Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

21 сентября 2015

крупный бизнес vs банки. Как преодолеть кризис доверия при кредитовании

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА, ОРГАНИЗОВАННОГО NBJ СОВМЕСТНО С АРБ:

Нонна АЛАДКО, директор по развитию бизнеса Московского региона КБ «Агросоюз»; Геннадий БРАГИН, генеральный директор ООО СПК «Агродом»; Ирина БРАГИНА, генеральный директор ООО «Институт Территориального Развития»; Марина БУЙВИЧ, аккаунт-директор пиар-компании «БОС»; Наталья ГРУЗДЕВА, директор департамента корпоративных клиентов, член Правления АКБ «НРБанк» (ОАО); Ирада ГУСЕЙНОВА, корреспондент портала «Блокнот»; Александр ДЕМЬЯНЕНКО, исполнительный директор ООО «Аромацентр»; Юрий ДЕРЯБИН, руководитель департамента оценки и экспертизы собственности «Бейкер Тилли Русаудит»; Михаил ДОРОНКИН, заместитель директора рейтингового агентства «Эксперт РА»; Адам ЗЕЙН, управляющий директор – руководитель по внедрению стандартов Базельского комитета АО «Альфа-Банк»; Светлана ЗОЛОТАРЕВА, директор департамента корпоративных клиентов АО «ЮниКредит Банк»; Александр КАРАСЕВ, заместитель директора Ассоциации «Безопасность бизнеса»; Владимир КИЕВСКИЙ, исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков; Илья КЛЕЙМЕНОВ, начальник отдела корпоративные риски ПАО «Росбанк»; Зарина КОКОЕВА, начальник службы управления рисками ЗАО «МТИ-Банк»; Валерий КОРОСТЕЛЕВ, начальник управления по работе с клиентами в регионах АО «Банк Интеза»; Виктория ЛАБЫГИНА, руководитель проектов НАО «Евроэксперт»; Анна ЛАВРЕНТЬЕВА, заместитель директора кредитного Департамента АО АКБ «Новикомбанк»; Ирина МАКСИМОВА, президент ООО «Инновации.Бизнес.Тревел»; Денис МАЛЬЦЕВ, генеральный директор ООО «Конкорд»; Лидия МОКРОВА, член Общественного совета Агентства по страхованию вкладов; Владимир НИКИТЕНКО, аналитик финансовой стороны контрактов компании «Балтика Групп»; Генрих ПЕНИКАС, менеджер проекта внедрения стандартов Базельского комитета АО «Альфа-Банк»; Елена ПИЛЮС, вице-президент компании «Проксима Капитал Групп»; Игорь ПОБЕГУЦ, финансовый директор компании «Славянское Подворье Л»; Пьерлуиджи ВИДОРНО, директор группы корпоративного бизнеса и финансовых институтов АО «Банк Интеза»; Сергей СЕМЕНИЩЕВ, заместитель главного редактора по экономике общественно-деловой газеты «2020»; Александр ТЕР-АЙРАПЕТЯН, управляющий партнер A.B.A. Business Consulting; Максим ТУМИЛОВИЧ, начальник службы управления рисками АО КБ «Росинтербанк»; Александр УШАНОВ, преподаватель кафедры «Банки и банковский менеджмент» Финансового университета при Правительстве РФ; Юлия ХАНДОЖКО, управляющая спецпроектами ООО «ТОК»; Евгения ХАФИЗОВА, заместитель управляющего филиала «Санкт-Петербургский» ПАО «Ханты-Мансийский банк Открытие»; Алексей ЦАРЕВ, эксперт Банковского совета при Правительстве Москвы; Александр ЯНКИН, финансовый контролер ЗАО ФСК «Запсибинтерстрой».

ВЕДУЩИЕ: Елена ЕЛИСЕЕНКОВА, генеральный директор NBJ; Анастасия СКОГОРЕВА, главный редактор NBJ. 

 

NBJ: Мы выбрали тему корпоративного кредитования, потому что она представляется нам более чем актуальной на сегодняшний день. Ни для кого не является секретом, что российским компаниям реального сектора экономики сейчас трудно привлекать финансовые средства для развития своего бизнеса: внешние рынки капитала практически полностью закрылись для них, а отечественные банки ужесточают стандарты кредитования и требования, которые они предъявляют к потенциальным заемщикам. 

Мы хотели бы обратиться ко всем участникам нашего мероприятия со следующим вопросом: как они оценивают ситуацию в этом сегменте кредитования, насколько сложной она является, с вашей точки зрения?

В. КИЕВСКИЙ: Позволю себе начать обсуждение. Я бы сказал, что тема, предложенная для обсуждения, является, с одной стороны, очень философской, а с другой, сугубо практической. Если перевести слово «кредит» с греческого на русский, то мы получим всем нам хорошо известное слово «доверие». И это очень правильно: нет доверия – нет кредита. 

Анализируя эту тему, надо понимать и другие моменты. Первый из них: когда мы говорим о кредитовании крупного бизнеса, то неизбежно ведем речь о долгосрочных ресурсах. Признаемся честно: в России их почти нет, а с теми, которые есть, работают системообразующие банки, и в первую очередь финансово-кредитные организации с государственным участием. Второй момент заключается в том, что к проблеме долгосрочных ресурсов тесно примыкает проблема качества заемщиков. И вот как раз эти вопросы, как мне кажется, мы и должны обсуждать в разрезе заявленной темы.

NBJ: Итак, некие реперные точки мы определили. Давайте поговорим о «длинных деньгах», тем более что это действительно очень серьезная и, я бы сказала, болезненная тема для нашей страны. Неважно, есть на сегодняшний день кризис или его нет, а дефицит таких ресурсов у нас присутствует постоянно. Как, впрочем, и проблема доверия банков и заемщиков друг к другу.

А. КАРАСЕВ: Я бы немного развил второй тезис, высказанный Владимиром Григорьевичем (Киевским. – Прим. ред.). Проблема не столько в качестве заемщиков, сколько в качестве управления в России. Если это качество находится на достаточно высоком уровне, то снижаются как риски банков при кредитовании, так и риски компаний, привлекающих заемные средства. Давайте признаемся честно: у нас очень долго и очень тяжело решается вопрос с повышением качества корпоративного управления, и, что особенно тревожно, этот процесс не ускоряется и сейчас, когда вопрос притока в нашу страну инвестиций – это фактически вопрос ее жизни и смерти. 

Что можно и нужно сделать? В России сегодня преобладает чисто адми-нистративное управление. При этом налицо дефицит лидерских качеств у управленцев и невозможность для сотрудников хоть банков, хоть небанковских организаций реализовывать свой творческий потенциал. А это главное условие для формирования высококонкурентных производств и, соответственно, это условие для того, чтобы предприятия не принимали на себя избыточные риски при привлечении заемных средств и чтобы банки, в свою очередь, не рисковали избыточно, предоставляя эти средства. 

С. ЗОЛОТАРЕВА: Я хотела бы поддержать предыдущего спикера: действительно, отсутствие грамотного управления бизнесом является главным препятствием для развития любого вида кредитования: и долгосрочного, и краткосрочного. Но, с другой стороны, этой болезнью все же скорее страдает средний и малый бизнес: компании МСБ не всегда могли себе позволить прозрачную финансовую отчетность, прозрачные и эффективные структуры управления и т.д. С крупным бизнесом дело в этих вопросах обстоит намного лучше, но, конечно, тоже далеко не всегда идеально.
Что проистекает из этого для банков? Банки, с учетом сказанного выше, оказываются сильно ограниченными как в вопросах увеличения финансирования предприятий, так и в выборе тех инструментов, которые они могут предлагать своим клиентам. Это становится особенно заметным, когда речь идет, например, о страховании: у нас есть инструменты, позволяющие хеджировать валютный риск, но мы не можем продавать их компаниям с недостаточно высоким уровнем корпоративного управления. В этом просто-напросто нет смысла: такие клиенты не смогут их использовать в нужный момент и с нужным эффектом. 

NBJ: Но ведь вряд ли можно представить себе, что банки были не в курсе проблемы с качеством корпоративного управления в компаниях-заемщиках в докризисный период? По-видимому, ответ в том, что во время роста экономики этому вопросу априори уделяется меньше внимания, чем в периоды, когда экономика начинает «тормозить» или даже «валиться»?

С. ЗОЛОТАРЕВА: Вы правы, говоря о том, что качество управления в докризисный период было не намного лучшим, чем сейчас, и банки действительно на какие-то огрехи закрывали глаза. Суть в том, что они могли себе позволить это, поскольку высокий экономический рост в стране – это залог более высоких доходов субъектов экономики, более высокой маржинальности банковского бизнеса. Этот рост «микширует» те недостатки, которые объективно наличествуют.  

Сейчас, как Вы сами понимаете, доходная база сужается, отношения между контрагентами и партнерами становятся все жестче и жестче: если раньше компании что-то поставляли друг другу без предоплаты, то сейчас в большинстве случаев об этом и речи быть не может. Естественно, в этих условиях больше всего страдают предприятия, у которых наименее выстроенной и эффективной является система корпоративного управления. И банки не могут этого не учитывать: у них ведь тоже меняются подходы к оценке рисков, к их управлению. До кризиса считалось, что залог к кредиту на уровне 50% – это нормально, сейчас банки требуют соотношения З/К на уровне 100–120%...

NBJ: И это тоже нормально, с учетом кризисной ситуации. Но это, с другой стороны, явное препятствие для развития корпоративного кредитования.

С. ЗОЛОТАРЕВА: И не единственное. Низкое качество корпоративного управления влечет за собой еще одно препятствие для развития этого направления банковского бизнеса. Налицо отсутствие интересных и перспективных корпоративных проектов, которые банки могли бы поддержать финансированием. Ну и еще один момент, который очевиден для всех нас, – высокая стоимость заемных средств. Только в последнее время ставки по корпоративным кредитам снизились до 10%, а в начале года мы видели их приближающимися к 20%! Понятно же, что в таких условиях нормальное кредитование невозможно: бизнес просто не сможет отбивать такую стоимость заемных средств.

А. ЗЕЙН: Я представляю комитет по стандартам Базель II и управлению рисками в Ассоциации российских банков и хотел бы свой ответ дать именно в этом качестве. Когда я ознакомился с повесткой дня нашего круглого стола, то увидел, что в его рамках как раз планируется обсуждение тех вопросов, которые сейчас являются одними из самых актуальных для банковского рынка. Как заемщику выбрать банк, как он может сравнить финансово-кредитные организации по каким-либо простым критериям – например, по уровню надежности? 

Вы все знаете, что уже принято указание 3624-У Банка России, в соответствии с которым банки должны раскрывать регулятору информацию о тех рисках, которые они принимают на себя при кредитовании. В том числе речь идет и о внутренней оценке банками достаточности капитала. Другой момент – насколько эффективными оказываются данные процедуры в период кризиса? В этом контексте Ассоциация как раз может предложить и принять стандарты раскрытия подобной информации, и это позволит сопоставлять банки при выборе предприятиями кредитора. Что, в свою очередь, будет способствовать снижению уровня рисков в целом в этом сегменте кредитования.

NBJ: Давайте спросим представителей компаний реального сектора, принимающих участие в нашем заседании: насколько это важно для них? И что в принципе для них является критерием номер один при выборе банка-кредитора: следование стандартам управления рисками, раскрытие информации об этом управлении или величина процентной ставки, иными словами, стоимость заемных средств?

Д. МАЛЬЦЕВ: Давайте я в качестве ответа на Ваш вопрос обрисую вполне конкретную ситуацию, с которой мы столкнулись. Я представляю инвестиционно-финансовую компанию «Конкорд», которая фактически является проводником между проектами – соискателями финансирования – и потенциальными инвесторами, будь то банковские организации или частные лица. На данный момент мы пытаемся найти финансирование для компании «Лабуга Моторс», работающей в особой экономической зоне, имеющей контракты с крупными китайскими компаниями и т.д. Честно говоря, условия почти идеальные. Но, несмотря на это, привлечь банковское кредитование оказывается практически невозможным. 

Конечно, можно предположить, что мы ходим не теми тропами, заходим не к тем банкам или, возможно, просто неудачно выбрали время, с учетом, что деловой сезон только-только начинается. Но, тем не менее, факт есть факт.

С. СЕМЕНИЩЕВ: Корень бед, конечно, в высокой ключевой ставке, или, как ее раньше называли, в ставке рефинансирования. Мы же понимаем, что она обуславливает высокие ставки по 
депозитам, а следовательно, и такую стоимость заемных средств, которая является неподъемной для предприятий. 

Население, что вполне закономерно, ищет банки, которые предложат ему максимальный процент по размещению средств, а предприниматель – финансово-кредитную организацию, которая предложит ему процент по кредиту пониже. И получается у нас замкнутый порочный круг: основная масса средств концентрируется в первых банках, а компании бегут во вторые. Разорвать его – вот в этом как раз состоит и главная задача, и способ восстановления нормального кредитного процесса, когда речь идет о кредитовании корпоративных клиентов. 

Ю. ДЕРЯБИН: Наша компания являет-ся в большей степени посредником между банками и предприятиями, и в этой своей ипостаси мы замечаем многие проблемы, связанные с корпоративным кредитованием. Одна из главных из них, на наш взгляд: идет расслоение на те компании, которым нужны деньги, но банки не готовы их давать, и на те, за которыми банки охотятся. Понятно, что у первых в результате могут возникнуть серьезные проблемы, в том числе они могут оказаться на грани выживания. Вторым, возможно, деньги даже не очень нужны, но им предлагают максимально выгодные условия.

Второй момент – проблемные активы. Ни для кого не является секретом, что их доля в кредитных портфелях банков растет и что финансово-кредитным организациям в связи с этим приходится создавать повышенные резервы. 

ЦБ, как вы все прекрасно знаете, при этом ужесточил требования к поднадзорным субъектам, идет массовый отзыв лицензий, и во многих случаях причинами отзыва становятся как раз ситуации 
с залогами, точнее, с их переоценкой, с тем, что банки отказываются от создания необходимых резервов.

Все это в конечном счете идет во вред всему рынку корпоративного кредитования. Необходимо, чтобы банки более тщательно работали с теми компаниями, которые готовы обслуживать свои долги. Потому что в противном случае негативные последствия будут для всех: и для компаний, и для банков, и для нашей экономики в целом.

А. ЗЕЙН: Корпоративные заемщики дол-жны понимать, в чем сложности при выдаче им кредитов. В современной банковской системе важную роль играет как раз резервирование: сколько капитала нужно «ставить» под каждый кредит. Необходимо отдавать себе отчет в том, что капитал не безграничен, всегда есть и будут лимиты, которые банк должен соблюдать. К сожалению, корпоративные заемщики этого не видят.

И. БРАГИНА: Мне хотелось бы остановиться на вопросах оценки рисков и тоже привести конкретный пример. Нашей компанией разработан проект комплексного развития такой сложной территории, как город Сочи. Мы рассчитываем инвестиционные вложения, и, естественно, в рамках этой работы мы должны взаимодействовать с банками. 

Но вот тут как раз и возникают проблемы: я не могу пробиться к сотрудникам, занимающим хоть сколько-нибудь ответственное положение в банковских организациях, и вынуждена работать с менеджерами, консультантами. Они, в свою очередь, не могут квалифицированно ответить на вопросы о том, как можно завести в проект иностранные инвестиции, как оформить паспорт сделки и т.д. И, на мой взгляд, это тоже весьма распространенная проблема, которая возникает в случаях, когда речь идет о корпоративном банковском обслуживании. 

В. КИЕВСКИЙ: Я хотел бы сказать несколько слов по поводу инвестиционных проектов. На заре возникновения в России новой рыночной экономики и новой банковской системы наши банки впитали в себя международный опыт. Это был очень позитивный фактор, поскольку именно это позволило нам сделать огромный скачок с точки зрения национальной финансовой системы. 

Но, с другой стороны, были утеряны те плюсы, которые были присущи периоду перехода от командно-административной экономики к рыночной экономике. Например, институт промстройбанков. Это была блистательная школа инвестиционного проектирования, там работали замечательные специалисты, которые не позволяли деньгам уходить из банковской системы, не проанализировав, как будет поэтапно развиваться тот или иной инвестиционный проект. 

Возвращаясь к тому, что уже было здесь сказано и Светланой (Золотаревой. – Прим. ред.), и Адамом (Зейном. – Прим. ред.), я хочу резюмировать: банки не могут произвольно осуществлять свою деятельность. Есть соответствующие правила игры, которые вырабатывает международное банковское сообщество в лице Базельских институтов и которые вырабатывает национальный регулятор в лице Банка России. Но это не значит, что кто-то не дает банкам кредитовать и они не кредитуют. Я как вице-президент Ассоциации, курирующий в том числе и блок развития региональных банковских институтов, знаю: участники рынка очень дорожат своими корпоративными клиентами и стараются идти им навстречу, помогать им в решении различных проблем, в том числе и в решении проблемы привлечения финансирования.

Но посмотрите, в какое время мы живем! В начале 2015 года произошла девальвация рубля примерно на 30%, примерно такой же по размерам оказалась и летняя девальвация. Как это, по-вашему, отражается на взаимодействии банков и корпоративных клиентов? Да самым прямым образом, хотя бы потому, что расходы банков на формирование резервов по обесценению кредитов увеличились почти в 4 раза! Уровень просроченной задолженности приближается к 9%. За I полугодие этого года был списан существенный объем безнадежных кредитов, и это тоже легло на бизнес банков огромным ярмом. Иными словами, условия деятельности банков резко изменились к худшему, и этого нельзя не учитывать, когда мы анализируем те или иные аспекты взаимодействия между банками и корпоративными клиентами или ситуацию на рынке корпоративного кредитования в целом. 

В. НИКИТЕНКО: По своему опыту я могу сказать одно: запускать стартап в нашей стране невозможно, и у нас есть тому яркий пример. У нас было 10 млн долларов, на которые мы хотели купить 10 судов, нам нужно было для этого финансирование где-то в районе 80 млн долларов. Так вот, когда мы стали ходить по банкам, то убедились: на качество управления проектом они абсолютно не смотрят, главное для них – финансовый отчет и поручительство. При этом кое-кто из них требовал, чтобы мы уплатили 100 тыс. долларов только для того, чтобы начать рассмотрение наших документов. О каком стартапе в таких условиях может быть речь? 

NBJ: Но ведь это не может быть задача без решения?

В. НИКИТЕНКО: Решение есть. Необходимо создать механизм страхования старт-
апов по аналогии с тем механизмом, который существует в западных странах с развитой экономикой. Это первый совет. А второй – кредиты под 16% годовых не выдержит ни один бизнес, что бы мы здесь ни говорили, и экономика не будет нормально развиваться, пока у нас не будет запущен механизм государственного кредитования. Кстати говоря, нравится это кому-либо или нет, но именно к нему мы и идем сейчас. 

И. КЛЕЙМЕНОВ: Я хотел бы в своем выступлении поддержать коллегу из Альфа-Банка и сказать, что, действительно, когда мы смотрим на потенциальных заемщиков, мы как будто ходим по минному полю. Информация, которая предоставляется, не всегда полностью отображает действительность. Моя рекомендация для самих заемщиков – попытаться встать на нашу сторону. Попытаться понять, на что бы посмотрел банкир, если бы вы были на его месте. 

Коллеги, сейчас действительно достаточно тяжелая ситуация, банки пытаются минимизировать риски даже в текущих кредитных портфелях. А принимать решение по новым кредитным сделкам с проектным финансированием в настоящей ситуации – сложная перспектива. Но я уверен, что руководство нашей страны и наша страна в целом нацелены на развитие и есть банки, которые готовы помогать более мелким, начинающим бизнесам. Поэтому мне кажется, что нужно идти по пути развития проектного финансирования. Это реальная практика: есть бизнесмены, которые готовы инвестировать в тот или иной проект, банки подключаются к его финансированию уже на следующем этапе.

При этом необходимо понимать следующее: проектное финансирование – это не стопроцентный банковский бизнес. Наш бизнес – максимально эффективно сохранить деньги вкладчиков. Если банк будет вкладывать деньги направо-налево в разные сомнительные и даже очень оптимистичные проекты, наш вкладчик может пострадать. Нас за это накажет как регулятор, так и наши клиенты. 

NBJ: Наверное, если подвести черту под нашим круглым столом, то вывод будет таким: банкам и их клиентам из числа предприятий реального бизнеса надо научиться не только слышать друг друга, но и понимать, у кого какие есть потребности, ограничения и обязательства при взаимодействии друг с другом. И что зачастую дело упирается не во вполне объяснимые опасения банков по поводу того, что они могут принять на себя избыточные кредитные риски, но и в необходимость выполнения регуляторных требований. Нам кажется, что как раз наша беседа в рамках организованного Национальным Банковским Журналом круглого стола как нельзя лучше прояснила этот момент. 

Всего проголосовало: 0

0.0

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Август, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный кубок "Самый интеллектуальный банк" и "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере"

Ведущий - магистр игры «Что? Где? Когда?», шестикратный обладатель «Хрустальной совы», обладатель «Бриллиантовой совы» Александр Друзь.

Яндекс.Метрика