Вход Регистрация
 
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

02 сентября 2018

Закон суров, но объективно востребован

А. ВЬЮНИЦКИЙ: «С точки зрения темпов развития отечественной экономики и увеличения продолжительности жизни решение о повышении пенсионного возраста, как бы к нему ни относились, является необходимым»

A A A

Законопроект о пенсионной реформе, который сейчас готовят ко второму чтению, является на сегодняшний день одной из самых острых тем для общественной дискуссии, поскольку главной новацией в нем является повышение пенсионного возраста. Достаточно ли будет этого «механического» действия для того, чтобы устранить проблему дефицита Пенсионного фонда России? Является ли повышение пенсионного возраста необходимой мерой или можно было обойтись другими шагами? Что придется менять негосударственным пенсионным фондам в своей работе после принятия этого законопроекта? На эти и другие вопросы ответил в интервью NBJ Генеральный директор АО «НПФ Согласие-ОПС» Александр ВЬЮНИЦКИЙ.

NBJ: Александр, как вы относитесь к новому «пенсионному» законопроекту? Почему, с вашей точки зрения, стало необходимым его принятие?

А. ВЬЮНИЦКИЙ: При рассмотрении этой инициативы необходимо провести сухую математическую оценку. С точки зрения темпов развития отечественной экономики и увеличения продолжительности жизни решение о повышении пенсионного возраста, как бы к нему ни относились, является необходимым. О том же говорит и мировой опыт. Сейчас средний коэффициент замещения зарплаты при выплате пенсий у нас составляет 34%, а должен быть по мировым меркам не менее 40%.

NBJ: Часто можно услышать мнение, что суть проблемы и, соответственно, главная причина принятия этого законопроекта – дефицит Пенсионного фонда России. Насколько реально устранить его с помощью законодательных новаций? 

А. ВЬЮНИЦКИЙ: У каждой медали есть две стороны. С одной, повышение пенсионного возраста говорит о том, что застрахованные в системе обязательного пенсионного страхования лица, то есть будущие пенсионеры, будут дольше работать, а значит, они будут дольше уплачивать страховые взносы в систему. Соответственно, они будут впоследствии получать и более высокую пенсию. С другой стороны, обязательства пенсионной системы перед ними вырастут, так как они позже вышли на пенсию и сформировали больше пенсионных прав. Иными словами, одна сторона медали как раз помогает решить проблему дефицита Пенсионного фонда России, а вторая создает сложности для этого.

NBJ: Какие положения вы бы предложили внести в законопроект в том случае, если бы участвовали в его разработке?

А. ВЬЮНИЦКИЙ: В мире существуют три основных примера построения пенсионной модели. 

Сначала появилась Бисмаркская модель. Она похожа на индивидуальное негосударственное пенсионное обеспечение (НПО) и базируется строго на страховых принципах, прекрасно работает в случае низких межотраслевых диспропорций и теневой экономики, завязана на участии в пенсионной модели работодателя.

Бевериджская модель, появившаяся позже, построена на обеспечении пенсионного минимума, частично финансируется из бюджета, работает при широком участии государства на рынке труда.

Советская модель, от которой мы ушли, но к которой возвращаемся из-за перевода денежной оценки пенсионных прав в балльную форму. Для нее характерно существенное финансирование пенсий из госбюджета (до 40%). Она может существовать без участия работников в принципе (пример – пенсии госслужащим).

Третий демографический переход (изменение этнического, культурного и т.п. состава населения принимающих стран в результате массовой иммиграции. – Прим. ред.) требует минимизации участия государства в пенсионном обеспечении. Идеологи страхового маневра надеются на то, что сократится неформальный рынок труда, что позволит привлечь больше взносов, ведь сегодня около 40% рынка труда остается в тени. Снижение тарифа по обязательному пенсионному страхованию с параллельным повышением других налогов предполагает, что работодателям будет менее выгодно прятать работников в неформальном статусе. Но этого может и не произойти. 

Кроме того, законопроект предусматривает значительное повышение пенсионного возраста только для тех, кто выходит на пенсию по общим пенсионным основаниям. Законопроект не касается «досрочников», 

которые выходят на пенсию по спискам № 1 и № 2 льготных профессий, а также всех тех, кто выходит на пенсию по государственному пенсионному обеспечению. Мне кажется, что здесь возникает дисбаланс системы – очень сильным становится разрыв между общеустановленными и иными основаниями для получения пенсии. При определенных обстоятельствах будущий пенсионер может выйти на пенсию уже по достижении 45 лет, то есть на 20 лет раньше, чем установлено. Напомню, что количество россиян, претендующих на досрочное назначение трудовой пенсии, и пенсионеров, которые могут в будущем получать пенсию по государственному пенсионному обеспечению, сейчас составляет несколько миллионов человек. Поэтому я считаю, что этот вопрос требует дальнейшей детальной проработки.

NBJ: Самый проблемный момент в законопроекте о пенсионной реформе – это, разумеется, пункт о повышении пенсионного возраста. Насколько, по вашему мнению, это необходимо и можно ли было бы избежать применения этой непопулярной меры? Может быть, за счет совершения других, не таких непопулярных шагов. 

А. ВЬЮНИЦКИЙ: Необходимо помнить, что в экономике в целом и внутри отдельных ее сегментов все взаимосвязано. Применение других мер может привести к прекращению индексации, и вот почему: если раньше на пенсию выходили 500-600 тыс. человек в год, то сейчас больше миллиона. Через 15 лет трудоспособного населения в стране станет на 10 млн человек меньше. Даже на выплаты в нынешнем размере средств не будет.  

NBJ: Какими, с вашей точки зрения, будут последствия принятия данного законопроекта для экономики в целом и финансового рынка России в частности?

А. ВЬЮНИЦКИЙ: Без соответствующего исследования, подкрепленного цифрами статистики, прогнозами и расчетами, ответить на этот вопрос очень сложно. Вариантов масса, от позитивного до негативного. Нужно дождаться обнародования 
остальных деталей законопроекта. Последнее время звучат тезисы о смягчении реформы, о массовых программах переподготовки возрастных сотрудников, даже о введении уголовной ответственности за увольнение сотрудников предпенсионного возраста. Именно эти факторы могут оказать значительное влияние на последствия реализации пенсионной реформы.

NBJ: Изменится ли с учетом данной законодательной новации работа негосударственных пенсионных фондов? Если да, то в чем будут заключаться эти изменения?

А. ВЬЮНИЦКИЙ: Мы ожидаем, что клиенты начнут позже обращаться за выплатами, так как негосударственные пенсионные фонды (НПФ) выплачивают пенсии как по обязательному пенсионному страхованию (ОПС), так и по негосударственному пенсионному обеспечению (НПО) при условии достижения пенсионных оснований, установленных законодательством РФ. И, конечно же, фондам нужно будет проверить свои актуарные расчеты, они производились исходя из других вводных – иного возраста выхода на пенсию, иной продолжительности жизни на пенсии и т.д.

Особенно нововведения могут оказать влияние на программы корпоративного НПО, где зачастую размеры взносов и выплат были заранее рассчитаны и сбалансированы, чтобы к моменту достижения пенсионных оснований у определенных категорий работников были сформированы накопления в нужном размере, чтобы они обеспечивали определенный процент от заработной платы работника. В связи с существенным изменением сроков выхода на пенсию условия этих программ, скорее всего, нужно будет пересмотреть.

Есть еще такой нюанс – в рамках очень многих корпоративных пенсионных программ есть пункт, что работник для получения корпоративной негосударственной пенсии должен уйти на заслуженный отдых именно из той организации, которая формирует ему пенсию. И в связи со значительным повышением пенсионного возраста предположу, что для некоторых категорий работников это будет проблематично. Например, если работа требует значительных физических усилий или предельной концентрации, многие работники предпенсионного возраста с ней не смогут справиться. Как итог – увольнение и потеря права на корпоративную пенсию. Или, как я уже писал выше, условия корпоративной пенсионной программы нужно будет пересмотреть.

NBJ: Насколько острой является сейчас конкуренция на рынке НПФ?

А. ВЬЮНИЦКИЙ: Конкуренция, несомненно, есть, но, помимо нее, существеннейшим фактором является неопределенность в векторе дальнейшего развития рынка. Мы точно понимаем, что будет учитываться индивидуальный пенсионный коэффициент (ИПК), но пока еще не знаем очень многих важных деталей. А именно от них и зависит, станет ли ИПК новым драйвером роста пенсионного рынка.

Способность проходить через периоды турбулентности – ключевой фактор для любой бизнес-модели НПФ. Я считаю, что в самое ближайшее время небольшие игроки уйдут с рынка. Пенсионный сектор уже сейчас идет по пути консолидации, и, объединившись, крупные частные игроки смогут не только повысить основные бизнес-показатели своей деятельности, но и в целом построить более устойчивую модель.    

  • Currently 10/10

Всего проголосовало: 1

10.0

Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

«Балтийский лизинг» вновь провел набор кандидатов для участия в проекте «Старт твоей карьеры»
ВВП еврозоны в III квартале вырос на 0,2%
Х Юбилейный рождественский бал «Сокровища России»
Национальный совет финансового рынка отмечает свой первый юбилей

Календарь мероприятий

Ноябрь, 2018
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный Кубок 2018г.

Летний Интеллектуальный Кубок NBJ 29 мая 2018г.

Яндекс.Метрика