Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

27 августа 2017

кредиты «по понятиям»

Центробанк ужесточает подходы к связанному кредитованию

Регулятор уже давно борется с банками, в активах которых доминируют кредиты связанным сторонам. В июле текущего года председатель Банка России Эльвира Набиуллина подчеркнула серьезность намерений ЦБ РФ в отношении тех финансово-кредитных организаций, у которых бизнес-модель построена на кредитовании бизнеса собственников. Акцент на этой теме был сделан не случайно, ведь именно такой способ ведения бизнеса становится причиной банкротства многих банков.

Первоочередная задача

Выступая на Международном финансовом конгрессе в Санкт-Петербурге, который прошел в июле текущего года, глава Банка России Эльвира Набиуллина к числу первостепенных задач ЦБ отнесла введение полноценных ограничений на кредитование банками их собственников. Российским банкам, которые в основном занимаются кредитованием бизнеса собственников, следует задуматься об изменении бизнес-модели, заявила глава Банка России. Она также напомнила, что норматив Н25, ограничивающий финансирование проектов собственников, введен в этом году, но применяется пока в льготном режиме. 

Казначейства собственников

Проблема связанного кредитования существовала всегда, и в настоящее время подавляющее большинство банков в той или иной степени кредитуют бизнес акционеров. 

«С одной стороны, это не хорошо и не плохо, – считает руководитель управления банковских рейтингов НРА Егор Иванов. – Если сторонний бизнес акционера устойчив и рентабелен, то формально ничего плохого в его кредитовании нет. Особенно если есть ликвидные залоги по кредиту, бизнес генерирует стабильный денежный поток, и обслуживание такого кредита осуществляется по графику. И, по сути, такая компания могла бы получить кредит в любом другом банке. Проблемы начинаются в случае, если сторонний бизнес-проект собственника является рискованным, по кредиту нет адекватных залогов или объемы кредитования значительны: когда кредитуется не только бизнес собственника, но и связанные с ним проекты его бизнес-партнеров. Происходит конфликт интересов, банк выдает кредит, не учитывая многих факторов риска, закрывая на эти риски глаза только лишь потому, что это бизнес акционера, а собственник прекрасно понимает, что в другом банке он этот кредит на рыночных условиях не получит».

В нашей стране изначально многие банки создавались как «отраслевые казначейства», что, в частности, и сейчас находит отражение в их названии. В последние пятнадцать лет ряд банков трансформировался в «казначейства собственников», отмечает доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ Валентина Кузнецова. «Насколько популярна на современном рынке бизнес-модель, когда банк в первую очередь удовлетворяет потребности собственников в ликвидности и фондировании, сказать крайне сложно в силу непрозрачности отношений собственности (реальных конечных бенефициаров) ни в банках, ни на деловых предприятиях», – поясняет эксперт.

 Новый подход Банка России к определению связанных с финансово-кредитной организацией лиц делает упор на юридические связи между банком и клиентами, исключая учет экономических связей. «Однако далеко не всегда надзорные органы в состоянии точно проследить юридическую связанность между банком и его клиентами, – подчеркивает Валентина Кузнецова. – Исключение из расчета Н25 требования об учете экономических связей между банком и его клиентами (связанными лицами) представляется существенным смягчением позиции регулятора».

Серьезные риски

Действительно, с точки зрения макроэкономики связанное кредитование увеличивает риски по той простой причине, что банк, привлекая деньги и от населения, и от юридических лиц, тратит большую часть средств на кредитование бизнеса собственников. Отношение к рискам такого кредитования со стороны банков, которыми владеют те же самые лица, может быть более чем лояльным, что многими экспертами рынка рассматривается как негативный момент. Ведь до настоящего времени многие финансово-кредитные организации, у которых была отозвана лицензия или которые были реструктурированы, имели большой объем кредитования собственников или связанных с ними лиц.

«Риски в данном случае очевидны, – говорит Егор Иванов (НРА). – В случае возникновения проблем по проекту акционер будет всеми силами спасать свой бизнес, по кредиту начнутся реструктуризации, могут создаваться технические компании для имитации обслуживания кредита, могут выдаваться все новые и новые ссуды для поддержания бизнеса. В какой-то момент залоги могут быть выведены или заменены на неликвидные, а сам кредит через цепочку технических компаний и реструктуризаций может быть выведен из банка, формально оказавшись на балансе компании-пустышки. Разумеется, эти сценарии реализуются только в стрессовых ситуациях, однако необходимо понимать, что, пытаясь спасти собственный бизнес, акционер рискует банком, снижая его финансовую устойчивость».

Модель бизнеса, когда банк главным образом финансирует деятельность деловых предприятий собственников и связанных лиц, сопряжена с несколькими серьезными рисками, комментирует проблему Валентина Кузнецова. Среди основных рисков эксперт выделяет следующие. Во-первых, усиление зависимости финансового положения кредитной организации от результатов хозяйственной деятельности связанных лиц. То есть, помимо большей уязвимости банков от субъективных деловых решений связанных лиц, он становится более подверженным колебаниям делового цикла.

Во-вторых, как правило, при фондировании деятельности связанных лиц банк не проводит должную оценку кредитного риска, завышает стоимость обеспечения по кредиту и занижает цену кредита.

В-третьих, происходит расширение процентного спреда по кредитным продуктам (льготные ставки по кредитам связанным лицам «оплатят» остальные клиенты).

Наконец, на макроуровне при достаточно широком распространении подобной бизнес-модели ее следствиями будут неэффективное размещение ресурсов, снижение общей производительности, в том числе в силу усиления неравенства при доступе хозяйствующих субъектов к финансовым продуктам.

Центробанк уже предупреждал

Любопытно, что на протяжении последних почти десяти лет регулятор с определенной периодичностью советовал владельцам банков с высокой концентрацией риска на собственный бизнес подумать над вариантами изменения бизнес-модели.

«Если банк не в состоянии сам изменить бизнес-модель, то есть не может обеспечить должную диверсификацию активов и обязательств, то собственникам, на мой взгляд, стоит рассмотреть возможность его объединения с другими банками, чтобы в итоге банковский бизнес был надлежащим образом диверсифицирован, – говорил осенью 2010 года нынешний советник председателя Банка России Алексей Симановский, курировавший тогда надзорный блок в регуляторе. – Помимо прочего, в этом случае появляются возможности и для более независимых отношений банка с собственниками: чем больше последних, тем меньше влияния каждый из них может оказывать на решения банка. В любом случае сохранять концентрацию риска на бизнес собственника в 100 %, 200 %, 300 % от капитала – это слишком опасно, и если «пронесло» в ходе прошедшего кризиса, то почти неизбежно «накроет» в будущем».

По словам А. Симановского, ЦБ  РФ в соответствующих случаях предлагал банкирам перестроить модель ведения бизнеса, снизить риск, повысить качество управления и уровень транспарентности совершаемых сделок. «А как это делать, они должны решать сами. В худшем случае они могут сделать вид, что не понимают, о чем речь, и какое-то время жить по-старому. Если установленные нормы соблюдены, пусть и формально, мы не можем требовать изменения бизнес-модели банка. Но следование международным стандартам надзора и раскрытия информации неизбежно приведет к расширению границ содержательных (риск-ориентированных) подходов. Так что чем раньше банкиры услышат наши добрые советы, тем проще им потом будет соблюдать требования», – предупреждал Алексей Симановский.

Советник председателя Банка России говорил тогда, что речь не идет ни о каких конкретных предложениях. «Мы говорим только о том, что в интересах устойчивости банков, в интересах их кредиторов и вкладчиков активы должны быть разумным образом диверсифицированы. Ни специальных «палок», ни «морковок», чтобы стимулировать банки выполнять рекомендации, у нас в этом случае нет. Если, конечно, не считать степень интенсивности наших усилий довести до банкиров нашу правду», – подчеркивал Алексей Симановский.

Подобный ретроспективный взгляд позволяет увидеть, насколько изменились подходы регулятора к данной проблеме. По всей видимости, поскольку банкиры так и не захотели прислушаться к «добрым советам» регулятора, Центральный банк решил отложить «морковки» и «пряники» до лучших времен и взяться за «палки» и «кнуты» в целях снижения рисков и повышения устойчивости и транспарентности банковской системы. Во всяком случае, теперь вопрос ставится не в формате «сделаете, когда захотите и когда сочтете это возможным». В настоящее время регулятор фактически открытым текстом предупреждает поднадзорные субъекты о более чем вероятном удалении их с рынка в случае, если они не изменят старые, но недобрые бизнес-модели, которых привыкли придерживаться на протяжении многих лет. 

Норматив Н25

Поскольку Банк России достаточно давно обеспокоен значительной концентрацией российской банковской системы на кредитовании связанных сторон, то он уже длительное время готовит банки к введению норматива, регулирующего максимальный размер риска на связанное с банком лицо (группу связанных лиц).

«В 2016 году была завершена разработка мето­дики расчета норматива Н25 (максимального риска на связанное с банком лицо (группу связанных с банком лиц)) в части приведения критерия для определения связанности лиц с банком в соответствие с законодательством, а также установлена поэтапность расчета этого норматива в отношении связанных с кредитной организацией лиц, деятельность которых признается полностью «прозрачной» и подтверждается наличием кредитного рейтинга, величиной уплаченных налогов и др.», – говорится в материалах Банка России. 
Задолженность таких лиц перед банком будет включаться в расчет норматива Н25 по следующей схеме: с коэффициентом 20 % в течение 2017 года, с коэффициентом 50 % в течение 2018 года. В Банке России полагают, что льготный режим расчета в отношении кредитов в адрес транспарентных компаний, который будет действовать до конца 2018 года, позволит кредитным организациям привести объем кредитования связанных с банком лиц в соответствие с новыми требованиями. Поправки регулятора уточняют также критерии отнесения лиц к связанным с банком и формирования группы связанных с банком лиц.

«Исключается необходимость использования в целях расчета норматива Н25 «экономической» связи – когда ухудшение экономического положения одного заемщика может явиться причиной неисполнения (ненадлежащего исполнения) другим обязательств перед банком-кредитором», – говорится в материалах ЦБ РФ. Наличие «экономической» связи начиная с 2017 года учитывается только при расчете норматива максимального размера риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков (Н6)», – сообщает регулятор.

Комитет банковского надзора (КБН) будет рассматривать случаи наличия признаков связанности заемщика с банком. «Вопросы признания заемщиков связанными с банком будут выноситься на рассмотрение КБН Банка России», – говорится в материалах ЦБ РФ.

Среди признаков возможной связанности называется, во-первых, кредитование компаний, имеющих признаки отсутствия реальной деятельности. Во-вторых, это те случаи,  когда структура собственности заемщиков непрозрачна, но между банком и заемщиками прослеживается устойчивая экономическая и административная связь, существенным образом влияющая на финансовую устойчивость кредитной организации, и при этом кредитная организация не раскрывает Банку России природу и характер своих взаимоотношений с такими заемщиками. Например, признаки связанности, будут применяться в отношении так называемых «технических» компаний, не ведущих реальной деятельности, создаваемых кредитными организациями и их собственниками для проведения «схемных» операций. 

Транспарентные заемщики с прозрачной структурой собственности, понятной Банку России, оцениваться с точки зрения признаков возможной связанности не будут, добавляет регулятор.

«Введение норматива Н25 призвано ограничить объемы кредитования связанных с банком лиц (группы связанных лиц), тем самым ограничить риски, возникающие вследствие подобного конфликта интересов, – комментирует проблему Егор Иванов (НРА). – Однако введение этого норматива не означает автоматического снижения объемов связанного кредитования в банках, это лишь усложняет кредитование собственниками своего бизнеса, добавляет промежуточные звенья. Регулятор со своей стороны это тоже прекрасно понимает, поэтому введение самого норматива – это лишь часть его работы, направленной на увеличение прозрачности рынка».

«Банк России предпринимает значительные усилия по укреплению национальной банковской системы и снижению рисков на микроуровне, – подчеркивает Валентина Кузнецова. – В средствах массовой информации активно обсуждались риски, порождаемые введением Н25 для региональных банков, средних и малых банков. В частности, в Ассоциации региональных банков России опасаются, что ограничение возможностей средних и малых банков в сфере кредитования связанных лиц может привести к оттоку из них клиентов и сокращению ресурсной базы, а в худшем случае – к закрытию банков. Но мне хотелось бы отметить, что текущая трактовка Н25 носит как минимум двойственныйхарактер». С одной стороны, как  под­черкивает Валентина Кузнецова, такая трактовка нацелена на повышение финансовой устойчивости кредитных организаций, а с другой, выводит из-под нормативного требования огромные финансовые потоки государственных корпораций и стратегических предприятий. 

Напомним, что нормативный документ разрешает не включать в расчет норматива ряд активов − «сделки с юридическими лицами, входящими в Перечень стратегических предприятий или Перечень стратегических организаций; с организациями оборонно-промышленного комплекса; с лицами, имеющими рейтинг долгосрочной кредитоспособности, присвоенный как минимум одним из рейтинговых агентств по международной шкале на уровне не ниже «B». Также не включаются в расчет норматива активы, обеспеченные поручительством (гарантией) вышеперечисленных юридических лиц. Это очень большой круг банковских клиентов, деятельность которых далеко не всегда опирается на коммерческие принципы, считает эксперт МГУ. 

По мнению Валентины Кузнецовой, Банк России действует осторожно, стараясь не спровоцировать регулятивный шок. «У подобного подхода есть плюс, что у банков и их клиентов есть время для постепенной адаптации к новым требованиям. Но одновременно у них есть время для разработки схем, позволяющих обходить ограничения Н25. Соответственно, чем продолжительнее переходный период, тем выше надзорные издержки и ниже потенциальный результат», – прогнозирует специалист.

В качестве гипотетической в профессиональном сообществе обсуждается также идея полного запрета связанного кредитования без каких-либо дополнительных нормативов. Однако, как любой запрет, вряд ли эта идея привела бы к желаемым результатам.

«Запреты никогда не приводят к предполагаемым результатам, – отмечает Валентина Кузнецова. – Уже сейчас в информационных ресурсах, в том числе в правовых системах «Гарант» и «КонсультантПлюс», можно найти предложения о возможных схемах обхода требований норматива». По мнению эксперта, гораздо эффективнее было бы стимулировать банки развивать, например, синдицированное кредитование. «В настоящее время этому мешает отсутствие доверия участников кредитного рынка друг к другу. Но если российские рейтинговые агентства, прежде всего аккредитованные Банком России, будут адекватно оценивать прогнозные риски банков, ситуация может измениться», – прогнозирует Валентина Кузнецова.    

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Оксана Дяченко

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Сентябрь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный кубок "Самый интеллектуальный банк" и "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере"

Ведущий - магистр игры «Что? Где? Когда?», шестикратный обладатель «Хрустальной совы», обладатель «Бриллиантовой совы» Александр Друзь.

Яндекс.Метрика