Аналитика и комментарии

14 октября 2020

Александр ДЫМОВ, БАНК РОССИИ: «Единый реестр залогов заработает с 1 июля 2021 года»

Банк России подготовил и обнародовал на своем сайте памятку по оформлению новой формы отчетности о предметах залога. Она поможет банкам подготовиться к предоставлению информации в единый реестр, который будет введен в «боевой» режим следующим летом. О целях, специфике и перспективах нового проекта регулятора рассказал шеф-редактору Национального банковского журнала Сергею АРТЕМОВУ глава Службы анализа рисков Банка России Александр ДЫМОВ.

NBJ: Александр Петрович, каким образом банки направляют сейчас регулятору данные о залогах по ссудам, предоставленным компаниям? И что поменяется?

А. ДЫМОВ: Сейчас сведения о предметах залога по таким кредитам банки направляют в Банк России в агрегированном виде (в одном из разделов формы отчетности 0409303). Кроме этого, информацию о предметах залога банки представляют по отдельным запросам надзорных департаментов при дистанционном надзоре либо выездных проверках. Запросы в банки, как правило, поступают в электронной форме через личный кабинет кредитной организации.

При этом многие кредитные организации оформляют договоры залога сразу на несколько разных объектов залогового имущества. То есть, в один договор залога могут включаться здания и сооружения, специальное оборудование, движимое имущество и так далее.

Рабочая группа по созданию реестра, в которую входили представители Банка России, коммерческих банков и банковских ассоциаций, классифицировала все виды предметов залога, и для основной массы объектов теперь будет введен принцип пообъектного учета. То есть, в реестр залогов будет поступать информация по каждому заложенному объекту.

NBJ: Для каких целей создается новая форма регулярной отчетности по залогам?

А. ДЫМОВ: Для Банка России это повысит оперативность и своевременность надзорного реагирования, обеспечит превентивный характер надзора. Банк России заранее сможет увидеть объекты, которым присущ повышенный риск. Будет реализован риск-ориентированный надзор по отношению к залогам. Это позволит сфокусировать наше внимание и  внимание самих кредитных организаций на том, каково качество портфеля залогов, насколько банки защищают себя от возможных рисков дефолта заемщиков.

Систематизированные данные о залоговом портфеле позволяют понять, какие риски по залогам принимает на себя какой из банков, дают возможность оценить аппетит к риску кредитной организации и степень обеспеченности кредитного портфеля в целом. И хотя в банковском сообществе все понимают, что при выдаче кредита главным является финансовое положение заемщика и его платежная дисциплина, тем не менее, залог как дополнительный рычаг воздействия на заемщика крайне важен.

NBJ: Изучал ли Банк России зарубежный опыт при создании единого реестра залогов? Есть ли аналогичные проекты в других странах?

А. ДЫМОВ: Да, конечно, международный опыт мы изучали. Аналогичных проектов (именно реестров предметов залога, используемых регуляторами в надзорных и аналитических целях) в зарубежной практике не встречали.

Вместе с тем, мы проанализировали информацию о проекте Европейского центрального банка Anacredit (analytical credit datasets) по разработке подхода к сбору детальной информации по кредитным портфелям поднадзорных организаций Европы. Подход сбора детальных данных позволит европейским регуляторам проводить более расширенную аналитику по кредитному рынку еврозоны.

NBJ: Какие виды залогов попадут в реестр залогов?

А. ДЫМОВ: В него попадут все виды предметов залога по ссудам, предоставленным юридическим лицам. Это объекты недвижимости, транспортные средства, ценные бумаги, товары в обороте компании и другие виды предметов залога. Они все описаны в форме отчетности «Сведения о предметах залога, принятых кредитными организациями в качестве обеспечения по ссудам» (310-я форма), которая установлена Банком России. При составлении классификатора предметов залога мы постарались максимально уйти от графы «Прочие».

NBJ: Что будет указываться в новой форме отчетности? И как будет отображаться переуступка прав требования?

А. ДЫМОВ: Отчетность по данной форме предполагает указание реквизитов договоров залога, идентификаторов кредитных договоров, сторон сделок и заложенных объектов, а также информации о стоимости предметов залога и их основных характеристиках. В случае переуступки прав требования обеспечение будет указываться в отчетной форме уже у другой кредитной организации.

NBJ: Когда начнется сбор информации и когда планируется вывести реестр в «боевой» режим?

А. ДЫМОВ: Банки будут отчитываться по новой форме по договорам залога, заключенным с 1 июля 2021 года. Первая информация начнет поступать в августе 2021 года. Отчетность будет ежемесячная, для кредитных организаций предусмотренная этапность представления сведений является комфортной.

NBJ: Почему выбраны такие сроки – ведь проект был анонсирован уже довольно давно? И готовы ли сейчас банки технически к предоставлению такой отчетности?

А. ДЫМОВ: Да, действительно, рабочая группа начала свою работу еще в 2018 году. В этом же году был  создан прототип системы, прошло его тестирование. В тестировании приняли участие три крупных банка с достаточно развитой IT-инфраструктурой, а также два небольших банка. Однако по просьбе банковского сообщества сроки введения новой формы отчетности мы перенесли на 1 июля 2021 года. Кредитные организации попросили отсрочку для того, чтобы лучше подготовиться, доработать свое программное обеспечение для пообъектного учета предметов залога.

Форма отчетности была утверждена и опубликована в июне 2020 года. В 2019 году проект данной формы отчетности размещался на сайте Банка России для его публичного обсуждения с банковским сообществом. Соответственно, времени для проведения необходимых закупочных процедур и подготовки программного обеспечения было достаточно. Поэтому у нас есть твердая уверенность, что на момент сдачи новой отчетности все участники банковского рынка будут готовы.

NBJ: В реестр пойдет информация только по новым кредитным договорам?

А. ДЫМОВ: Да, с 1 июля 2021 года в реестр будут поступать данные только по вновь заключенным договорам. Через год работы в него начнут поступать сведения по старым договорам залога, но только если соответствующие ссуды были реструктурированы с 1 июля 2021 года. В 2025 году к ним будет добавляться информация о предметах залога по всем остальным договорам залога. Но это, с нашей точки зрения, уже будет небольшое  количество, мы проводили соответствующую оценку.

NBJ: Сбор отчетности является важной частью надзора. Планируется ли создание какой-либо «оболочки» для работы с реестром после того, как база будет сформирована?

А. ДЫМОВ: Да, такие планы у нас есть. Сейчас Банк России активно занимается ее разработкой, будем реализовывать ее силами наших специалистов.

NBJ: Насколько возрастет нагрузка на банки при формировании новой отчетности? Ведь банки будут направлять информацию в реестр по каждому отдельному залогу.

А. ДЫМОВ: Многие банки и ранее вели пообъектный учет предметов залога. Некоторые банки вводят его сейчас и выделяют каждый объект залога по отдельности. Это полезно и самим банкам, поскольку позволяет, в том числе, увидеть состав заложенного имущества, не обращаясь для этого к договорам залога, и отслеживать возникающие риски.

NBJ: Будет ли Банк России со своей стороны предоставлять какую-то информацию в реестр?

А. ДЫМОВ: Мы будет загружать в реестр дополнительную информацию, связанную с кредитами, по которым предоставлено обеспечение, а также дополнительную информацию о характеристиках заложенных объектов, которая есть в распоряжении Банка России (например, в части ценных бумаг).

NBJ: Кто будет пользоваться реестром залогов кроме ЦБ? Планируется ли дать доступ к информации банкам?

А. ДЫМОВ: Рассматривается возможность предоставления кредитным организациям информации по их залогам. В том числе об оценке предметов залога со стороны Центрального банка, о наличии «перекрестных» залогов, которые часто встречаются. Сегодня существует ряд  ограничений на предоставление Банком России такой информации. Поэтому мы обсуждаем изменения в законодательство, устраняющие эти барьеры.

NBJ: Предполагается ли введение комиссий для банков за получение информации из реестра залогов ЦБ?

А. ДЫМОВ: Пока рассматривался вопрос предоставления информации на бесплатной основе. Но еще не решена проблема, связанная с доступом банков к реестру залогов, поэтому обсуждать вопрос платности сейчас не имеет смысла.

NBJ: Что вы посоветуете держателям залогов?

А. ДЫМОВ: Чем раньше банкиры приступят к подготовке подачи информации по новой форме отчетности, тем с меньшим количеством проблем они столкнутся. Если у кого-то из участников рынка есть какие-то вопросы, они смело могут обращаться в Банк России, чтобы мы могли помочь коллегам рекомендациями или оказать какую-то практическую помощь. 

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (октябрь 2020) 

 

Поделиться: