Вход Регистрация
 

Круглый стол "Системы денежных переводов: жизнь после кризиса. Тенденции и новации"

УЧАСТНИКИ «КРУГЛОГО СТОЛА», ОРГАНИЗОВАННОГО НБЖ ПРИ СОДЕЙСТВИИ АРБ
Иван СИТНОВ, директор системы «Денежные переводы Золотая Корона»; Петро ГНАТЮК, региональный директор в России и СНГ MoneyGram International Ltd.; Илья ЛИТВИНЕНКО, региональный менеджер по поддержке агентов системы денежных переводов MoneyGram International Ltd.; Роман ЕРМОШИН, менеджер по маркетингу системы денежных переводов MoneyGram International Ltd.; Андрей ЛАЙКОВ, исполнительный директор Связь-Банка; Заурбий НАТОК, руководитель направления «Экспресс-перевод» Связь-Банка; Вадим ПАРНАС, директор дирекции «Денежные переводы» ЗАО «Компания объединенных кредитных карточек» (Аллюр); Лев ЧУГУНОВ, директор департамента денежных переводов Migom Европейского Трастового банка; Михаил КУКУШКИН, советник председателя правления Европейского Трастового банка; Ольга ВИЛКУЛ, председатель совета директоров системы «Международные денежные переводы ЛИДЕР»; Юрий КАМАКИН, председатель правления системы «Международные денежные переводы ЛИДЕР»; Андрей МИКУЛИН, главный специалист отдела маркетинга и рекламы системы «Международные денежные переводы ЛИДЕР»; Борис ДЕМЧЕНКО, заместитель начальника Управления розничного обслуживания СБ Банка; Елена ЕЛИСЕЕНКОВА, генеральный директор НБЖ.
Ведущие: Анастасия СКОГОРЕВА, главный редактор НБЖ; Екатерина КАЦ, заместитель главного редактора НБЖ.
 

В России стало нормой оценивать и анализировать, как нынешний кризис отразился на состоянии национальной банковской системы. Куда меньше внимания до сих пор уделялось рынку денежных переводов - а ситуация на нем, как выяснилось в ходе «круглого стола», организованного НБЖ при содействии АРБ, тоже существенно поменялась за прошедшие год-полтора. Как участники рынка корректировали свою тарифную политику, какое значение они в принципе придают ценовому фактору в конкурентной борьбе, насколько вероятно появление на этом рынке в обозримом будущем новых игроков из числа банков, создающих свои системы денежных переводов? На эти и другие вопросы отвечали участники «круглого стола», состоявшегося 27 января 2010 года.

А. СКОГОРЕВА: Мы обозначили тему нашего «круглого стола» как «Системы денежных переводов: жизнь после кризиса. Тенденции и новации». Но в рамках его подготовки задумались: уместно ли уже сейчас говорить о кризисе в прошедшем времени? Может, он для этого сегмента рынка еще не завершился? Или, напротив, как раз системы денежных переводов наименее сильно ощутили на себе его негативное воздействие? На мой взгляд, ответы на этот вопрос вполне могут положить начало нашей дискуссии.

И. СИТНОВ: Кризис, безусловно, был, более того - он продолжается и сейчас. При этом я воздержусь от излишне оптимистичных оценок: возможно, в 2010 году наметится тенденция к улучшению ситуации. Но радикальных изменений в любом случае не будет.

Хотелось бы отметить еще один момент: на разных участников рынка денежных переводов кризис оказал различное воздействие, хотя бы потому, что обострил конкуренцию в этом сегменте финансовых услуг. В результате какие-то системы выиграли, какие-то не смогли сохранить свои позиции в докризисном объеме. Все зависело от того, сумели ли они скорректировать свою политику с учетом новой конъюнктуры, сложившейся в результате кризиса.

A. СКОГОРЕВА: На что в первую очередь оказал влияние кризис, если говорить о деятельности систем денежных переводов? Наверное, на тарифную политику?

И. СИТНОВ: Да. Тарифы были существенно снижены. У всех ли систем -трудно сказать, но, во всяком случае, мы слышали соответствующие заявления со стороны двух весьма заметных участников рынка. Есть основания полагать, что и другие системы последовали их примеру. В результате тарифы «подравнялись» и сейчас составляют 2% (за рублевые переводы).

Это - первое изменение, которое принес на рынок кризис. Второе заключается в том, что банки - участники рынка денежных переводов стали всерьез задумываться о необходимости оптимизации процессов, о сокращении своих издержек на обслуживание клиентов. Кто-то сделал ставку на устройства самообслуживания. Кто-то - на работу с системами, объединяющими несколько систем в одной, -кстати, я думаю, что как раз этот, второй путь будет своего рода тенденцией наступившего 2010 года.

РАНО РАССЛАБЛЯТЬСЯ, ИЛИ КРИЗИС С БОЛЬШОЙ НАТЯЖКОЙ…

B.  ПАРНАС: Хотел бы дополнить: две системы, о которых шла речь ранее, скорректировали, прежде всего, тарифы на крупные денежные переводы. В результате этого для остальных участников рынка этот сегмент временно оказался потерянным. Мы со своей стороны потеряли порядка 70% от общего объема переводов на
сумму свыше 150-200 тыс. рублей. Естественно, что это подвигло нас радикально изменить тарифную политику. В итоге мы получили одномоментное увеличение количества переводов на 20%.

В целом для нашего рынка подобная ситуация характерна: есть ключевые игроки, которые провоцируют изменение тарифов, и есть остальные участники, которым приходится делать то же самое просто от безысходности. Конкурентная борьба достаточно жесткая, а кризис ее только обостряет.

А. ЛАЙКОВ: Рискну внести небольшой диссонанс в наше обсуждение: я как раз считаю, что происходящее сейчас можно назвать кризисом лишь с очень большой натяжкой. Те из систем, которые стремятся к стандартизации своих услуг, к повышению их качества, которые уважительно ведут себя по отношению к партнерам, будь то банки или почтовые сети, - эти системы проходят нынешнюю, не совсем благоприятную ситуацию сравнительно легко. Во всяком случае, ни клиентов, ни партнеров они не теряют, и я хотел проиллюстрировать это на примере BLIZKO. Объемы переводов в денежном выражении у нас уменьшились, это так, но их количество не сокращается. И это очень показательно.

Ю. КАМАКИН: На мой взгляд, коллега из «Золотой Короны»  справедливо обозначил основные тенденции, сложившиеся на рынке, и очень верно сформулировал общий вывод: кризис был и есть, он никуда не отступил. Возможно, наиболее острая его фаза нами пройдена, но расслабляться в любом случае рано. И наверное, должны пройти еще год-два для того, чтобы были преодолены все его последствия.

NBJ акцент
Финансово-кредитные структуры стремятся «вывести» клиента за пределы офиса и «поставить» его к какому-то автоматическому устройству, способному быстро и эффективно осуществить платеж.

Если же говорить о том, как системы борются за «место под солнцем», отстаивая или расширяя свои позиции на рынке, то здесь есть разные пути. Кто-то увеличивает число точек продаж, кто-то идет в розничные сети, кто-то усиливает свое присутствие на рынке за счет активного использования терминалов, кто-то - за счет проведения платежей через Интернет. Все это вполне естественные шаги, и все они помогают системам денежных переводов поддержать свой бизнес.

А. СКОГОРЕВА: А какие из перечисленных вами каналов продаж оцениваются сейчас как наиболее эффективные? И произвел ли кризис в этом вопросе своего рода переоценку ценностей?

Р. ЕРМОШИН: Отвечая на этот вопрос, следует учитывать, что партнерами систем денежных переводов являются банки. А банки заинтересованы прежде всего в увеличении доходов и в снижении своих издержек. Поэтому нет ничего удивительного в том, что востребованными оказываются платежи, проводимые через терминалы самообслуживания, через банкоматы: финансово-кредитные структуры стремятся «вывести» клиента за пределы офиса и «поставить» его к какому-то автоматическому устройству, способному быстро и эффективно осуществить платеж. Причина очевидна: операционистам не нужно тратить время на совершение операции, клиент все сделает сам с помощью терминала.

Если говорить о кризисе в целом, то хочу сказать следующее: несмотря на то, что мы горды собой - объемы нашего бизнеса растут как в центральном регионе, так и в Средней Азии, кризис мы на себе тоже ощущаем. Снижается средняя сумма денежного перевода, клиенты становятся очень чувствительными к тарифам. Но в тарифном вопросе всегда очень трудно найти баланс интересов: ты снижаешь цену операции для клиента, и он, конечно, доволен. Но тут же к тебе обращается банк-партнер и говорит, что его такая политика не устраивает: он мало зарабатывает, ему сотрудничество становится неинтересным и т. д. И возражать ему особо не получается: рынок СНГ, насколько нам известно, является рекордно низким с точки зрения уровня комиссий. Для того чтобы убедиться в этом, приведу некоторые цифры: при осуществлении денежных переводов в США, Австралию или другие страны дальнего зарубежья комиссия составляет от 6% до 8% от суммы перевода. В страны Центральной Азии тот же показатель всего 1,5-2%.

НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЙ КЛИЕНТ

Е. КАЦ: А Центральная Азия - значительный территориальный сегмент для рынка денежных переводов?

Р. ЕРМОШИН: Согласно статистике Банка России, в Центральную Азию идет до 50% от общего объема переводов из России. А на долю стран СНГ приходится 92% переводов из России. Оставшиеся 8% приходится на все остальные страны.

Е. КАЦ: То есть, несмотря на объем, на переводах в страны Центральной Азии системам денежных переводов и банкам-партнерам вряд ли удается много заработать: комиссии здесь слишком низки…

Р. ЕРМОШИН: Да, основной доход мы и другие международные платежные системы - например, Western Union - получаем за счет переводов в страны дальнего зарубежья, комиссия по которым, как я уже отмечал, в разы выше, чем комиссия за переводы в Центральную Азию.

А. СК0Г0РЕВА: Кризис должен был только упрочить такую расстановку сил: объемы переводов в страны Центральной Азии, да и в страны СНГ, насколько нам известно, резко сократились. В некоторых случаях - на 30-40% по сравнению с аналогичными докризисными показателями.

Р. ЕРМОШИН: Это - в первую очередь следствие проводимой сейчас миграционной политики. Поскольку правительство постоянно сокращает квоты на въезд мигрантов из бывших республик СССР, объемы переводов сокращаются. Но с другой стороны, я бы не стал говорить, что речь идет о формировании долгосрочной тенденции. Практика показывает, что мигранты все равно находят пути проникновения в Россию, и кризис, кстати, только усиливает их решимость оказаться здесь.

А. ЛАЙКОВ: На мой взгляд, при формировании отношений между системой и банком весьма актуальной является проблема, о которой у нас обычно стыдливо умалчивают. Банки не в восторге от того, что клиенты систем денежных переводов ходят в их офисы, потому что «стандартный» клиент системы денежных переводов - это гастарбайтер, а многие банковские офисы сейчас «настроены» на обслуживание представителей high society.

Но здесь я тоже призвал бы не сгущать краски. В 90-е годы считалось, что мигранты никогда не будут пользоваться услугами систем денежных переводов, потому что они привыкли передавать деньги семьям через бригадиров, знакомых и т. д. Теперь так уже никто не думает. А в неблагоприятные экономические периоды «разбрасываться» клиентами вряд ли кто захочет.

КТО ЖЕ ДРУЖИТ С ТЕРМИНАЛОМ?

Е. КАЦ: Недавно по телевизору «крутили» забавную рекламу со слоганом  «мама не дружит с Интернетом, мама дружит с телефоном». А дружат ли с терминалами самообслуживания гастарбайтеры? Насколько они готовы к тому, чтобы помогать вам «разгружать» банковских сотрудников?

И. СИТНОВ: Здесь многое зависит от правильно выбранной тактики продвижения. Практика показывает, что очень хорошие результаты дает разъяснительная работа, когда один человек объясняет другому, как пользоваться терминалом. Если не организовать эту обучающую работу на местах, эффект будет низким. Только «ликбез» в сочетании с последующим «сарафанным радио» дадут хороший результат. Если же аппарат стоит без сопровождения, то к нему особого потока клиентов не будет.

Е. КАЦ: То есть преимущества в данном случае могут получить банки, не пожалевшие в свое время денег на консультантов?

И. СИТНОВ: Да. В таких банках через терминалы самообслуживания в результате может проходить 20-30% от общего объема денежных переводов. В финансово-кредитных структурах, где этому вопросу не было уделено внимания, ситуация прямо противоположная. Выбор каждый делает сам для себя: если банк считает денежные переводы важной частью своего бизнеса, он не будет экономить средства на оплате консультантов, понимая, что понесенные расходы впоследствии окупятся с лихвой.

Л. ЧУГУНОВ: Согласен с тем, что говорит коллега из «Золотой Короны»: подготовленный клиент, конечно, пойдет к терминалу и будет без проблем осуществлять переводы. Однако, как уже справедливо отмечалось, сама такая подготовка требует серьезной работы со стороны банков, особенно если учесть, что финансовая грамотность в России в целом не особо высокая, а уж среди мигрантов она и того ниже. А в случае с денежными переводами, речь идет об использовании технологий, поэтому здесь, на мой взгляд, может потребоваться больше времени на разъяснительную работу, чем в случае с продвижением вкладов или кредитов.

Но при этом хотелось бы отметить, что есть факторы, которые тормозят развитие систем электронных платежей гораздо сильнее, чем нежелание банков проводить разъяснительную работу среди клиентов. К сожалению, на сегодняшний день не до конца урегулирована законодательная база. Второй момент: далеко не все терминалы «настроены» на то, чтобы принимать деньги пачками, а не по купюрам; переоборудование же терминалов - это для банков совершенно иная цена, чем установка и использование менее совершенных устройств. И еще один очень важный вопрос - принадлежность терминалов. Если он принадлежит банку, то с юридической точки зрения это одна ситуация; если юридическим лицам, занимающимся приемами платежей, - совсем другая.

Впрочем, несмотря на все эти трудности, мы достигаем договоренностей с банками об отправке переводов через их терминалы.

Немножко вернусь к вопросам, которые обсуждались ранее, - что произошло у нас год-полтора назад. Обороты действительно сократились, но это произошло прежде всего из-за уменьшения суммы переводов. Что же касается количества транзакций по рублям, то здесь, наоборот, наблюдается существенный рост.

Если же говорить о тарифной политике, то мы ее не меняли, но провели два-три года назад, еще до кризиса, псевдоснижение тарифов, предоставив возможность отправки переводов в рублях РФ во все страны СНГ. Тарифы по рублевым переводам ниже, чем по переводам в иностранной валюте.

РЕКЛАМА - ДВИГАТЕЛЬ ТРАНЗАКЦИЙ

Е. КАЦ: То, что количество транзакций в рублях не снизилось, говорит о том, что эта услуга относится к разряду очень востребованных?

Л. ЧУГУНОВ: Безусловно. В любой стране СНГ рубли можно поменять на любую национальную валюту, и рубль остается свободно ходящим платежным средством.

А. СКОГОРЕВА: Эта тенденция - к росту числа рублевых транзакций -объясняется исключительно популярностью рубля среди клиентов?

Л. ЧУГУНОВ: Не только этим. Мы предприняли меры по расширению сети, по увеличению числа партнеров среди банков.

Е. КАЦ: А реклама вам помогла?

Р. ЕРМОШИН: Реклама в определенных ситуациях - тоже часть разъяснительной работы. Я помню, как в Россию пришел Western Union и впервые предложил здесь услугу по переводу денежных платежей без открытия счета. Тогда я был сотрудником этой системы, и помню, какие маркетинговые усилия были затрачены на то, чтобы объяснить людям, что это возможно и это надежно. Впоследствии ту же услугу стали предлагать другие системы денежных переводов.

Сейчас мы видим в некотором смысле слова аналогичную ситуацию. «Золотая Корона» с помощью маркетинговых инструментов распространяет знание о самой услуге денежных переводов - то есть она рассказывает именно о самой услуге, а не о каком-то из своих продуктов. В результате тем, кто «зайдет» на этот рынок позже, будет легче привлекать клиентов.

СИСТЕМНАЯ УНИФИКАЦИЯ

И. СИТНОВ: Спасибо, коллега. Но я хотел бы затронуть еще один важный аспект. В ходе нашей дискуссии в качестве одного из путей преодоления последствий кризиса называлось расширение сети. Я бы со своей стороны обратил внимание, что такое расширение зачастую является формальным. Банки обычно работают с двумя-тремя платежными системами, а в условиях высокой конкуренции они могут часто менять партнеров. Поэтому мы возвращаемся к тому, о чем я уже говорил: выиграет в этой ситуации тот, кто сможет выстроить надежные отношения с банком, кто будет способен быстро изменить формат продаж или унифицировать его так, чтобы все операции осуществлялись, что называется, в «одном окне». Кстати, в последнее время требования к проведению такой унификации звучат со стороны банков все чаще.

А. СКОГОРЕВА: Хотелось бы знать, насколько мнение представителя «Золотой Короны» по этому вопросу совпадает с мнениями других участников нашего «круглого стола». Идет ли речь о частном требовании со стороны отдельных банков, или налицо действительно новая тенденция?

Р. ЕРМОШИН: Безусловно, это тенденция. В России любой банк, с которым мы начинаем вести переговоры, обращается к нам с подобным пожеланием. И это естественно, особенно если речь идет о крупных финансово-кредитных структурах, которые, как здесь справедливо отмечалось, работают одновременно с несколькими системами денежных переводов.

А. СК0Г0РЕВА: Эта тенденция сформировалась уже в период кризиса? Он как-то «подхлестнул» ее?

Р. ЕРМОШИН: Нет, такое стремление к интеграции возникло немного раньше.

0. ВИЛКУЛ: Со своей стороны могу только подтвердить то, о чем говорят коллеги. Банки, какое-то время проработав с разными системами, действительно подошли к тому, что необходимо уменьшать внутренний документооборот, сокращать издержки. Игрокам нашего рынка приходится реагировать на эти пожелания. Конкуренция на рынке между системами денежных переводов достаточно высока.

И. СИТНОВ: Это так. И здесь как раз можно вспомнить, с чего началось наше обсуждение: с вопроса о тарифной политике. Тарифы снижаются не только под влиянием кризиса, не только из стремления «ублажить» клиента, но и потому, что на рынке очень высока конкуренция между игроками. При этом любая новая система, выходящая на рынок, первым делом пытается сыграть на ценовом вопросе, хотя практика показывает, что для клиента важнее имя системы, чем снижение тарифов.

А. ЛАЙКОВ: Я бы не преувеличивал значения снижения тарифов в процессе формирования отношений «система-клиент». Надо очень сильно уменьшить тарифы, чтобы клиент пришел к тебе, отказавшись от услуг системы денежных переводов, к которой он уже привык.

Е. КАЦ: А как можно с одной стороны проявлять уважение к банку-партнеру, а с другой - корректировать свою тарифную политику в сторону снижения, уважая клиента? Выше уже говорилось о том, как трудно соблюсти в этом вопросе баланс. Удается ли это вам?

А. ЛАЙКОВ: Очень просто: расширяя спектр оказываемых услуг. Банки во всем мире придают очень большое значение своим издержкам, и наши партнеры здесь не исключение. Соответственно, речь идет о том, чтобы предоставить им возможность для сокращения издержек на проведение определенных операций, для сокращения занятости сотрудников.

СИСТЕМЫ, «НА ВЫХОД»

А. СК0Г0РЕВА: Высокая конкуренция обычно возникает, если на рынке много игроков. Сколько систем денежных переводов действует в России сейчас?

И. СИТНОВ: Двадцать. На самом деле это очень много. Я думаю, что в обозримом будущем число участников рынка сократится вдвое. Тогда, кстати, «подравняются» и тарифы.

А. ЛАЙКОВ: На мой взгляд, такая тенденция действительно формируется. Системы будут укрупняться, объединяться. Сколько их в результате останется, я, конечно, сказать не возьмусь, но, вполне возможно, по сравнению с нынешним показателем их число заметно сократится.

А. СК0Г0РЕВА: В первые месяцы кризиса в публикациях СМИ часто «проводилась» мысль, что целому ряду игроков придется покинуть рынок - они просто не выстоят. Судя по всему, ничего подобного не произошло?

И. СИТНОВ: Нет. Но до кризиса ситуация была такая: рынок рос в среднем на 60% в год, и доля каждой системы -участника рынка увеличивалась примерно на столько же. Всем хватало «пирога». Теперь же распространенной стала ситуация, при которой банки отказываются от сотрудничества с той или иной платежной системой в пользу другой. Вот именно эта тенденция в конечном итоге может привести к тому, что какие-то участники рынка будут «обрастать» партнерами, а какие-то -лишаться их. Последним, возможно, действительно придется со временем уйти с рынка.

Е. КАЦ: То есть для того, чтобы остаться здесь, системам фактически придется «платить» банкам - если не физически, то нести расходы на модернизацию продуктов, унификацию и т. д.

И. СИТНОВ: В этом как раз ничего принципиально нового нет. Системы всегда - и до кризиса, и во время него, и после него - должны придумывать что-то новое, подчеркивать свое конкурентное преимущество в глазах банков-партнеров. Если это - плата, то мы ее вносим на постоянной основе.

А. СКОГОРЕВА: До кризиса была тенденция: банки создавали собственные системы денежных переводов. Есть ли основания полагать, что они могут вновь активизироваться в этом направлении в обозримом будущем?

И. СИТНОВ: На мой взгляд, нет. Сейчас этот процесс остановился. Наверное, потому, что банки, не создавшие таких систем до кризиса, пришли к пониманию, что использовать уже существующую систему эффективнее, чем осуществлять массивные собственные «вливания» в новый проект.

БАНКИ РИСКУЮТ И ВЫИГРЫВАЮТ

Л. ЧУГУНОВ: Мне кажется, что такие «вливания» оправданны, потому что системы денежных переводов, созданные банками, имеют определенные преимущества в глазах банков-партнеров. Партнерам очень важно знать, кто стоит за той или иной системой, кто является ее организатором. Если это банк, то риск при работе с такой системой меньше, поскольку риски являются более диверсифицированными.

И. СИТНОВ: С другой стороны, мы знаем ситуации, когда расчетный банк подводили другие направления бизнеса - например, кредитование. Из-за неправильной кредитной политики у него возникали или могут возникнуть проблемы с ликвидностью. Тогда может сложиться ситуация, при которой расчетный центр придется переносить в другое место, и очевидно, что это не скажется позитивно на деятельности аффилированной с банком системы денежных переводов.

З. НАТОК: В этой дискуссии я соглашусь скорее с представителем системы Migom. Банку действительно выгоднее заключить соглашение с системой, созданной другим банком. Здесь играет положительную роль и факт диверсификации рисков, и то, что в качестве организатора системы обычно выступает известный банк, вызывающий у клиентов доверие.

В. ПАРНАС: Немаловажная деталь: если организатором системы денежных переводов является банк, то у него есть возможность не аллокировать расходы на ее поддержание, а считать их вместе с расходами на другие виды деятельности. Если же организатором является альтернативная компания -например, процессинговая, как в нашем случае, - то все расходы очень «прозрачны». Это заставляет нас и других таких же, как мы, участников жестко корректировать свои маркетинговые бюджеты. Что в нынешних условиях ведет если не к потерям доли на рынке, то к стагнации.

СБЕРБАНК И ПОЧТО-БАНК -ДВА СТРАШНЫХ КОНКУРЕНТА?

Е. КАЦ: Одна из самых известных систем денежных переводов, работающих в России, - система «Блиц», принадлежащая Сбербанку. Насколько остро остальные участники рынка чувствуют конкуренцию с ее стороны?

В. ПАРНАС: Я уже упоминал о двух системах, которые на первом этапе кризиса резко изменили тарифную политику и заставили других игроков сделать то же самое. Все, наверное, помнят, что одним из этих игроков была система «Блиц». С другой стороны, я не стал бы преувеличивать размеры бедствия. Система, организованная Сбербанком, пока не слишком поворачивается лицом к клиенту, да и банки-партнеры не тяготеют работать с ней. Конечно, это может измениться. И если такие перемены произойдут, конкуренция действительно станет куда более жесткой, чем сейчас.

A.  СКОГОРЕВА: А Почто-банк, о необходимости создания которого столько сейчас говорят? Каковы его шансы в случае появления на свет составить конкуренцию имеющимся системам денежных переводов?

B.   ПАРНАС: Я думаю, потребуется немало времени для того, чтобы снабдить необходимым оборудованием почтовые офисы и, главное, переучить персонал. Практика показывает, что пока на вопросы, касающиеся осуществления электронных платежей, сотрудники почты реагируют почти панически, а людей, интересующихся подобными услугами, отправляют прямиком в Сбербанк.

A.  СКОГОРЕВА: То есть почта пока не конкурент?

B.    ПАРНАС: Конкурент, но лишь в определенных, «узких» сегментах. И стоит отметить, что отклики банков-партнеров почты о сотрудничестве с ней прямо противоположны: кто-то говорит, что все прекрасно, переводы осуществляются, приемы по кредитам принимаются и т. д. Кто-то, напротив, жалуется, что сотрудники почты не готовы к осуществлению «нестандартных» операций.

А. ЛАЙКОВ:Я думаю, что тема создания Почто-банка не совсем вписывается в тему нашего сегодняшнего «круглого стола». Это - слишком масштабный проект, чтобы обсуждать его только с точки зрения ситуации на рынке денежных переводов. Со своей стороны могу сказать только одно: убежден, что в случае его появления на свет хуже клиентам не будет.

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Июнь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

Весенний кубок в сфере нефти и газа 2017

Весенний кубок в сфере нефти и газа 2017 (25 апреля)

Яндекс.Метрика