Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

09 августа 2017

Банк России нашел способ утилизировать «токсичные активы»

c приходом на место главы Банка России Эльвиры Набиуллиной в 2013 году регулятор уделяет серьезное внимание оздоровлению банковского сектора

В первые годы в основном речь шла об отзыве лицензий у неблагонадежных банков – нарастающим итогом, по несколько десятков лицензий в год. Это была жесткая, но необходимая мера – как нож хирурга при гангрене. Руководствуясь лучшей американской и европейской практикой в этом направлении, нужно было чуть раньше создавать фонд «токсичных активов». Однако решение, которое созрело сразу же после начала масштабной чистки сектора, по каким-то причинам откладывалось.

Мало кто сомневается в том, что деятельность таких кредитных учреждений, как Мастер-Банк, граничила с пирамидой и избавление от них стало несомненным благом для всего банковского сектора. Однако есть проблемы, связанные не столько с умышленными действиями, сколько с ошибками менеджмента. Накоплены миллиарды рублей «токсичных активов», и оставлять все как есть — неэффективно и непродуктивно.

Поэтому Банк России решил перейти от отзыва лицензий к санации банков. Точнее, санация включена в инструментарий Центробанка. В частности, 26 апреля нынешнего года Совет Федерации одобрил закон о дополнительных мерах по оздоровлению банков. Нужна только подпись президента на документе для его вступления в силу. Думаю, долго ждать этого не придется, проблема назрела и даже перезрела. И это понимают все, кто так или иначе связан с банковской сферой страны.

ЦБ РФ за последние два года изрядно укрепил свой экспертный статус и фактически стал последней инстанцией во всех вопросах финансового сектора. Видимо, поэтому сегодня он может создать любую управляющую компанию или фонд под единоличным контролем и учетом.

По закону сейчас Банк России наделен правом создания Фонда консолидации банковского сектора и учреждения управляющей компании. Фонд формируется за счет финансовых ресурсов Центробанка, не являясь юридическим лицом. Отчисления в фонд устанавливаются советом директоров Банка России, а оценивать эффективность использования этих средств будет главный аудитор регулятора. Управляющая компания наделена правом управления активами банков, которые будут передаваться ей Банком России. Участие спецдепозитария не предусмотрено, поэтому можно будет создать ряд закрытых фондов под управлением УК и менять паи этих фондов на проблемные активы банков, улучшая их баланс. Полагаю, что услугами этой УК могли бы воспользоваться и крупные банки, накопившие изрядные «токсичные активы» на своих балансах. 

То есть Центробанк консолидирует в своих руках всю санацию банковского сектора. С одной стороны, это позволит принимать решения оперативно, с другой — может сделать процесс оздоровления проблемных организаций менее прозрачным, что, в свою очередь, несет определенные риски.

Как бы то ни было — санация нужна. По оценкам финансовых аналитиков, около трети ныне действующих российских банков убыточны и им не помешают превентивные меры по улучшению ситуации. Не говоря уж о том, что санация, в отличие от отзыва лицензии, не нарушает хозяйственную деятельность клиентов банков и не наносит им многомиллиардный ущерб в результате заморозки денег на счетах. Например, предприятия Роскосмоса держали на счетах в Фондсервисбанке около 50 млрд рублей, но АСВ не может в полной мере распоряжаться этими средствами до 2018 года. Напомним, что временная администрация в Фондсервисбанке была введена в феврале 2015 года.

Есть и другие похожие примеры. Так, в Первом Республиканском Банке «зависли» средства региональных бюджетов, в том числе выделенные на поддержку малого и среднего бизнеса. В случае отзыва лицензии такие клиенты становятся кредиторами третьей очереди и могут претендовать хоть на какие-то средства только в случае банкротства банка, что наступает далеко не сразу вслед за отзывом лицензии, если вообще принимается подобное решение.

Так что санация, продолжая медицинскую аналогию, — это терапия, причем щадящая. Естественно, предстоит отработать механизмы и накопить опыт применения нового инструментария, но, я думаю, это произойдет в обозримой перспективе и сделает более тонким весь процесс управления банковской деятельностью со стороны регулятора. Я уверен, что это пойдет на пользу всей банковской сфере, а не только отдельным ее участникам. И, что немаловажно, будут лучше защищены и интересы клиентов финансово-кредитных организаций.

Отдельно хотелось бы отметить, что речь не идет о принуждении к конвертации денег на счетах в ценные бумаги банка, как это было, например, с активами кипрских банков и чего опасаются держатели крупных счетов в России. Можно сказать, что в новой схеме учтен зарубежный опыт bail-in, но он адаптирован к российским условиям, а не перенесен механически на нашу почву. Принципиальным моментом остается одно — санация позволяет спасти активы и капитализацию кредитных учреждений.

Стоит отметить, что если бы данная система санации заработала раньше, то, возможно, превентивные меры позволили бы избежать «банкопада», нанесшего серьезный ущерб не только банкам нашей страны, но и большому числу юридических и физических лиц, иначе говоря, клиентам банковских организаций.

В этой связи хотелось бы обратить внимание главного регулятора на санацию банка «Советский», ранее порученную Татфондбанку, но в силу проблем последнего в настоящее время приостановленную (актив в результате вернули для проведения оздоровительных процедур в АСВ). Банк России ищет нового санатора, и уже есть прецедент, когда инвестиционная компания вместе с инвесторами — физическими лицами подала заявку на участие в этом процессе. Инвесторы готовы вложить собственные средства, привлечь деньги частных инвесторов и бывших клиентов банка. В качестве гарантии они готовы внести 1 млрд рублей. При этом реализация предложенных ими шагов позволит вернуть в АСВ более 10 млрд рублей. 

Возможно, это впервые, когда компания вне банковской сферы претендует на участие в санации банка. Есть прецедент, когда физическое лицо выступало в качестве санатора. Думаю, если оздоровить актив смог гражданин, то инвестиционная компания тем более справится с этой задачей. А привлечение средств санаторов и инвесторов с рынка, не связанных напрямую с банками, позволит «распаковать» ситуацию в пользу и клиентов, и самих кредитных учреждений.   

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Станислав Машагин, генеральный директор ПАО «ВОЛГА Капитал»

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Октябрь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный кубок "Самый интеллектуальный банк" и "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере"

Ведущий - магистр игры «Что? Где? Когда?», шестикратный обладатель «Хрустальной совы», обладатель «Бриллиантовой совы» Александр Друзь.

Яндекс.Метрика