Вход
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

20 августа 2015

коллективная ответственность

экспертное сообщество советует наделять граждан ответственностью за свои вклады

A A A

Спад экономики России в 2014-2015 годах породил множество идей, призванных стабилизировать сложившую-ся ситуацию и вывести экономику из кризиса. Одна из таких идей, разработанная по поручению главы правительства Дмитрия Медведева и активно продвигаемая Минэкономразвития, – введение франшизы на вклады физических лиц. Предполагается, что страховка АСВ покрывает 90% суммы вклада и начисленных процентов – это вклад государства, остальное компенсируется за счет средств физического лица.

Наказать за то – не знаю что?

По мнению разработчиков, реализация данной идеи заставит клиентов банков задуматься над тем, насколько надежна кредитная организация, в которую они вносят свои средства. Это будет, в свою очередь, способствовать снижению страховых рисков по выплате компенсаций денежных средств ликвидированных банков. Как хорошо известно, в настоящий момент все подобные расходы полностью ложатся на плечи государства, что вполне посильно для него в «тучные» годы, но становится достаточно серьезным бременем в периоды экономических кризисов и в посткризисные времена.

Никто всерьез не оспаривает того, что вопрос о введении так называемой страховой франшизы заслуживает обсуждения. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с отчетами АСВ за 2014-2015 годы. 

Нацеленность ЦБ на укрупнение банковского сектора, серия отзывов лицензий у финансово-кредитных организаций уже сегодня привели к тому, что размер фонда ССВ сократился за год более чем в два раза.

«Мы считаем, что клиенты также должны нести ответственность за то, какой надежности банк они выбирают: нужно вводить какие-то ограничения, чтобы клиент, внося деньги в рискованные банки, после отзыва лицензии получал не 100% компенсации, – счи-тает вице-президент, начальник управления финансами клиентов ВТБ24 Ашот Симонян. – Наиболее приемлемый вариант – введение франшизы в 90%» – полагает банкир.

Мотивы сторонников указанной меры ясны: фактически покрытие рисков по вкладам происходит за счет клиентов всех банков, участвующих в программе страхования АСВ. Иными словами, клиенты более крупных банков, размещающие свои сбережения на счетах под более низкие проценты, по сути, оплачивают убытки клиентов, соблазнившихся более высоким процентом в банке поменьше. Многие граждане, как поясняют эксперты, осознанно идут на высокий риск, будучи уверенными в том, что они гарантированно получат свои сбережения, приумноженные более высокой процентной ставкой, когда их банк прогорит. Не случайно все больше в ходу оказывается такое определение, как «серийные вкладчики»: можно поверить в то, что человек ошибся один раз при выборе банка, ошибся второй, но если он регулярно выбирает финансово-кредитные организации, проводящие сверхрискованную процентную политику, то… То тут как раз, как подчеркивают сторонники идеи введения франшизы, реализация указанной меры могла бы иметь позитивные последствия.

Но есть и другая сторона у этой медали. Положим, существуют «серийные вкладчики», которые вовсе не совершают ошибок, каждый раз выбирая банк, находящийся на грани отзыва лицензии. А что делать с другими клиентами – с теми, кто в силу тех или иных причин не обладает достаточной финансовой грамотностью и ориентируется при выборе финансово-кредитной организации на «сарафанное радио»? Директор консалтинговой компании «Форт Капитал» Евгений Пугачев полагает, что права данных граждан в случае введения франшизы будут ущемлены. «Ответственность клиента за выбор банка – это неправильно. Лицензию выдает регулятор, за выполнением лицензионных соглашений следит регулятор, АСВ страхует вклады тоже на основе профессиональной отчетности. С какой стати ответственность должен нести клиент? У него нет возможности и квалификации проверить документацию банка», – убежден эксперт.

Евгений Пугачев не одинок в своем скептическом отношении к идее введения франшизы по вкладам физических лиц. Многие эксперты указывают на то, что полная картина деятельности кредитной организации доступна только надзорному органу – Банку России. И, собственно говоря, только этот орган и должен отделять «чистых от нечистых», а «овец от козлищ». Предлагать частным лицам делать это, не имея специальной подготовки и достоверной информации на руках, – наивно, полагают скептики.

При введении франшизы на депозиты или в случае принятия других аналогичных мер клиент должен быть проинформирован о рейтинге надежности банка либо о неполном страховании суммы вклада вследствие повышенного риска, считает Евгений Пугачев (Форт Капитал).

«Я поддерживаю идею о дестимулировании привлечения вкладов населения неблагополучными кредитными организациями по завышенным ставкам. При этом я категорически против такой ее реализации, при которой на рынке вкладов установится административно-нормативное регулирование ставок привлечения средств. Это верный путь к монополии», – полагает д.э.н., профессор, эксперт правового сервиса 48Prav.ru Артем Генкин. По мнению ученого, введение ограничений на использование страховки в течение жизни – мера административная и нерыночная. По его словам, можно выявлять отдельные случаи злоупотреблений и бороться с ними административно-правовыми и уголовно-правовыми методами, но нельзя дискриминировать всю массу потребителей банковских услуг. «По ОСАГО такого ограничения не вводится. Как бывший слушатель Национальной школы страхования (ENASS, Париж), могу добавить, что не припомню подобных прецедентов и в западном страховом опыте», – комментирует Артем Генкин (48Prav.ru).

В настоящий момент идея введения ответственности за выбор надежного банка для клиента не находит широкой поддержки в экспертном сообществе, в том числе со стороны Банка России. Тем не менее обсуждение данного вопроса по-прежнему находится в активной фазе. Большинство экспертов сходятся во мнении о том, что данная мера в настоящий момент неуместна. 

Директор центра экономических исследований университета «Синергия» Андрей Коптелов согласен с экспертами, настаивающими на том, что момент для введения ответственности за выбор банка сейчас не самый подходящий. В то же время аналитик подчеркивает: когда-нибудь данную ответственность все равно придется ввести, и чем раньше это произойдет, тем меньшим будет объем помощи, которую налогоплательщики окажут вкладчикам, вложившим деньги в рискованные банки.

Думайте сами, решайте сами – платить или не платить

Итак, призыв к ужесточению требований к клиентам финансовых организаций все еще не находит достаточно позитивного отклика. Зато другое предложение – ужесточить условия привлечения средств физических лиц для самих банков – явно взято на вооружение. В частности, обсуждались идеи по дифференциации суммы отчислений в страховой фонд АСВ для банков, участвующих в системе страхования вкладов.

Одна из мер – дифференциация отчислений в страховой фонд АСВ в зависимости от уровня ставок по вкладу. Она вступила в силу с 1 июля 2015 года. Другая мера – дифференциация отчислений в зависимости от финансовых показателей банка. Предполагается, что она вступит в силу с 1 января 2016 года.

Данные поправки направлены на то, чтобы стимулировать финансовые организации к ведению менее рискованных операций, снизить количество случаев злоупотреблений со стороны банков, привлекающих клиентов на обслуживание очень высокими ставками по вкладам. «Безусловно, необходимо соизмерять степень рискованности операций банка с его отчислениями в Фонд страхования вкладов, иначе банк собирает средства физлиц, выдает корпоративный кредит, после чего кредит не возвращается, а государство остается должно деньги вкладчикам», – комментирует Андрей Коптелов (университет «Синергия»).

«Более высокие риски должны страховаться по более высоким ставкам. Это нормальная практика всех страховых компаний. Если вы покупаете полис страхования жизни, то на страховую премию влияет не только состояние вашего здоровья, но и возраст, и наследственность. Странно, что до этого в АСВ была одинаковая ставка для всех», – считает Евгений Пугачев (Форт Капитал).

Возникает закономерный вопрос: каким образом данные меры повлияют на небольшие региональные банки? Ведь именно они зачастую вынуждены привлекать клиентов более высокими процентными ставками по вкладам в борьбе с крупными конкурентами. Не стоит забывать, что они легче находят дорогу к фондированию, будь то заимствования на внешних и внутренних рынках капитала или участие в различных программах господдержки. Что же касается многих «регионалов», то для них вклады физических лиц и остатки на счетах юридических лиц – чуть ли не единственные источники формирования и пополнения пассивной базы. 

«Я считаю правильными изменения в размере отчислений в АСВ, вступившие в действие с 1 июля 2015 года, – поделилась с NBJ своим мнением начальник управления пассивных операций Уральского банка реконструкции и развития Ольга Аксенова. – До этого времени весь рынок пытались приравнять по ставкам к банкам, входящим в ТОП-10 (в основном госбанкам, которые предлагают невысокую доходность по вкладам). Если кто-то превышал уровень ставок, то следовали административные воздействия со стороны ЦБ, однако при этом не учитывалась модель бизнеса банка». Сейчас, по словам Ольги Аксеновой, у кредитных организаций есть выбор: предлагать завышенные ставки по вкладам, неся при этом дополнительные расходы в части выплат АСВ, или придерживаться взвешенной процентной политики.

«Если посмотреть текущие рэнкинги по вкладам в разрезе сроков привлечения, то можно смело утверждать, что банки приняли данные условия, понизили свои аппетиты до обозначенных базовых уровней и держат свои предложения в допустимом коридоре +2%, – рассказывает начальник управления маркетинга и рекламы Эксперт Банка Дмитрий Мотовилов. – Ситуация на рынке с точки зрения привлечения средств физических лиц в банковскую систему выровнялась. За первые пять месяцев 2015 года привлечено 861,59 млрд руб., это даже лучше относительно спокойного 2013 года (778,26 млрд руб. за аналогичный период)». 

По словам Дмитрия Мотовилова (Эксперт Банк), можно наблюдать процесс упорядочивания ценообразования, и в этом контексте не ожидается каких-либо пагубных последствий для банков. Крупные игроки будут привлекать средства физических лиц под меньший процент, небольшие по размеру активов участники – под более высокий процент, но также вписывающийся в обозначенные рамки, чтобы не платить повышенные отчисления в ФСВ.

Пессимистичной точки зрения придерживается Артем Генкин (48Prav.ru): «Мелкие банки, особенно региональные, почти гарантированно лишатся клиентской базы, что приведет к уменьшению их оборотов и к ухудшению общего финансового результата их деятельности», – прогнозирует специалист.

Финансовый омбудсмен России Павел Медведев придерживается по данному вопросу следующей точки зрения: в отношениях с банком физическое лицо – всегда более слабая сторона, потому на кредитной организации лежит большая ответственность за сохранность его средств. Принимаемые на законодательном уровне решения пока, по мнению эксперта, лишь подтверждают данную мысль.   

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Анна Кислицына
Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

Когда маркетплейса мало…
Новикомбанк предлагает образовательные кредиты
Новое предложение Intersoft Lab: быстрая и экономная автоматизация управленческой отчетности
CRM-система страховой компании «Согласие» ускоряет обработку запросов банков вдвое

Календарь мероприятий

Июнь, 2019
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия