Вход Регистрация
 
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

08 мая 2018

факторинг нового времени

И. ПОКАМЕСТОВ: «В меняющейся цифровой экономике мы будем по-другому взаимодействовать и с клиентами, и с дебиторами, это свершившийся факт»

A A A

То, что банковский бизнес на сегодняшний день уже не является самым процветающим, всеми признано. На этом фоне особенно интересно, как чувствуют себя «смежники» финансово-кредитных организаций, например участники рынка факторинга. О том, какие перспективы открывает перед этим бизнесом внедрение новых технологий, как следует воспринимать диджитализацию и о том, почему именно факторинг имеет шанс оказаться в авангарде технологического процесса, рассказал в интервью генеральный директор ООО «ЮниФактор», к. э. н., доцент Финансового университета при Правительстве РФ Илья ПОКАМЕСТОВ

NBJ: Илья, сейчас практически во всех выступлениях и интервью можно услышать уже ставший привычным термин «диджитализация». Понятно, что речь идет о новом подходе к выстраиванию коммуникаций между финансовыми организациями и их клиентами. Насколько диджитализация облегчает жизнь банкам и клиентам?

И. ПОКАМЕСТОВ: Диджитализация, как и любое явление, имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, конечно же, она облегчает взаимодействие, делает его более комфортным для всех его участников. А с другой, иногда бывает невозможно «прорваться» через чат-ботов и роботов, например, в службу безопасности, чтобы сообщить о том, что тебе кажется странным в действиях сотрудников. Кто-то скажет, что это нестандартная ситуация. Пусть клиенты, нуждающиеся в человеческом общении, идут в классические финансовые организации. 
Но проблема в том, что их практически не осталось.  

NBJ: И клиентам становится от этого дискомфортно?

И. ПОКАМЕСТОВ: Да. Следует понимать, что диджитализация развивалась во многом в пику классическому финансовому обслуживанию. Понятно, что она в этой конкурентной борьбе выявляла минусы «классики» и подчеркивала свои плюсы, но дело в том, что ее преимущества находятся преимущественно в сфере транзакционных операций. А когда речь идет о чуть более сложных продуктах, например, овердрафте, то возникают проблемы, которые накапливаются как снежный ком, поскольку в банке могут заявить, что овердрафт не подразумевает уплаты процентов, а значит, не является кредитом. Тут возникают сомнения либо в своем собственном образовании, либо в профессионализме банкиров, которые утверждают подобное. 

В моем понимании банк – это организация, базовая функция которой заключается в предоставлении кредитов. Если она не выдает своим клиентам заемных средств, то она может называться платежной системой или системой денежных переводов, но не банком. И у меня есть сомнения в том, что такие организации могут быть прибыльными. Конечно, удобно проводить финансовые операции с телефона и компьютера, и банки получают за их проведение комиссии, но мы же понимаем, что они невелики и становятся все меньше по мере ужесточения конкуренции. Рано или поздно такая модель бизнеса станет убыточной, если только она не будет меняться в сторону большей диверсификации за счет добавления других продуктов и услуг, причем необязательно тех, которые относятся к числу классических банковских. Можно добавить факторинг, дисконтирование аккредитивов и т.д., но тут вопрос даже не в том, хотят банки это делать или нет, а в профессиональном уровне их персонала. Это во-первых. 

А во-вторых, повторюсь, необязательно быть банком для того, чтобы проводить многие весьма интересные и доходные операции, например, работать с аккредитивами. В нашем Гражданском кодексе работа с этими финансовыми инструментами описана пока довольно поверхностно, и это открывает возможность для некредитных организаций успешно развивать это направление бизнеса.  

NBJ: То, что вы говорите, звучит убедительно, но почему-то никому не хочется из банка превращаться в платежную систему или в любую другую некредитную финансовую организацию.

И. ПОКАМЕСТОВ: И это, честно говоря, меня удивляет. Ведь хорошо известно, что на банках лежит огромная регуляторная и надзорная нагрузка. Количество нормативов, которые они должны выполнять, несопоставимо с теми, что есть у небанковских финансовых организаций. И я считаю, что было бы честнее со стороны банков только по названию, а не по сути своего бизнеса открыто заявить об этом. Конечно, мне могут возразить, что в этом случае для таких участников рынка более сложным станет вопрос с краудфандингом, привлечением средств. Но зато, как я уже сказал, они могут выиграть в другом – избавиться от избыточного регуляторного давления на них.

NBJ: А что можно сказать в контексте всего этого о факторинговых компаниях? Они не регулируются как банки. Могут ли они встать в авангарде технологического движения?

И. ПОКАМЕСТОВ: Как ни странным это может показаться, но они как раз уже там находятся. Почему это логично? Потому что мы черпаем свою клиентскую базу из торгового сегмента, а в нем в различных формах был внедрен электронный документооборот, электронный канал общения при заказе и доставке товаров. К этому уже все привыкли, и это в нашей сфере никого не удивляет. Поэтому во многих отношениях как раз факторинг является наиболее автоматизированным и технологичным среди сегментов финансового рынка.

В марте этого года компания «ЮниФактор» стала участником FCI (Factors Chain International) – международной факторинговой ассоциации, которую отличают строгие требования в плане финансовой устойчивости, качества услуг и рыночной активности своих членов. Я надеюсь, что у нас получится первыми в России присоединиться к платформе FCI (REVERS), что позволит компании «ЮниФактор» более активно участвовать в осуществлении международных расчетов и факторинговых операций. 

NBJ: А может ли сложиться так, что факторинговые компании начнут преобразовываться в нечто иное под влиянием внедрения высоких технологий?

И. ПОКАМЕСТОВ: Я пока не вижу ни у нас, ни у других стран подобных тенденций. Факторинг – совершенно особенное направление бизнеса, настолько отличающееся от всех других видов финансовых услуг, что он зачастую непонятен даже нашим «коллегам по цеху», например, банкирам. Отвечая на ваш вопрос, могу сказать только одно: то, что в меняющейся цифровой экономике мы будем по-другому взаимодействовать и с клиентами, и с дебиторами, – это свершившийся факт. То, что мы будем иметь арбитраж стоимости инструментов в других размерах, – это тоже факт. Мы должны быть готовыми к тому, что маржинальность нашего бизнеса будет сокращаться. Но это не означает, что будущее беспросветно. Как раз напротив: те же высокие технологии и прежде всего блокчейн создают новые возможности. Надо суметь ими воспользоваться.    

  • Currently 10/10

Всего проголосовало: 1

10.0

беседовала Оксана Дяченко

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Голосование

Чем вы считаете биткоин?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Август, 2018
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный Кубок 2018г.

Летний Интеллектуальный Кубок NBJ 29 мая 2018г.

Яндекс.Метрика