Аналитика и комментарии

29 декабря 2020
 

Маржа ещё на плаву: АКРА пообещала банкам ещё год серьезных проблем

В наступающем году у многих российских банков начнутся серьёзные проблемы: рентабельность бизнеса снизится, ухудшится качество активов, что потребует создания значительных резервов, считают эксперты рейтингового агентства АКРА. В условиях низкой маржи, высокой конкуренции за хорошего клиента и серьёзного контроля затрат рынок будет жить ещё два-три года, уверены участники рынка. Однако накопленные резервы позволят индустрии без серьезных потерь пережить сложные времена.

Сигнал тревоги

Накануне новогодних каникул аналитики АКРА обнародовали обзор по российскому банковскому сектору до 2022 года. По их прогнозу, чистая процентная маржа упадет с 3,7% в 2020 году до 3,5% в 2021 и до 3,4% в 2022 году. Доходы банков уменьшаются из-за политики ЦБ, который ради поддержания экономики снизил в 2020 году ключевую ставку с 6,25% до 4,25%.

Политика регулятора вынуждает кредитные организации снижать ставки по банковским продуктам. В наибольшей степени это проявится в следующем году на фоне роста доли кредитов, выданных по новым ставкам, отмечают эксперты АКРА. В то же время «потребность в финансировании роста кредитных портфелей заставит банки повышать стоимость привлечения средств», чтобы поддержать приток средств вкладчиков. Компенсировать рост ставок на вклады за счет повышения ставок на кредиты у банков не получится в значительной степени из-за высокой конкуренции, полагают в АКРА.

Всё это ведет к падению прибыли банковского сектора. Если по итогам 2020 года, по оценке АКРА, она составит 1,4 трлн руб., то в 2021 году упадет почти вдвое, до 735 млрд руб. В 2020 году прибыль «в значительной мере сформирована банками благодаря возможности не создавать полноценные резервы в силу регуляторных послаблений, а также получению доходов по операциям с финансовыми инструментами», подчеркнули аналитики агентства.

В ближайшие годы эксперты ожидают замедления роста кредитного портфеля банков. Если в 2020 году совокупный портфель, по расчетам АКРА, вырастет на 13,4%, то в последующие два года темпы роста снизятся до 10,5% и 10%. В 2021 году «ожидаемой реакцией банков» будет сокращение выдач кредитов, считают в АКРА, «поскольку стремление сохранить высокий уровень капитализации будет превалировать над интересом к наращиванию объемов бизнеса».

На рентабельность банков в 2021 году будет давить ухудшение качества активов, и участникам рынка придется создавать дополнительные резервы. По оценке АКРА, доля просроченной задолженности в 2020 году составит 5,7% (против 5,4% в 2019 году), в 2021 году достигнет 6,5% и лишь в 2022 году опустится до 6,1%. Как считают авторы обзора, основной прирост просроченной задолженности в совокупном кредитном портфеле российских банков в 2021 году сформируют заёмщики, чьи кредиты были реструктурированы. Объём ссуд, условия по которым были пересмотрены по причине снижения платежеспособности заёмщиков, мог достичь 2–3 трлн руб. и составить 3–4% портфеля.

В итоге «отложенные» резервы, которые банки могли не создавать, поскольку ЦБ позволил не ухудшать качество активов при реструктуризации, могут превысить 1,5 трлн руб.

Проблемные зоны

Выводы уважаемого рейтингового агентства не удивили участников рынка. Более того, они подержали многие оценки аналитиков. Как полагает председатель правления «Синко Банка» Геннадий Барсегов, понижательный тренд относительно прибыли банков, начавшийся в текущем году, продолжится в 2021-м и, возможно, захватит даже часть 2022-го. Из-за последствий пандемии и снижения ключевой ставки ЦБ банки в 2020 году уменьшили процентные ставки по практически всем видам кредитов, включая флагман кредитного рынка – ипотеку. Как следствие – заработали меньше денег.

Кроме того, в борьбе за клиентов, переживающих не лучшие времена, были снижены комиссии и тарифы на обслуживание, добавил Барсегов. Например, встретить бесплатное РКО – совсем не экзотика, расходы покрываются банком за счёт собственных внутренних резервов. Даже если объёмы кредитования в следующем году вырастут, низкие кредитные ставки «съедят» часть потенциальной банковской прибыли, уверен председатель правления «Синко Банка».

Основные проблемные зоны – кредитные продукты для розничных и корпоративных заёмщиков, полагает председатель правления банка «Финам» Андрей Шульга. По его мнению, негативные экономические последствия пандемии коронавируса продолжат оказывать давление на доходы и платежеспособный спрос населения и возможности компаний, прежде всего, малого и среднего бизнеса, по обслуживанию долгов и тем более развитию бизнеса. Это означает рост портфелей плохих долгов и потери комиссионных доходов от обслуживания.

Далеко не все игроки смогут справиться с ростом просроченной задолженности. «Рынок может покинуть ряд небольших банков, не справившихся с ухудшением собственной экономики. Но не стоит ожидать массового «банкопада» или эффекта домино: банки научились выживать в сложные времена, бизнес-модели близки к оптимальным, кадры – опытны и эффективны. Проработаны сценарии, определены пути выхода из кризисных ситуаций и есть резервы для этого», – отметил Барсегов. Он не ожидает серьёзного оживления рынка M&A: «Время экстенсивного роста истекло, а тем банковским конгломератам, что уже есть, предстоит завершить слияния, как, например, ВТБ с тремя банками, включая Запсибкомбанк и Саровбизнесбанк».

По мнению участников рынка, в наиболее рискованном положении в 2021 году окажутся средние и малые московские банки, в основном за пределами первой сотни, с рейтингом из категории B и ниже, заточенные на финансирование проектов своих бенефициаров. Как заметил управляющий директор по валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов, «небольшие региональные банки в нынешний кризис в среднем даже более устойчивы, чем московские, так как конкуренция в регионах ниже». Могут также столкнуться со сложностями и банки-монолайнеры.

Однако накопленные резервы, по мнению Шульги, позволят индустрии без серьёзных потерь пережить сложные времена: «В текущей ситуации критических рисков для банковской системы мы не видим. Тем не менее, отложенные проблемы ещё дадут о себе знать, и времени для адаптации немного».

Точки роста

В 2021 году сохранится тенденция к развитию банками линейки инвестиционных услуг, не связанных со сложными финансовыми инструментами (например, структурными продуктами), – считает Андрей Шульга. По его мнению, в условиях падения ставок и оттока вкладчиков – это отличная возможность привлечь, прежде всего, консервативных инвесторов, предложив им привлекательную альтернативу в виде инструментов фондового рынка. Поэтому банки продолжат ориентировать своих вкладчиков переходить на инвестиционные продукты. Это позволит расширить базу за счет собственных клиентов, а в дальнейшем, при условии появления эффективных технологий и качественных пользовательских сервисов, мобильных приложений, претендовать и на внешнюю аудиторию. Андрей Шульга ожидает увидеть в следующем году на этой «поляне» целый ряд новых игроков, в том числе, за счет проектов в формате White Label – для развития инвестиционного направления банки будут активно использовать технологии компаний, уже располагающих необходимыми компетенциями и техническими решениями.

Кроме того, из-за снижения доходов в эквайринге банки продолжат динамично развивать транзакционные технологии. «В тренде будут форматы маркетплейсов и инновационные карточные продукты с акцентом на разные варианты кобрендинга, с возможностью кешбэков, дополнительных бонусов и других преимуществ для потребителей», – добавил Шульга.

Как сообщили NBJ в банке «Русский Стандарт», в следующем году окрепнет тренд на симбиоз традиционных и цифровых каналов: «Люди не перестанут ходить и звонить в офисы банков. Пока рано говорить о полном переходе только на онлайн-обслуживание, особенно для классических банков с большим количеством региональных клиентов».

Ближайшие два года банки будут продолжать жить в условиях низкой маржи, высокой конкуренции за хорошего клиента, необходимости серьезно контролировать затраты, но при этом инвестировать в цифровые сервисы и продукты. «И дело не только в коронавирусных ограничениях, но и в необходимости конкурировать с финтехом за молодого и платежеспособного потребителя финансовых услуг», – пояснил председатель правления «Синко Банка» Барсегов.

Как считают эксперты, в следующем году приоритетом для банков в части кредитных продуктов станет создание инструментов быстрого и недорого фондирования. Для дебетовых – удобные мобильные сервисы, предоставляющие различные бонусы и преимущества, а также расширение банковских приложений до инвестиционных, которые позволяют эффективно размещать свободные денежные средства.

Текст: Сергей Кривянский

 

Коронакризис обойдется мировой банковской системе в половину годовой выручки

С 2020 по 2024 г. совокупная потеря выручки мировой банковской системы может составить от $1,5 трлн до $4,7 трлн, что эквивалентно отраслевой выручке за полгода. Для выхода из кризиса банкам придется серьезно пересмотреть свои бизнес-модели и максимально быстро реагировать на происходящие перемены. Такие прогнозы содержатся в ежегодном отчете McKinsey по международному банковскому рынку.

Базовый сценарий McKinsey предусматривает, что безвозвратные потери достигнут $3,7 трлн, что эквивалентно выручке глобальной банковской отрасли более чем за полгода. В этом же сценарии рентабельность собственного капитала (ROE) банков продолжит снижаться: с 8,9% в 2019 г. до 4,9% в 2020 г. и до 1,5% в 2021 г.

«Из-за экономического кризиса период нулевых процентных ставок растянется, что повлечет за собой снижение чистой процентной маржи. Это заставит традиционных игроков пересмотреть свои бизнес-модели, в основе которых лежит посредничество в управлении рисками. Делать выбор между восстановлением капитала и выплатой дивидендов будет нелегко, а ухудшение рейтингов заёмщиков приведет к обесцениванию активов, взвешенных по уровню риска. Это, в свою очередь, усугубит и без того сложное положение», – отмечает партнер McKinsey Мари-Клод Надо.

Игорь Мельников

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (Декабрь 2020).

 

Поделиться: