Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

21 сентября 2015

полет нормальный. Падаем!

лето 2015 года, и особенно его последний месяц, имеет шансы запомниться надолго, и не столько «жаркой» погодой, сколько повышенной волатильностью на всех мировых финансовых рынках

Вслед за обвалом на китайском фондовом рынке, который, как выяснилось, многих застал врасплох, началось падение индексов деловой активности в США, в государствах, входящих в Европейский Союз, в странах Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. Не остался в стороне и российский финансовый рынок: август ознаменовался падением курса рубля по отношению к доллару США и евро. И теперь, когда, казалось бы, страсти немного улеглись, наблюдатели продолжают гадать: что же это было? И следует ли говорить о наступлении нового масштабного финансово-экономического кризиса по аналогии с тем, который потряс мир семь лет назад?

Китай как возмутитель спокойствия

Анализировать происходящее сложно потому, что эпицентром кризисной «волны» на этот раз выступают не США, а Китай, экономика которого никогда не была прозрачной и открытой для глаз исследователей. Скорее всего, именно поэтому и продолжавшееся несколько недель падение котировок акций на китайском фондовом рынке, и последовавшая вслед за этим девальвация национальной валюты – все эти события оказались для аналитиков неожиданными. Тем не менее, эксперты поделились с NBJ своими взглядами на происходящее.

«Ситуация на китайском фондовом рынке – это классический рыночный пузырь: с лета 2014 года по июнь 2015 года рынок вырос в 2,5 раза на фоне замедления экономического роста и слабых прибылей компаний. Запуск механизма перекрестных торгов Shanghai-Hong Kong Stock Connect в 2014 году спровоцировал приток капиталов в акции компаний материковой части Китая, что вывело фондовый рынок из многолетней стагнации и стало триггером для последовавшего стремительного роста. Рост рынка во второй половине 2014 года привлек на него значительные капиталы внутренних инвесторов, а снижение ставок подогрело интерес к акциям, что привело к стремительному росту маржинальных позиций (на пике превышали 2,2 трлн юаней)», – так обрисовывает ситуацию главный эксперт Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Егор Сусин. 

Соответственно, июльско-августовский обвал, по мнению аналитика, «всего лишь следствие предшествовавшего этому стремительного взлета цен на акции, который спровоцировал рост продаж акций компаниями (через IPO и пр.)  и владельцами компаний на вторичном рынке».

«Несмотря на то, что китайский фондовый рынок является одним из крупнейших, следует учитывать, что, во-первых, это достаточно молодой рынок, подверженный болезням роста. Примеры его обвалов, причем обвалов слабо контролируемых, уже были: например, в феврале 2007 года на спекулятивных ожиданиях падение составило порядка 9% за день (тогда институциональные инвесторы массово уходили с китайского рынка, фиксируя прибыль на перегретом, по их мнению, рынке). А летом того же года началась серия падений, связанных с ужесточением налоговой политики страны (когда в конце мая 2007 года китайские власти утроили налог на сделки с ценными бумагами, они ощутимо подорвали фондовый рынок)», – вспоминает начальник казначейства АО «ТРОЙКА-Д БАНК» Александр Абрашов.

В качестве второй причины, спровоцировавшей резкое ухудшение ситуации на китайском рынке, эксперт называет традиционно высокую концентрацию здесь частных неквалифицированных инвесторов. «Этот фактор также может многократно усиливать – и, как видим, усиливает – турбулентные процессы. Массовая распродажа акций частными инвесторами стала фактором развивающегося по экспоненте падения рынка. А в силу значимых масштабов китайского рынка такое падение не могло не спровоцировать схожие процессы на других рынках мира, что, в свою очередь, породило эффект бумеранга, когда страновой негатив, отразившись на мировых рынках, провоцирует новую волну падения на исходном рынке», – полагает Александр Абрашов.

«Следует также отметить существующую ручную систему управления китайским фондовым рынком со стороны государства, которая нацелена преимущественно на административные меры регулирования. Это касается регулирования валютного курса китайского юаня и процентных ставок, публичной активности акционерных обществ, ограничения продаж на фондовом рынке, финансовой поддержки государственных инвестиционных фондов», – отмечает, со своей стороны, ведущий преподаватель Института МИРБИС Алла Чалова.

Спекулятивные игры, внешние атаки или небольшая перестройка?

Поскольку нынешний Китай не похож на тот, каким он был в момент начала азиатского финансового кризиса (октябрь 1997 года), и его экономика является на данный момент первой в мире по объему производимых товаров и услуг, то естественно, что фондовый кризис в этой стране породил невообразимое количество теорий. Среди них почетное место заняла и теория заговора, в соответствии с которой все произошедшее в Китае – то ли месть США за позицию данной страны по различным геополитическим вопросам, то ли месть Китая за вмешательство США во внутренние дела Поднебесной империи. 

Эксперты, впрочем, не склонны видеть во всем происходящем некие сугубо эмоциональные или политические причины. По их мнению, все проще и в то же время сложнее, поскольку речь идет об экономике, а она обычно не предлагает простых решений. 

«Китай сейчас пытается решить свои проблемы за счет осуществления стратегии экспорта капитала в страны Латинской Америки, Азии, Африки. Кроме этого, важным сейчас является усиление позиции Китая в Европе и Азии за счет реализации проекта Великого шелкового пути. Этот проект обеспечит дополнительный рост Поднебесной за счет задействования дополнительных мощностей в Китае для строительства инфраструктуры», – отметила  член генерального совета и председатель комитета по фондовому рынку Экспертного совета «Деловой России» Анна Нестерова. 

«Если уж говорить о каких-то заговорах, так это многолетние уговоры США  ревальвировать китайскую валюту юань. Юань действительно подорожал к доллару в последние годы, а доллар подорожал к другим валютам, что способствовало падению конкурентоспособности китайской экономики. С другой стороны, крепчающий юань говорит о росте благосостояния граждан Поднебесной», – подчеркивает аналитик инвестиционного департамента ВТБ24 Олег Душин.

Алла Чалова (МИРБИС) считает, что причиной падения фондовых индексов в Китае и девальвации национальной валюты этой страны является то, что Китай немного отстал от своих «коллег по БРИКС», да и от большинства других стран. 

«В условиях укрепления доллара США, устойчивого снижения цен на нефть, а также снижения спроса со стороны европейской экономики практически на всех фондовых рынках развивающихся стран, кроме китайского, уже произошли коррекции их фондовых индексов и валютных курсов в сторону понижения. В этом контексте можно говорить о том, что китайский фондовый рынок как наиболее капитализированный в группе БРИКС и подверженный наибольшему государственному регулированию отреагировал на указанные факторы с определенным временным лагом», – полагает эксперт.

«Происходящее представляется прежде всего результатом реализации части процессов, связанных с некоей модернизацией модели экономики в целом, без влияния каких-либо внешних факторов, – уверен Александр Абрашов (ТРОЙКА-Д БАНК). – Да и фондовый рынок Китая является особенным. Он единственный в мире, на котором подавляющее большинство обращающихся акций, по сути, являются акциями государственных компаний, преобразованных в ходе проведения реформ в акционерные общества, контрольный пакет акций которых принадлежит государству. Говорить о спекулятивной игре внешних участников на фондовом рынке Китая также, на мой взгляд, не приходится. Как я уже говорил, на рынке сконцентрировано большое количество частных инвесторов. 
При выборе ими стратегии коротких продаж – кстати, одной из стандартных, высокомаржинальных, но и высокорискованных стратегий – следовало ожидать момента, когда эти риски сыграют свою роль». 

Чего же ждать?

Как мы можем убедиться, единства по вопросу о том, в чем причины летнего обвала на китайском фондовом рынке, нет. Также нет и единства по вопросу о том, насколько болезненным все происходящее может оказаться для мировой экономики и состояния мировых финансовых рынков. С одной стороны, Китай – крупнейшая экономика в мире, и поэтому мало кто может остаться равнодушным к ее проблемам. А с другой, как подчеркивают эксперты, Поднебесная империя всегда держалась несколько в стороне, и это обстоятельство может смягчить удар. 

«Фондовый рынок Китая дистанцирован от мирового фондового рынка, и доступ к нему ограничен. Мало того, его динамика слабо связана с экономическими тенденциями в самом Китае. В такой ситуации кризис носит скорее локальный характер и оказывает незначительное прямое влияние на прочие финансовые рынки и экономику Китая», – говорит Егор Сусин (Газпромбанк). Впрочем, как признает эксперт, негативное влияние все же есть и обусловлено оно резким ухудшением ожиданий как международных инвесторов, так и внутренних китайских инвесторов. «Китайские инвесторы могут снизить экономическую и инвестиционную активность в условиях возникшей турбулентности, что окажет давление на экономический рост. Если китайские регуляторы смогут достаточно быстро стабилизировать ситуацию на фондовом рынке, то негативный эффект будет незначительным и краткосрочным», – прогнозирует специалист. 

«Я думаю, что ситуация с обвалом фондового рынка Поднебесной не окажет существенного воздействия на поведение международных инвесторов и не представляет собой угрозу стабильности мировой финансовой системы. На данный момент снижение индексов оказывает понижающее воздействие на цены на нефть, так как существуют опасения по поводу снижения спроса на энергоресурсы в Китае. На мой взгляд, правительство страны сможет обуздать панику на фондовом рынке, и этот фактор перестанет воздействовать на цены на энергоресурсы», – отмечает Анна Нестерова (Деловая Россия).

«Тот факт, что глобальная мировая финансовая система пока довольно спокойно реагирует на события в КНР, уже свидетельствует о локальности происходящих процессов. Китай пока не является ключевым звеном мировой финансовой системы, крах которого мог бы спровоцировать что-то подобное, что наблюдалось бы, например, после банкротства Lehman Brothers. При этом в самом Китае убытки, вероятно, распространятся за пределы рынка акций и могут стать причиной замедления роста экономики страны», – считает начальник отдела информационно-аналитического обеспечения «Лайф Капитал» (ФГ Лайф) Валерий Пивень. 

Впрочем, есть и другие точки зрения. Так, по мнению главного аналитика Нордеа Банка Валерия Евдокимова, последствия «китайского гриппа» могут быть серьезными, причем не только для страны – виновницы торжества, но и для мира в целом. «Резкое снижение фондового рынка Китая, экономика которого по размеру ВВП уже сопоставима с экономикой США, имеет значительное влияние на инвестиционные настроения во всем мире. Ситуация осложняется тем, что связь между фондовым рынком и рынком недвижимости возросла, когда розничным инвесторам разрешили использовать недвижимое имущество в качестве обеспечения (залога, гарантийного взноса) на рынке акций. А учитывая серьезную зависимость китайской экономики от рынка недвижимости, можно назвать это явление опасным», – поясняет эксперт. И все же стабильность сейчас очень важна для Пекина, поскольку власти ожидают включения юаня в список резервных валют МВФ уже в октябре. «Это дает основания надеяться на то, что Китай будет делать все попытки для удержания ситуации на фондовом и валютном рынках под контролем», – резюмирует специалист. 

Старший аналитик Национального рейтингового агентства Павел Мартынюк также не склонен относиться к сложившейся ситуации с оптимизмом. «Масштабы экономики Китая таковы, что данный кризис непременно окажет существенное влияние на глобальную финансовую систему, которая в течение последних нескольких лет переживает некоторые трансформационные и в определенном смысле стрессовые явления. Поэтому локальный кризис в экономике Китая быстро отразится на перераспределении капиталов в мировой финансовой системе и спровоцирует очередную волну турбулентности», – предупреждает эксперт.

«В случае если кризис на фондовом рынке будет разрастаться, это может создать угрозу замедления экономики Китая и, соответственно, всей мировой экономики. Произойдет значительное снижение цен на энергоресурсы, снизится количество китайского экспорта и импорта. Но пока реализацию данного сценария я рассматриваю как маловероятную. Китай стремится решить свои проблемы в том числе за счет экспорта капитала и реализации проекта Великого шелкового пути», – прогнозирует Анна Нестерова (Деловая Россия).

Так или иначе, а приятного во всем происходящем мало – и это, пожалуй, единственный момент, с которым все эксперты так или иначе согласны. Позиции мировой экономики и так ослаблены, а перспективы ее дальнейшего роста затуманены санкционной войной, в которую в течение последних полутора-двух лет оказалось вовлечено значительное число стран. Наблюдатели отмечают, что такого накала геополитических страстей, как сейчас, во время прошлого мирового кризиса 2007–2009 годов не наблюдалось. И это само по себе способно превращать локальные потрясения типа обвала фондовых индексов в Китае в нечто большое и весьма болезненное как для стран с развитой экономикой, так и для стран с развивающимися рынками. 

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Иван Скогорев

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

На чьей стороне, по Вашему мнению, "лежат" проблемы с подключением к СМЭВ и обменом информацией?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Август, 2016
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный кубок "Самый интеллектуальный банк" и "Самая интеллектуальная компания"

Летний Интеллектуальный кубок "Самый интеллектуальный банк" и "Самая интеллектуальная компания"

Яндекс.Метрика