Вход Регистрация
 
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

10 июня 2011

великая надзорная вялотекущая революция

Санкт-Петербург снова стал центром формулирования новых принципов и подходов - на этот раз в сфере регулирования банковской деятельности

A A A

XX Международный банковский конгресс оказался богатым на горячие дискуссии и жесткие заявления -во всяком случае, со стороны руководителей ЦБ РФ. Утешать своих подопечных и рисовать им безоблачные дали представители регулятора не стали, без обиняков заявив, что принципы и подходы, прописанные в Basel III, будут внедряться в России «по всей строгости революционного времени». Банкиры, в свою очередь, настаивали на том, что введение новых, более строгих, нормативов налагает на кредитные организации бремя дополнительных расходов. И намекали на то, что если уж ужесточение неизбежно, то неплохо бы его компенсировать - например, предоставлением банкам доступа к «длинным» деньгам по линии ЦБ. Правда, пока их пожелания явно остаются без ответа.

НАДЗОР СУРОВ, НО ЭТО НАДЗОР!

Пожалуй, наиболее открыто и четко сформулировал позицию регулятора на XX Международном банковском конгрессе директор департамента банковского надзора и регулирования ЦБ РФ Алексей Симановский. «Кризис поставил очень непростые системные вопросы, и прогрессивное человечество готовит на них комплексные и очень непростые ответы. Мы, без сомнения, должны реализовывать подходы, которые разрабатываются международным сообществом. Надо отдавать себе отчет, что внедрением Basel III все не закончится, -предупредил Алексей Симановский. - Вспомните известный слоган: «Есть у революции начало, нет у революции конца». В регулятивной реформе я бы не сказал, что просматривается начало, но конца ей точно не видно».

Коллегу поддержали другие представители руководства ЦБ, принявшие участие в работе конгресса. Первый заместитель председателя Банка России Геннадий Меликьян со свойственной ему эмоциональностью отстаивал необходимость перехода к более жестким нормативам, прописанным в Basel III. «Если бы такие нормативы действовали в свое время, то Межпромбанк по достаточности капитала «влетал бы». И надзор мы ужесточаем для того, чтобы прекратились «схемы». Вам недостаточно норматива Н6 (норматив максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков -Прим. ред.) или норматива Н9-1 (максимальный размер кредитов, банковских гарантий и поручительств, предоставленных банком своим участникам (акционерам - Прим. ред.)? Давайте будем это обсуждать! Но какой смысл нам идти на то, что мы устанавливаем норматив, а вы рисуете «схему»?» - заявил Геннадий Меликьян.

Из выступлений представителей ЦБ стало ясно: «Межпромбанк умер, но дело его живет». Для руководителей регулятора болезненны воспоминания о том, что у актива, контролируемого экс-сенатором Сергеем Пугачевым, была слишком поздно отозвана лицензия: до этого Межпромбанк успел получить от ЦБ беззалоговый кредит и безвозвратно «проглотить» его. «Почему мы кредитовали Межпромбанк? Потому что были определены правила, по которым ЦБ выдает беззалоговый кредит на 32 млрд рублей, - ответил Геннадий Меликьян на никем не озвученный, но явно витающий в воздухе вопрос. -Межпромбанк имел не только минимальный рейтинг, при котором такие кредиты становятся доступными, - он имел рейтинги выше минимального, причем от нескольких международных рейтинговых агентств. Как бы отреагировало банковское сообщество, если бы ЦБ сам утвердил правила предоставления таких займов, а потом сам нарушил бы их исходя из того, что банк ему не нравится?»

Впрочем, «незримой тенью» в зале, где проходил конгресс, витал не только Межпромбанк, но и другие «неправильные» - а к настоящему моменту уже и бывшие - участники российского банковского рынка. Похоже, что именно «с думой о них» Алексей Симановский сформулировал новый подход Центрального банка к регулированию банковского сектора. «Усиление регулирования, и существенное усиление, - это плата банковского сообщества за тех банкиров, которые вели себя, что называется, непруденциально, а лучше сказать - недостойно. Можно рассуждать на морально-этические темы: как же нехорошо, что добропорядочные банки должны терпеть трудности и невзгоды из-за недобросовестных банков. Но жизнь построена по армейскому принципу: когда бежит рота или взвод, время замеряют по последнему солдату», - резюмировал Симановский.

ЛОЖКИ МЕДА НЕ БУДЕТ

Как показывает практика, спорить с регулятором, когда он уже принял решение, не страшно, но бесполезно. Во всяком случае, к такому выводу можно было прийти по итогам конгресса. Хотя представители банковского сообщества приводили свои аргументы, прозвучавшие весьма убедительно и весомо.

«Мы поддерживаем усилия Банка России привести надзорные требования в соответствие с международными стандартами, повысить качество надзора, -заявил в ходе своего выступления президент АРБ Гарегин Тосунян. - Но мы хотели бы обратить внимание на то, что желание банков активизировать кредитование сдерживается рядом надзорных требований. В качестве примера я позволю себе остановиться на анализе уже не вступивших в силу надзорных актов. Сейчас находится на «выходе» из Минюста 110-я Инструкция Банка России, по поводу которой все банковское сообщество выражало свои пожелания, чтобы в таком виде она не была принята. Речь идет об установлении повышенных коэффициентов риска в 1,5 раза. Это приведет к тому, что мы будем иметь довольно серьезное «торможение» кредитования, банкам придется увеличивать капитал. Будут проистекать проблемы и для крупных, и для средних, и для малых банков, а это означает, что надо будет докапитализировать банковскую систему более чем на 500 млрд рублей».

Представители регулятора, неоднократно озвучивавшие свою позицию по «торможению кредитования» до конгресса в Санкт-Петербурге, еще раз подтвердили ее неизменность: ЦБ не нужны докризисные темпы кредитования, потому что не всегда формальные показатели бурного роста свидетельствуют о здоровье организма - в данном случае кредитного рынка. «Вы говорите, что упадут объемы кредитования. Да, упадут! Сколько реально было выдано нормальных кредитов в банках, которые «легли» во время кризиса? Раз в пять-шесть меньше, чем они показывали на балансах. Почему? Да потому что в отчетности у них значилось одно, а на деле было совершенно другое. И в конце концов выяснялось, что в некоторых случаях до 90% активов было «завязано» на собственниках банков. Конечно, такой банк обречен на то, чтобы «лечь» в условиях отсутствия избыточной ликвидности», - принял участие в «кредитной» дискуссии Геннадий Меликьян. Его поддержал руководитель главной инспекции кредитных организаций ЦБ Владимир Сафронов: «Банковская активность в большей степени определяется рыночной ситуацией, и в гораздо меньшей степени - размером регулятивного бремени. Надзорные требования могут оказывать тормозящее воздействие на развитие банковского сектора в тех случаях, когда надзор недостаточно эффективен, когда действия надзора способствуют концентрации рисков и превращению этих рисков в системные».

Очевидно, что ужесточение регулирования и вызванное этим «торможение» кредитования больнее всего ударит по небольшим банкам, которые и так испытывают сейчас проблемы с выполнением нормативов и с привлечением «хороших» заемщиков. Однако явно не в восторге от безапелляционности регулятора и руководители крупнейших кредитных организаций. Глава группы ВТБ Андрей Костин сформулировал свою точку зрения так: «Я, несмотря на то что являюсь банкиром, поддержал бы тезис о том, что банковский надзор должен быть усилен. В том числе для крупнейших банков. Но, сказав об этом, я хочу сказать и о другом: увеличение издержек по надзору должно сопровождаться для банков определенными привилегиями. Например, доступом к более дешевым и «длинным» кредитам ЦБ». На что Геннадий Меликьян дал ответ, не оставляющий простора для дальнейшего обсуждения: «ЦБ не будет давать банкам «длинные» деньги, это функция правительства. Долгосрочные ресурсы нужно получать от институтов развития».

Что же в сухом остатке? Регулятор не обещает своим подопечным легкой жизни, но в то же время заверяет их, что, если они будут «жить не по лжи» (не рисовать «схемы», соблюдать нормативы), у них будут все возможности для дальнейшего развития бизнеса. «Кто пострадает от ужесточения надзора? Банки, которые не прибегают к схемам, никак не пострадают, потому что не делают таких вещей. На них это никак не скажется», -уверен Геннадий Меликьян. Подтвердит ли жизнь правоту его вывода - только время покажет.

Всего проголосовало: 0

0.0

Анастасия Скогорева
Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

Регистрируйтесь на вебинар «Система противодействия мошенничеству «FRAUD-Анализ». Соответствие 167-ФЗ»
6 декабря 2018 года в Москве состоялось юбилейное Общее собрание Национального совета финансового рынка
Розничные продажи в еврозоне снова демонстрируют рост
Форум «Евразийский союз и ЕС: поиск новых форматов сотрудничества» пройдет 30 ноября в Москве

Календарь мероприятий

Ближайшие мероприятия

Видео

Осенний Интеллектуальный кубок 2018

Осенний Интеллектуальный кубок 2018

Яндекс.Метрика