Аналитика и комментарии

29 апреля 2013

А. СИМАНОВСКИЙ: «Если владельцы бизнеса и топ-менеджеры не испытывают чувства ответственности, если их цель – разорить банк, то помешать им методами надзора и регулирования просто невозможно»

 

Почему российские банки не готовы создавать фонд системной взаимопомощи, из которого они могли бы получать поддержку в случае возникновения у них проблем с капиталом или ликвидностью? Удалось ли регулятору рынка в лице ЦБ добиться снижения доли «связанных» кредитов в кредитных портфелях банков? Будет ли переход банков на Basel II и Basel III способствовать снижению рисков в системе в целом? На эти и другие вопросы ответил в интервью НБЖ в кулуарах XXIV Съезда Ассоциации российских банков первый заместитель председателя Банка России, глава Комитета банковского надзора Алексей СИМАНОВСКИЙ.

 

НБЖ: Алексей Юрьевич, в прошлом году Банк России, как регулятор банковского рынка, неоднократно выражал опасения по поводу слишком быстрых темпов роста потребительского кредитования. Как обстоят дела сейчас в этой сфере, удалось ли «охладить» этот сегмент рынка с помощью ужесточения требований к резервированию?

 

А. СИМАНОВСКИЙ: Решения Банка России связаны, в нашем представлении, с более точной оценкой риска при потребительском кредитовании. Пока эти решения еще не все вступили в силу, поэтому делать какие-то выводы преждевременно. Посмотрим, как повлияет на развитие ситуации установление новых требований по резервированию, и, соответственно, после этого сделаем выводы, были предпринятые меры достаточными или избыточными, а возможно, есть необходимость в принятии дополнительных мер.

 

НБЖ: Как вы относитесь к аргументам, которые в связи с этим высказывают руководители многих финансово-кредитных организаций, о том, что банки оказались вытолкнутыми в сферу потребительского кредитования? Они были вынуждены активно заняться этим направлением бизнеса, поскольку многим игрокам рынка не нашлось места в сегменте корпоративного кредитования.

 

А. СИМАНОВСКИЙ: Не знаю, насколько состоятельны такие утверждения. В моем понимании банки идут в нишу потребительского кредитования не потому, что их кто-то откуда-то выталкивает, а потому что эта ниша выгодная. Прибыль, которую могут получить финансовые учреждения, занимаясь потребительским кредитованием, очень хорошая, и, как сейчас кажется многим участникам рынка, достается она очень легко.

Моя позиция по данному вопросу такова: банки могут работать в любой нише, разрешенной законодательством, при этом каждый из них обязан нормально управлять рисками. Решения, которые принял Банк России в части потребительского кредитования направлены на приведение регулятивной оценки рисков в соответствие с фактическим положением дел, не более того. Кто-то куда-то выталкивается или кто-то сам себя куда-то выталкивает – это тема другого порядка. Возможно, это тема развития конкуренции, которая тоже очень важна. Но мне, как представителю регулирующего органа, все же ближе тема устойчивости банковских организаций и системы в целом.

 

НБЖ: А эти две темы – устойчивости и развития конкуренции – следует разделять?

 

А. СИМАНОВСКИЙ: В моем представлении они взаимосвязаны. Там, где развита конкуренция, устойчивость участников рынка обычно выше, потому что в условиях конкуренции приходится бороться за выживание и развитие и, соответственно, думать о качестве управления бизнесом, о снижении издержек и т.д. А там, где высокая устойчивость (не искусственная, а реальная), конкуренция выше, потому что чем больше игроков на площадке, тем активнее они борются за клиента.

 

НБЖ: На заседании Совета АРБ, состоявшемся 2 апреля 2013 года, руководитель одного из банков внес предложение законодательно закрепить верхнюю планку процентной ставки по кредитам физическим лицам. По его мнению, это спасло бы и рынок, и потребителей банковских услуг от игроков, которые выдают потребительские кредиты под 60–70% годовых. Как вы относитесь к этой идее, считаете ли необходимым именно законодательное введение верхней планки по ставкам?

 

А. СИМАНОВСКИЙ: Я не считаю это целесообразным. Другой вопрос, что в моем понимании, уровень процентной ставки по кредитам и депозитам характеризует уровень рисков, которые банк принимает на себя. Собственно говоря, именно эта позиция нашла свое отражение в теме предъявления дополнительных требований по оценке рисков в необеспеченном потребительском кредитовании. Ретрансляция уровня рисков в требования, например, по капиталу – это совершенно нормальный способ экономического воздействия. А вот что касается установления некоей запретительной планки, то формально это можно сделать. Но степень эффективности такого решения будет очень низкой.

 

(полностью интервью с Алексеем Симановским читайте в майском номере НБЖ за 2013 год)

Поделиться: