Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

27 августа 2017

кнут без пряника

радикальный подход к наказанию банкиров – пожизненная дисквалификация абсолютно всех сотрудников рухнувшего банка

На протяжении всего 2016 года и первых шести месяцев 2017 года эксперты много говорили о готовящихся поправках в закон «О банках и банковской деятельности», связанных с ужесточением требований к деловой репутации банкиров. О том, что подобные поправки прорабатываются, не раз сообщали представители Банка России на различных деловых встречах с профессиональным сообществом. Предлагаемые меры воздействия на «провинившихся» действительно отличаются жесткостью. Теперь остается понять, насколько банковское сообщество готово к тому, что в один не самый прекрасный для него день эти меры могут из сказки стать былью.

Казнить нельзя помиловать: где поставить запятую?

Есть две точки зрения на строгость наказания для банкиров, которые довели финансово-кредитные организации до краха. Первая – радикальный подход: пожизненная дисквалификация абсолютно всех сотрудников лопнувшего банка. Вторая – запрет на работу по профессии только для акционеров и топ-менеджеров, и то в зависимости от масштабов бедствия в конкретных организациях. То есть логическая взаимосвязь здесь следующая – чем больше потери кредиторов и вкладчиков рухнувшего банка, тем более суровые санкции могут быть применены к достаточно широкому кругу лиц, которые на самом деле или формально оказывали влияние на принятие системно важных для банка решений.

Дисквалификация абсолютно всех работников проблемного банка представляется излишне радикальной мерой, считает старший директор по комплаенсу и внутреннему контролю Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Алексей Мухин. Ведь под такие санкции могут попасть и люди, не имевшие никакой связи с недобросовестной деятельностью внутри организации. «Как правило, в схемах, приводящих кредитные организации к краху, участвует вполне конкретный круг людей. Запрет должен распространяться прежде всего на лиц, принимающих решения, таких как топ-менеджеры банка и акционеры с определенной долей участия, – говорит Алексей Мухин. – Также запрет на работу по профессии должен применяться и к иным лицам, которые были осознанно вовлечены в незаконные действия. Например, к работникам, подделывавшим отчетность или участвовавшим в выводе средств по заведомо подложным документам».

По мере возможности необходима идентификация и введение ограничительных мер и для теневых «кукловодов», не занимающих формальных постов в лопнувших кредитных организациях, но активно влияющих на происходящие в них процессы, подчеркивает эксперт АКРА.

Доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ Валентина Кузнецова предполагает, что «косвенный кнут» в результате будет разным для акционеров и топ-менеджеров неплатежеспособных банков, с одной стороны, и для сотрудников банка – с другой. Введение механизма bail-in (bail-in означает механизм спасения проблемных банков с привлечением его крупнейших кредиторов. – Прим. ред.) как раз и направлено на то, чтобы все убытки банка-банкрота, прежде всего были покрыты за счет собственных средств акционеров и топ-менеджеров. Это экономическое принуждение, которое, по идее, должно препятствовать вольному ведению дел со стороны акционеров и топ-менеджеров банков.

«Введение запрета на работу по профессии для всех сотрудников признанного неплатежеспособным банка – правильная мера, – считает Валентина Кузнецова. – Как показывает опыт, в таких банках отсутствует дисциплина в смысле безусловной обязательности соблюдения законодательно-нормативных требований. И отучить персонал от подобной вольницы крайне сложно, а порой просто невозможно без подобного «кнута».

Генеральный директор ПАО «ВОЛГА Капитал» Станислав Машагин считает, что разумно дисквалифицировать руководителя банка и профильных заместителей, а также руководителей профильных подразделений, по недобросовестности или по вине которых отозвана лицензия. Акционеры в данном случае не управляют банком, а значит, не имеют к делу никакого отношения. Поэтому, по мнению эксперта, осуществление «карательных» действий против них находится вне рамок правового поля. С другой стороны, в случае преднамеренного банкротства в рамках законодательства акционеры могут быть привлечены к ответственности, если их вина доказана.

Напомним, что в прошлом году Банк России несколько раз ограничивал право участия акционеров в управлении банком – за несоответствие требованиям к финансовому положению или к деловой репутации. Аналитики ожидают ужесточения подхода и в текущем, 2017 году.

«Совершенно не понимаю и не поддерживаю бездумную дисквалификацию всех сотрудников, – говорит Станислав Машагин (ВОЛГА Капитал). – Это вне права и вне разумной логики». Для борьбы с недобросовестными банкирами актуально вычищать номинальных собственников и бенефициаров, это повысит ответственность владельцев, добавляет эксперт.

Заместитель директора Центра содействия экономическому развитию Кирилл Терещенко считает, что любая обязанность должна корреспондировать соответствующему праву. «Если банк лопнул по вине руководства, то почему ответственность должен нести рядовой операционист? У него разве было право принимать решения, обязательные для исполнения всеми сотрудниками банка? Нет, не было, – рассуждает эксперт. – Поэтому более правильный подход – это когда ответственность несет исключительно топ-менеджмент». По акционерам тоже вопрос не совсем понятен, считает Кирилл Терещенко. «Если не доказано их вмешательство в оперативное руководство банком, то в чем их вина в случае банкротства?» – задается вопросом эксперт.

Напомним, что с инициативой применения радикальных мер в отношении виновных банкиров неоднократно  выступало Министерство финансов РФ. Чиновники озвучили инициативу по разработке законопроекта о деловой репутации топ-менеджеров финансовых организаций, в первую очередь банков, страховых компаний и пенсионных фондов. Положения этого законопроекта предусматривают в том числе и пожизненную профессиональную дисквалификацию в случаях доведения компании до банкротства.

«Минфин подготовил законопроект о деловой репутации. В нем основной тезис такой: если человек довел финансовую компанию, в которой он работает, до банкротства, то он дисквалифицируется на всю жизнь. Это будет, я надеюсь, очень серьезным барьером на пути инвестиций в заведомо убыточные активы, – отмечает заместитель министра финансов Алексей Моисеев. – Было много случаев, когда финансовая компания доходила до банкротства, а граждане или юридические лица теряли деньги. При этом люди, которые работали в этой компании, по сути, за это ответственности не несли, если не было доказано мошенничество».

При работе над законопроектом Минфин исходил из того, что человек, который работает в руководстве финансовой компании, четко понимает, что с ней происходит. «Если компания находится на грани банкротства, то варианта два – либо человек безответственно относится к своим полномочиям, либо он осознанно вместе с другими руководителями ведет компанию к банкротству», – считает чиновник.

Законопроект будет распространяться на членов наблюдательного совета, членов правления, бухгалтера и его заместителей, генерального директора и его заместителей. При этом действие презумпции невиновности никто не отменяет. У дисквалифицируемого руководителя будет «возможность доказать свою невиновность, то есть будет порядок подачи апелляции в Центральный банк», подчеркивает замминистра. Если Центробанк все-таки будет настаивать на своей позиции, то человеку не останется ничего другого, как доказывать свою невиновность в суде.

Следует отметить, что Банк России ранее также несколько раз выступал за пожизненную дисквалификацию «провинившихся».

Пять лет без права…

Сейчас требования к деловой репутации банкиров установлены лишь для руководителей и акционеров, а также ряда топовых должностей, например для главных бухгалтеров. Их лишают права работы в банковской сфере на пять лет. Возникает вопрос, являются ли такие меры адекватными и достаточными?

По мнению Валентины Кузнецовой (МГУ), этот вопрос следует разбить на два пункта. Во-первых, достаточно ли строгие меры действуют в отношении руководителей, акционеров, топ-менеджеров банков-банкротов. «Полагаю, что нет, – комментирует эксперт. – В настоящее время финансовая отрасль бурно развивается, появляется множество новых финансовых посредников. Поэтому полагаю, что запрет должен распространяться на все разновидности финансового посредничества, а не только на банки».

Во-вторых, достаточен ли запрет на работу в банке в течение пяти лет. С одной стороны, запрет на работу в банке в течение этого срока, по сути, адекватен полному запрету на профессию, поскольку в настоящее время столь быстро меняется банковское регулирование, что за этот срок топ-менеджер полностью утратит профессиональные навыки и компетенции. С другой стороны, при отсутствии системы профессиональной аттестации топ-менеджеров данный запрет недостаточен. Практика показывает, что в текущих условиях некоторые топ-менеджеры, назначенные на высокие должности в 1990-е годы, так и мыслят в рамках действовавших на то время регулятивных требований, полагает Валентина Кузнецова.

Кирилл Терещенко (Центр содействия экономическому развитию) уверен, что существующие меры явно недостаточны. Вся банковская система тесно взаимосвязана, и банкротство одного банка может повлечь обвал всей системы, что неизбежно приведет к экономическому кризису. Поэтому государство в лице мегарегулятора, системы страхования вкладов, инструмента санации страхует банковскую систему. Однако в результате такого расклада получается, что банковская прибыль – частная, а риски – государственные. «Чтобы как-то сбалансировать этот перекос, наказание для банкиров, которые довели свои кредитные организации до краха, должно быть жестче, чем оно есть на сегодняшний день», – считает Кирилл Терещенко.

Как правило, лица, участвующие в незаконных схемах, идут на мошенничество и преступления абсолютно осознанно и с полным пониманием последствий своих действий. «Поэтому для лиц, чьи действия негативным образом повлияли на состояние банка, что привело к потерям его вкладчиков, на мой взгляд, должны вводиться более суровые меры воздействия, вплоть до пожизненной дисквалификации, – высказывает свою точку зрения Алексей Мухин (АКРА). – Как показывает практика, за лопнувшими банками зачастую стоят одни и те же лица. Для прекращения подобной практики и очистки банковского сообщества от недобросовестных элементов необходимо закрывать таким людям дорогу в банковский бизнес».

Тотальная ответственность

Банк России все-таки планирует ужесточить контроль за деловой репутацией финансистов. Причем речь идет именно о жестком варианте, когда лишаться права на профессию будут не только топ-менеджеры и собственники, допустившие крах банков, но и рядовые сотрудники. Безусловно, это концептуально новый подход, который только прорабатывается. Об этом не так давно говорил первый зампред Банка России Сергей Швецов. Он считает, что в злоупотреблениях в финансово-кредитных организациях активно участвуют и рядовые сотрудники «вплоть до тех же операционистов, которые в ряде банков имели прямое отношение к формированию  скрытых (забалансовых) вкладов».

«Сейчас на рынке есть запрос на недобросовестных сотрудников, а тех, кто не готов участвовать в реализуемых руководством банка схемах или имеет хорошую деловую репутацию, просто не берут на работу, – утверждает Сергей Швецов. – Мы хотим кардинально изменить ситуацию, создав спрос на хорошую деловую репутацию».

Вопрос о действенности и полезности таких мер вызывает различную реакцию профессионального сообщества. Одни эксперты поддерживают строгие меры. Другие считают, что воздействие на деловую репутацию абсолютно всех сотрудников может обернуться преследованием рядовых служащих банка, а организаторы преступных схем будут уходить от ответственности.

Станислав Машагин (ВОЛГА Капитал) уверен, что это недейственная и нерабочая мера. «Вину каждого было бы нужно доказать и обосновать. Сделать это нереально, поэтому стали бы необоснованно применять такую меру ко всем поголовно, что отменяет как презумпцию невиновности, так и конституционные права работников. Центробанк становится инспектором и судьей в одном лице. Ничего хорошего из этого не получится, и работать в банках больше никто не захочет», – уверен специалист.

Кирилл Терещенко (Центр содействия экономическому развитию), со своей стороны, считает, что лица, которые не наделены правом принимать в банке обязательные для исполнения решения, не должны нести ответственность в случае краха финансово-кредитной организации.

По словам Алексея Мухина (АКРА), введение репутационных требований для рядовых сотрудников является полезной практикой для закрытия банковской среды от недобросовестных работников, не относящихся к топ-менеджменту. На текущий момент такие лица могут продолжать работать в банковской сфере без каких-либо ограничений, передавая свой недобросовестный опыт из одной кредитной организации в другую. Вместе с тем добавление в периметр контроля рядового персонала не должно снижать уровень ответственности акционеров и топ-менеджмента. Иными словами, нельзя допускать возникновения ситуации, когда обвиняться во всем и расплачиваться будут «стрелочники», а не те, кто в силу своего статуса обладал куда большими полномочиями и возможностями по управлению активом. 

«Мы в АКРА прекрасно понимаем, что успех нашего проекта в большой степени зависит от доверия инвестиционного сообщества к нашим рейтингам и аналитике, – говорит Алексей Мухин. – Основой этого доверия является наша репутация высокопрофессиональной и прозрачной компании с компетентным и соответствующим всем требованиям законодательства персоналом. Стабильность банковского бизнеса также в существенной степени зависит от доверия к нему со стороны вкладчиков и кредиторов. В этой связи банкиры должны быть заинтересованы в обеспечении соответствия своей деловой репутации и репутации работников всем нормам и требованиям закона и в отсутствии у этих работников спорного прошлого».

Реализация преступных схем невозможна без вовлечения рядовых сотрудников банков, работающих в  различных подразделениях финансово-кредитной организации, уверена Валентина Кузнецова (МГУ). «Как правило, рядовые сотрудники банка не только в курсе определенных схем, но часто сами их разрабатывают, – говорит эксперт. – Мировая практика свидетельствует, что чем строже регулятивные требования, тем больше стимулов у кредитных организаций их обходить. Заранее спрогнозировать, по каким направлениям будет развиваться подобное «творчество», крайне сложно, но можно с большой долей уверенности сказать, что ужесточение требований к деловой репутации способно удержать консервативных и осторожных сотрудников банков от участия в противоправных действиях».

Требования к деловой репутации и реальное положение вещей

Что касается требований к деловой репутации банкиров, то данный вопрос относится к правоприменительной практике надзорных органов. По мнению Алексея Мухина, нормативные акты Банка России в целом достаточно полно отражают состав требований к деловой репутации банковских служащих.

Кирилл Терещенко (Центр содействия экономическому развитию) считает, что вопрос здесь не в требованиях к банкирам, поскольку они довольно подробно прописаны в законодательстве, подзаконных актах и инструкциях Центробанка, а в неотвратимости наказания за нарушение этих требований. «С этим, к сожалению, сейчас большие проблемы», – считает эксперт.

«В условиях общего снижения качества образования, в том числе и банковского, введения лишь требований к деловой репутации недостаточно. Самое грустное, что перестал функционировать социальный лифт, когда продвижение по службе зависит от уровня квалификации и способностей претендента, – говорит Валентина Кузнецова (МГУ). – С учетом этого требования к деловой репутации следует дополнить системой независимой аттестации, распространяемой как минимум до уровня среднего менеджмента банка, причем проводить такие аттестации следует периодически и достаточно часто». 

Следует отметить, что бытует и такое мнение: что, какими бы ни были требования, их все равно можно обходить и принятие каких-либо до­-полнительных мер никак не влияет на реальное положение вещей. У такой позиции довольно много сторонников, аргументирующих свою точку зрения тем, что в условиях вседозволенности введение дополнительных требований не имеет особого значения. Но это не означает, что не следует предпринимать шаги по нормализации ситуации, в том числе требуя, чтобы сотрудники банков соответствовали и по уровню компетенции, и по уровню добропорядочности пруденциальным требованиям.

Несомненно, полностью устранить риски участия в управлении кредитными организациями недобросовестных лиц невозможно, но при этом квалификационные требования не бесполезны, уверен Алексей Мухин (АКРА). Контрольные процедуры и регулирование должны совершенствоваться на постоянной основе с учетом анализа эффективности текущих мер, а также практик, используемых иностранными центральными банками.

Генеральный директор ПАО «ВОЛГА Капитал» Станислав Машагин считает, что требования к деловой репутации банкиров должны быть разумными и выполнимыми. «Их должно быть мало, и они должны быть однозначны», – убежден эксперт. В России, как и во всем мире, существует проблема излишней зарегулированности системы. Это отвлекает очень много ресурсов организаций, которые пытаются разными способами обходить проблемы. Бизнес нужно стимулировать, чтобы ему было выгодно работать в соответствии с нормами и правилами, считает Станислав Машагин.

Уже сейчас очевидно, что вокруг законопроекта, предложенного Минфином, будет сломано немало копий. Но также очевидно, по мнению экспертов, и другое – конечно же, надо что-то делать в сфере предупреждения недобросовестных банкротств. Один из путей решения этой проблемы – ужесточение наказания за целенаправленные действия по доведению банка до плачевного состояния: либо до санации, либо до отзыва лицензии.   

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Оксана Дяченко

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Чем вы считаете биткоин?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Ноябрь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок в номинациях

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок в номинациях "Самый интеллектуальный банк", "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере" и "Самая интеллектуальная компания...

Яндекс.Метрика