Аналитика и комментарии

27 апреля 2020
 

Банки против пандемии: Как западный финансовый мир собирается выйти из «медицинского» коллапса?

До появления COVID-19 банковская отрасль переживала беспрецедентный период роста и процветания. Несмотря на претензии потребителей и усиление конкуренции со стороны финтех-стартапов, большинство кредитных организаций были сильнее, чем в любой другой период после финансового кризиса 2008 года.

Однако всего за несколько недель в этом отлаженном механизме произошел сбой, который грозит изменить все, что было нормой в финансовых услугах. Произошли серьезные изменения не только в том, как финансовые организации ведут бизнес, но и в форме занятости сотрудников, а также в том, как потребители управляют своими денежными средствами. Банки, безусловно, избежали серьезного удара, в отличие от многих других отраслей, но после окончания пандемии им необходимо будет приспосабливаться к новым условиям.

Миллионы на благотворительность

В числе главных пострадавших в мировой экономике – автомобильная и транспортная индустрия, информационные технологии, турбизнес и мир моды. Серьезный ущерб нанесен нефтегазовой отрасли. По прогнозу Goldman Sachs в марте, европейские банки недосчитаются более 30 млрд евро чистой прибыли. Эксперты полагают, что от последствий коронавируса прежде всего пострадают кредитные учреждения Италии, Германии и Греции, тогда как лидеры банковской сферы из Франции и Бенилюкса, а также Скандинавии лучше справятся с потрясениями. В целом, сейчас европейские банки находятся «в наиболее сильной позиции за последние 10 лет», констатируют в Goldman Sachs. Да, о существенной прибыли речь не идет, но и о глобальных потерях тоже. Не случайно на Западе банкиры все охотнее присоединяются к благотворительным акциям.

Например, крупнейшие британские банки сообща разработали комплекс мер по поддержке граждан и организаций, пострадавших от коронавируса. Итальянские банки, несмотря на шокирующую статистику количества заболевших, также поддержали соотечественников: оказали материальную помощь потерявшим работу, закупили спецодежду для персонала и оборудование для больниц. Активно включились в благотворительность американские банки. Ally Bank предоставил $3 млн в распоряжение госпиталей и медицинских центров. Wells Fargo передал благотворительным фондам $1 млн, JPMorgan Chase пообещал $5 млн международным медицинским организациям, борющимся с эпидемией, в том числе $2 млн перечислил в ВОЗ. Texas Capital Bank выделил $100 тыс. на покупку медицинского оборудования, тестов, мобильных фургонов для осмотра, помощи бездомным и пр.

Кризис страха

По сравнению с 2008 годом банки вошли в период пандемии с принципиально иными показателями ликвидности. Например, Deutsche Bank, который многие в Германии критикуют за консерватизм, формализм и неповоротливость в ведении дел, в конце 2019 года располагал капиталом в 56 млрд евро, тогда как в 2008 году эта сумма составляла 21 млрд. Схожие цифры демонстрирует вся Европа.

По данным Eurostat, совокупный капитал европейских банков превышает аналогичный показатель 2008 года на 800 млрд евро. Кроме того, по сравнению с тем периодом, почти вдвое сократились коэффициенты задолженности. Способствовали процветанию банков и многочисленные льготы, которые удалось выбить из властей за эти годы.

Что касается США, то здесь также стараются смотреть в будущее с умеренным оптимизмом. Правительство страны выделяет значительные средства на стабилизацию экономики, а банковский сектор демонстрировал до 2020 года завидную устойчивость. Согласно данным Федеральной корпорации по страхованию вкладов, в период с 2008 по 2013 год было закрыто 489 финансовых учреждений, из них 157 – в 2010 году. Однако за последние 7 лет лишь 44 кредитных организации объявили себя банкротами и только 5 за последние 27 месяцев.

Напомним, кризис 2008 года в значительной степени был спровоцирован недальновидной политикой некоторых инвестиционных банков на рынке ипотеки. И тогда потребовались значительные вливания из бюджета, чтобы спасти от краха некоторые крупнейшие финансовые структуры. Сейчас лидеры мирового банковского рынка, напротив, активно участвуют в процессе реанимации национальных экономик.

В тоже время, крепко стоят на ногах далеко не все. Европейский центральный банк принял ряд жестких решений, призванных обеспечить стабильность как экономики в целом, так и банковской системы в частности. ЕЦБ заявил о покупке долговых обязательств и гособлигаций в ряде стран ЕС, прежде всего в Средиземноморье. Также рекомендовано заморозить выплату дивидендов как минимум до 1 октября. Кроме этого, банкам еврозоны предоставят кредиты по льготным ставкам и смягчат требования к банковской отчетности, чтобы простимулировать выдачу кредитов малому бизнесу.

Эти меры, безусловно, снижают банковские риски. Однако ряд экспертов призывают ЕЦБ напрямую компенсировать убытки национальных бюджетов, чтобы предотвратить дефляцию в Италии, Испании, Греции. Пока в Брюсселе не готовы идти на столь смелые решения. Во многом из-за того, что национальные банковские системы пока демонстрируют относительную устойчивость. Но кто знает, каковы будут последствия эпидемии?

Определенные риски для банков по-прежнему сохраняются. Люди сейчас спешно оформляют потребительские кредиты, но как их возвращать после окончания карантина, когда многие рискуют остаться без работы? Есть и другая часть граждан, которая, напротив, из-за страха пандемии торопится закрыть свои вклады и забрать деньги на хранение «под подушку». Наконец, заложниками собственного кредитования могут стать небольшие банки, ведь им придется как-то закрывать финансовые дыры, если платежеспособность вкладчиков окажется на грани дефолта.

«Если через пару месяцев мы еще не увидим свет в конце туннеля, то коронавирус окажет большое влияние на многие сектора, включая банки», – считает президент американского инвестиционного фонда Iron Bay Capital Роберт Болтон. По его мнению, сейчас наблюдается кризис страха, о финансовом кризисе речь не идет, а последствия пандемийного коллапса можно будет оценить только летом.

Скорость или надежность?

На первый взгляд, основным выгодополучателями от мирового шока, вызванного коронавирусом, должны стать финтех-проекты. В условиях карантина потребность в управлении своими деньгами в режиме онлайн возрастает в разы. Это подтверждает и статистика. Так, по результатам исследования консалтингового агентства deVere Group (Нидерланды), активность европейцев в использовании мобильного банкинга возросла на 72%. Находясь в самоизоляции, граждане большинство покупок и денежных переводов совершают посредством онлайн-приложений. Не забываем и про рекомендации ВОЗ, которая регулярно напоминает о «зараженности» разными бактериями наличных денег. В итоге расширяется пространство интернет-торговли, а офлайн-магазины массово переходят на бесконтактную оплату.

Эксперты американского портала The Financial Brand прогнозируют, что после стабилизации макроэкономики те финтех-стартапы, которые переживут «коронавирусный шторм», получат новый импульс в виде потока венчурных инвестиций. Как считает финансовый директор ведущего европейского необанка N26 Максимилиан Тайенталь: «Люди будут активнее открывать онлайн-счета, поскольку многие офисы банков закрываются из-за коронавируса. В новой реальности цифровые банки будут становиться все более актуальными».

С другой стороны, не стоит забывать, что мобильные банки уверенно смотрят в будущее во многом благодаря благосклонности венчурных инвесторов и доверия рядовых пользователей. Такая специфика обеспечивает стабильность в обычных экономических условиях, но весьма уязвима в острый кризис. Так, по данным ФРС, в нынешнее неспокойное время заметен тренд на перемещение частных депозитов в крупные банки: вкладчики полагают, что там сбережениям будет надежнее пережить кризис. Согласно статистике регулятора американского финансового рынка, по итогам марта портфель депозитов вырос в «классических» банках на 6%, тогда как в необанках – всего на 2%. До минимальных показателей упало венчурное финансирование финтех-стартапов. Тот же Тайенталь из N26 признается, что только в марте немецкий цифровой банк-единорог недосчитался 10% планируемой прибыли.

По прогнозам The Financial Brand, если пандемия затянется, то финтех-отрасль ждет серьезная перестройка. В результате, сильные игроки могут только усилиться, а более мелкие и слабые будут вынуждены продать свой бизнес или покинуть рынок. На этом фоне, предсказывают аналитики, можно ожидать усиления позиций т.н. «универсальных» банков, которые сочетают в себе инновационные технологии и привычные формы бизнеса, обеспечивающие стабильность и безопасность вкладов. На первый план выходит надежность – главное качество банков, востребованное у клиентов во все времена.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Александр КУПЦИКЕВИЧ, ведущий аналитик FxPro

Банковская система сейчас менее уязвима, чем во время мирового финансового кризиса. Нынешний коллапс экономики – из-за самоизоляции. Если говорить упрощенно, десятилетие назад люди не хотели брать кредиты, сейчас им их не выдают. По мере снятия карантинных ограничений, спрос на кредиты может восстанавливаться быстрей, чем в 2009-м, так как они будут по более низким ставкам (за счет мер правительств и ЦБ, в особенности ФРС).

Из-за карантина набирают силу ряд трендов. Во-первых, усилится переход сотрудников финансовой сферы на «удаленку». Не исключено, что часть работников так и не вернется в офисы, и некоторые отделы в полном составе перейдут в онлайн-сектор. Таким образом, деловые онлайн-платформы могут стать возможными бенефициарами последующего возрождения финансового рынка и экономики. Во-вторых, растет популярность онлайн-сервисов. Немало людей, сидя на домашних диванах, «распробуют» разные банковские и инвестиционные онлайн-услуги. Наверняка дополнительный им-­пульс развития получат онлайн-сервисы перевода денег, «отъедая» новую долю рынка платежей у банков.

Текст: Аркадий Арзамасцев

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (№ 4-5, апрель-май 2020).

Поделиться: