Вход
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

12 апреля 2019

Элеанор Крейг, Saxo Bank: Геополитическая напряженность может привести к разрушению либерального мирового порядка

A A A

Неуклонный рост популизма в разных формах обнажает глубокие структурные недостатки в Европе и ставит ее перед необходимостью реформирования, – считает Элеанор Крейг, рыночный стратег Saxo Bank в своей новой аналитической статье, которую портал NBJ публикует с небольшими сокращениями. 

Современная монетарная теория все чаще предлагается как лекарство от растущего неравенства, но помните: это не панацея.

Европа – порождение либеральной демократии и мультилатерализма – в настоящее время представляет собой континент, политическому фундаменту которого угрожает растущий популизм; политическая нетерпимость и геополитическая напряженность могут привести к разрушению либерального мирового порядка. Эта популистская волна поднимается все выше по мере приближения майских парламентских выборов в ЕС. Выборы могут привести к дезинтеграции сложившегося статуса в силу роста неудовлетворенности и негативного восприятия глобализованного общества в условиях вялого роста Еврозоны – пусть и без четкого представления о том, чем нужно заменить сложившийся статус-кво.

От Трампа и американо-китайкой торговой войны до Брекзита и желтых жилетов», угрозы, которые несет такая смена режима, очевидны. Тектонические плиты сдвигаются, хотя нам еще предстоит ощутить последствия радикальных версий этих движений, вроде «жесткого Брекзита». После 30-летнего периода дерегулирования и экономики свободного рынка новая парадигма создаст совсем другую деловую и инвестиционную среду. Это приведет к новым потрясениям и, следовательно, создаст новые риски. Кто хочет не замечать эту нарастающую (и глобальную) перемену и считает ее незначительной, пусть подумает еще раз!

Эти силы сложны, глубоко укоренены и складываются из множества векторов, из-за чего тяжело бывает различить причину и следствие. Этот процесс далек от завершения, однако мы попытались сформулировать здесь некоторые проблемы и угрозы, формирующие основные предпосылки, от которых зависят цены на активы и доходность ценных бумаг.

Популизм – явление не новое. На самом деле он ровесник демократии (если не старше). Философию его трудно определить, но, говоря упрощенно, в его основе лежит конфликт между «обычным» человеком и «элитой», которая составляет меньшинство, при котором отчужденная масса глубоко неудовлетворена и не доверяет господствующему истеблишменту.

Есть много теорий, которые объясняют всплеск популизма, но с моей точки зрения наиболее убедительной является та, которая считает его последствием «гиперглобализации» – это термин, придуманный экономистом Арвиндом Субраманианом. С 1980-х гг. переход к новому экономическому порядку глобализации, свободным рынкам и технологическому прогрессу обеспечил огромный рост мирового ВВП, генерировал благосостояние, повысил прибыли корпораций и вывел миллионы людей из нищеты. Для таких развивающихся стран, как Индия и Китай это открыло огромные возможности, но и Запад тоже извлек выгоду из дешевой рабочей силы и рынков товаров. Это привело к глобальной дезинфляции, снижению доходности облигаций и увеличению кредитного плеча, что, в свою очередь, способствовало активному росту цен на активы по сравнению с 1980-ми гг.

Но при этом сдвиге, который в течение многих лет воспринимался как исключительно благоприятный, были и свои проигравшие. Для Запада три десятилетия гиперглобализации привели к беспрецедентному отдалению рабочей силы от генерируемого благосостояния. Прибыли корпораций в процентах от ВВП неуклонно росли, а реальная заработная плата стагнировала, в результате чего благосостояние сосредоточилось в руках немногих, а неравенство доходов резко выросло. Доходы до налогообложения у 1% самых богатых людей сейчас находятся на уровне 1929 г., после которого началась Великая депрессия.

Прибыль досталась глобальным корпорациям, работнику же оставалось бороться с последствиями растущего равенства и конкурировать с дешевой рабочей силой в лице мигрантов и автоматизации, причем в условиях уменьшения реальных доходов из-за налогов и ренты ему всегда доставался меньший кусок. Прибавьте сюда высокие цены на жилье, изуродованную идею социального государства, дефляцию и снижение роста, приведшие к падению доходности и больно ударившие по вкладчикам, – кусок, приходившийся на долю работника, уменьшался все больше и больше. Далее, когда в 2008 г. разразился кризис, вместо изменения сложившейся системы ситуация только ухудшилась в результате политических решений и неспособности нормализовать рынки.

Политика количественного смягчения привела к рефляции цен на активы, но не заработной платы или производительности, что способствовало сохранению неравенства и подрывало доверие к истеблишменту как к силе, способной вывести западные экономики из сложившегося положения. Учитывая все это, обратная реакция представляется вполне закономерной.

Скорее удивительно то, что она не проявилась ранее.

Что это означает для рынков, экономической политики и глобализации? По мере усиления ответной реакции будет расти напряжение и на поле битвы, что еще больше затруднит оценку риска и определение того, какие ответные политические меры необходимо принять с учетом сложности обстановки и ее поляризующих последствий.

Если не считать ответную или паллиативную политики перераспределения, любые меры, которые приведут к реальному улучшению ситуации и разрешат проблемы тех, кто оказался по ту сторону глобализации, кажется, будут приняты нескоро. Начинающаяся новая политическая эра – это результат нескольких десятилетий социальных изменений, и выработка решения сама может потребовать десятилетий.

Хотелось бы надеяться, что это не так, но доказательств обратного мало.

Экспорт Европы составляет 50% ее ВВП (вдвое больше, чем в Китае), что делает ее уязвимой в условиях глобального замедления. Рост популизма, помноженный на уже увядающую экономику, неспособную стимулировать рост и занятость (даже с помощью механизма печатного станка Европейского центрального банка, в размере 2,6 трлн евро), заставляет прогнозировать перемены. По мере того, как растет сопротивление сложившемуся политическому консенсусу по экономической политике и режим строгой экономии встречает противодействие со стороны все более растущего племени популистов, настроения начинают меняться.

Движение к радикальной фискальной экспансии с целью стимулирования спроса через современную монетарную теорию (ММТ), вероятно, не является утопией и даст ответ, который мы ищем. Эксперимент может закончиться гораздо более явными структурными дисбалансами, стремительной инфляцией, валютной коррупцией и коррупцией монетарной системы в том виде, в каком мы ее знаем.

Хорошо это или нет, но эта идея набирает популярность, особенно в США. Хотя сама MMT не может быть осуществлена в Еврозоне, потому что ее страны не являются монетарными суверенами и не имеют собственных валют (и поэтому не могут печатать деньги самостоятельно для финансирования собственной задолженности), это не означает, что идея сама не станет популярной внутри Еврозоны на фоне растущего популизма и приближения майских выборов.

Результатом будет отказ от жесткой фискальной экономии и политика долгового финансирования расходов, направленная на более справедливое экономическое распределение.

  • Currently 5/10

Всего проголосовало: 1

5.0

Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

В ОТР приступил к работе робот Алекс
Банк ТКБ стал победителем Национальной банковской премии 2019
Новикомбанк поддерживает производство новейших оптико-электронных приборов
Лояльность клиентов и голосовые решения BSS на FinMachine-2019

Календарь мероприятий

Декабрь, 2019
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
Ближайшие мероприятия