Аналитика и комментарии

28 июня 2021
 

Александр ХИНШТЕЙН: «Маркетплейсы – это не просто лавки по продаже колониальных товаров, а огромные финансовые империи»

Государственная Дума VII созыва завершила свою работу. Самое время подвести  итоги. Впервые в гостях у Национального банковского журнала Председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн. Финансовый сектор давно уже стал высокотехнологичным, он использует самые современные ИТ-решения. Одновременно и у законодателей было немало инициатив, связанных с изменением нормативных актов в сфере интернета, кибербезопасности, многие из которых уже стали Законами. В интервью NBJ Александр Хинштейн рассказывает о нюансах законотворческой деятельности в наиболее чувствительных для финансовой и ИТ-отрасли вопросах, а также делится своим видением ситуации в российском сегменте интернета.

NBJ: Александр Евсеевич, во время работы Думы VII созыва издания нашего профиля традиционно общались со своим «профильным» депутатом, Председателем комитета по финансовым рынкам Госдумы Анатолием Аксаковым. Но банковская сфера с головой ушла в ИТ-технологии, финтех. Эти две отрасли уже настолько взаимоувязаны, что без плотного общения двум комитетам, видимо, было не обойтись. Как происходило ваше взаимодействие?

А. ХИНШТЕЙН: Очень просто. Оно обусловлено регламентом Думы, каждый комитет работал над законопроектами, отнесенными к его предмету ведения. Всё, что связано с законодательством, касающимся сети Интернет, распространением информации, это прерогатива нашего Комитета, всё, что касается тематики финрынков, – это к Анатолию Геннадиевичу Аксакову. Конечно же, у нас есть смежные – и их достаточно много – вопросы.

Естественно, у каждого из комитетов имелась и своя точка зрения на отдельные нормативно-правовые акты. Мы, например, более жёстко подходили к вопросу о распространении персональных и биометрических данных. Да, мы понимали, что сегодня биометрия стала элементом платёжной системы, но в то же время считали, что распространение и передача персональных или биометрических данных третьим лицам возможна только с согласия их владельцев, и упрощение этого порядка привело бы к злоупотреблениям. Банки в своих документах указывают, (но граждане, естественно, не читают), что у них есть право на обработку персональных, а где-то и биометрических данных. Понятно, что банки юридически себя защищают, но люди не понимают, на что они дают своё согласие. И с развитием технологий проблема безопасности данных, тем более биометрических, их сохранности, будет только возрастать…

NBJ: На какие ещё вопросы у вашего Комитета имелась своя точка зрения? 

Один из вопросов, который встал на повестке дня, это подделка квалифицированной электронной подписи. Ответственность за неё никак не установлена, и это неправильно. Не только с точки зрения закона, а по факту, исходя из сложившихся реалий, квалифицированная электронная подпись становится подтверждением  решения или права гражданина, организации, государственного органа на совершение того или иного действия. МВД давно нам уже сигнализирует о фактах подделки электронных подписей.

Безусловно, если я окажусь в составе Думы нового созыва и продолжу возглавлять этот комитет, мы будем инициировать появление соответствующей нормы и введение уголовной ответственности по абсолютной аналогии с подделкой бумажных документов. Это позиция и нашего комитета, и государства в целом.  Мы говорим о постепенной трансформации и переходе правил, законов, условий жизни «офлайн» к жизни «онлайн». Она становится нашей реальностью, в ней мы существуем большую часть своего времени. Это уже статистика – сегодня среднестатистический россиянин проводит времени с гаджетом больше, чем со своей семьёй.

Во время работы Думы мы высказывали свою позицию и по другим важным законопроектам. Вы знаете, что в последний день работы Думы был принят закон, который позволяет в ускоренном порядке блокировать так называемые фишинговые сайты. Это инициатива в своё время была подготовлена Банком России. Понимаете, дьявол кроется в деталях, и то, что имеет благозвучное название, далеко не всегда по содержанию этому названию соответствует. В этом смысле законотворческая работа крайне кропотливая – неверно сформулированное предложение или слово может повлечь за собой массу проблем. В редакции Законопроекта о фишинговых сайтах, предложенной для первого чтения, нельзя было согласиться с предлагаемой схемой блокировки. Там предлагался внесудебный порядок, мы же считали, что такая схема может применяться только в отношении чрезвычайных ситуаций, которые не требуют всестороннего изучения: если это, к примеру, пропаганда педофилии, наркомании, терроризма – где всё очевидно и ясно.

Совместными усилиями мы нашли, как мне кажется, устраивающий все стороны путь. В итоговой формулировке Закона эта ускоренная процедура происходит по иску Председателя Центрального Банка или его заместителя, административный суд в течение трёх суток а возможно, и быстрее это решение выносит. Банк России в этой части с нами согласился. Мы надеемся, что этот Закон станет реальным эффективным механизмом.

NBJ: Всех россиян очень тревожит рост киберпреступности – за год в два раза. Цифры впечатляющие. Каждое четвёртое преступление в России совершается с использованием коммуникационных технологий, в том числе IP-телефонии. Свыше 80% это тяжкие или особо тяжкие преступления: мошенничества и кражи. Какие шаги  уже были предприняты Госдумой по решению этой проблемы?

 А. ХИНШТЕЙН: Что касается мошенничества на уровне IP-телефонии. Одна из главных бед – использование так называемых подменных номеров. Когда звонок идет откуда-то из-за границы, – а сегодня в основном это именно так, – но абонент почему-то видит номер московского региона. По Закону о связи мобильный оператор обязан передавать пользователю первоначальную информацию об абоненте. Но он этого не делает, поскольку нет ответственности за неисполнение этого требования. Хотя в КоАП недавно внесены поправки, которые устанавливают административное наказание за пропуск подменных номеров.

В связи с этим нами была подготовлена и принята так называемая поправка «Антифрод». Речь идёт об обязанности операторов связи блокировать подменные номера, которые поступают из-за границы. Мы полагаем, что эта поправка снимет значительную часть проблем.

В период работы Госдумы VII созыва была создана Межфракционная рабочая группа по борьбе с киберпреступностью, которая предпринимает конкретные шаги в этом направлении. В новой Думе она продолжит свою работу.

NBJ: Насколько реализуема идея «устойчивого интернета» и каковы, на ваш взгляд, основные сложности на этом пути?

 А. ХИНШТЕЙН: Устойчивый интернет в России состоялся. Это уже данность. Его, как говорится, можно пощупать руками. Создан интернет-контур, который позволяет в случае любых попыток блокировки извне обеспечить автономное функционирование сети на всей территории нашей страны. Это, в свою очередь, делает возможной блокировку всех незаконных сигналов и трафика. Как сегодня осуществляется блокировка какой-то запрещённой информации? После вынесения решения суда или Роскомнадзора, оно поступает провайдерам, которые на границе этого контура, грубо говоря, перекрывают доступ. Запрещённая информация в Россию не заходит. Это, кстати говоря, важно, потому что в истории с Telegram использовались другие технологические системы, которые со своей задачей не справились. Те, что имеются сегодня, гарантируют обеспечение автономности существования сети в России.

NBJ: Об этом вы недавно заявили в интервью ТАСС: российский сегмент интернета сейчас может действовать автономно в случае внешних угроз. Процитирую вас: «Если у тебя на даче вырубается централизованное электроснабжение, а у тебя есть в подвале генератор, то тебе не страшно отключение морозильника, батареи и света. У нас есть такой генератор». О каком генераторе вы говорите?

А. ХИНШТЕЙН: Приведу конкретный пример. Роскомнадзор в марте текущего года объявил, что в связи с неисполнением Twitter большого числа требований по удалению запрещённого контента (педофилия, наркотики, суицид), будет впервые применён новый механизм замедления трафика или частичная блокировка. И мгновенно пользователи этой соцсети в России начали сообщать, что у них ничего не грузится. Как видите, всё получается. В конечном счёте, Twitter практически все требования РКН удовлетворил. Это стало возможным только потому, что заработал устойчивый Рунет. Закон о устойчивом Рунете – это абсолютно правильное решение. Он позволяет России чувствовать себя безопасно и независимо.

Или другой пример. Отключение платёжных систем. У нас уже есть национальная платёжная система МИР. Мы понимаем, что если, не дай бог, произойдёт отключение от SWIFT, чего очень не хочется, у большинства российских граждан от этого не убудет, потому что есть устойчивый Рунет. Если бы его не было, то интернет-провайдеры вместе с ИТ-гигантами разговаривали бы с нами с позиции силы и могли бы нам предъявлять любые требования, а мы были бы вынуждены, к сожалению, их удовлетворять.

NBJ: Вспоминаю недавнюю новость, которая облетела многие новостные каналы, о том, что в Госдуму «на ковёр» были приглашены представители двадцати мировых ИТ-гигантов в связи с принятием Закона о «приземлении». Как прошло общение? Большой бизнес понял, чего хочет от него государство? Опять же вопрос для NBJ сугубо профессиональный – ИТ-гиганты настолько богаты, что в состоянии покупать целые банки….

А. ХИНШТЕЙН: Нет сомнения, что сегодня маркетплейсы – это не просто лавки по продаже колониальных товаров, а огромные финансовые империи. Принятый Госдумой закон «о приземлении» устанавливает правила работы в России для интернет-ресурсов с большой аудиторией, численностью от полумиллиона человек в день в течение трёх месяцев подряд. По нашим подсчётам, под эту категорию попадают двадцать ИТ-гигантов. Это основные социальные сети: TikTok, Twitter, Facebook, Instagram, маркетплейс  Alibaba, почтовые сервисы, такие как Gmail, и даже Wikipedia.

Мы пригласили к разговору на комитет все двадцать, но из них пришло только четыре. Три из них – маркетплейсы: AliExpress , iHerb, и Amazon (от Amazon присутствовала юридическая компания, которая представляет их интересы в России), и Wikipedia.

Что интересно, и iHerb, и AliExpress, заявили нам, что они уже «приземлились». То есть, создали здесь российские представительства, которые полностью взаимодействуют с государством и потребителями. С их слов, это «приземление» не только не создало никаких неудобств или проблем, а наоборот, помогло развить бизнес. Ровно о таком же позитивном примере нам рассказывали и представители китайской международной компании Huawei. Есть в России полноценное представительство Samsung.

Напомню, в чём должно заключаться «приземление», исходя из текста закона. Необходимо открыть свое представительство в России, зарегистрировать в Роскомнадзоре личный кабинет и создать на своём ресурсе механизм обратной связи с российскими пользователями – некий почтовый ящик, куда граждане и государство в лице РКН могут обращаться. Собственно, всё!

Но, безусловно, мы вынуждены были прописать и меры принуждения за неисполнение этих требований. Они будут действовать поэтапно. Сразу никого дубиной бить по голове мы не собираемся. Сперва ИТ-гигантам будет предложено «приземлиться», потом им об этом ещё раз напомнят. В случае игнорирования требований начнёт действовать самая мягкая мера – информирование граждан. В поисковой строке будет появляться значок, что данный ресурс нарушает законодательство Российской Федерации. Если не срабатывает, вступают в силу следующие, более жёсткие меры: запрет на поисковую выдачу, запрет на сбор и пересылку трансграничных персональных данных, запрет рекламы как на самом ресурсе, так и на других ресурсах об этом ресурсе

Что касается банковского сектора, то это и запрет на платежи российскими гражданами и организациями. Банк России подтверждает готовность реализовать этот механизм. Ну а финал – замедление трафика или полная блокировка ресурса.

Надо понимать, что для подавляющего числа этих ресурсов, за исключением разве что Wikipedia, Россия – не просто страна возможностей, здесь они зарабатывают.

Совокупный рекламный заработок того же Google и компаний, с ним аффилированных, свыше 100 миллиардов рублей. Мне кажется, этих денег более чем достаточно, чтобы создать здесь свой филиал и наладить диалог.

До принятия этого Закона нормального механизма коммуникаций с этими ресурсами не выстраивалось. Той же истории с Twitter предшествовала многолетняя переписка РКН с ними, на которую вообще не было никакой реакции.

Подчеркну, это не только российская практика, целый ряд стран пошли по этому пути.

Индия устанавливает у себя требования по «приземлению» и идет на ещё более жёсткие меры. Компании, которые не создают там свои филиалы, будут блокироваться сразу же, без каких-либо дополнительных условий. В Индии более миллиарда населения и более трехсот миллионов пользователей сети, и это, безусловно, огромный лакомый кусок, за который ИТ-гиганты борются.

Это общемировая проблема – защита цифрового суверенитета и противодействия ИТ-монополистам, которые обладают огромным влиянием. Они пытаются менять картину мира, заставить, исходя из своих коммерческих интересов, целые государства играть по своим правилам.

Вспомним войну, объявленную Австралии, которую, кстати, эта страна выиграла. Когда власти Зелёного континента заявили ИТ-гигантам, что те должны платить за новостийный контент, произведённый на их территории, международные медиа-магнаты перестали работать с Австралией. Подобное происходит в разных странах. К примеру, в Европе у нас перед глазами Франция.

Впрочем, мы всё же рассчитываем на то, что компании «приземлятся», и проблем с ними не возникнет. Тем более, повторюсь, уже есть положительные примеры Huawei и АliExpress.

NBJ: В завершении интервью коснусь ещё одной темы. Уже несколько лет и Минфин, и Банк России имеют свои программы по финансовой грамотности, сейчас вы вводите в обиход новый термин «цифровая грамотность». Не станет ли эта новая грамотность дополнительной нагрузкой на бюджет, реализация каких мер предполагается?

А. ХИНШТЕЙН: Здесь важно определиться с понятийным аппаратом. Мы ведём разговор об уроках «цифровой безопасности» и «цифровой гигиены» в школах, чтобы дети знали азы поведения в интернете. Уже в раннем возрасте они получают в руки гаджет и доступ к сети. По различным опросам, подавляющее большинство школьников сталкивалось  с теми или иными угрозами в сети. Это и буллинг, и фейки,  и различные сайты с негативным контентом: суицид, наркотики, педофилия. Дети, как наиболее незащищённая, не имеющая жизненного опыта часть населения, очень часто становятся добычей ИТ-преступников.

Чтобы этого не допустить, нам представляется важным их научить. Мы не говорим о цифровизации школы и цифровизации образования, это совершенно другие темы и процессы, требующие отдельного глубокого разговора. Если говорить упрощённо, то нужно научить детей технике интернет-безопасности, научить их  уберегаться от уже существующих угроз. Сейчас идёт обсуждение, за счёт чего это делать: за счёт уроков ОБЖ или информатики. Вопрос пока остается открытым, и Минпрос будет этой темой заниматься. Здесь важно понимать, что речь идёт о добровольности, по крайней мере, на первом этапе этого курса и его отработки в пилотных регионах.

NBJ: Президент подписал Указ, что выборы депутатов Государственной думы VIII созыва состоятся 19 сентября 2021 года. Будем надеяться увидеть вас в новом составе Думы в том же качестве.

А. ХИНШТЕЙН: Спасибо.

Текст: Станислав Комаров

Материал также опубликован в печатной версии Национального Банковского Журнала (июнь №6, 201). 

      

Поделиться:

Возврат к списку