Аналитика и комментарии

05 мая 2022
 

Рейтинг сберегательных продуктов 2022 NBJ

Прошлый год запомнится значительным перепадом настроений на рынке сберегательных инструментов. Первая половина 2021 изобиловала рекламными кампаниями инвестиционных продуктов на фоне низких ставок по вкладам. Далее произошла кардинальная смена предпочтений. Сначала глава Центробанка сообщила, что одна из лучших консервативных стратегий сбережения – это все-таки депозиты. А затем уже и сами Клиенты инвестиционных и страховых компаний обрушили всевозможные форумы с заявлениями, что их фактическая доходность сильно отличается (естественно в меньшую сторону) от заявленной маркетинговой.

Национальный Банковский Журнал продолжает свой последовательный и всесторонний анализ по оценке привлекательности сберегательных продуктов в различных экономических условиях. Методология остается прежней: мы оцениваем потребительские свойства продуктов с чеком 1 млн руб. и сроком 1 год.

В процессе рейтингования сберегательных продуктов и обширного анализа нормотворческой, социально-демографической, маркетинговой деятельности были выявлены следующие тренды и инсайты рынка.

Банковские продукты

  1. Банковский вклад в очередной раз отстоял звание флагманского сберегательного продукта (также №1 по итогам рейтинга NBJ 2021). За прошлый год прирост средств населения в банковской системе страны составил 1,85 трлн. руб. (+5,6%). Благодаря привлекательности ставок по краткосрочным депозитам, накопительным счетам и системе страхования вложений можно ожидать сохранения притока средств в банковскую систему и по итогам 2022 года.

  2. Накопительные счета – эффективный банковский инструмент сбережений в условиях ожидания цикла повышения ключевой ставки ЦБ (далее – КС), а значит и доходностей по всем основным консервативным инструментам. В 2022 году ожидается планомерное понижение КС, а значит лучший способ безрисково зафиксировать высокую ставку – открыть банковский вклад.

  3. Сравнение «прошлой» доходности ПИФов и полисов НСЖ/ИСЖ с «будущей» доходностью вкладов раньше играло на руку продавцам инвестиционных и страховых продуктов. Однако в условиях инверсии кривой доходности этот прием уже играет против них самих.

  4. Все большее число Банков внедряют различные программы лояльности/акции, которые позволяют Клиенту получить большую выгоду от размещения средств. В данных обстоятельствах, зачастую, банковский вклад – это лучший сберегательный инструмент не только по совокупности параметров, но и по чистой доходности.

  5. Освобождение от налога доходов по вкладам и счетам в 2022 году, а также изменение порядка налогообложения указанных доходов с 2023 года фактически делает банковские продукты наиболее привилегированными с налоговой точки зрения среди всех остальных сберегательных продуктов с горизонтом размещения средств не более 1 года.

  6. Центробанк предложил создать специальный вклад для малоимущих. Многие параметры идеи моментально подверглись критике со стороны сообщества. Начиная от концепции: малоимущие, все-таки, живут в кредит, а не приумножают сбережения. Продолжая деталями: повышенную доходность подобных вкладов предлагается профинансировать коммерческим банкам за счет собственной прибыли, максимальную сумму вклада предполагается установить на уровне 100 тысяч рублей. При «космических» 24%, это +2 тысячи рублей в месяц. Поможет ли такой источник дохода победить бедность? Ответ очевиден.

  7. Одновременно Банк России намерен запретить Банкам платить повышенные проценты вкладчикам на «новые» денежные средства. Казалось бы, кредитные организации самостоятельно нашли способ сделать свой продукт привлекательней. При этом, если Клиент не хочет получать рыночный процент на «старые» деньги, есть возможность в пару кликов перевести деньги в другой Банк, и там уже получать повышенные проценты по аналогичной программе. Позиция ЦБ становится еще более непоследованной в условиях отсутствия трактовки разницы в ставках в зависимости от канала открытия (онлайн, офис) и суммы вклада как ущемление прав потребителей.

Инвестиционные продукты

  1. Консервативные инвестиционные продукты по итогам 2021 года, в большинстве своем, показали меньшую (околонулевую) доходность по сравнению с банковскими вкладами. Основными причинами послужила неблагоприятная экономическая конъюнктура (период повышения КС), более жесткое налогообложение, достаточно высокие совокупные комиссии по Фондам.

  2. Текущий рынок корпоративных облигаций довольно привлекательный с точки зрения «грязной» доходности (15-17%), однако повышенные риски дефолтов, необходимость самостоятельного реинвестирования купонов и высокий уровень налогов не позволяют рекомендовать этот инструмент для размещения сбережений массового розничного инвестора.

  3. Надежной сберегательной стратегией выглядит размещение средств в биржевые Фонды денежного рынка1. События конца 2021 – начала 2022 года рельефно подтвердили этот тезис на практике. Если очень упрощенно – инструмент похож на накопительный счет, но в оболочке ПИФ. При этом активы пайщиков защищены 12-ти ступенчатой системой дефолт менеджмента Группы «Московская Биржа».

  4. Рынок розничных фондов (ОПИФ, БПИФ) вырос на 49,5% за 2021 (+372 млрд руб.). Рост обусловлен, в основном, за счет привлечения Клиентов в достаточно агрессивные стратегии. Это объясняется не толерантностью к риску как многие эксперты заявляют, а ограниченной продуктовой матрицей рынка коллективных инвестиций. Сберегатели предпочитают банковские продукты как наиболее эффективный инструмент сбережения средств. ПИФы выбирают сознательные Инвесторы, либо те, кого просто наглым образом обманули, демонстрируя «убедительный» исторический трек рекорд.

  5. Клиентская ценность, в части доходности, возникает в денежных и облигационных Фондах по сравнению с депозитом при совокупном уровне издержек (включая все инфраструктурные комиссии, скидку/надбавку для ОПИФ; спред Маркет-мейкера и брокерскую комиссию для БПИФ) не более ~0,8%. Подобные продукты на российском рынке присутствуют. Более того, они входят в народный портфель розничного инвестора (метрика МосБиржи). Однозначно, это повод для гордости для отечественного рынка коллективных инвестиций.

  6. По действующему законодательству Клиенту раскрывают все инфраструктурные комиссии (ongoing charges) Фонда. Но не освещаются комиссии по приобретению паев такого Фонда, в частности, спред Маркет-мейкера (далее – ММ). Эта лазейка, теоретически, позволяет недобросовестным участникам прятать существенную долю инфраструктурных комиссий в спред ММ с последующим возвратом в доходы управляющей компании (УК). Прием хорошо работает, когда УК и ММ являются участниками единой финансовой группы. В сухом остатке Клиент видит одну из самых низких комиссий Фонда на рынке, при этом совокупные затраты оказываются на порядок выше. Явная точка роста в регулировании раскрытия информации.

Страховые продукты

  1. В Рейтинге сберегательных продуктов 2022 NBJ нет ни одного страхового продукта, т.к. повышенные ставки доходности на краткосрочных горизонтах стимулируют страховщиков активно продвигать свои продукты сроком на 3-6 мес. Рейтинг же подготовлен для инструментов сроком на 1 год. Прогнозируется, что уже в следующем году ситуация на рынках стабилизируется и страховые компании вновь будут активно конкурировать за сбережения населения со сроком размещения 1 год.

  2. «Вместе с тем доля жалоб на мисселинг продуктов ИСЖ/НСЖ остается доминирующей (58,2%) среди всех жалоб на мисселинг» – указывает ЦБ в «Обзоре ключевых показателей деятельности страховщиков за 2021 год». Похоже, что ни у мегарегулятора, ни у агентов по продаже, ни у граждан нет представления о ценности продукта. Следовательно, эта ценность начинает изобретаться на ходу менеджерами по продаже.

  3. В то же время Банк России предпринял попытку наделения полисов НСЖ и ИСЖ добавленной клиентской ценностью: увеличен период охлаждения, повышены требования к раскрытию информации, усилена рисковая составляющая продукта и др. В этой связи более дальновидным решением видится закрепление в явном виде и на законодательном уровне места и роли НСЖ в Стратегии развития сегмента сбережений в РФ2 посредством советующих изменений не только в регулирование, но и налогообложение.

  4. Средняя доходность полисов НСЖ (а также ИСЖ) остается ниже средневзвешенной ставки по депозитам, заключенным в начале срока их действия. И это экономически объяснимо: приобретая подобный продукт, Клиент не только претендует на инвестиционный доход, но и получает страховую защиту, что требует создания специальных резервов, которые в свою очередь уменьшают итоговую доходность.

Рынок сберегательных продуктов:

  1. Традиционно, сберегательные инструменты востребованы Клиентами зрелыми, в возрасте. Текущая половозрастная пирамида РФ содействует повышению спроса на данный сегмент финансовых продуктов. Так, молодежи (25-35 лет) в предстоящее десятилетие будет становиться все меньше (7,1% в 2021 –> 4,9% в 2031), а зрелых Клиентов (40-50 лет) все больше (6,9% –> 8,3%). Если управляющие и страховые компании не хотят потерять ту молодежь, которую удалось привлечь в последние годы на финансовый рынок, им необходимо адаптировать продуктовую матрицу с фокусом на предложение конкурентоспособных сберегательных инструментов.

  2. Регулирование, причем не только сберегательных продуктов, нуждается в отказе от твердых цифр повсеместно. Устанавливая в абсолютных значениях необлагаемую налоговую сумму по банковским продуктам, налоговый имущественный вычет, налоговый инвестиционный вычет и т.п., происходит отказ от признания негативного воздействия инфляции на реально располагаемые доходы граждан. При этом законодательство европейских и азиатских стран закрепляет ежегодную индексацию основных общественных льгот на уровень инфляции.

  3. Концепция рейтинга позволяет потребителю исключать малозначительные для него параметры, тем самым адаптируя ранжирование сберегательных продуктов под свои интересы и приоритеты.

  4. Действующие санкционные ограничения служат катализатором трансформации системы сбережений граждан. Так, в условиях разрыва моста НРД-Euroclear, многие валютные активы Клиентов оказались заблокированы. Стоит сделать однозначный вывод из истории: ни один финансовый инструмент, размещающий средства в иностранные ценные бумаги, не может преподноситься как «сберегательный».

Полную версию Рейтинга сберегательных продуктов 2021 NBJ читайте здесь.

Методология Рейтинга сберегательных продуктов NBJ

1 Активы Фонда, преимущественно, размещаются в обратное РЕПО с ЦК под КСУ/ ОФЗ.

2 Ганичев А.А., Статья «Стратегия развития сегмента сбережений в РФ» от 05.03.2022 в Национальном Банковском Журнале и на сайте nbj.ru

Материал также опубликован в печатной версии Национального Банковского Журнала (май 2022)

Поделиться:

Возврат к списку