Аналитика и комментарии

14 сентября 2020

Денежный «голод»: что мешает либерализации кредитной и расчетной деятельности предприятий страны

Причина низких темпов развития экономики страны – это, во многом, результат непродуманной кредитной политики, проводимой Центральным Банком России в последние годы. Устранение конкуренции в источниках развития для экономики привело к снижению эффективности банковской кредитной деятельности, считает Геннадий Попов, экс-банкир, независимый финансовый консультант, публицист, член «Национального реестра независимых директоров при Российском союзе промышленников и предпринимателей».

В своей полемической статье специально для Национального банковского журнала он рассказывает о некоторых узких местах, сдерживающих, по его мнению, развитие кредитной деятельности, устранение которых позволит значительно расширить круг потенциальных заемщиков и ликвидировать дефицит денежных ресурсов в экономике.

Восстановление и использование в бизнесе утраченных форм инвестиций, конкурирующих между собой и дополняющих друг друга, позволит, считает г-н Попов, ликвидировать денежный «голод» и резко развить экономику страны.

В одной из телепередач в марте текущего года премьер-министр Михаил Мишустин высказал мнение о необходимости снижения требований по кредитованию юридических лиц.

В нашей стране сформирована парадоксальная кредитная политика, когда кредитование физических лиц практически не имеет каких-либо ограничений, даже в магазине можно оформить кредит на покупку телефона или на автомобиль, и до сих пор процветают микрофинансовые организации с их ростовщическими процентными ставками при весьма робких увещеваниях со стороны ЦБ. В результате потребительское кредитование, считай, импортных производителей, развивается небывалыми темпами.

В то же время корпоративное кредитование ограничивается жесточайшими требованиями и ограничениями со стороны ЦБ. В результате такой политики кредитуется крайне незначительная часть юридических клиентов банков, примерно сотня клиентов из каждой тысячи. Особенно в ужасном состоянии находится кредитование малого и среднего бизнеса. За последние 10 лет доля кредитных вложений в эту сферу никак не превысит 20% при том, что по количеству эти предприятия составляют основу нашей экономики.

Напомним, что в СССР кредитовались все предприятия и организации страны, но никаких ужасных проблем не было. Да, тогда строители работали крайне медленно, и по этой причине скапливалось неустановленное импортное оборудование. Были проблемы с кредитованием сельского хозяйства, но и кредитные вложения в село были огромные. Просроченные кредиты были, но невозвратных кредитов практически не было, банкротств тоже не было. По мнению автора, та система кредитования была почти идеальной по многим причинам – и по оформлению, и по стоимости, и по целевому назначению (был жесточайший контроль «с рулеткой» по выполненным работам), и по возвратности.

А что мы имеем сегодня по кредитованию юридических лиц? Чтобы оформить простейший кредит на пополнение оборотных средств потребуется минимум 2–3 месяца, придется предоставить документы и заполнить формы минимум на 300 страницах, придется заложить имущество, представить личные поручительства руководителей и акционеров, и так далее, и так далее. И после этого в большинстве случаев вам откажут.

Как результат мы имеем вялотекущее развитие кредитования компаний, а большинство предприятий задыхается от недостаточности текущей ликвидности.

Есть ли варианты исправления сложившихся или выстроенных трудностей в кредитовании юридических лиц? Предлагаю рассмотреть некоторые простейшие варианты улучшения кредитной ситуации.

«Год условно»

Многие предприятия просто не допускаются до кредитования. Например, компании, которые работают менее года. Если предприятие имеет штат, офис, договорную базу, то почему ему отказывают в кредитовании? Научные разработки, изобретения должны подождать год до внедрения, пока им не позволит ЦБ? В наше время за год все может кардинально измениться, и появятся новые изобретения – этого мы добиваемся?

Или другой пример. Создали совместное предприятие с иностранным партнером, уставный капитал использовали на основные средства, а кредит на текущую деятельность возможен только через год. Кроме того, предприятие лишено возможности использовать по той же причине гарантийные операции или применять аккредитивные формы расчетов, т.е. предприятие сразу становится неконкурентоспособным.

Но самая главная проблема этого ограничения в том, что оно мешает развитию такой прогрессивной формы кредитования инвестиционной деятельности, как «проектное финансирование», при котором предусматривается создание новой проектной компании. Банки, которые отваживаются на подобное кредитование и нарушают ограничение «менее одного года», вынуждены делать отчисления в резервный фонд ЦБ по повышенным тарифам. На такое способны только крупнейшие банки страны.

Как результат подобного регулирования, искусственно сдерживается развитие инвестиционной и текущей деятельности экономики страны.

В этой связи предлагается вполне реальная и крайне необходимая, по нашему мнению, следующая мера: необходимо снять (компетенция ЦБ РФ) ограничения по кредитованию при минимальном сроке функционирования компаний (1 год).

Эти ограничения, мало чем обоснованные, мешают развитию инновационных проектов и внедрению новых разработок, созданию новых предприятий в форме СП и «проектного финансирования».

Резервирование – тормоз развития?

Имеется и второй тормоз по развитию кредитования юридических лиц, благодаря которому большинство предприятий страны лишаются возможности по получению банковских кредитов.

Уже много лет действует система отчислений банков в резервный фонд ЦБ по их кредитной деятельности. Кто-нибудь проанализировал – это благо для банков, либо для заемщиков, либо для страны в целом, или нет? Многие банки задыхаются от неподъемных отчислений и даже становятся банкротами. Интересная ситуация сложилась для банков Крыма, которые были украинскими, и после 2014 года у них образовался так называемый «украинский кредитный портфель» в связи с тем, что многие украинские заемщики сбежали. Вопрос политический, но эти банки заставляют делать повышенные отчисления в резервный фонд и по существу банкротят одну за другой эти кредитные организации.

Заемщики кредитов, которые являются источником такого резервирования, тоже никакой выгоды не получают от увеличенной стоимости кредитования. Более-менее все было спокойно до 2017 года, и вопросов по такому резервированию не возникало, но и итогов эффективности такой системы никто не подводил.

Итак, в июне 2017 года Центральный Банк России издает скромный и малопонятный для большинства клиентов банков нормативный документ – Положение «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности», благодаря которому возможности по корпоративному кредитованию, прежде всего для большинства предприятий МСП, резко сократились или прекратились.

В целом данное постановление выглядит теоретически вполне разумным, но представляется совершенно непригодным для настоящей практики, и особенно в условиях неустойчивой экономики и постоянно повторяющихся в нашей стране экономических кризисов, по следующим основным причинам:

1. Введение единого нормативного требования по размеру снижения показателей деятельности предприятий (на 25% и более), по которому все предприятия автоматически относятся к «плохо работающим предприятиям», с соответствующим автоматическим повышением ставки отчисления в резервные фонды банками до 70%, не представляется оправданным без разграничительного подхода для предприятий, которые нарушают графики погашения и которые выполняют графики.

Постановление не оставляет банкам возможности индивидуального подхода при рассмотрении кредитных вопросов или их стоимостных условий. То есть, банки напрочь лишены права на самостоятельное решение. Даже если предприятие продолжает нормально работать и погашает кредитные обязательства, банки обязаны повысить резервные отчисления и соответственно резко повысить процентную ставку, чтобы избежать убытков.

В результате такого требования, нормально работающие банки и их клиенты искусственно становятся убыточными и даже банкротами.

2. Главная причина – не вполне понятно, почему эти требования распространяются на новых потенциальных заемщиков, желающих получить кредиты. Ведь они рассчитывают условия погашения планируемого кредита, исходя из достигнутых показателей деятельности и имеющихся заказов. Но банки вынуждены отказывать таким заемщикам, даже при наличии заказов, прибыли и залогов, поскольку сразу должны по ним начислять повышенные резервы (70-80%) из-за снижения их основных показателей по сравнению с предыдущим годом.

Как результат, большинство новых компаний, и особенно из сферы МСБ, лишаются банковского кредитования (банки просто им отказывают), что означает в наших условиях их банкротство и ликвидацию рабочих мест.

3. Далее, Постановление могло бы стать более объективным, если предусматривался бы дифференцированный подход к различным категориям клиентов. В банковской практике, да и в статистике ЦБ, предусмотрены микро-, малые, средние и крупные предприятия.

В условиях неустойчивой экономики в последние годы и особенно в кризисные периоды, введение таких правил катастрофически сказалось на деятельности большинства кредитуемых предприятий из-за невозможности дальнейшего кредитования, а для потенциальных заемщиков доступ к кредитам уже закрыт, и это, несомненно, сказывается на социальном и экономическом развитии страны.

Таким образом, подобное ограничение – это второй тормоз, сдерживающий развитие в кредитовании экономики страны.

Нам нужны инструкции ЦБ, которые бы содействовали развитию страны, а пока что-то не получается. «Автоматизм» при корпоративном кредитовании неуместен, только индивидуальный подход по каждому случаю, как пока только декларирует большинство наших банков.

Требуется незамедлительно реше­ние ЦБ РФ или даже правительства, а именно: отменить или приостановить нормативный документ ЦБ РФ – Положение «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности» 590-П от 28 июня 2017 года.

Возможен вариант смягчения этого Положения:

1. Не применять требования указанного Положения при предоставлении кредитов новым потенциальным заемщикам и при предоставлении новых кредитов заемщикам, которые погасили прежние кредиты.

2. По кредитуемым заемщикам, которые допустили снижения основных показателей деятельности, применять требования данного Постановления только при наличии устойчивой просроченной задолженности.

3. Ввести дифференцированную шкалу размеров снижения объемов производства и реализации для микро-, малых и средних предприятий, начиная от 50% и более, по которым вступают в действие требования Положения.

Резервирование препятствует «торговому финансированию»

Следующий тормоз развития кредитования юридических лиц вновь прячется в системе резервирования, отчисляемого в фонд ЦБ.

Речь идет о системе кредитования текущей деятельности предприятий, т.е. о кредитах на пополнении оборотных средств предприятий. Это основная форма кредитования и составляет порядка 70% всех кредитных вложений в стране.

За такой короткий период развития рыночных отношений в стране наши предприниматели не успели накопить капиталы по многим причинам, но большинство из них – это волюнтаристские действия наших администраций различного уровня. Это закрытие рынков, снос киосков, невозмещение убытков, коррупционный контроль государственных организаций, правоохранительный и судебный произвол, отказ в применении «форс-мажорных обстоятельств» (даже при введении западных санкций) и многое другое.

В мировой практике структура финансирования текущей деятельности предприятий следующая: 1/3 – собственные средства компаний, 1/3 – коммерческие кредиты и рассрочки платежей и 1/3 – банковские кредиты. А инвестиционная деятельность компаний, как правило, покрывается за счет фондового рынка, который является основным поставщиком капитала, но пока не в нашей стране. У нас фондовый рынок страны выполняет лишь одну функцию – спекулятивную и в угоду нерезидентам. Это также заслуга главного его регулятора ЦБ России, но об этом в другой раз.

Коммерческий кредит формально в нашей стране разрешен, но благодаря инструкциям ЦБ, основа его оформления, вексель – практически запрещен, и главный конкурент банковского кредита ликвидирован.

Поэтому единственным источником развития остается банковский кредит. А основным кредитом является, как мы отметили выше, кредитование оборотных средств, так называемая «кредитная линия».

Во всем остальном мире такие кредиты называются «торговое финансирование». Это означает, что кредиты предоставляются на основе контрактов и под их обязательства.

Если у вашей компании подписаны контракты по продаже вашей продукции или услуг с известными или просто с хорошо работающими компаниями, то вы свободно получаете кредит под переуступку выручки банку (в различных формах) по этому контракту, и больше ничего не нужно. Ведь при открытии счета в этом банке вы уже представили справку из Торгово-промышленной палаты страны о регистрации фирмы и ежеквартально представляете в банк вашу отчетность. Банк ежеквартально по своей инициативе на основе ваших отчетов определяет лимит кредитования, лимит на гарантийные, документарные и валютные операции, даже если вы и не обращались с подобными просьбами. Тем самым, несмотря на, казалось бы, излишнюю работу, банк резко сокращает сроки получения кредитов и других услуг. Так работают, к примеру, банки ФРГ.

У наших банков «торговое финансирование» лишь декларируется, потому что для получения такого кредита, помимо договоров, вы должны предоставить банку дополнительно залоги, как правило, основных средств, которых не имеет большинство компаний. Иначе вы кредит не получите. Для этого вам придется собрать множество бумаг и документов, сделать оценку, застраховать и т.д., т.е. стоимость кредитования резко возрастает, и сроки получения кредита резко увеличиваются.

Если у вашей компании нет ликвидных залогов, то банки обязаны опять производить повышенные отчисления в резервный фонд ЦБ, а это приводит к отказу в кредите или к повышенной стоимости кредитования. Именно по этой причине у нас не развивается такая форма кредитовании, как «торговое финансирование» в классическом понимании – кредитование под контракты.

Есть, конечно, и объективные причины ограничения такого режима кредитования. Основная причина – это некачественные договоры: в подавляющем числе случаев – только краткосрочные договоры, без указания цен и объемов, при наличии неравноправных обязательств из-за монополизма, при наличии «бабочек» – «пустых» компаний, которые постоянно создаются топ-менеджерами монополий и госкорпораций по коррупционным схемам и просто мошенниками, и многое другое.

И странное дело, ни ЦБ, ни Федеральную налоговую службу не интересует, что страна живет, по существу, по сомнительного характера договорам, по-другому и не скажешь. Исправить положение очень просто.

Для этого ЦБ может сделать поправку в Положении о резервировании, по которому резервирование снижается при наличии качественных договоров, прежде всего – долгосрочных. Непонятно, как ФНС планирует налоговые поступления при поголовно краткосрочных договорах. Налоговики должны быть заинтересованы в долгосрочных договорах и могли бы поощрять их налоговыми льготами и прочими послаблениями.

Полагаем, что ЦБ и ФНС будут крайне заинтересованы в такой мере: необходимо активно развивать «торговое финансирование» на основе качественных и долгосрочных договоров – это основная форма кредитования в остальном мире – при котором в качестве основного обеспечения кредитов коммерческими банками принимается переуступка выручки или требований по договорам, аккредитивам и инкассо.

Для этого требуется лишь разрешение ЦБ на использование в качестве обеспечения по таким кредитам указанных «переуступок по договорам», с корректировкой соответствующих инструкций по резервированию для банков и для условий предоставления поручительств Фондами содействия кредитованию МСБ также под обязательства по договорам (в настоящее время Фонды могут выдавать поручительства только при наличии залогов у заемщиков). (А ФНС должна наконец-то бороться с договорами, оформленными без сроков исполнения, без указания цен и объемов – иначе как планировать налоги?).

Так работают все банки мира – только на основе контрактов и без залогов по текущему кредитованию. У западных банков даже нет отделов по работе с залогами.

Документарные расчеты – это снижение кредитной нагрузки, благо для бизнеса и путь к цивилизации

Следующая мера, казалось бы, никак не связана с либерализацией кредитования, и даже наоборот, может привести к сокращению потребности предприятий в кредитовании. Но речь опять пойдет о ЦБ РФ, основная функция которого, если мы правильно понимаем, проведение кредитно-расчетной политики государства. О кредитной политике мы частично написали, а вот относительно расчетной политики нам сказать пока нечего – ее, в классическом понимании, в государстве просто нет.

Сейчас подавляющая форма расчетов (98%) – это предварительные платежи платежными поручениями. Именно эта форма расчетов является главным тормозом развития экономики страны, поскольку резко ухудшает условия бизнеса, порождает конфликтные ситуации между партнерами, а главное – ухудшает финансовое положение участников МСП.

Если ваша компания вынуждена платить авансом (предварительная оплата) за заказанную продукцию или услуги, и вы не предусмотрели при этом в контракте банковскую гарантию на возврат аванса, то при такой форме оплаты вы получаете, возможно, следующие варианты:

 - получение товара несоответствующего качества,

 - получение товара не в указанные сроки,

 - либо вы просто не получаете ни товара, ни денег.

Пока будете судиться, вполне можете обанкротиться.

Возвращаемся к остальному миру, где основные расчеты – это последующие платежи, как правило, в форме инкассо и аккредитива, либо оплата поручением или чеком после получения товара и услуг.

Дело в том, что при расчетах по инкассо или аккредитиву товар уже отгружен, и прежде, чем вы производите оплату, банк присылает вам всю сопутствующую этим формам расчетов документацию (квитанции об отгрузке или коносаменты, сертификаты качества и количества, страховки и т.д.) для вашего «акцепта» (согласия). Вы все это проверяете и только тогда даете банку команду на оплату.

Так рассчитываются во всем остальном мире – там последующие расчеты составляют 99%, а у нас все наоборот. Это унизительно для такой цивилизованной страны – использование «туземных форм расчетов».

Совершенно непонятно, по каким причинам наши ведомства, в первую очередь ЦБ, ФМС, ФАС, не желают заниматься этой проблемой, от которой зависит благополучие бизнеса, более высокая платежеспособность компаний и снижение судебных и прочих правоохранительных процедур.

Поэтому напрашивается следующая первоочередная мера: ликвидировать дискриминацию в расчетах, а именно – предварительную форму оплаты за услуги и товары, прежде всего, начиная с государственных корпораций и естественных монополий, с предприятиями МСП.

Для этого требуется административное и стимулирующее воздействие со стороны ЦБ РФ и ФАС по активному введению последующих расчетов в форме документарных операций (аккредитивы, инкассо, векселя) и рассрочки платежей – это резко снизит платежную нагрузку предприятий, особенно МСП, и сократит необходимость в кредитах.

Развитие банковского кредита замедлилось из-за устранения его главного конкурента – коммерческого кредита

Еще раз обратимся к практике всего остального мира и вспомним структуру финансирования текущей деятельности предприятия, в которой, как мы писали выше, 1/3 занимает коммерческий кредит.

Почему во всем остальном мире объемы коммерческого кредита (иногда его называют фирменный или товарный кредит) порой превышают объемы банковских кредитов? Во-первых, из-за простоты и скорости оформления, во-вторых, потому что оформляемые им векселя могут эффективно обращаться на вторичном рынке в качестве средства платежа, в качестве обеспечения по кредитам или многократно перепродаваться банкам и инвесторам.

Подписывая договор о поставках продукции или услугах, партнеры могут договориться о простой рассрочке платежа или платежей на срок, например, 1–2 месяца. В этом случае ничего оформлять не следует, только указать конечную дату платежа. Если предметом договора будет производство и поставка сложного оборудования, техники, машин или сложные строительные работы, то сроки платежей могут растянуться на несколько лет. В таких случаях, отдельным договором или дополнением к основному договору, оформляется коммерческий кредит, где, помимо суммы кредита, указывается срок кредита или график погашения основного долга, процентная ставка по кредиту (обычно в пределах 5% годовых), а также обеспечение по данному кредиту в форме векселя или векселей (это обязательство конкретного должника оплатить определенную сумму в указанный конкретный срок кредитору – продавцу товара).

Главное преимущество коммерческого кредита, оформленного векселями, в том, что платежи обычно гарантируются банком покупателя. Так, предварительно партнеры обговаривают с банком покупателя товара его обязательство по покупке этих векселей, т.е. получают «оферту». Иногда вопрос гарантирования обязательства покупателя может быть оформлено «авалем» его банка, т.е. банк гарантирует оплату векселей. Это делается в случаях, когда продавец не собирается продавать векселя, а хочет держать их у себя и получить полностью доход по процентам.

Такие кредиты всем замечательны и даже в советское время активно использовались, но почему они не применяются сейчас? Все как обычно, и объясняется очень просто.

Коммерческий кредит как основной конкурент банковского кредита был уничтожен стараниями ЦБ РФ. Если помните, в 90-х годах по инициативе Анатолия Чубайса, якобы для «расшивки» долгов, активно использовались зачеты с огромными дисконтами по энергоносителям и по Пенсионному фонду с использованием векселей (тогда и пропали пенсионные деньги), но по сути это были мошеннические сделки. Вместо того, чтобы поручить это расследование правоохранительным органам, Центральный Банк пошел по более простому пути – несколькими нормативными актами по существу запретил использование векселей и операций с ними. Прошло уже более 15 лет, коммерческого кредита на практике нет, а банковские кредиты, как и прежде, остаются недоступными подавляющему большинству клиентов и особенно из сельской сферы.

Если ЦБ опасается мошенничеств с векселями, то что мешает нашему главному регулятору денежного и фондового рынков сделать их в электронной форме, как это было сделано с акциями и облигациями? Хватит лелеять банки в ущерб экономике.

Нигде в мире не боятся мошенничеств с векселями, а наш ЦБ РФ испугался и запретил инструкцию по учету векселей, тем самым лишив документарной основы коммерческий кредит.

Так при чем здесь коммерческий кредит и либерализация кредитной деятельности банков? Все просто – конкуренция, при которой банкам пришлось бы упрощать процедуры и снижать излишнюю требовательность.

Это основной тормоз, который активно противодействует развитию кредитной политики и экономики страны в целом, поэтому требуется возрождение коммерческого кредита, оформленного должным образом векселями или траттами (переводными векселями).

Для этого потребуется лишь восстановить инструкцию ЦБ по учету векселей и подправить расчет по одному из контрольных нормативов – и все, остальное заработает автоматически.

Устранение еще одногоконкурента – «вексельного заимствования»

Другим весьма жестким конкурентом банковскому кредиту была и может вновь стать такая форма финансирования инвестиционной деятельности, как «вексельное заимствование». Наибольшего расцвета эти операции достигли к 2005 году, когда их объем составил 1,5 трлн рублей. Это был ясный сигнал угрозы банковским кредитам, и реакция ЦБ была незамедлительна. Была распущена комиссия по работе с ценными бумагами, а ее функции главного регулятора фондового и денежного рынков была передана Центральному Банку. В результате развитие фондового рынка было заморожено, а как источник капитала для инвестиционной деятельности предприятий он увял окончательно. Операции по вексельному заимствованию прекращены полностью, рынок векселей ликвидирован.

Конкурентов для банковских кредитов не стало, что привело к дискредитации кредитной политики страны. В этой связи жизненно желательно восстановить «вексельное заимствование», как самую простую и оперативную форму привлечения капитала в малый и средний бизнес – эта проблема легко решается мерами нашего регулятора по ценным бумагам.

Цивилизованный путь для частных инвесторов

И еще об одной мере, которая будет также содействовать дальнейшей либерализации и развитию банковской кредитной деятельности. Речь пойдет о частных инвесторах и об их больших и порой неправедно заработанных суммах. Не все чиновники или топ-менеджеры госкорпораций понесут деньги в банки – неинтересно и небезопасно. Несут деньги под расписку в сейфы торговых компаний, в строительные компании или в микрофинансовые структуры под несколько процентов в месяц. Но не все имеют знакомых в таких структурах, и потом не всем это интересно. А вот вложить деньги в свой «свечной заводик», да еще будет чем заняться на пенсии, используя свой опыт и связи, – это будет для многих поинтереснее. На Западе имеются такие структуры, и называются они «бизнес-ангелы». Это в своем роде мини «роуд-шоу», как при облигационном займе или эмиссии акций, но в меньших объемах и при небольших проектах. Обычное собрание таких потенциальных инвесторов заслушивает организатора очередного инвестиционного проекта и принимает решение об участии в понравившемся проекте.

Такие структуры крайне необходимы в нашей стране для более цивилизованного применения капиталов частных инвесторов и более эффективного их использования, поэтому предлагаемая мера – открытие во всех регионах страны на базе фондовых и сырьевых бирж инвестиционных площадок для МСП по созданию новых предприятий и привлечению частных инвесторов в действующий бизнес. 

Требуются лишь административные решения ЦБ РФ, поскольку он выполняет сейчас функции комиссии по фондовым и денежным рынкам, и администраций регионов по созданию такого механизма.

Все перечисленные выше меры легко могут быть реализованы лишь административными и стимулирующими решениями, в основном, ЦБ РФ, а также ФНС и ФАС, и не потребуют дополнительных денежных ресурсов.

Текст: Геннадий Попов

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала за сентябрь 2020 (№193)

Поделиться: