Аналитика и комментарии

21 февраля 2021
 

Для граждан нашли безопасные места. Структурные продукты для розничных инвесторов: глобальный опыт регулирования

Минувший 2020 год отличился бумом розничных инвестиций на фондовом рынке. В ответ на наплыв инвесторов банки и управляющие компании увеличили предложение структурных продуктов. На начало 2021 года минимальные оценки объёма структурных продуктов, проданных финансовыми организациями населению, составляют около 600 млрд руб. по структурным нотам и ещё порядка 100 млрд руб. по внебиржевым деривативам. Многие из них продавались не вполне корректно, от розничных инвесторов скрывались реалистичные оценки будущей доходности и рисков. В 2021 году в России вступает в силу новое федеральное законодательство, вводящее водораздел между финансовыми продуктами для квалифицированных инвесторов и всех остальных. Однако регулирование сложных продуктов ещё далеко от завершения. Настоящий обзор посвящён глобальному опыту регулирования структурных продуктов для населения, некоторые элементы которого могут в последующем найти применение в России.

Введение регулирования структурных продуктов

Регулирование структурных продуктов прошло два этапа развития. Первый начался с кризиса Lehman Brothers в 2008 году, который послужил катализатором вмешательства финансовых властей. Причина состояла в том, что во многих юрисдикциях розничным инвесторам продавались структурные продукты с защитой капитала, которая гарантировалась различными дочерними компаниями Lehman Brothers Holdings. После банкротства Lehman Brothers вместо гарантийного возврата номинала розничные инвесторы в среднем получили не более 70% первоначальных вложений. В 2009–2012 годах первый этап регулирования завершился вступлением в силу законодательства, регламентирующего разработку, тестирование (моделирование) и продажу новых структурных продуктов. Основные изменения затронули Великобританию, Швейцарию и Японию.

Второй этап регулирования пришёлся на 2015–2018 годы и был связан с обнулением процентных ставок ведущих центральных банков и возникшим после него бумом на рынке структурных продуктов. Кроме того, финансовые власти приняли во внимание опыт предыдущей надзорной работы и результаты микроэкономических исследований поведения розничных инвесторов. В результате произошло обновление требований к раскрытию информации о структурных продуктах и введение регулирования индексов структурных продуктов. Нововведения охватили, преимущественно, США, Европейский союз и Великобританию.

Рынок структурных продуктов и его регулирование продолжают активно развиваться и далеки от завершения. В заявлении о приоритетах мониторинга и изучения рисков на 2020 год, выпущенной американской FINRA (Управление регулирования финансовой индустрии на правах СРО, вместе с SEC выступающее регулятором рынка структурных продуктов) отмечены наиболее актуальные темы: практика продаж структурных продуктов и надзор за ними, сложные продукты, ответственность уполномоченных должностных лиц в финансовых организациях, защита инвесторов из числа пожилых граждан.

Разработка структурных продуктов

В некоторых юрисдикциях для финансовых организаций выпущено руководство по разработке структурных продуктов. Поднадзорным следует руководствоваться не извлечением прибыли, а удовлетворением потребностей инвесторов. Повод для разработки первого руководства возник в 2009 году, когда Служба финансового омбудсмена предупредила британского регулятора FSA о необычно высоком уровне жалоб на структурные продукты Lehman Brothers, что свидетельствовало об их недобросовестных продажах.

Британское руководство предписывало, чтобы перед проектированием любого продукта эмитент обозначал его целевой рынок, что должно определять последующую разработку и распространение продукта. Каждый продукт должен представлять экономическую ценность для целевого рынка. Соотношение между доходностью и риском следует подтверждать на основе теста (моделирования) продукта. Тестирование, как правило, проводится путём симуляции множества сценариев доходности с применением метода Монте-Карло. Продукты, не прошедшие стресс-тест, не подлежат продаже розничному инвестору. Первое руководство по разработке структурных продуктов выпущено в Великобритании в 2010 году.

Продажи структурных продуктов

Ещё до кризиса Lehman Brothers Япония стала первой юрисдикцией, регламентировавшей методы продаж структурных продуктов. Ответственность за структурные продукты и защиту прав инвесторов была возложена на Агентство финансовых услуг. Закон о финансовых инструментах и торговле от 2006 года вводит несколько требований, среди которых наибольшую значимость имеют требования к рекламе, период охлаждения, необходимость омбудсмена, запрет на компенсационные выплаты и другие. Если эмитент или дистрибьютор структурных продуктов не выполняет перечисленные требования, Закон о финансовых инструментах и торговле предусматривает его ответственность за ущерб на сумму понесенных убытков, что облегчает инвесторам подачу исков о возмещении ущерба в сравнении с обычными гражданскими исками.

Введение схожего регулирования продаж было завершено в США относительно недавно. Правила, требующие идентификации интересов и инвестиционного профиля розничных клиентов, приняты SEC в 2019 году и детализированы FINRA в 2020 году. В соответствии с нормами о наилучших интересах брокеры, дилеры и инвестиционных консультанты при продаже структурных продуктов обязаны действовать в интересах розничного инвестора. Регулирование предполагает, что поднадзорные «не могут ставить свои финансовые интересы выше интересов розничного клиента». К новым обязанностям отнесены информирование инвестора о характере продукта, комиссиях, типе и объёме предоставляемых услуг, конфликтах интересов, ограничениях на услуги и продукты; проявление «разумной осмотрительности» при продаже розничному инвестору, который должен понимать потенциальные риски, выгоды и издержки; разработка и внедрение письменных политик и процедур для раскрытия и устранения конфликтов интересов, раскрытие неблагоприятных фактов о своей деятельности.

Первая же проверка SEC в 2020 году показала, что контроль за достоверным раскрытием информации является нетривиальной задачей. Дилеры, брокеры и инвестиционные консультанты обязаны раскрывать прошлые случаи, когда они подвергались санкциям за искажение и неверное информирование о комиссионных, штрафам за подделку документов, выдачу себя за клиентов или продажу продуктов, не являющихся пригодными для определённых категорий розничных инвесторов. По оценкам «The Wall Street Journal», 1300 из 6200 участников скрыли информацию, что они имели дисциплинарные взыскания или проигранные клиентам судебные споры. Только 25% поднадзорных достоверно раскрыли о себе информацию.

Раскрытие информации о структурных продуктах

Розничному инвестору необходимо предоставлять четкую и сбалансированную информацию о конкретном продукте и связанных с ним рисках. Главное внимание уделяется вероятности доходности и всем видам рисков. Требования касаются не только раскрытия информации эмитентом розничному инвестору, но распространяется и на продажи продуктов через агентов. Эмитент структурного продукта обязан осуществлять мониторинг продаж своих продуктов дистрибьюторами, включая контроль за продажами только целевой аудитории. Управление структурным продуктом осуществляется как на стадии разработки и продажи, так и в течение всего жизненного цикла структурного продукта.

Влияние требований к раскрытию информации («Качество рекомендаций по структурным инвестиционным продуктам» и «Шаблон оценки соответствия структурных инвестиционных продуктов»), впервые внедренные британской FSA в 2009 году, было значительным и привело к переделу рынка. Ранее доминировавшие эмитенты структурных продуктов (Arc Capital, NDFA, Defined Returns и Keydata) в течение последующих трёх лет уступили свои позиции другим участникам. Предложение структурных продуктов стало ограниченным, поскольку многие банки и их дистрибьюторы пересмотрели свои интересы на розничном рынке. Некоторые из крупных эмитентов пришли к выводу, что продажи розничных структурных продуктов более не входят в число их KPI.

Тем не менее, введение первых требований к раскрытию информации не привело к единовременному упорядочению рыночной практики. В 2014 году британское FCA оштрафовало Credit Suisse и Yorkshire Building Society на 3,8 млн фунтов стерлингов за то, что они не обеспечили прозрачность и справедливость продуктов, а также за то, что их рекламные акции вводили в заблуждение потенциальных инвесторов. Около 84 тысяч инвесторов купили продукт с привязкой к курсам акций, входящих в FTSE 100, на сумму 797 млн фунтов стерлингов. Дистрибьюторы декларировали максимально возможную доходность, хотя вероятность её получения была близка к нулю. В большинстве случаев ссудо-строительные общества, такие как Yorkshire Building Society, продавали не собственные продукты, а продукты Credit Suisse.

В результаты требования к раскрытию информации о структурных продуктах были усилены и получили развитие на панъевропейском уровне. В 2017–2020 годах требования нашли отражение в двух директивах Европейского союза: Регламенте комплексных розничных и страховых инвестиционных продуктов (PRIIPS) и расширенной Директиве о рынках финансовых инструментов (MiFID II). Они содержат регуляторные требования к организациям, эмитирующим и распространяющим структурированные продукты среди розничных инвесторов.

Раскрытие эмиссионной информации при регистрации выпуска

В США структурные продукты представлены структурными ценными бумагами и структурными депозитными сертификатами банков. Выпуски структурных ценных бумаг подлежат регистрации в американской SEC – регистрацию проходит каждый выпуск, а не серия или класс ценных бумаг. Заявление о регистрации включает базовый проспект эмиссии, содержащий общую информацию об эмитенте и регистрируемых ценных бумагах. Исключения из регистрации включают ценные бумаги для квалифицированных институциональных инвесторов (правило 144A), для аккредитованных инвесторов (некоторые институциональные инвесторы и состоятельные частные лица, регулирование D); для нерезидентов (регулирование S); выпущенные или гарантированными банками (Закон о ценных бумагах от 1933 года, часть 3(a)(2)).

Структурные депозитные сертификаты выпускаются только банками и в пределах лимитов подлежат страхованию Федеральной корпорацией страхования вкладов. Однако пакет эмиссионной информации по ним аналогичен регистрируемым в SEC ценным бумагам. Типовое раскрытие эмиссионной информации по структурным продуктам включает раскрытие информации об эмитенте (проспект эмиссии); о структурном продукте (приложение к проспекту эмиссии, или приложение к предварительному и окончательному ценовому предложению); о базовом активе (там же).

Ключевой информационный документ

С 2018 года в Европейском союзе и Великобритании введён обязательный ключевой информационный документ о структурном продукте (Key Information Document, KID). Он представляет собой краткое изложение главных характеристик продукта на трёх страницах формата А4. Национальные ассоциации, объединяющие эмитентов и дистрибьюторов структурных продуктов, разработали шаблоны KID по всем классам продуктов. Аналогичным образом биржи, на которых размещаются и обращаются биржевые структурные продукты, представили собственные KID. Они включают в себя разделы: определение продукта (тип, цели инвестирования, порядок платежей, целевой розничный инвестор), потенциальная доходность и риск (семибалльный сводный индикатор риска, таблица с четырьмя сценариям гипотетической доходности), разъяснение случая неспособности эмитента выполнить свои обязательства, издержки инвестора (влияние разовых и регулярных издержек и комиссий на снижение годовой доходности, структура издержек), договорной срок структурного продукта и условия его досрочного погашения, порядок работы с жалобами, другая релевантная информация, включая ссылки на информационные материалы на сайте эмитента. Ключевыми метриками KID являются сводный индикатор риска, представляющий собой рейтинг структурного продукта, и гипотетические сценарии доходности.

Утвержденная в Европе и Великобритании параметризация KID предполагает, что стрессовым сценарием является 2,5% случаев или девять дней в году. В сравнении с маловероятными, но значимыми стрессами параметризация KID приводит к тому, что гипотетическая доходность является умеренной в нормальных условиях и оптимистичной на растущем рынке. К примеру, ETF Securities в 2019 году публиковала прогноз годовой доходности в 523*109% по структурному продукту с трёхкратным финансовым рычагом, где базовым активом выступали цены на природный газ в США. Некоторые другие эмитенты краткосрочных структурных продуктов с рекомендуемым периодом инвестирования в один торговый день публиковали прогнозы благоприятного сценария, предполагающие годовую доходность более миллиона процентов.

К основным проблемам KID относятся: семибалльный риск-индикатор, выступающий рейтингом продукта, выставляется самим эмитентом; описание сценариев гипотетической доходности содержит только входные параметры (благоприятный, неблагоприятный, умеренный и стрессовый сценарии) и ничего не говорит об их вероятности; понимание базового среднесрочного сценария доходности и связанного с ней риска отсутствуют; методология сценариев представляет собой прогнозирование будущей доходности на основе прошлой, что порождает процикличность на финансовых рынках. В Европейском союзе критика, преимущественно, сосредоточена на применимости спецификации KID к некоторым инвестиционным инструментам, таким как продукты фондов. Европейское управление по ценным бумагам и рынкам предлагало разрешить фондам публиковать не гипотетические, а только исторические сценарии. Однако Европейская комиссия отклонила предложение на том основании, что оно противоречит главной идее KID, помогающего розничным инвесторам сравнивать инвестиционные продукты между собой.

Проспект эмиссии структурных продуктов

В Швейцарии помимо KID обязательное раскрытие информации о структурном продукте происходит в проспекте эмиссии. В отличие от KID проспект эмиссии содержит дополнительную информацию, которая способна понизить транспарентность продукта для инвестора. По этой причине проспект эмиссии включает резюме, в сжатой форме и на понятном языке отражающее наиболее важную информацию. Проспект эмиссии является обязательным документом и применяется не вместо, а в дополнение к KID, в случаях, когда клиент является розничным инвестором. Однако проспект эмиссии не требуется, если клиент является квалифицированным или институциональным инвестором. Проспект эмиссии подлежит проверке и регистрации до публикации и выпуска структурного продукта. Уполномоченный орган проверяет его полноту, связанность разделов и ясность его положений.

На 2021 год уполномоченным органами являются компания SIX Exchange Regulation, входящая в биржевую группу SIX, и фондовая биржа в Берне BX Swiss. Обязательный проспект эмиссии структурных продуктов для розничных инвесторов введён в Швейцарии с 2020 года.

Ограничение концентрации вложений в структурные продукты

В случае пассивного управления портфелем розничного инвестора управляющая компания или инвестиционный консультант могут иметь ограничения на вложение активов в структурные продукты. В частности, лимит концентрации достигает не более 10% активов клиента в один структурный продукт (одного эмитента) и не более 25% на структурные продукты в целом. Целевые пороговые значения для розничных инвесторов введены в Великобритании в 2012 году.

Ограничение эмитентов и дистрибьюторов структурных продуктов

Структурные продукты могут продаваться как самим эмитентом, так и по агентской схеме через сеть розничных дистрибьюторов. Выпуск структурных продуктов и их распространение могут быть ограничены кругом поднадзорных лиц. Вне договоров доверительного управления или без привлечения независимого инвестиционного консультанта структурные продукты могут эмитироваться и продаваться финансовыми организациями – резидентами или нерезидентами, если с властями их юрисдикции заключено соглашение о сотрудничестве в области надзора.

Распространение продуктов компаний специального назначения разрешено, если их дистрибьюторами являются упомянутые финансовые организации – резиденты или нерезиденты. Ограничение перечня эмитентов и дистрибьюторов структурных продуктов введено в Швейцарии с 2020 года. Лица, нелегально продающие структурные продукты, несут гражданскую ответственность и на них накладывается штраф в 0,5 млн швейцарских франков.

Определение статуса дистрибьюторов стало наиболее актуальным после появления электронных платформ, оказывающих услуги эмитентам структурных продуктов. Все они позиционируют себя как финтех-компании, позволяющие оптимизировать инвестиционные решения. Как в Европе, так и в США они обслуживают интересы банков-эмитентов структурных продуктов. К их числу относятся платформа SIMON (первоначально созданная для продаж Goldman Sachs, действует с 2014 года), Halo Investing (для продаж Credit Suisse, с 2015 года) и Luma Financial Technologies (совместный проект Navian Capital, Bank of America Merrill Lynch и Morgan Stanley, с 2018 года).

Электронные дистрибьюторы пре­до­ставляют услуги не только розничным инвесторам, но также дилерам и инвестиционным консультантам. Они позволяют анализировать, торговать и осуществлять мониторинг. Некоторые электронные дистрибьюторы применяют инструменты и модели анализа рисков, разработанные самими эмитентами структурных продуктов. Считается, что за счет автоматизации ряда процессов, снижения времени и издержек выпуска новых продуктов они займут доминирующее положение в методах продаж структурных продуктов.

Регулирование индексов структурных продуктов

С 2016 года в Европейском союзе введено специализированное регулирование эталонных финансовых индикаторов, которое приобрело характер глобального стандарта. Его экстерриториальное влияние привело к возникновению на рынке финансовой информации новых институтов – администраторов эталонных индикаторов. На 2021 год регулирование финансовых индикаторов помимо Европейского союза принято в Великобритании, Австралии, Сингапуре и Южной Корее. В США, Швейцарии, Японии и Китае местные администраторы проходят аккредитацию в Европейском союзе. Из-под действия регулирования выведены индикаторы, администрируемые центральными контрагентами, центральными банками и другими государственными органами.

Инвесторы в структурные продукты могут вкладывать только в те продукты, индексы которых управляются аккредитованными администраторами. Независимое администрирование позволяет избегать манипулирования продуктом в интересах эмитента, включая введение в заблуждение о значении индекса или одностороннее изменение метода его расчёта. Регулирование включает аккредитацию администратора, требование к репрезентативности и сбалансированности метода расчёта индекса, наблюдение за поставщиками данных и агентами, устранение конфликта интересов с эмитентом структурного продукта, требование к прозрачности и внутреннему контролю, процедуры работы с жалобами, хранение исходной информации, а также обязательный внешний аудит.

На 2021 году в Европейском союзе зарегистрировано 72 администратора эталонных индикаторов. К ним относятся индексные компании, биржевые группы и их информационные подразделения, эмитенты структурных продуктов и их аффилированные лица, информационно-аналитические агентства. Подавляющее число администраторов представлено банками-эмитентами структурных продуктов. К ним относятся американские Citigroup, Morgan Stanley, Goldman Sachs, европейские BNP Paribas, Barclays Bank, Deutsche Bank, Societe Generale и ICF Bank. К примеру, BNP Paribas для своих продуктов ежедневно публикует свыше 2500 индексов, которые охватывают фондовые, валютные, денежные, товарные рынки, а также деривативы и смешанные корзины активов.

Микропруденциальное регулирование

После США и Европы третьим по величине рынком структурных продуктов является рынок Южной Кореи – его номинальный объём оценивается в $92 млрд. В 2020 году корейский рынок структурных продуктов пережил обвал, наиболее пострадавшими от которого оказались местные пенсионеры. Около 60% корейских продуктов представлено продуктами без защиты капитала, базовым активом 70% всех продуктов являются курсы акций и фондовые индексы. Хотя главными эмитентами являются Mirae Asset Daewoo, NH Investment & Securities, Shinhan Investment и KB Securities, не менее 88% продуктов продавалось через банки.

Характерной особенностью корейского рынка является его ориентация не на местные, а на европейские индексы и акции. Введение в Европе весной 2020 года карантина из-за пандемии COVID-19 привело к обвалу европейских индексов семейства Euro Stoxx, срабатыванию автоколлов и досрочному погашению структурных продуктов в Южной Корее. Массовые потери розничных инвесторов вынудили корейские власти пересмотреть политику на рынке структурных продуктов.

В отличие от российской практики корейские структурные продукты представлены реальными инвестициями в европейские активы. В 2020 году корейская Комиссия по финансовым услугам объявила о подготовке новых пруденциальных норм. Во-первых, расширение для эмитентов стресс-тестов валютной ликвидности и введение обязательного плана чрезвычайных действий в случае дефицита валютной ликвидности. Во-вторых, повышение норматива валютной ликвидности для эмитентов структурных продуктов. Нововведения обязывают производить расчёт норматива не на дату закрытия договора, а на случай его досрочного погашения, а также распространяют норматив валютной ликвидности на дилеров. В-третьих, ограничение финансового левереджа, возникающего за счет структурных продуктов. Левередж будет ограничен для финансовых организаций, у которых номинальный объём структурных продуктов превышает половину собственного капитала. Исключения из правил будут распространяться на продукты, где базовыми активами являются инструменты внутреннего рынка.

Биржевая торговля структурными продуктами

В Швейцарии рынок структурных продуктов представлен рынком организованной торговли. Первые структурные продукты были включены в листинг SIX Swiss Exchange (ранее – SWX Swiss Exchange) в 1997 году. С 2014 года в биржевой группе SIX создана отдельная торговая площадка SIX Structured Products Exchange. Головная компания SIX Swiss Exchange является ответственной за допуск структурных продуктов к биржевому листингу. Большинству продуктов присваивается код ISIN, однако из-за низкой ликвидности они не имеют активного вторичного обращения. Структурные продукты исключены из определения производных финансовых инструментов. Однако для целей листинга к ним предъявляются те же технические требования, что и к производным инструментам.

Швейцарский регулятор FMIA ввёл саморегулирование биржевой торговли структурных продуктов. SIX Swiss Exchange отвечает за разработку и контроль правил допуска структурных продуктов к торгам. SIX Swiss Exchange выпустила положение о листинге, которое подлежит одобрению FINMA. Продукты разделены на три категории (capital-protection products, yield-enhancement products, participation products). Далее они подразделяются на отдельные типы продуктов в соответствии с классификацией, введённой Швейцарской ассоциацией структурных продуктов (та, в свою очередь, утверждена на панъевропейском уровне Европейской ассоциацией структурных инвестиционных продуктов). На рынке выпущено около 12 тысяч структурных продуктов, обращающихся на SIX Structured Products Exchange. Для обеспечения прозрачности рынка биржа рассчитывает индексы по каждой категории структурных продуктов.

В 2020 году корейская Комиссия по финансовым услугам объявила о начале работ по двум инфраструктурным решениям для структурных продуктов. В-первых, создание интегрированной информационной платформы по всем выпущенным продуктам, которая должна представлять сведения о базовых активах, доходности и условиях досрочного погашения, риск-рейтинге и др. Продукты будут разделены на разные категории по характеристикам и рискам. Во-вторых, создание биржевой платформы для вторичного обращения структурных продуктов. Биржевая платформа призвана обеспечить ликвидность продуктов, чтобы инвесторы могли продавать их до наступления срока погашения. Правительство Южной Кореи объявило о планах создания необходимой инфраструктуры для платформы к концу 2021 года.

Запреты на отдельные продукты

Как в США, так и в Европе распространение получили прямые запреты на рекламу, распространение или продажу отдельных розничных финансовых продуктов, а также практику или виды финансовой деятельности. С 2018 года ограничение продуктового ряда стало стандартом панъевропейского регулирования. Европейское управление по рынку ценных бумаг и рынкам получило право временно ограничивать либо запрещать продажу розничным инвесторам сложных финансовых продуктов, связанных с высокими рисками. Новые полномочия стали доступны после вступления в силу регулирования финансовых рынков и инструментов, известного как «MiFIR».

Запрет на продажи гражданам внебиржевых контрактов на разницу цен и бинарных опционов в Европейском союзе и Великобритании в 2019–2020 годах является самым масштабным примером применения таких ограничений. Законодательные нормы в Старом свете устанавливают гибкие условия применения ограничений, что развязывает финансовым властям руки в нестандартных ситуациях. В широком смысле запреты могут быть связаны с защитой инвесторов, предотвращением угрозы дестабилизации рынка или негативным влиянием на рынок базового актива.

Негосударственные компенсационные выплаты

По структурным продуктам действует негосударственное возмещение инвестиций розничных клиентов в случае несостоятельности поднадзорных финансовых организаций. Схема носит внебюджетный характер, не зависит от правительства и самих финансовых организаций. Ежегодно финансовые организации платят взносы, пропорциональные масштабу их деятельности, из которых финансируются выплаты розничным инвесторам.

В Великобритании Financial Services Compensation Scheme действует с 2001 года и покрывает все классы розничных продуктов, от структурных вкладов до инвестиционного страхования. Схема учреждена как общество с ограниченной ответственностью. В некоторых случаях признается целесообразным передача управления несостоятельного эмитента здоровому участнику. По структурным продуктам вариант опробован в 2013–2015 гг., когда компании Merchant Capital, Keydata и Arc Capital были переданы в управление Reyker Securities. Однако и здесь практика носила не вполне здоровый характер, поскольку Reyker Securities брала с их инвесторов комиссионные до 20% погашаемых сумм. Эксперимент в целом не оказался удачным – в 2019 году Reyker Securities обанкротилась, и платежи по её структурным продуктам производились уже в счёт компенсационных выплат.

В целом выделяется ряд долгосрочных задач, которые регулирование призвано решить: правовое определение структурного продукта; требования к обеспечению его прозрачности, прежде всего, профилю риска и наиболее вероятной доходности; справедливые продажи; прозрачность ценообразования; ликвидность вторичного рынка; устранение конфликтов интересов. Финансовые власти меньше полагаются на «ручное» управление рынком структурных продуктов и в большей степени на институциональную среду, обеспечивающую понятные, прозрачные и стандартные продукты. В долгосрочной перспективе наибольшую ценность для защиты розничных инвесторов, по всей видимости, будут иметь:

  • ограничение круга эмитентов и дистрибьюторов структурных продуктов поднадзорными финансовыми организациями, включая запрет на продажи резидентам структурных продуктов, выпущенных в оффшорных юрисдикциях;
  • правила продаж для эмитентов и дистрибьюторов структурных продуктов;
  • распространение ключевого информационного документа;
  • раскрытие сценариев ожидаемой доходности и риск-профиля в координатах эталонных индикаторов и в сравнении с другими структурными продуктами данной категории;
  • обязательный рейтинг структурного продукта;
  • независимое администрирование индексов структурных продуктов;
  • биржевая торговля структурными продуктами;
  • компенсационные фонды выплат по структурным продуктам с защитой капитала при саморегулируемых организациях.

Текст: Сергей Моисеев, советник первого заместителя Председателя Банка России, специально для NBJ

 

Профучастники попросили у ЦБ смягчения
 

НАУФОР направила письмо в Банк России с просьбой смягчить проект указания регулятора «О ценных бумагах, сделки с которыми могут совершаться… физическим лицом или за его счёт, только если указанное лицо является квалифицированным инвестором». Документ дополняет законопроект, который определяет список сложных инструментов, доступных неквалифицированным инвесторам.

Участники фондового рынка предлагают разрешить продавать неквалифицированным инвесторам простые структурные продукты, причём с защитой капитала – без ограничений. В частности, предлагается разделять структурные продукты на три группы, две из которых доступны неквалифицированным инвесторам, а третья – только квалифицированным. К первой отнесены самые простые для понимания инструменты, где гарантируется возврат капитала, а доход зависит от публичных показателей – индексов, курсов валюты и т. п. Вторая – продукты с неполной защитой капитала или со сложной формулой определения дохода. Они могут быть доступны неквалифицированным инвесторам, если соответствуют определённым условиям.

Такой подход поддержали банки. Как сообщил глава правового управления Ассоциации банков России Сергей Клименко, «мы также предлагаем разделить структурные продукты по их сложности и дать неквалифицированным инвесторам доступ к простым». Кроме того, ассоциация выступает против байбэка (обязательства эмитента выкупать продукты по требованию ЦБ), поскольку такая практика может привести к банкротству ряда участников рынка или в целом к отказу от структурных продуктов из-за слишком высоких рисков потерь. Регулятор пообещал изучить инициативы профучастников.

Ольга Квасова

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала №197 (январь-февраль 2021)

Поделиться: