Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

27 мая 2017

особенности развития современного международного валютного рынка

Международный валютный рынок (МВР) является составной частью международного финансового рынка и одним из самых высоколиквидных его сегментов. Сумма сделок, совершаемых на МВР за 3–4 дня, равняется годовому объему мировой внешней торговли. Понятие «международный валютный рынок» (в международной практике его принято называть FOREX, или FX (сокращенно от Foreign Exchange)) представляет собой некую абстракцию, поскольку невозможно определить конкретное местонахождение рынка. Учитывая разницу часо­вых поясов в различных странах мира, можно сказать, что операции на МВР проводятся непрерывно в течение суток попеременно во всех частях света. 

Активизация и увеличение объемов операций на МВР начались в середине 70-х годов ХХ века, после отмены фиксированных валютных курсов, сущест­вовавших в рамках Бреттон-Вудской международной валютной системы и основанных на определенном золотом содержании различных валют. Вследствие демонетизации золота в рамках новой Ямайской международной валютной системы и появления у разных стран мира возможности свободно выбирать режим национального валютного курса под влиянием различных рыночных и нерыночных факторов обменные курсы валют начали испытывать регулярные колебания. Поскольку эти колебания могли приносить различным участникам рынка прибыль или убытки, активизировалась валютная торговля, связанная с желанием заработать на изменениях курсов валют или застраховать сущест­вующие валютные риски. По сравнению с концом 1970-х годов, когда сумма заключенных сделок по покупке и продаже валюты составляла 10–20 млрд долларов в день, объем мировой валютной торговли к апрелю 2016 года увеличился в 340 раз. 

В структуре современного валютного рынка безоговорочно доминирует внебиржевой (over the counter, OTC) сегмент. 

Биржевые операции составляют всего 2–3% от совокупного объема торгов. По данным Банка международных расчетов (БМР), в апреле 2016 года среднедневной объем торгов на внебиржевом сегменте МВР был равен примерно 3,3 трлн долларов, а аналогичный показатель в мире в целом составил около 5,1 трлн ­долларов.    

В свою очередь, внебиржевой международный валютный рынок струк­­ту­рируется по видам использу­емых инструментов и типам участников следующим образом. На спотовый сегмент валютного рынка приходится 31,5% совокупного объема операций. Однако с учетом валютных свопов с датами валютирования не позднее двух банковских дней с момента заключения соответствующего соглашения удельный вес спотовых операций может достигать 40–45%. Соответственно, на срочные валютные контракты приходится 55–60% совокупного объема валютного рынка. 

В целом наиболее популярными инструментами внебиржевого МВР являются валютные свопы и наличные валютные операции, на долю которых приходится 4/5 совокупного объема торгов. 
Международные валютные опера­ции проводятся также на биржевом рынке, основной объем которых  составляют срочные валютные контракты. За последние 20 лет объем биржевой торговли валютными деривативами, по данным БМР, увеличился на порядок. Хотя на долю биржевого сегмента приходится сравнительно малая часть МВР, тем не менее среднедневной объем биржевых торгов только валютными деривативами (без учета биржевых валютных спотовых операций) в 2016 году в 4,5 раза превысил совокупный среднедневной объем торгов на самой крупной в мире фондовой бирже – Нью-Йоркской фондовой бирже (New York Stock Exchange, NYSE). В апреле 2016 года среднедневной объем биржевой торговли валютными деривативами был на 21% меньше по сравнению с апрелем 2013 года. В то же время на внебиржевом рынке объем сделок с валютными деривативами (прежде всего в своповом сегменте) заметно вырос. Таким образом, происходит усиление роли внебиржевого сегмента и соответствующее уменьшение доли биржевых валютных операций.

Если рассматривать современную институциональную структуру участников МВР, то в совокупном среднедневном объеме торгов внебиржевого МВР почти 51% приходится на финансовые организации, не являющиеся официальными дилерами, 44,4% – на официальных дилеров и менее 5% – на нефинансовых участников (корпорации, нефинансовые правительственные учреждения и физические лица). Таким образом, свыше 95% объема всех операций на внебиржевом МВР осуществляют банки и небанковские финансовые институты (брокерские компании, пенсионные и различные инвестиционные фонды, страховые и лизинговые компании, хедж-фонды и др.). Они покупают и продают различные валюты как по запросам своих клиентов, так и в собственных интересах. 

Хотя у различных участников внебиржевого МВР от 75% до 85% совокупного объема торгов приходится на спотовые операции и валютные свопы, распределение совокупного объема по различным валютным инструментам заметно отличается. Если у официальных дилеров и нефинансовых участников доля валютных свопов в два с лишним раза превышает объем спотовых операций, то у финансовых организаций, не являющихся официальными дилерами, удельный вес валютных свопов и наличных валютных операций почти одинаков. Это значит, что на спотовом валютном рынке наиболее активно работают не самые крупные коммерческие и инвестиционные банки мира, а малые банки, брокерские фирмы, лизинговые компании, финансовые дочерние фирмы корпораций и различные типы институциональных инвесторов, которые проводят наличные операции с валютами в первую очередь в собственных интересах – с целью хеджирования существующих валютных рисков, а также для получения арбитражной и спекулятивной прибыли. Данный тип участников внебиржевого МВР также доминирует в форвардном и опционном сегментах, уступая официальным дилерам лишь в сегменте валютных свопов. 

За последние 20 лет среднедневной объем торгов на внебиржевом МВР увеличился более чем в четыре раза (его пиковые значения в сентябре 2014 года достигали 6,5 трлн долларов), что свидетельствует о заметном возрастании роли валютного сегмента международного финансового рынка в процессе глобализации и финансиализации мировой экономики. При этом соотношение между спотовым и срочным сегментами принципиально не изменилось и составляет примерно 2:1 в пользу срочного сегмента. Однако в апреле 2016 года впервые с 2001 года было отмечено уменьшение объема торгов в спотовом сегменте внебиржевого валютного рынка, в результате чего среднедневной совокупный объем торгов сократился на 300 млрд долларов по сравнению с апрелем 2013 года.

В то же время на 186 млрд долларов возрос среднедневной объем различных типов своп-сделок, а также на 20 млрд долларов увеличился среднедневной объем форвардных контрактов. При этом произошло удлинение сроков их исполнения (за указанный период времени в среднем на 3,5% возросла доля срочных валютных сделок со сроком исполнения от 7 дней до года). Отмеченные тенденции были связаны с замедлением темпов роста мировой экономики, в результате чего сократился спрос на спотовом валютном рынке. Также это было связано со стремлением субъектов рынка минимизировать существующие валютные риски за счет использования наиболее популярных и эффективных инструментов валютного хеджирования в виде срочных контрактов.

Несмотря на лидерство финансовых организаций, не являющихся официальными дилерами, в апреле 2016 года впервые с 1995 года было отмечено повышение удельного веса междилерских валютных операций до 42% по сравнению с 39% в апреле 2013 года. Этот рост в значительной степени был связан с резким (на 11%) увеличением объема валютных свопов. В то же время число междилерских спотовых операций в стоимостном выражении сократилось на 10%.

Количество валютных операций официальных дилеров с различными финансовыми организациями, не являющимися официальными дилерами, в 2013–2016 годах сократился на 2% – до 50,5%. В этом объеме 22% приходится на менее крупные и регио­нальные банки, которые являются клиентами крупных банков-дилеров на внебиржевом валютном рынке и выступают в роли маркет-юзеров. Доля этих банков за три года уменьшилась на 2%. Но в то же время на 5% (до 16%) возрос удельный вес различных институциональных инвесторов (страховых компаний, пенсионных фондов и др.).
Доля банков, являющихся маркет­юзерами, снизилась из-за спада на спотовом рынке (на 30%), за которым последовал спад в сегменте валютных свопов (на 7%). Повышение удельного веса институциональных инвесторов в значительной степени было связано с резким ростом объема валютных свопов – на 79%. А у хедж-фондов и специализированных трейдерских ком­паний спад был характерен для всех основных сегментов валютного рынка: число спотовых и форвардных операций сократилось равномерно – на 29% и в том, и в другом случае, в то время как количество валютных свопов уменьшилось на 37%.

Что касается торговых операций официальных дилеров с нефинансовыми участниками валютного рынка (корпорациями и правительствен­ными учреждениями), то их совокупный объем уменьшился на 7%. Эта тенденция наблюдается уже на протяжении последних десяти лет. 
  
Валютные вопросы не утрачивают актуальности

За период с 1998 года по 2016 год в совокупном объеме валютных торгов почти на порядок увеличилась доля валютно-процентных свопов (Currency Swaps), то есть соглашений, в соответствии с которыми одна сторона осущест­вляет платежи в одной валюте, а вторая сторона – в другой в согласованные даты до истечения срока соглашения. В отличие от обычного валютного свопа (FX Swap), который предполагает одновременную покупку и продажу (или продажу и покупку) одной валюты за другую для двух дат валютирования, валютно-процентный своп предусматривает периодические платежи на протяжении всего срока действия соответствующего соглашения.

Как правило, валютно-процентный своп предполагает обмен основными суммами как в начале, так и в конце срока действия соглашения. Стороны могут производить периодические процентные платежи по фиксированной или плавающей ставке по обеим валютам. Валютно-процентный своп позволяет ограничить влияние негативного изменения валютного курса, а также снизить стоимость финансирования в иностранной валюте.

По данным Банка международных расчетов, ведущей валютой различных видов сделок является доллар США. В апреле 2016 года на него приходилось 88% совокупного объема сделок (поскольку в валютообменных сделках участвуют две валюты, расчет доли одной валюты осуществляется исходя из 200%). На втором месте – евро (31,3%), на третьем – иена (21,6%). 

В 2013–2016 годах удельный вес евро, иены, швейцарского франка и австралийского доллара уменьшился, а доли фунта стерлингов, канадского доллара, шведской и норвежской кроны увеличились. Возрос также удельный вес валют ряда стран с формирующимися рынками, среди которых был особенно заметен рост китайского юаня. Он занял восьмое место среди наиболее активно торгуемых валют мира (его доля в 2013– 2016 годах возросла с 2% до 4%, а среднедневной объем торгов превысил 200 млрд долларов в апреле 2016 года). Среди других валют стран с формирующимися рынками можно отметить рост южнокорейской воны, индийской рупии и тайского бата. В то же время снизились доли российского рубля, мексиканского песо и бразильского реала.

Если рассматривать внебиржевой валютный рынок в территориальном разрезе, можно сделать вывод о концентрации основного объема операций в крупнейших финансовых центрах мира. В апреле 2016 года на пять стран пришлось 77% совокупного ­объема внебиржевого валютного рынка.

В 2013–2016 годах доли США и Франции почти не изменились, а удельный вес Великобритании, Швейцарии, Австралии и Нидерландов снизился на 3,7%, 0,8%, 0,6% и 0,4% соответственно. В то же время с 15,5% до 20,7% возросла совокупная доля азиатских финансовых центров: Сингапура, Гонконга и Японии. 

Отмеченная динамика в значительной степени объясняется степенью активности торгов разными валютными парами. Если рассматривать динамику удельного веса основных валютных пар в торговом обороте внебиржевого валютного рынка (табл. 5), можно проследить следующие тенденции. 

С 2013 года по 2016 год снизилась доля пары «доллар США – евро» и заметно возрос удельный вес пары «доллар США – юань», что отражает одну из текущих тенденций развития МВР – ослабление роли евро (уменьшение объемов внебиржевых рыночных торгов основными валютными парами с участием евро) и усиление позиций китайского юаня. 

В целом следует отметить, что в апреле 2016 года половина всего ­объема валютообменных операций на внебиржевом рынке приходилась всего на три валютные пары: «доллар США – евро», «доллар США – иена» и «доллар США – фунт стерлингов». Это свидетельствует о все еще достаточно высокой степени концентрации валютных операций на внебиржевом рынке на основных мировых валютах, хотя постепенно происходит диверсификация операций за счет активного использования менее популярных ранее валют (например, в апреле 2001 года на три основные валютные пары приходилось 60% объема торговых операций на внебиржевом валютном рынке).

Торги прежние, технологии новые

Что касается особенностей организации торговли на современном МВР, следует отметить, что в последние несколько лет растет доля источников валютной ликвидности нового типа – небанковских электронных маркетмейкеров (non-bank electronic market maker). Они обеспечивают электронную торговлю валютой со своими клиентами. В числе наиболее известных электронных маркетмейкеров – XTX Markets, Virtu Financial, Citadel Securities и др. Среднедневной объем валютных операций крупнейших электронных маркетмейкеров составляет от 10 млрд до 40 млрд долларов с акцентом на спотовый сегмент.

В настоящее время существует достаточно большое количество подобных маркетмейкеров. Они имеют разную специализацию. Одни получают сравнительное преиму­щество, работая с большими ­объемами валюты на различных рынках. Другие используют сложные алгоритмические электронные торговые стратегии, обеспечивающие получение прибыли за счет спреда между курсом покупки и курсом продажи валюты. Поддерживая высокий уровень ликвидности, электронные маркетмейкеры могут котировать очень узкие спреды как для оптовых операций, так и для розничных покупателей и продавцов валюты, что ранее было характерно в основном для банков, которые являлись крупными валютными дилерами. 

За последние несколько лет на МВР уменьшились объемы обезличенной, анонимной торговли с помощью многосторонних торговых платформ типа Reuters Matching и Electronic Brokerage System (EBS). Повышение удельного веса валютной торговли на партнерской основе между дилером и клиентом, когда все контрагенты известны, означает стремление сторон избежать негативного влияния конъюнктуры, сложившейся на многосторонней электронной торговой площадке, а также возможной утечки информации об участниках и характере валютной сделки. 

Валютную торговлю на партнерской основе активно развивают банки­-дилеры. С этой целью они создают свои монобанковские торговые платформы, с помощью которых их клиенты могут получать текущие валютные котировки и осуществлять операции купли-продажи валюты напрямую. Среди подобных монобанковских платформ наиболее известны Citi Velocity, JPMorgan’s Morgan Markets и др. Используя эти платформы, банки-дилеры предлагают своим клиентам различные дополнительные услуги (например, предторговый и постторговый анализ рыночной конъюнктуры, торговлю другими видами активов и др.). Они могут котировать более узкие валютные спреды по сравнению с анонимными торговыми платформами типа EBS или Reuters из-за более низкого риска проведения валютных торговых операций с известными им контрагентами. Кроме того, банки-дилеры могут предлагать различные валютные котировки в зависимости от типа клиента. В то же время традиционные электронные площадки торговли валютой продолжают функционировать и являются главным источником информации о курсах покупки и продажи различных валют. 

С конца XX века на валютных биржах стал применяться новый способ ведения торгов, получивший название «высокочастотный трейдинг» (high-frequency trading – HFT). Это автоматизированная электронная торговля на очень высокой скорости с использованием специальных алгоритмов, то есть компьютеры покупают и продают валюту за доли секунды. HFT приносит прибыль не за счет спреда между ценой покупки и продажи валюты в единичной сделке, а за счет большого количества исполненных клиентских заявок (ордеров). Данный способ биржевой валютной торговли стал популярен среди спекулянтов, зарабатывающих на большом торговом обороте. Он способствует поддержанию валютной ликвидности на высоком уровне и снижению операционных затрат участников валютных биржевых торгов.

HFT основан на высокой скорости обработки клиентских заявок. Рыночные данные передаются с разной скоростью в зависимости от того, насколько близко к бирже располагаются серверы ее клиентов. Чем ближе клиент находится к серверу биржи, тем быстрее он получает и передает эти данные. В результате даже небольшая задержка в процессе передачи информации может сыграть решающую роль при заключении сделки. Такого рода задержки дают преимущество тем, кто имеет более ранний доступ к ­информации.  

Однако необходимо отметить, что в последние несколько лет в структуре биржевой торговли наблюдается уменьшение доли высокочастотного трейдинга. Это связано с возросшей конкуренцией среди HFT-компаний. Поскольку любые HFT-инновации со временем становятся общедоступными, это лишает их инициаторов первоначальных конкурентных преимуществ. Кроме того, HFT может принести участникам торгов огромные убытки при сбое системы функционирования электронных торгов или привести к острому кризису валютной ликвидности, если HFT-компании, например, резко остановят проведение биржевых операций. В связи с этим в некоторых европейских странах предлагалось ввести ограни­чения или даже полный запрет на высокочас­тотный трейдинг. 

В заключение следует отметить, что за время своего развития международный валютный рынок сущест­венно трансформировался и в настоящее время представляет собой очень сложный высокоразвитый механизм, обслуживающий финансовые потребности его разнообразных участников. Его доля составляет 2/3 совокупного объема операций на мировом валютном рынке (оставшаяся 1/3 – это операции на национальных валютных рынках). Функционирование между­народного валютного рынка осущест­вляется с использованием определенных институтов, инструментов и нормативно-правовых документов. Уникальность современного международного валютного рынка проявляется в том, что он в максимальной степени связан с мировой экономикой и мировыми финансами, поскольку практически все операции в других сегментах международного финансового рынка не могут обойтись без валютного сегмента. В свою очередь, международный валютный рынок испытывает непосредственное влияние текущего состояния мировой экономики и мировых финансов, а объемы и структура валютообменных операций, производимых на нем, изменяются в зависимости от ­подъема или спада мировой экономики.   

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Игорь Балюк, доцент департамента мировой экономики и мировых финансов Финансового университета при Правительстве РФ, к.э.н.

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Июнь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

Весенний кубок в сфере нефти и газа 2017

Весенний кубок в сфере нефти и газа 2017 (25 апреля)

Яндекс.Метрика