Вход Регистрация
 
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

20 августа 2018

Бремя все тяжелее

2018 год ознаменовался сразу несколькими новациями в банковском надзоре и регулировании, и большинство из них, как считают эксперты, вряд ли окажут стимулирующее воздействие на банковский бизнес

A A A

С начала текущего года банковская сфера живет в условиях, когда многие регуляторные и надзорные изменения вступили в свою силу. Насколько эффективными и действенными они будут, покажет время. Сейчас же можно высказывать лишь некоторые предварительные оценки и предположения относительно последствий введения тех или иных регуляторных и надзорных новшеств.

В условиях регуляторного цикла

«Исторический обзор изменений в финансовом регулировании и надзоре после финансовых (банковских) кризисов показывает, что можно выделить так называемый регуляторный цикл», – делится своими знаниями в этой области доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ Валентина Кузнецова. 

Обычно сразу после пика кризиса финансовое регулирование резко ужесточается, подчеркивает эксперт МГУ. «В результате система финансового регулирования становится перегруженной, создаются новые регулирующие/надзорные агентства/департаменты, отвечающие за финансовую политику, растут их бюджеты и численность персонала. На этом этапе наблюдается существенное ограничение и спроса, и предложения кредита, национальная экономика находится в фазе сжатия и недоступности кредита. Затем, когда темпы экономического роста стабилизируются на положительном уровне, наступает следующая фаза регуляторного цикла. В это время происходит смещение целей экономической политики с обеспечения финансовой стабильности и преодоления выявленных кризисом провалов в регулировании и надзоре на стимулирование экономического роста, создание новых рабочих мест и снижение регуляторного бремени как для органов управления, так и хозяйствующих субъектов. В этой фазе регуляторного цикла принимаются отдельные меры по финансовой либерализации, устранению наиболее затратных мер финансового регулирования и надзора, что стимулирует расширение предложения кредита. Это, в свою очередь, ускоряет кредитную экспансию и закладывает основы предстоящего нового кризиса», – отмечает Валентина Кузнецова.

Данную последовательность динамики усиления или смягчения регуляторного бремени в определенной степени отражали изменения в пруденциальном регулировании и надзоре после глобального финансового кризиса. В настоящее время, по мнению международных экспертов, начинается фаза смягчения финансового регулирования. В частности, об этом могут свидетельствовать как изменения в финансовом регулировании в США, заложенные в Financial Choice Act, который существенно ограничивает меры, предусмотренные в законе Додда – Франка (2010), так и отдельные меры ряда национальных регуляторов по устранению избыточного регулирования, например, переход на пропорциональное регулирование, считает Валентина Кузнецова.

Когда регуляторное бремя чрезмерно

По мнению доцента кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ, чрезмерное регуляторное бремя как минимум сопровождается несколькими негативными последствиями. Во-первых, повышенные требования к собственному капиталу и ликвидности банков ведут к увеличению базовых процентных ставок по кредитам, что, по расчетам экспертов, замедляет темпы экономического роста примерно на 2-3 процентных пункта. Во-вторых, чем больше времени занимает переход банковского сектора на новые стандарты (Базель III), тем более продолжительней и болезненней процесс посткризисного восстановления экономики. В-третьих, снижаются объемы трансграничных операций. Наконец, происходит концентрация рисков в крупных кредитных организациях.

Так, исследования экспертов Базельского комитета по банковскому надзору показали, что в ответ на однопроцентное увеличение капитальных требований кредитные спреды расширяются на 2-20 процентных пунктов, в зависимости от издержек фондирования. На уровне отдельного банка (достаточность капитала 8%) однопроцентное увеличение капитальных требований приведет к сокращению кредитного портфеля на 1,5-3%. На уровне банковской системы в целом увеличение капитальных требований на один процентный пункт вызовет сокращение совокупного кредита на 1-2 процентных пункта.

Что в ответ на усиление регуляторного давления могут предпринять банки? Среди возможных вариантов действий финансово-кредитных организаций Валентина Кузнецова выделила следующие. Первое – попытки перенести дополнительные расходы, связанные с изменениями в регулировании, на собственников банков. Второе – снижение затрат на фондирование, прежде всего сокращение ставок по депозитам. Третье – усилия по сокращению операционных расходов. Четвертое – снижение общего уровня ожидаемых потерь по ссудам и приравненной к ним задолженности. Пятое – совершенствование банковских технологий, анализа информационных баз данных и моделирования. Кроме того, среди важных изменений, которые могут возникнуть в результате усиления регулирования, эксперт отметила также перемену кредитной и инвестиционной политик, практики ценообразования на банковские продукты, а также реструктуризацию бизнес-стратегий.

Пропорциональный надзор

Среди главных новаций банковской сферы в настоящее время – разделение игроков на банки с базовой и универсальной лицензией в рамках пропорционального регулирования. В течение 2018 года банки с капиталом менее 1 млрд рублей должны либо увеличить капитал, либо получить статус банка с базовой лицензией. 

Уже прошло больше чем полгода с момента перехода Банка России к пропорциональному регулированию банковской системы. Можно ли заметить какие-то изменения в банковском секторе в связи с этим или же это слишком короткий срок, чтобы произошли видимые перемены? 

«Представляется, что это слишком короткий срок, чтобы делать какие-то обобщения или выделять тенденции», – отмечает Валентина Кузнецова (МГУ).

«Полгода – очень небольшой срок для оценки эффективности функционирования системы пропорционального надзора, – говорит эксперт группы банковских рейтингов АКРА Михаил Доронкин. – Вместе с тем можно ожидать, что число банков с универсальной лицензией постепенно будет снижаться». 

По состоянию на 1 июня 2018 года порядка 283 банков имеют капитал более 1 млрд рублей, рассчитанный по Базелю III (при этом на начало года таких банков было 300). Около 10 кредитных организаций имеют крайне небольшой запас (менее 50 млн рублей) капитала над минимальным уровнем для универсальных банков, что подвергает их рискам потери своего статуса при получении крупных убытков, например, в случае ухудшения качества кредитов, выданных крупнейшим заемщикам. «Одновременно с этим не стоит исключать того, что число банков с универсальной лицензией может пополниться двумя-тремя новыми участниками из числа тех, у кого капитал немногим меньше 1 млрд рублей», – отмечает эксперт АКРА. 

Тектонических изменений на рынке в связи с введением пропорционального надзора не наблюдается, считает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин: «Не думаю, что они вообще будут заметны с учетом высокой концентрации банковского рынка на крупных игроках, которые продолжат работу с универсальной лицензией. Только на топ-50 банков по состоянию на 1 июня 2018 года уже приходилось более 90% активов банковского сектора. Конечно, это не отменяет того, что конкурентная среда для небольших банков сейчас не очень благоприятна. Основные долгосрочные вызовы здесь – работа на удержание качественных клиентов и повышение диверсификации доходов».

Кредитование связанных сторон

С 2018 года ужесточился порядок расчета норматива Н25, ограничивающего кредитование связанных с банком сторон. В 2017 году значительная часть требований к связанным лицам (добросовестные налогоплательщики, организации оборонно-промышленного комплекса и т.д.) учитывалась с поправочным коэффициентом 20%, с 2018 года он повышен до 50%.

С 2019 года эти требования будут учитываться полностью. В связи с этим возникает вопрос: насколько ощутимо это будет для многих банков?

В июне 2016 года Банк России опубликовал 16 критериев для определения связанности заемщиков при расчете норматива Н6 – максимального кредитного риска на одного или группу связанных заемщиков. Это способно оказать заметное влияние на расчет норматива Н25, отмечает эксперт группы банковских рейтингов АКРА Михаил Доронкин. Новые критерии во многом расширяют перечень заемщиков, которые могут подпасть под определение связанных между собой сторон. В частности, если выручка либо расходы компании-заемщика более чем на 50% сформированы за счет операций с другим заемщиком, то такие компании признаются связанными. Если хотя бы один из этих заемщиков оказывается связанным с банком, то и второй заемщик автоматически попадет в расчет Н25. Новые критерии дают достаточно четкое описание конкретных случаев связанности, что заметно снижает возможности формального обхода требований Банка России, подчеркивает эксперт АКРА. В результате у ряда банков возникает риск нарушения как Н6, так и Н25, поскольку практика кредитования организаций, активно работающих с компаниями акционеров банка, достаточно распространена. При этом банки, формально подходя к данному вопросу, не относят таких заемщиков к числу связанных между собой. 

«Впрочем, ужесточение требований к определению связанности еще не означает, что банки станут более избирательными в плане кредитования и выбора заемщиков, – считает Михаил Доронкин. – Скорее наоборот, число схем для обхода таких требований вырастет. Вполне можно ожидать появления большого числа промежуточных компаний между заемщиками с целью скрыть реальную взаимосвязанность бизнесов на случай проверки регуляторов».

Полная отмена льготного порядка расчета Н25 может быть чувствительной для отдельных кредитных организаций, поэтому не исключено, что кэптивный кредитный портфель у них будет сокращаться или будет усложняться структурирование сделок, высказывает свою точку зрения на проблему директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин. «Однако вполне вероятно, что определенные послабления при кредитовании первоклассных заемщиков банкирам все же удастся пролоббировать, так как такие сделки при прочих равных несут минимальный риск».

NSFR и LCR 

В рамках внедрения требований Базеля III для системно значимых банков в 2018 году начали действовать несколько новаций. Так, регулятор ввел второй из двух нормативов ликвидности, предусмотренных Базелем III, – норматив структурной ликвидности (норматив чистого стабильного фондирования, NSFR). Этот показатель рассчитывается как отношение имеющегося в наличии стабильного фондирования к его необходимому объему. Минимальное значение норматива установлено на уровне 100%. Кроме того, для системно значимых банков с 1 января текущего года повысился минимальный норматив краткосрочной ликвидности (LCR) – с 80% до 90%. Он рассчитывается как отношение высоколиквидных активов банков к чистым оттокам денежных средств в течение 30 дней.

Ужесточение требований к LCR и введение NSFR увеличит потребности крупнейших банков в длинных пассивах.

Оценивая проблемы, которые могут возникнуть у банков в связи с введением данных нормативов, директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин отмечает, что основная сложность заключается в том, что для соблюдения новых требований отдельным системно значимым банкам может потребоваться поддержание безотзывной кредитной линии Банка России. «За нее при открытии кредитная организация уплачивает 0,15% от максимального лимита по договору, а при необходимости подпитки посредством этого инструмента стоимость составит 9% годовых (ключевая ставка, увеличенная на 1,75 процентного пункта)», – поясняет специалист.

Надбавки к достаточности капитала стали выше

С 2018 года также в соответствии с Базелем III повышаются надбавки к достаточности банковского капитала. Для всех банков надбавка к нормативам для поддержания достаточности капитала вырастет до 1,875%. Дополнительная надбавка за системную значимость составит 0,65%, она применяется для всех одиннадцати системно значимых российских банков.

«Несоблюдение требований к надбавкам при соблюдении нормативных требований по капиталу обычно приводит к попаданию банка в тревожные сводки, которые тиражируют тематические СМИ, что отрицательно влияет на восприятие со стороны контрагентов, – отмечает Владимир Тетерин. – Хотя на деле при несоблюдении требований к надбавкам по капиталу банки всего лишь не имеют права распределять прибыль в виде дивидендов. С учетом того, что существуют и другие формы изъятия прибыли из банка, вряд ли для банкиров что-то кардинально изменится. Но поддерживать имидж в новых условиях будет сложнее».

МСФО 9 как значимая часть регуляторного бремени

С 1 января 2018 года стал обязательным к применению Международный стандарт финансовой отчетности (МСФО) 9, который заменил МСФО 39. Главные отличия МСФО (IFRS) 9 от ранее действовавшего стандарта МСФО 39 касаются в основном трех основных направлений. Это изменения в классификации и оценке активов и обязательств банка, в применяемых моделях ожидаемых кредитных потерь и в вопросах хеджирования рисков. Для банковских организаций наиболее актуальной является проблема оценки ожидаемых потерь, поскольку это напрямую связано с формированием достаточных резервов. Эксперты прогнозируют существенный рост резервов (30-50%), а в некоторых сегментах, например, в розничном кредитовании, он может достигнуть 100%. Такие прогнозы связаны с тем, что возникнет необходимость досоздавать резервы по внебалансовым позициям, включать макроэкономические события в модели стресс-тестирования, учитывать ожидаемые убытки для установленных лимитов.

Стандарт МСФО (IFRS) 9 меняет подход как к классификации финансовых инструментов в отчетности, так и к порядку оценки их обесценения. Кроме того, стандарт значительно расширяет объем информации, которая должна быть раскрыта в финансовой отчетности по МСФО. При этом изменения, связанные с порядком оценки обесценения финансовых активов, обычно оказывают значительное влияние на банки и требуют значительного времени на их внедрение.

«Негативный эффект от применения нового стандарта отдельные банки, входящие в топ-50 по активам, оценили в более чем 25% капитала, что является очень чувствительным уровнем, – отмечает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин. – В то же время системно значимые банки, если не брать в расчет те из них, которые находятся на санации, в основном отчитались о показателях, которые не вызывают особого опасения. Так максимальная из оценок первого применения МСФО 9 для этой группы банков – около 5% капитала. Исключением здесь стал Россельхозбанк, капитал которого сократился более чем на 40%».

«Внедрение стандарта МСФО 9 – довольно сложная задача, – говорит доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ Валентина Кузнецова. – Переход на составление финансовой отчетности требует изменения взаимодействий между различными подразделениями банка. Для точного отражения ожидаемых кредитных потерь по финансовым инструментам банкам предстоит использовать эмпирические вероятностные модели с учетом макроэкономических переменных. Представляется, что если будет применяться или подход линейной экстраполяции, или упрощенный метод, учитывающий только возможное изменение ключевой процентной ставки и обменного курса, то он, хотя и не позволит банкам полностью переносить убытки на будущие периоды, все же оставит возможность часть потенциальных убытков не показывать».

Ставка взносов в фонд страхования вкладов выросла

Агентство по страхованию вкладов предпринимает попытки сбалансировать систему страхования вкладов в условиях возросшей частоты страховых случаев и масштабных выплат. Наверное, по этой причине известие об увеличении базовой ставки взносов в фонд страхования вкладов не вызвало удивления на рынке. 

Так, базовая ставка взносов в фонд страхования вкладов увеличилась с 0,12% до 0,15% расчетной базы (среднего остатка вкладов за квартал). Кажется, что данное изменение не является столь существенным, чтобы как-то повлиять на банки. 
«Указанные расходы ложатся на плечи конечных потребителей банковских услуг через недополученные процентные доходы. Не думаю, что для банкиров увеличение базовой ставки отчислений в систему страхования вкладов создало ощутимый дискомфорт», – считает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин.    

  • Currently 1/10

Всего проголосовало: 1

1.0

Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

Германский экспорт вырос до пятимесячного максимума
Регистрируйтесь на вебинар «Система противодействия мошенничеству «FRAUD-Анализ». Соответствие 167-ФЗ»
6 декабря 2018 года в Москве состоялось юбилейное Общее собрание Национального совета финансового рынка
Форум «Евразийский союз и ЕС: поиск новых форматов сотрудничества» пройдет 30 ноября в Москве

Календарь мероприятий

Декабрь, 2018
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31
Ближайшие мероприятия

Видео

Осенний Интеллектуальный кубок 2018

Осенний Интеллектуальный кубок 2018

Яндекс.Метрика