве и ближайших окрестностях, с тем, как живут люди несколько дальше. Деньги у них есть, а вот гонять лошадей за семь верст киселя хлебать - тяжело. Именно поэтому база для инноваций в нашей стране имеется. С точки зрения плотности населения у нас уникальная страна. Ни один западный банк не предложит вам технологию, предоставляющую возможность работать в нашей стране в подобных условиях. Тут и нужны инновации.

Т. АРХАРОВА: Это больше бизнес-вопрос: в каком направлении нужно развиваться?

С. КОТОВ: Бизнес отвечает на это двояко: либо уходит туда, где плотность населения выше, либо продолжает работать с инновациями.

Т. АРХАРОВА: Я соглашусь с коллегой, который говорил, что в зависимости от бизнес-задач выбирается бизнес-решение. Если стоит задача пригласить клиентов, проживающих в очень отдаленных районах, то найдется и решение, которое поможет это сделать. Но будет ли создана инфраструктура, которая позволит внедрить данную разработку, будут ли инвестиции?

Второй вопрос - клиентские инновации. Конечно, Интернет становится частью жизни наших клиентов, а сеть - это все, что связано с дистанционными сервисами. Но мы упираемся в правовые нормы, в регуляторные требования, в какие-то человеческие ценности. В нашей стране культура использования информационных технологий только зарождается. Только сейчас подросло поколение, которое будет ими пользоваться. В настоящее время в регионах, в малых городах вы увидите картину, отличающуюся от ситуации в Москве, в плане пользования ИТ.

Еще один вопрос - технологии внутри инноваций, все, что связано с виртуализацией, автоматизацией бизнес-процессов. Это огромное поле деятельности, но оно, естественно, требует денежных вливаний. Большим игрокам это проще делать. Мелкие компании ограничены в данном плане.

ООО «Кей Инфо Системc» совместно с голландским издательским домом Keesing Reference Systems B.V. - партнером международной организации Интерпол - представляет современные программные средства проверки паспортов и других документов, удостоверяющих личность.

Keesing ID Authenti Scan - система автоматической проверки паспортов и других документов, удостоверяющих личность. Она представляет собой портативный комплекс, состоящий из компьютера или ноутбука, оснащенного уникальной программой, и специального сканера, осуществляющего проверку документов по 40 признакам.

Система ID Authenti Scan может быть использована для оценки подлинности большинства документов, удостоверяющих личность и находящихся в настоящее время в обращении по всему миру, в том числе документов со штрихкодами и электронными чипами.

Система не требует специальных знаний и навыков, имеет интуитивно понятный интерфейс. Для проверки документа нужно просто поместить его в сканер и запустить процесс сканирования. Результаты проверки отображаются в течение нескольких секунд. Система автоматически определяет до 40 видов защиты, в том числе и контроль вклейки фото в паспорте.

Система Keesing ID Authenti Scan функционирует под эгидой Интерпола и предназначена для предотвращения преступлений, связанных с использованием поддельных, просроченных, недействительных документов.

Программу используют в своей деятельности правоохранительные органы, банки и крупные бизнес-структуры во многих странах мира, что позволяет существенно повысить безопасность всех направлений бизнеса и особенно операций, так или иначе связанных с удостоверением личности клиентов, сотрудников и посетителей.

«ИННОВАЦИИ СОЗДАЮТСЯ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ, ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ КОНКУРЕНТНЫЕ ПРЕИМУЩЕСТВА»

Д. ДЕМИДОВ: Мы говорили об эффективности. Для начала нужно оценить ее, а именно разработать те критерии и параметры, по которым можно четко установить, насколько эффективно ИТ работают для бизнеса. Часто происходит так, что внедрение технологий, например CRM, других схожих решений, применяющихся при обслуживании клиентов, позволяет оценивать эффективность работы сотрудников. Зачастую получается, что, пока нет технологий, показатели эффективности собираются в обобщенном виде, без детализации.

Д. ГУЗОВСКИЙ: Мы говорим об инновациях, а есть ли они для банков? Мы говорили о BPM, CRM - для нас это инновации, мы узнали о них десять лет назад. На самом деле данным продуктам по 20 лет, просто мы пытаемся догонять. Наш банк меняет ИТ-архитектуру. Мы поездили по всему миру и можем сказать, что нашли то, что у нас еще не внедрено, но этим разработкам не меньше 15 лет. У меня вопрос к партнерам, вендорам: есть ли инновации, которые нам может предложить нынешний рынок ИТ, которые мы могли бы использовать? С точки зрения наших внутренних автоматизационных вещей мы работаем на последних версиях программных обеспечений и «железа», словом, мы используем все возможные инновации. Есть ли что-то инновационное, что нужно внедрять?

О. ЯРМОЛЕНКО: У нас 900 клиентов -банков России. Я могла бы рассказать о том, как мы начинали внедрять в России продукт, направленный на контроль USB-портов и устройств.

Это российская разработка, которая использовалась с 1996 года в Америке крупнейшими кредитными организациями. В России ее стали использовать только с 2004 года!

Что касается инноваций, то каждый год что-то новое внедряется. На данный момент это решения по обеспечению ДБО, мониторингу сетей botnet. Появляется новый сервис, и мы стараемся обеспечивать его безопасность. Да, банки боятся быть первыми в России, несмотря на то что весь мир уже использует эти технологии. Так и с «облаками»: весь мир уже там, а мы только рассуждаем, нужны ли они нам.

Т. АРХАРОВА: Я представитель американской компании. Могу передать вам международный опыт: в мире не используют «облака». Мы можем отдельно задать вопрос, что такое «облако»? Это маркетинговый термин.

А. СКОГОРЕВА: Тут, на мой взгляд, очевидны различия в терминологии. Вопрос в том, что такое инновация? Это что-то, первый раз внедренное у нас, или что-то принципиально новое, чего мир еще не видел и не пробовал? И тот, кто это использует, автоматически оказывается по крайней мере на какое-то время впереди планеты всей?

С. КОТОВ: Мы один раз были впереди планеты всей - слетали в космос. Ну и слава богу. Давайте умерим амбиции, у каждого свои новости и свои инновации. У кого-то новая ракета, у кого-то новая дубинка, которую сделал сосед. У всех все по-разному.

Я представляю компанию, которая занимается узкой областью - криптографией. Давайте проведем опрос: у кого из вас с собой устройства фирмы Apple? Снобизм этой фирмы состоит в том, что ничего внутрь устройства невозможно запихнуть. Но мы, не ломая ни одного продукта Apple, прикрутили к нему российскую криптографию. Все работает прекрасно. Все сертифицировано.

Е. ЕВТУШЕНКО: Криптозащита - это важная вещь. Никто не возражает. Но требования безопасности, скажем честно, вредят инновациям. Гораздо проще выпустить продукт быстро, не подумав о рисках, не обложившись регламентами, не думая о проверках, потом обкатать и понять стоит его развивать или нет. Мы не против ваших инноваций в области чего угодно. Дело в том, что я, как представитель банка, не вижу здесь каких-либо инновационных прорывов.

А. СКОГОРЕВА: Если говорить о том, что требования по безопасности мешают внедрению инноваций, то, наверное, уместно вспомнить и о том, что правила дорожного движения мешают скорости передвижения по нашим дорогам. Однако без них ни в одной стране не обходятся.

Д. ДЕМИДОВ: Инновации создаются для повышения эффективности, для того, чтобы получить конкурентные преимущества. Они создаются, чтобы ИТ, как технологии, дали необходимый инструмент, а бизнес-процессы позволяли бы создать те самые ощущения, которые будут востребованы клиентами. Нужно совместное взаимодействие как инструментов, так и бизнес-процессов.

С. КОЧУРА: Много слов сказано про инновации: одни утверждают, что их нет, но они необходимы, другие уверены, что они есть, но вредны, а лучше старый друг. Возможно, старый друг лучше, но только при условии, что он есть. У меня вопрос про ДБО: какие методы защиты кредитная организация предлагает своим клиентам? Эффективны ли они? К сожалению, пока деньги продолжают пропадать с клиентских счетов. Виноваты инновации или их отсутствие?

Дмитрий ДЕМИДОВ, руководитель департамента CRM компании НОРБИТ
На сегодняшний день на рынке CRM-систем в финансовом секторе существует несколько тенденций. Это и поиски универсального решения для построения единого приложения для фронт-офисов, и интерес к реализации кредитного фронта в CRM. Каждая из этих задач может быть решена с помощью современных решений НОРБИТ на базе CRM-системы Microsoft Dynamics CRM.

Компания НОРБИТ предлагает CRM-решение для автоматизации процессов продажи и обслуживания клиентов. Решение предназначено для call-центров и отделений банков и позволяет повысить эффективность работы сотрудников и увеличить объемы продаж.

Однако при выборе и внедрении CRM-систем нужно избегать ошибок. Наиболее распространенная из них - попытка реализовать избыточное количество требований на самом первом этапе проекта, когда у команды заказчика еще недостаточно опыта и знаний о конкретном продукте и процессе его внедрения. Результатом такой ошибки может оказаться «долгострой», который уже на середине большого пути внедрения стал не так актуален, и еще больше потеряет актуальность в момент завершения проекта.

Грамотно подобранная CRM-система дает банку множество преимуществ. Ключевые преимущества - это увеличение эффективности работы сотрудников и повышение лояльности клиентов. Рост эффективности работы специалистов происходит за счет объединения процессов обслуживания клиентов и продажи в едином инструменте, в котором моментально доступна вся информация о клиенте и могут быть выполнены любые типовые задачи. В результате эффективность каждого сотрудника увеличивается. Одновременно с этим после быстрого и качественного получения клиентом услуг вырастет уровень лояльности клиентов.

«ЧАСТНЫЕ «ОБЛАКА» С ИХ ПРЕИМУ­ЩЕСТВАМИ НЕ ПОДХОДЯТ ДЛЯ БАНКОВ ИЗ-ЗА СТАНДАРТОВ БЕЗОПАСНОСТИ, ВЫСОКИХ РИСКОВ, КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ ИНФОРМАЦИИ»

И. СИЛЬНИЦКИЙ: Дискуссия начала заходить в тупик и приобрела неблагоприятный характер для вендоров. В своей книге Герман Греф пишет о том, что бизнес-процессы в банке должны быть выстроены определенным образом. Бизнес должен быть готов транслировать рыночные сигналы в ИТ. ИТ должны быть бизнес-ориентированными, а не просто обеспечивающей функцией банка. Для того чтобы у бизнеса была возможность реагировать на вызовы рынка, ИТ в кредитной организации должны быть к этому готовы.

Что касается инноваций, то по оценке CNews главный тренд на сегодняшний день - движение в «облака». По нашим данным банки к этому готовы. Существенный стоп-фактор -риски ИБ, регулирование, законы. Но на рынке уже есть примеры успешного применения облачных технологий. Например, Сбербанк аккуратно применил такую облачную технологию, как видеобанкинг - сервис с возможностью обслуживания клиентов. Благодаря использованию «облака» внедрение прошло легче.

Кроме того, опыт внедрения CRM в банках привел нашу компанию к созданию своего решения кредитного конвейера CSBI OK в «облаке».

Анализ рынка показывает, что банки, как крупные, так и небольшие, смотрят в сторону облачных технологий. Подтверждением этого тренда является то, что у нас уже есть клиенты-банки, подключенные к облачному решению CSBI OK - «Оперативный кредит».

Т. АРХАРОВА: Любимая «облачная» тема вызывает оживление в зале. Частные «облака» с их преимуществами не подходят для банков из-за стандартов безопасности, высоких рисков, конфиденциальности данных. Частные «облака», которыми банки гордятся, - это виртуализация, некоторая обманка.

В мире Интернета и доступности информации очень трудно отличить правду от маркетинга. Зачем произносятся все эти слова о трендах, что такое тренд на самом деле? Когда половина сидящих здесь людей пойдет в «облака», можно будет говорить: да, налицо тренд. А сейчас мы имеем следующую картину: западные банки вообще туда не смотрят, в США ни одна кредитная организация не двинулась в «облака», потому что пока не решен вопрос конфиденциальности информации.

И. СИЛЬНИЦКИЙ: У банков существует психологический и законодательный барьер. Существенно снизить риски можно с помощью простого решения: база данных хранится в финансово-кредитной организации, а обработка заявок клиентов происходит в «облаке». Обработка заявки в «облаке» -сервис, а персональные данные туда выносить не требуется. Это решение создает предпосылку для того, чтобы изменить взгляд на облачные технологии. Нужен прорыв, необходимо, чтобы  сформировалась реальность, в которой кредитные организации не в «облаках» окажутся неконкурентоспособными.

С. КОТОВ: Я соглашусь с Татьяной Архаровой: слова «облачный сервис», «тренд» и многие другие - не более чем маркетинговые фокусы. Тренд можно посчитать по-разному, а, значит, и получить различные результаты. Когда мы постоянно повторяем одно и то же слово, то перестаем понимать, что за ним стоит. Точно также никто не понимает, что стоит за термином «облачный сервис». «Облаками» можно назвать что угодно, начиная от виртуализации и заканчивая бог знает чем.

Е. ЕВТУШЕНКО: Из того, что сегодня услышал, я ничего не признаю инновационным. Я за инновации, я хочу, чтобы их было как можно больше. Пока же мы видим передовые технологии, и мы их внедряем. Но к инновациям я бы их не отнес.

О. ЯРМОЛЕНКО: А что вы называете инновациями? Эксперименты, которые проводит Сбербанк?

Е. ЕВТУШЕНКО: Это то, что я вижу в первый раз, то, чего нет ни у кого в России. Покажите мне что-то в инновационном центре, чего нет ни у кого и что я могу внедрить первым.

Т. АРХАРОВА: Я могу сказать о 50 крупнейших банках Западной Европы, Азии и США. Ни одна из этих кредитных организаций не занимается внедрением инновационных технологий. Все технологии в нашем случае приходят из индустриальных бизнесов. Нам же нет смысла в силу специфики экономики и законодательства заниматься этим. Наши вендоры ограничены государственной политикой по развитию данного направления. Это неплохо, что мы следуем за Западом. Надо понимать, что таким образом мы используем хорошие, надежные, проверенные решения.

Е. ЕВТУШЕНКО: При работе с облачными технологиями нет проблем, кроме того, что они дорогие и что плюс ко всему я получаю ряд рисков по защите данных. Поэтому я сейчас использую «облако» только для тестовых нужд. Но переместив продукты в «облако», потом бегать за ним, когда ты даже не знаешь, где и в какой стране оно находится, мягко говоря, неприятно. Кому жаловаться, если информацию украли? Где ее искать? Что про это говорить в суде?

Т. АРХАРОВА: Мы тоже используем «облака» только в тестовых нуждах.

С. КОТОВ: Есть такой пример. В инновационных США 80% пластиковых карт до сих пор с магнитной полосой. Если бы Европа такое объявила, то Европарламент стал бы на дыбы. А США так живет и еще жалуется, что у них деньги воруют. Правильно воруют! Вообще, облачные технологии вещь гениальная, и она реально нужна, но нужна определенным организациям.

«ТРЕБУЕТСЯ РАЗВИВАТЬ АУТСОРСИНГ, ВНЕДРЯТЬ СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ДЕЛАТЬ ЭТОТ СЕРВИС БОЛЕЕ КАЧЕ­СТВЕННЫМ И ДЕШЕВЫМ ДЛЯ БАНКОВ-
КЛИЕНТОВ»

А. СКОГОРЕВА: Несмотря на все критические замечания, облачные технологии, похоже, становятся трендом. Посмотрите, какое горячее обсуждение они вызывают! Другая тема, не менее дискуссионная - ИТ-аутсорсинг. Насколько этот механизм хорош в использовании?

Е. ЕВТУШЕНКО: Любой дополнительный инструмент хорош. Вопрос в том, нужен ли он тебе, умеешь ли ты им пользоваться? Это как калькулятор: если дать его обезьяне, то он бесполезен, а если - школьнику, то польза будет, а может, нет. То же самое с аутсорсингом: он позволяет управлять своими ресурсами, только задачи переносятся вовне. Главное - понимать, зачем и насколько это выгоднее, чем создавать компетенцию внутри. Если задача - молниеносно что-то сделать, то без аутсорсинга решить ее невозможно. Когда возникает вопрос соотношения цены и качества, к сожалению, банки делают акцент на использовании своих кадров, потому что зачастую сотрудники более управляемы, и по качеству сервисов результат часто оказывается лучше. Поэтому я призываю интеграторов развивать аутсорсинг, внедрять современные технологии и делать этот сервис более качественным и дешевым для банков-клиентов.

Д. ДЕМИДОВ: Действительно, мы стали получать много запросов от кредитных организаций по аутсорсингу и сопровождению. В нашем случае это внедрение CRM. Вместе с тем и процесс сопровождения пользуется очень большим спросом. Если услуга качественная, то банк принимает решение отдать ее на аутсорсинг, а не держать у себя большой штат сотрудников.

И. МУШАКОВ: Я вижу аутсорсинг в трех аспектах. Я хочу его использовать, во-первых, когда у меня нет специалистов внутри банка, во-вторых, когда мне нужно за краткосрочный период, не увеличивая свой штат, сделать масштабирование ресурса определенной квалификации под управлением собственных специалистов, и в-третьих, когда использование аутсорсинга под конкретные задачи более выгодно экономически. Причем последнее - спорный вопрос, потому что расчетами легко манипулировать. Обычно в расчет не включаются косвенные затраты на менеджмент и преодоление трудностей во время борьбы с бюрократией внешнего поставщика услуг, а также расходы на борьбу с собственной юридической службой. Такие аспекты чаще всего упускаются. По прямым затратам вроде бы аутсорсинг дешевле, а если правильно посчитать, то возникают вопросы.

Вместе с тем есть область, где аутсорсинг нельзя использовать. Это тот случай, когда банк обладает уникальным ноу-хау с точки зрения бизнес-процессов или технологией, которую он сам для себя создал. Если сдать на аутсорсинг такой сложившийся технологический процесс, то вы мгновенно его потеряете. Технологии переупаковываются и перепродаются под другим названием. Потом в судах вряд ли вы сможете доказать, что ноу-хау у вас скопировали и украли.

A. СКОГОРЕВА: А репутационный риск для компании, которая это сделает? Разве он не может служить стоп-фактором?

И. МУШАКОВ: Если технология классная, вендор не побоится потерять одного клиента, чтобы приобрести гораздо больше новых заказчиков. Но главное - кражу ноу-хау очень сложно доказать. Отношения между компаниями - это отношения между людьми. А топ-менеджмент перемещается из одной организации в другую, и все начинается с нуля, поэтому и репутационные риски слабые.

B. ГУЗОВСКИЙ: На российском рынке нет аутсорсинговых компаний. Объясню почему. Нормальная компания берет на себя и финансовые риски, она готова отвечать за простой банка. В Америке, например, за простой кредитной организации аутсорсинговые компании расплачиваются миллионами долларов. У нас же партнеры экономически не готовы обеспечивать такой сервис.

Т. АРХАРОВА: Мы работаем с компаниями в Китае, Индии и Таиланде - то же самое, даже внутри компаний юридические взаимоотношения с данными партнерами не предполагают возме­щения финансовых потерь. Да, очень жесткие SLA, а рычагов воздействия нет. На российском рынке еще хоть как-то можно сориентироваться. Вместе с тем в западных компаниях говорят на английском языке, следовательно, общение ограничено.

Е. ЕВТУШЕНКО: Я больше пятнадцати лет пользуюсь аутсорсингом. С российскими компаниями гораздо приятнее иметь дело, а главное, проще доехать и надавить. В Америку не наездишься. Я не соглашусь с тем, что аутсорсинга у нас совсем нет, он в России в тинейджерском возрасте. Если сравнивать то, что было 15 лет назад, с тем, что есть сейчас, то увидим огромную разницу. Он вырос за 15 лет. Аутсорсинг нормально развивается, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы банкам. Нам хочется выбирать из десятков предложений лучшее. Хочется, чтобы была конкурентная борьба, демпинг, чтобы партнеры точно также, как и мы, инвестировали в свой бизнес, а не пытались сразу зарабатывать. Рынок недозрелый, но мы движемся в правильном русле.

Д. ДЕМИДОВ: Мы сейчас в основном говорили об аутсорсинге в части ИТ как об исполнителе ряда задач. Но есть еще аутсорсинг для бизнес-задач, то есть для операторов call-центров, менеджеров или агентов. Здесь у ИТ тоже большая роль, потому что они позволяют с помощью портальных и мобильных технологий обеспечивать с минимальными затратами масштабирование применения аутсорсинга в бизнесе. Правильно организовав схему работы с брокерами через свой портал, вы можете подключать безграничное количество посредников с минимальными издержками. Таким образом вы повышаете эффективность. Здесь ИТ решают задачу повышения эффективности аутсорсинга.

«ВО ГЛАВЕ УГЛА ДОЛЖНА БЫТЬ НЕ ТЕХНОЛОГИЯ, А ЗАДАЧИ, КОТОРЫЕ МЫ РЕШАЕМ: БАНКИ НАЦЕЛЕНЫ НА ТО, ЧТОБЫ КЛИЕНТ БЫЛ СЧАСТЛИВ»

Я. МЕДОКС: Все кредитные организации так или иначе используют аутсорсинг. С этой точки зрения термин набил оскомину, причем приятную. Сейчас нужно обсудить что-то новое. Я считаю, что масштабные, национальные аутсорсеры есть. Я представляю банк, который сейчас находится в процессе подписания договоров по комплексному аутсорсингу АБС и другим сервисам.

Соглашусь с коллегами: все это касается стандартных технологий. Как только мы захотим сделать что-то уникальное, придется искать других поставщиков услуг. Да, конечно, в вопросах аутсорсинга АБС мы вторичны. В США чуть ли не половина банков работает в таком режиме. Кроме ЦФТ еще две компании планируют предоставлять такой сервис. Для нас очень важно, чтобы была реальная конкуренция.

Т. АРХАРОВА: Соглашусь, что это направление, наверное, одно из самых перспективных. В тот момент, когда необходимо очень быстро реализовать простое решение, это один из вариантов. Но, конечно, компания находится на этапе становления. Вторая область, где я также рассматриваю аутсорсинг, помимо ресурсов, - это дистанционные каналы обслуживания, сетки банкоматов и все остальное. По нашим подсчетам эффективность там достигаема. Мы используем аутсорсинговые банкоматы, платежные терминалы.

Д. ЩЕТИНИН: Мы говорили достаточно много об инновациях. Я бы хотел коснуться темы изменений, обозначить сейчас несколько иной срез проблемы. За 20 лет российские банки накопили достаточно широкий спектр ИТ-решений. Бизнес ставит и новые задачи: повышение эффективности, увеличение вывода продуктов. ИТ являются драйвером развития бизнеса, частью поддержки. Многие кредитные организации имеют в составе правления ИТ-директоров, ИТ влияют на выход той или иной технологии, банковских продуктов.

С нашей точки зрения, есть задача фактически покомпонентной замены тех или иных решений. Вопрос компонентности является актуальным, он позволяет менять ИТ-ландшафт, не затрагивая другие системы разного класса и различной степени надежности. Одна из важных задач банка -выполнять требования регулятора. Об этом сегодня не говорили. Мегарегулятор все больше атакует финансово-кредитные организации, вводя новые требования. Готовность ИТ-ландшафтов и ИТ-систем к покомпонентной замене обеспечивает целостность всего ИТ-решения.

Р. АДОНЬЕВ: Есть совершенно непаханое поле для аутсорсеров по усовершенствованию   существующих ИТ­ландшафтов банка, потому что зачастую имеются некие legacy-системы, которые не удовлетворяют многим критериям, но их замена собственными ресурсами не всегда представляется возможной. Если привлекать аутсорсинг для решения этой задачи, возникает дополнительная проблема, которую они должны устранить, - технологическая проработка. Одну систему заменить на другую невозможно. Для того чтобы подойти к технической замене, нужно исследовать процессы, которые не всегда формализованы, понятны, и план внедрения сложно реализовать. Такая задача есть, она требует для своего решения огромных ресурсов. Банковские ИТ не всегда могут осилить ее самостоятельно, хотя финансовые ресурсы у них для этого есть.

Е. ОВЧАРЕНКО: Я бы хотел, чтобы присутствующие не забывали о том, что есть люди, которые пользуются нашими сервисами. Мы решаем задачи, чтобы угодить клиенту. Во главе угла должна быть не технология, а задачи, которые мы решаем: мы нацелены на то, чтобы клиент был счастлив. Для того чтобы он был счастлив, нужно глубоко его понимать.

А. ЕВТУШЕНКО: Мы, ИТ-специалисты, работающие в банках, сами являемся пользователями сервисов банков. Мы видим неприятные сложные элементы неправильной работы систем, что позволяет нам, как клиентам, генерировать какие-то идеи, убеждать бизнес в необходимости перемен. Нужно делать процессы более быстрыми и мобильными. Это наша работа.

Дмитрий ЩЕТИНИН, руководитель управления пресейла и бизнес-консалтинга компании «Диасофт»
За 20 лет российские банки накопили достаточно широкий спектр ИТ-решений. Но каждый раз бизнес ставит новые задачи. ИТ предлагают банку повышение эффективности операционной деятельности, поддержку развития бизнеса, причем как с точки зрения эффективности вывода передовых продуктов, так и с точки зрения увеличения объемов бизнеса, и снижение репутационных рисков за счет своевременной и правильной поддержки изменяющегося законодательства. ИТ сейчас достигли таких высот и гибкости, что с помощью использования новых технологий и ноу-хау кредитной организации можно делать продукты, которых ни у кого нет, и таким образом привлекать клиентов.

Какие решения помогают банкам снизить затраты? Во-первых, конечно, компонентные. Если «есть слона» по частям, а не целиком, можно значительно оптимизировать затраты. Причем нужно понимать, что затраты на ИТ - это еще и внедрение, и обслуживание. Поэтому крупные проекты по замене всей АБС очень дорогие. Следовательно, нужно идти в проекты step-by-step, то есть менять только то, что особенно нуждается в замене.

Во-вторых, это продукты, построенные от бизнес-процессов, которые позволяют контролировать и оптимизировать ресурсы на каждом шаге этого бизнес-процесса.

И, в-третьих, новые решения, направленные на прямую оптимизацию затрат. Некоторые банки начинают отказываться от традиционных подразделений как от основных инструментов работы с клиентами, поскольку развивать филиальную сеть - это дорогое удовольствие. Гораздо эффективнее сделать мобильный банк, который не зависит от местоположения клиента и к которому есть доступ, где бы клиент ни находился.

Наши компонентные решения уже работают у заказчиков. Отдельными компонентами внедряются фронт-офисные решения, разработки по сбору просроченной задолженности, для формирования отчетности, реализации требований по AML, налогового учета и проведения брокерских операций и многие другие. Наши компоненты покрывают все основные области бизнеса современного банка. Правильность выбранного подхода подтверждают мировые аналитики: «Диасофт» стал первым российским вендором, чьи решения были включены в магический квадрант Gartner. А благодаря выбору наших клиентов компания «Диасофт» заняла первую строчку рейтинга IBS Sales Lеаgue Table по количеству новых продаж core banking systems.

 

Дополнительные фотографии данного мероприятия смотрите по ссылке

Всего проголосовало: 0

0.0

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Август, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный кубок "Самый интеллектуальный банк" и "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере"

Ведущий - магистр игры «Что? Где? Когда?», шестикратный обладатель «Хрустальной совы», обладатель «Бриллиантовой совы» Александр Друзь.

Яндекс.Метрика