Вход Регистрация
 
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

13 июня 2018

черные списки: попасть можно, выйти сложно

проблема реабилитации клиентов банков, попавших в черный список отказников, не теряет своей остроты

A A A

Осенью прошлого года клиенты банков (в основном индивидуальные предприниматели и компании, частично – физические лица) в массовом порядке столкнулись с отказами в проведении операций и блокировками счетов. Такая ситуация сложилась из-за существования так называемого черного списка, который Центральный банк рассылает финансово-кредитным организациям с лета 2017 года. В этом списке указаны клиенты, которым банки отказали в обслуживании или проведении операций из-за подозрений в нарушении 115-ФЗ. Изначально реабилитация клиентов из этого списка или же тех, кто попал в него по ошибке, предусмотрена не была. Позднее, когда регулятор задумался о введении подобного механизма исключения сведений о добросовестных клиентах банков из базы данных об отказах, оказалось, что реализовать его на практике не так легко и быстро.

Вынужденный формализм

С августа 2017 года в Банк России, Роспотребнадзор, аппарат финансового омбудсмена стали поступать жалобы от клиентов, у которых банки заблокировали средства без объяснения причин. Такие компании и физлица были лишены доступа практически ко всем банковским услугам. По данным общественной организации «Деловая Россия», с начала 2017 года банки заблокировали около полумиллиона счетов предпринимателей (данные на ноябрь 2017 года). Однажды попав в список недобросовестных клиентов, из него фактически невозможно быть исключенным. Это при том, что часть клиентов оказалась в этом списке ошибочно.

Удивительно то, что рассылка так называемого черного списк клиентов стартовала изначально без какого-либо механизма исключения из него. Наверняка регулятор подумал, что банки со всей ответственностью подойдут к применению данного списка на практике. Но финансово-кредитные организации стали использовать чисто формальный подход, что в общем-то неудивительно: лучше перестраховаться, чем потом быть ответственным за нарушение антиотмывочного законодательства. Ведь существует положение ЦБ 375-П, по которому операции классифицируются как сомнительные. Большинство признаков там таковы, что на их основе почти любую операцию можно отнести к сомнительным, а значит, и отправить клиента в черный список.

«Банки действительно используют строжайше формализованный подход при выявлении признаков антиотмывочного законодательства, блокируя таким образом ряд операций автоматически просто потому, что они являются подозрительными по одному из целого множества признаков, – говорит руководитель департамента финансовых рейтингов НРА Карина Артемьева. – Например, может так случиться, что вашу операцию по карте заблокирует банк (даже не только операцию, но и саму вашу карту), если вы в онлайн-банке (в личном кабинете) делаете в течение короткого промежутка времени два повторных перевода с карты данного банка на свою же собственную карту, но эмитированную уже другой кредитной организацией». Однако неправильно говорить, что только клиенты банков страдают из-за автоматической блокировки и попадают в списки отказников, подчеркивает Карина Артемьева. Заложниками формального подхода являются сами кредитные организации. Они несут огромную ответственность и риски (как финансовые, репутационные, так и юридические в части собственных лицензионных полномочий) в случае, если их комплаенс-процедуры по принципу «знай своего клиента» будут признаны недостаточно тщательными. Именно поэтому банки вынуждены в определенной степени страховаться и действовать упреждающе при выявлении сомнительных операций.

«Причиной отказов в проведении операций и блокировки счетов мог послужить не только факт излишне формального подхода сотрудников банков к выполнению своих функций, но и существующая в банках система, автоматически заносящая клиентов, осуществляющих подозрительные операции, в черный список», – считает исполнительный директор юридической компании «Глазунов и Семенов» Дмитрий Семенов.

Массовые отказы клиентам в проведении операций и блокировки счетов заместитель директора по региональному и международному развитию Европейской Юридической Службы Александр Куликов связывает прежде всего с чисткой банковского сектора и с борьбой с отмыванием денежных средств: «Также уже были выработаны механизмы, которые ограничивают в открытии счетов недобросовестные компании, но смогли эти механизмы смогли обойти. В дальнейшем такие компании будут сталкиваться с блокировками счетов и массовыми отказами в проведении операций, если их деятельность ничем не подтверждается и кажется сомнительной для банка, ЦБ РФ или ФНС».

Опыт других стран в данном вопросе не менее бескомпромиссный, говорит Александр Куликов. Попав в черный список европейских банков, клиент теряет доверие системы, ему становятся недоступны традиционные финансовые инструменты, и реабилитироваться довольно непросто. Эта процедура сложна и занимает очень длительный период. «Если же вы попадаете в черный список ФРС США, то с вероятностью в 100% вы будете внесены в аналогичный список в Европе. Финансовая система партнеров построена таким образом, что информация используется финансовыми институтами данных государств», – подчеркивает эксперт Европейской Юридической Службы.

Появились шансы на восстановление репутации

Первый шанс на восстановление репутации появился в ноябре 2017 года. 

Тогда Банк России совместно с Росфинмониторингом разработал и представил методические рекомендации по реабилитации добросовестных клиентов. По-прежнему последнее и главное слово оставалось за банками, однако регулятор обещал в случае возникновения спорных ситуаций осуществлять строгий контроль за действиями финансово-кредитных организаций. На сайте Центробанка сообщалось, что создан механизм исключения сведений о добросовестных клиентах банков из базы данных об отказах. Он заключается в следующем.

Банки могут аннулировать направленные в Росфинмониторинг сведения об отказниках, которые попали в список из-за технических ошибок и отказов по основаниям, не связанным с наличием риска легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, говорится на сайте ЦБ РФ. Соответствующий механизм предусмотрен методическими рекомендациями Банка России и Росфинмониторинга и изменениями, вносимыми в форматы многостороннего обмена информацией о случаях отказа клиентам кредитных организаций в обслуживании или проведении операций по счету.

Указанные документы направлены на оптимизацию применения банками полномочий по отказам и снижение риска введения ограничений на получение банковских услуг для добросовестных клиентов, сведения о которых могли попасть в информационный массив по отказам.

В рекомендациях Банк России акцентирует внимание кредитных организаций на необходимости взвешенно использовать информацию об отказах и не допускать принятия решений об отказе по причинам, не связанным с риском легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма.

Кроме того, банкам рекомендовано определить подразделение или сотрудника, уполномоченных рассматривать жалобы клиентов на отказы в получении банковских услуг, и принимать по таким случаям взвешенные решения, говорится на сайте регулятора.

Качество и эффективность реализации кредитными организациями полномочий по отказам, а также результаты рассмотрения ими связанных с этим жалоб находятся в зоне пристального внимания Банка России и учитываются регулятором при анализе деятельности банков. По его результатам Банк России оценивает адекватность и своевременность принятия банками решений, а также в целом делает вывод об эффективности проводимых в конкретной кредитной организации процедур внутреннего контроля в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

В то же время накопленный к настоящему времени опыт использования кредитными организациями информации об отказах показал ее значимость и востребованность при реализации риск-ориентированного подхода в обслуживании клиентов и выявил направления дальнейшего совершенствования такой работы, подчеркивает регулятор.

Тогда же, в ноябре прошлого года в третьем чтении был принят законопроект, согласно которому граждане или компании могут представить документы, которые в свою очередь докажут банку необоснованность постановки в список отказников. Но, как правило, в банке заявления о реабилитации рассматривали те же специалисты, что и давали отказ. Возможно, поэтому количество реабилитированных на общем фоне отказников оказалось ничтожно мало – 2,5 тысячи человек.

Законодательное право на реабилитацию

В последний раз о новых возможностях для реабилитации банковских клиентов из черного списка заговорили уже весной текущего года, когда Банк России предпринял очередной шаг на пути решения проблем таких клиентов. В марте 2018 года регулятор опубликовал проект указания о работе межведомственной комиссии, которая будет рассматривать жалобы клиентов, попавших в черный список. 
Наряду с этим на законодательном уровне закреплено право банковских клиентов на реабилитацию и выход из черного списка. Так, 30 марта 2018 года вступили в силу изменения в Федеральный закон от 7 августа 2001 г. 

№ 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (Федеральный закон от 29 декабря 2017 г. № 470-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»).

Поправками, в частности, преду­смотрен механизм реабилитации клиентов банков (или иных организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом), в отношении которых из-за подозрений в нарушении ими антиотмывочного законодательства принято решение об отказе в осуществлении операций, отказе в заключении договора банковского счета (вклада), расторжении договора банковского счета или вклада.

С указанной даты организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, могут уведомлять своих клиентов не только о факте отказа в проведении операции, в заключении договора банковского счета (вклада), но и о причинах такого отказа.

На основании полученной информации клиент вправе представить в банк сведения, подтверждающие отсутствие оснований для принятия такого «отказного» решения.

Банк обязан рассмотреть представленные документы и в срок не позднее 10 рабочих дней со дня их получения сообщить клиенту об устранении оснований, в соответствии с которыми ранее было принято решение об отказе в проведении операций или об отказе от заключения договора банковского счета, либо о невозможности их устранения, исходя из представленных клиентом документов.

Получив сообщение о невозможности реабилитации, клиент вправе обратиться с заявлением и оправдательными документами в специальную межведомственную комиссию при Банке России. Общий срок рассмотрения таких заявлений комиссией составляет не более 20 рабочих дней со дня обращения заявителя. Для банка решение межведомственной комиссии является обязательным, и, если оно реабилитирует клиента, банк не вправе отказать ему в случае обращения в проведении операции или в заключении договора банковского счета (вклада) соответственно.

Кроме того, согласно изменениям, с 30 марта 2018 года банки и иные финансовые организации обязаны сообщать в Росфинмониторинг не только обо всех случаях отказа от проведения операций и заключения договоров банковского счета (вклада), но и об устранении оснований, в соответствии с которыми было принято такое решение. Если же в связи с решением об отказе от проведения операций, договор с клиентом был расторгнут, а  впоследствии были устранены основания принятия такого решения, банк также должен направить в Росфинмониторинг сведения об отсутствии оснований для такого расторжения. Установлены сроки предоставления указанных сведений.

Говорить о решении проблемы слишком рано

Конечно, возникают вопросы: в какой степени все-таки решена на сегодняшний день проблема реабилитации клиентов, попавших в черный список отказников, и насколько велики шансы на восстановление репутации добросовестных клиентов согласно недавно появившемуся механизму реабилитации.

В настоящее время проблема реабилитации клиентов, находящихся в черном списке отказников, с одной стороны, становится более реальной, считает Дмитрий Семенов (юридическая компания «Глазунов и Семенов»). Например, урегулирован второй уровень реабилитации, а именно ЦБ РФ разработан порядок обращения клиентов по вопросу исключения из вышеуказанных списков. Кроме того, определено, как формируется межведомственная комиссия, которая рассматривает такие заявления.

«Вместе с тем банки продолжают формировать внутренние черные списки, для исключения из которых необходимо реабилитироваться исключительно перед конкретным банком. В этом смысле проблема реабилитации на иной уровень не вышла, – подчеркивает Дмитрий Семенов. – Предложенный двухуровневый механизм реабилитации добросовестных клиентов может поспособствовать исключению таких лиц из списков. Существуют пробелы, которые сказываются на самом процессе реабилитации, однако стоит отметить, что они выявляются и устраняются. Таким образом, с появлением практики внесения дополнений и изменений процесс может стать отлаженным и действенным».

«По нашему мнению, на сегодняшний день проблема реабилитации клиентов, попавших в черный список, так и остается острой, и быстрого пути решения, к сожалению, нет, – говорит Александр Куликов (Европейская Юридическая Служба). – Возможно, в ближайшее время ЦБ РФ выработает механизм быстрого решения данной проблемы, но пока клиентам приходится жить в таких реалиях. Также данная проблема возникает и у «белых клиентов», которые по ошибке банка или госорганов попадают в данные списки.

Мы считаем, что разработанный механизм совсем не лояльный, а реабилитация, к сожалению, не быстрый процесс. Особенно негативно это влияет на добропорядочных клиентов, которые по техническим ошибкам попадают в эти списки, после чего доверие к банковской системе у них теряется. Ведь очень часто им приходится доказывать, что они добропорядочные, они тратят на это свои ресурсы и достаточно много времени».

«Полагаю, что еще рано говорить о разрешении проблемы, Межведомственная комиссия только приступила к работе в апреле. Можно лишь предполагать, что создание и деятельность Межведомственной комиссии позволит снять остроту напряженности», – высказывает свою точку зрения доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ Валентина Кузнецова. 

Волна блокировок счетов, отказов в проведении операций или открытии счета вскрыла выраженную неподготовленность и банков, и клиентов к сложившейся ситуации. Процесс перехода российских финансовых институтов к выполнению очередного набора требований международных организаций (раздел раскрытия информации Базеля III и ФАТФ) сопровождался внесением серьезных изменений в российское законодательство, нормативные акты и методические рекомендации Банка России (Положение № 375-П; письмо Банка России от 31.12.2014 № 236-Т; методические рекомендации Банка России от 21.07.2017 № 18-МР). Их выполнение обязывает кредитные организации проводить проверку добросовестности и добропорядочности своих клиентов (KYC/ALM). При выявлении любых разночтений меж­ду данными, раскрываемыми клиентами, или подозрении в недобросовестности, сведения о таких лицах попадают в так называемые черные списки (Положение № 550-П).

Однако в нормативных документах Банка России отсутствует исчерпывающий перечень вопросов проверки, подчеркивает Валентина Кузнецова. Более того, по мере выявления схем ответов клиентов на ужесточение регулирования список аспектов их деятельности, которые должны проверять банки, расширяется. Пункт 6.3 Положения № 375-П Банка России содержит формулировку «иные факторы, самостоятельно определяемые кредитной организацией» среди списка факторов, на основании которых банк принимает решение об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции. 

В результате сложилась парадоксальная ситуация, отмечает доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ. Она заключается в следующем. Соблюдая нормативные положения, банки требуют от своих клиентов предоставлять документы, доказывающие их добропорядочность и добросовестность, хотя, в соответствии с нормами ГК РФ, банки и их клиенты находятся в равноправных отношениях и действует презумпция добросовестности. А решения российских судов указывают, что именно банк должен подтвердить и доказать подозрения в нарушении клиентом стандартов KYC/ALM. Отказ в открытии расчетного счета без такого обоснования признан судами всех инстанций неправомерным (см. определение Верховного суда РФ от 25.08.2017 № 301-ЭС17-10939, определение Верховного суда РФ от 24.04.2017 № 310-ЭС17-3468). 

Пока же сложилась ситуация, когда, с одной стороныдалеко не всегда банки в состоянии однозначно аргументировать свой отказ и блокировку банковского счета того или иного клиента. А с другой, банковские клиенты не могут ясно сформулировать деловую цель нужной операции, в проведении которой им было отказано, даже в случае добросовестности их деятельности.

Также при проведении проверки банки требуют от клиентов предоставления документов, подтверждающих их добросовестность, затем проверяют их по доступным базам данных. Это очень большая нагрузка на бэк-офисы банков и серьезное увеличение регуляторных издержек. Но одновременно это и большие издержки для банковских клиентов. Если учесть, что в среднем у одного юрлица было 3,5 банковских счета в прошлом году, то организации также несут большие затраты на подготовку нескольких комплектов документов. Эти неизбежные издержки можно было бы снизить, если бы базы данных, например, налоговых и таможенных органов были бы объединены, имелся бы ясный проверочный вопросник и выполнялся ряд других условий. Но в реальности мы имеем то, что имеем.

Представляется, что в текущих условиях деятельность Межведомст­венной комиссии следует дополнить комплексом доста­точно очевидных мер, среди которых Валентина Кузнецова называет следующие. Во-первых, в рамках программы цифрового правительства сделать совместимыми базы данных всех надзорных органов. Это упростит как процедуры проверки клиентов самими надзорными органами, кредитными организациями, так и самопроверки для клиентов. Во-вторых, ввести четкий вопросник проверки, действующий в течение установленного периода времени, по типу вопросника, например, SWIFT KYC Registry, вопросника Wolfsberg AML или сертификата USA Patriot Act, с возможностью его обновления в заранее установленные даты. В-третьих, ввести обязательное прохождение участниками самостоятельной проверки на соответствие требованиям KYC/ALM.

«Подобные минимальные меры позволят снизить регуляторное бремя как для кредитных организаций, так и для их клиентов», – уверена эксперт МГУ.    

Всего проголосовало: 0

0.0

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Голосование

Чем вы считаете биткоин?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Июль, 2018
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный Кубок 2018г.

Летний Интеллектуальный Кубок NBJ 29 мая 2018г.

Яндекс.Метрика