Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

09 февраля 2015

«большая тройка» против большой страны

международные рейтинговые агентства Standard & Poor’s, Moody’s и Fitch все чаще воспринимаются как наступательное оружие против стран, попавших в немилость к США и Евросоюзу

Санкции, введенные против нашей страны целым рядом государств, падение мировых цен на нефть, ослабление рубля, стагнация в экономике и война на Украине привели к тому, что России начали ставить неудовлетворительные оценки. Роль строгого учителя при этом выполняет «большая тройка» международных рейтинговых агентств – Standard & Poor’s (S&P), Moody’s и Fitch Ratings, оценками же можно считать невысокие рейтинги различных категорий, присваиваемые правительству, муниципальным образованиям и компаниям РФ. Естественно, на повестке дня оказывается сразу несколько вопросов: насколько важны для нашей страны эти рейтинги и какие меры противодействия рейтинговой атаке может предпринять Россия?

могучие и грозные

Рассуждая на тему мирового влияния «большой тройки», генеральный директор рейтингового агентства «Эксперт РА» Павел Самиев вспомнил популярную в 90-е шутку: «В мире осталось только две сверхдержавы после распада СССР – это США и Standard & Poor’s».

В каждой шутке есть доля правды: S&P, Moody’s и Fitch, основанные в 1860, 1900 и 1913 годах соответственно, приобрели сильное влияние в конце XX века. Сегодня международные рейтинговые агентства присваивают кредитные рейтинги, разделенные на несколько групп, каждая из которых описывает свой аспект экономической состоятельности эмитента. Например, Moody’s работает с общими кредитными рейтингами, специальными или отраслевыми кредитными рейтингами, страновыми потолками и другими некредитными рейтингами. В роли эмитента – юридического лица, выпустившего ценные бумаги, может выступать государство, муниципальное образование, орган власти, компания.

Оценку платежеспособности агентства выражают с помощью показателей рейтинговых шкал, международных и национальных. S&P, Moody’s и Fitch используют буквенные шкалы. Помимо этого, к буквенному значению добавляется прогноз, который может быть стабильным, негативным, позитивным и неустойчивым.

Рейтинг кредитоспособности суверенного правительства, как правило, является ориентиром для других рейтингов, присваиваемых структурам, кредитным организациям, иным компаниям, находящимся под юрисдикцией того или иного государства. Правда, в некоторых случаях рейтинг отдельно взятой компании может быть выше суверенного рейтинга государства, в котором она находится.

Именно снижение суверенного рейтинга России, низкая оценка агентствами «большой тройки» способности правительства своевременно выполнять все долговые обязательства в национальной и иностранной валюте, вызвало сильный общественный резонанс, стало толчком для понижения рейтингов ряда российских субъектов, крупных компаний и банков.

Рекордный рейтинг, до которого удавалось подняться России, равнялся показателю «BBB+» по версии S&P и Fitch. Он означал, что государство платежеспособно, риск невозврата долга относительно мал.

9 января 2015 года рейтинговое агентство Fitch присвоило правительству России категорию суверенного рейтинга «BBB-» с негативным прогнозом. При этом рейтингам инвестиционного класса присваиваются категории «ААА», «АА», «А» и «ВВВ». Категории «ВВ», «В», «ССС», «СС» и «С» имеют спекулятивный уклон.

Moody’s держит Россию в инвестиционной категории с рейтингом «Baa3» (еще в марте 2014 года государству присваивали показатель «Baa1»), однако, по прогнозам экспертов, пересмотр в сторону ухудшения может произойти уже во втором квартале 2015 года. Кроме того, в январе текущего года Moody’s снизило рейтинги до последней ступени инвестиционной категории 17 регионам России, в числе которых оказались Москва и Санкт-Петербург.

В апреле 2014 года S&P понизило суверенный рейтинг России в иностранной валюте до уровня «BBB-», отстоящего всего на одну ступень от спекулятивного, или «мусорного», рейтинга, и пообещало при этом пересмотреть его в худшую сторону. Решение о присвоении РФ «мусорного» рейтинга уровня «ВВ+» с негативным прогнозом было принято S&P в конце января 2015 года. По мнению экспертов рейтингового агентства, в России снизилась гибкость денежно-кредитной политики и ухудшились перспективы экономического роста.

ангажированные или объективные?

В одной упряжке с темой суверенных кредитных рейтингов «большой тройки» находится тема политической ангажированности агентств. Любопытно, что при ответе на вопрос о санкционной подоплеке решений международных РА эксперты отрасли высказывают диаметрально противоположные точки зрения. Так, заместитель председателя правления ОАО «Роснано» Яков Уринсон полагает, что у «большой тройки» есть объективные основания для снижения суверенных и других рейтингов России. В качестве таких оснований эксперт называет динамику российских макроэкономических показателей в 2014 году, действия страны на международной арене, в частности в рамках конфликта с Украиной.

Иного мнения придерживается генеральный директор Первого независимого рейтингового агентства (FIRA) Тимур Жаров. По словам эксперта, политически мотивированными являются не только государственные, но и корпоративные рейтинги международных рейтинговых агентств, причем суверенные являются менее формализованными, а потому порождают больше вопросов и сомнений. «Если отталкиваться от базовой сущности рейтинга – вероятности наступления дефолта, то при росте торгового сальдо, существенном снижении госдолга и незначительном уменьшении золотовалютного резерва РФ снижение рейтинга до «мусорного» уровня – это нонсенс. Более того, суверенный рейтинг России всегда был занижен из-за так называемых политических и структурных рисков», – отмечает Тимур Жаров (FIRA).

«Я не считаю решения агентств «большой тройки» политически мотивированными, – заявляет старший аналитик Национального рейтингового агентства Максим Васин. – Во-первых, экономические показатели России существенно ухудшились за год, снизилась способность РФ и российских компаний заимствовать за рубежом, растут инфляция и кредитные ставки, бюджет становится дефицитным, падают экспорт и качество банковских активов, темпы экономического роста в 2015 году будут отрицательными – оснований для понижения рейтинга можно найти достаточно».
Также эксперт сделал акцент на том, что международные рейтинговые агентства снижали рейтинги США – государства, в котором были зарегистрированы. В свою очередь, это же делают и отечественные агентства по отношению к России, например «Эксперт РА», которое понижало суверенный рейтинг РФ.

Действительно, в 2011 году имела место ситуация снижения агентством S&P кредитного рейтинга США. В результате Комиссия по ценным бумагам и биржам США (The United States Securities and Exchange Commission, SEC) провела проверку документации рейтингового агентства. Помимо этого, S&P обвинили в том, что оно инициировало панику на финансовом рынке, ошибочно проанализировало ключевые показатели страны, завысив при этом сумму государственного долга США на два триллиона долларов. Агентству пригрозили исключением из «большой тройки», а его руководству – арестом.

В то же время национальное агентство «Эксперт РА» в конце декабря 2014 года снизило суверенный рейтинг России, присвоив показатель приемлемого уровня кредитоспособности «ВВВ+» вместо «А-» (высокий уровень кредитоспособности), аргументировав свое решение доводами о девальвации рубля, ускорении инфляции, повышении ключевой ставки до 17% и сокращении золотовалютных резервов РФ.

Павел Самиев (Эксперт РА) не считает политически мотивированными рейтинги международных агентств: «Несмотря на то что мы, прежде всего российское рейтинговое агентство, конкурируем с «большой тройкой» и всегда выступаем за развитие национальных агентств, обвинять иностранных коллег в исключительно политической мотивации мы бы не стали». По мнению эксперта, увеличение рисков в российской экономике, ухудшение конъюнктуры на финансовом и банковском рынках, снижение экспортной выручки создали объективные причины для новых оценок кредитоспособности. Но при этом экономист предлагает обсудить интересный вопрос: не следует ли считать политически мотивированными рейтинги, присвоенные России и ее компаниям до глобального изменения геополитической ситуации? «Статистика, собранная в Японии и Китае, доказывает, что рейтинги от «большой тройки» японских, китайских, корейских компаний и банков были ниже, чем они должны были быть, – рассказывает Павел Самиев. – Это означает, что при прочих равных условиях, одинаковой финансовой устойчивости, рейтинги компаний США зачастую выше, чем у компаний в других странах. Но описанная ситуация находится немного вне сферы политики, и объяснять текущее положение, опираясь исключительно на нее, я бы не стал», – резюмирует эксперт.

Нейтральной позиции при оценке мотивации международных рейтинговых агентств придерживаются генеральный директор рейтингового агентства «Рус-Рейтинг» Александр Зайцев и главный аналитик UFS Investment Company Илья Балакирев. Как считает Александр Зайцев, рейтинги – это в некотором смысле снимки, сделанные на усмотрение фотографа. Эксперт указывает на объективные факторы, подтолкнувшие «большую тройку» к пересмотру своих рейтингов, однако добавляет: «Субъективизм, безусловно, присутствует в оценках, поэтому нужно разнообразить рейтинговые продукты, чтобы инвесторы и регуляторы могли выбирать себе ориентиры на основе сравнения качества методик». 

Илья Балакирев (UFS Investment Company) убежден в том, что политические риски – одни из ключевых при рассмотрении платежеспособности суверенного заемщика, это заставляет рейтинговые агентства оглядываться на политическую составляющую. «В то же время нельзя утверждать, что решение о снижении рейтинга не имеет под собой совсем уж никаких экономических оснований. Правительство и ЦБ ясно дали понять, что готовы тратить резервы на рефинансирование внешних корпоративных обязательств и поддержание системообразующих игроков в основных отраслях экономики. В условиях падения цен на нефть и действующих санкций это создает дополнительное давление на золотовалютные резервы, бюджет и суверенные фонды», – комментирует эксперт.
В январе текущего года Общероссийская общественная организация потребителей «Союз защиты прав потребителей финансовых услуг» (ФинПотребСоюз) обратилась с исками против рейтинговых агентств Fitch и Moody’s из-за понижения последними суверенного рейтинга России. Иски были поданы в интересах неопределенного круга потребителей финансовых услуг. По мнению представителей «ФинПотребСоюза», решения агентств экономически необоснованны и политически ангажированы. Это обстоятельство позволяет говорить о том, что доводы есть как у защитников, так и у обвинителей членов «большой тройки».

Перспективы спекулятивного, или «мусорного», рейтинга РФ обсуждались задолго до его присвоения агентством S&P. Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович отмечал, что даже при снижении рейтинга Россия найдет возможности для финансирования своих приоритетов. Министр финансов России Антон Силуанов счел, что S&P продемонстрировало чрезмерную пессимистичность при пересмотре суверенного рейтинга. Министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев охарактеризовал снижение рейтингов, присуждаемых России, как неправомерное действие. 

рейтинги неглубокой заморозки?

В целом складывается впечатление, что власти нашей страны все же видят в подобных решениях больше политики, чем экономики, и больше желания уязвить Россию, чем здравого смысла и объективности. Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что снижение рейтингов России породило ответные действия со стороны отечественных властвующих структур. Об их эффективности уместно рассуждать, опираясь на конкретный пример.

В середине января 2015 года вслед за снижением суверенного рейтинга России агентство Fitch понизило на одну ступень долгосрочные рейтинги дефолта эмитента в иностранной валюте госкорпорации «Внешэкономбанк», Сбербанка России, Россельхозбанка и Газпромбанка, которые находятся под санкциями Евросоюза. В целом от данной меры пострадало 30 российских кредитных организаций.

В ответ на данную меру Банк России заявил о том, что при применении своих нормативных актов будет учитывать рейтинги кредитоспособности банков, действовавшие на 1 марта 2014 года. Иными словами, мегарегулятор российского финансового рынка своим волевым решением заморозил рейтинги на докризисном уровне. И при этом, как подчеркивают эксперты, ни на йоту не преступил закон: подобное право закреплено за регулятором Указанием 3453-У от 25 ноября 2014 года.

Управляющий активами УК «Фонд Магута» Платон Магута полагает, что данная мера пригодна скорее для внутренней работы, нежели для ориентирования на нее инвесторов. Эксперт считает действия регулятора закономерными. «Для Банка России принципиально важно, чтобы системообразующие банки были стабильными и платежеспособными, это необходимо для поддержания финансовой системы страны. В то же время, учитывая риски присвоения политически мотивированных рейтингов в отношении ряда крупных российских банков, регулятор вполне разумно решил опираться на те рейтинги, которые существовали до возникновения геополитических потрясений».

Противоположное мнение высказал Максим Васин (НРА), назвав меру ЦБ абсолютно неадекватной. «Она способствует применению неактуальных рейтингов, это нонсенс – рейтинг действует до момента его пересмотра, – поясняет эксперт. – Вместо создания условий для работы локальных агентств, которые присваивают рейтинги по национальной шкале, не меняющиеся при изменении суверенных, Центральный банк начинает учитывать утратившие силу рейтинги американских РА. Фактически ЦБ не желает принимать во внимание локальные рейтинги вместо международных и расписывается в признании, что альтернативы международным рейтингам на сегодняшний день не существует». Впрочем, по прогнозам аналитика, не исключено, что эта мера Банка России все же будет иметь позитивные последствия, например, она позволит снизить давление на резервы, создаваемые по активам банка.

Некоторой критике решение ЦБ подверг и Павел Самиев (Эксперт РА). «События на финансовом и банковском рынках развиваются достаточно быстро. Если мы замораживаем рейтинги на какую-либо дату, то, в принципе, немного ломаем саму систему их использования: не учитываем того, что рейтинги могут быть понижены, а у банков и компаний могут возникнуть проблемы, которых раньше не было», – поясняет специалист. Замораживание рейтингов Павел Самиев называет подпоркой, которая может быть использована только в краткосрочной перспективе до устранения проблем с нормативным регулированием использования рейтингов. «Но дальше придется возвращаться к нормальному режиму, – полагает эксперт. – Возможно, придется принимать другое решение, например по более широкому использованию российских рейтингов».

наша страна, наши агентства, наши правила!

На поддержку российских рейтинговых агентств, о необходимости которой говорят эксперты, направлен готовящийся к принятию закон «О деятельности рейтинговых агентств в Российской Федерации». Проект нормативного акта был обновлен в середине ноября 2014 года. Согласно последней редакции законопроекта рейтинговые агентства, аккредитованные в России, не смогут отзывать уже присвоенные рейтинги и воздерживаться от принятия кредитных рейтингов по национальной шкале в связи с решениями иностранных государств. Кроме того, документ ограничивает срок, на протяжении которого рейтинговое агентство может работать в России через филиал, до двух лет (по их прошествии иностранное РА обязано зарегистрировать юридическое лицо), а также уточняет полномочия ЦБ по регулированию рынка рейтинговых агентств.

Закон «О деятельности рейтинговых агентств в Российской Федерации» предполагает, что российские и иностранные рейтинговые агентства, работающие через филиалы (обособленные подразделения) на территории РФ, должны аккредитоваться в ЦБ. Аккредитацию можно получить в том случае, если РА работает в России не меньше двух лет и располагает уставным капиталом в размере 10 млн рублей либо эквивалентной суммой в иностранной валюте. Предполагается, что рейтинг, присвоенный обособленным подразделением РА, может быть использован в регулятивных целях лишь на протяжении 12 месяцев с даты вступления в силу закона о рейтинговых агентствах. Ожидается, что нормативный акт вступит в силу в 2016 году.

Документ устанавливает срок, в течение которого действует аккредитация рейтингового агентства, работающего в России через филиал, – два года с момента вступления в силу закона. Прежняя версия законопроекта давала иностранным агентствам возможность работать в РФ через филиалы, однако по инициативе ЦБ в нормативный акт были внесены изменения. Банк России будет направлять рейтинговым агентствам необходимые для исполнения предписания, в случае их неисполнения регулятор сможет наложить штраф или временный запрет на деятельность, аннулировать аккредитацию агентства, а также исключить его из списка РА.

Заместитель министра экономического развития России Николай Подгузов высказал мнение о том, что закон поможет развитию национальных рейтинговых агентств. Некоторые участники рынка также полагают, что принятие данного нормативного акта создаст равные возможности для всех агентств, работающих на территории России, вне зависимости от страны происхождения. «Принятие данного закона, единых правил аккредитации, а также учет рейтингов регулятором даст возможность для относительно равной конкуренции между глобальными и локальными игроками на основе цены и качества продуктов, – считает Александр Зайцев (Рус-Рейтинг). – Естественно, от национальных участников это потребует расширения продуктовой линейки, введения новых процедур и привлечения новых кадров, чем «Рус-Рейтинг» сейчас активно занимается. Вместе с тем это означает новый уровень ответственности за свои оценки».

Тимур Жаров (FIRA), напротив, считает маловероятным то, что после внесения корректив в законодательство – пусть даже хорошо продуманных – рейтинговые агентства выровняются. «РА выступают неким универсальным аналитиком, выполняющим всестороннюю оценку компании (государства, муниципального образования и т.п.). Создание профессионального рейтингового агентства – достаточно длительный и кропотливый процесс, требующий приличных инвестиций, – рассуждает аналитик. – Вместе с тем ключевым моментом станет получение соответствующего статуса, зарабатывание репутации. С учетом того что рейтинговый бизнес достаточно «мутный» и политизированный, неудивительно, что все международно признаваемые рейтинги крутятся вокруг трех агентств. Остальные в лучшем случае имеют национальный или региональный уровень».

По мнению Максима Васина (НРА), усиления национальных рейтинговых агентств не происходит из-за позиции Банка России: «После принятия в последней редакции закон будет регулировать деятельность агентств только в целом – частности будут определяться Центральным банком. По законодательству все агентства равны и сейчас, но ЦБ регулярно создает преференции для международных игроков, – отмечает специалист. – Последний пример – решение совета директоров ЦБ, согласно которому в списке агентств для применения рейтингов в страховании от 26 декабря 
2014 года присутствуют агентства «большой тройки» и A.M. Best – одно локальное агентство из четырех, не представленное в России и не регулируемое ЦБ».

Илья Балакирев (UFS Investment Company) считает, что принятие закона даст надежду на установление единых правил игры для всех рейтинговых агентств, а оказание административной поддержки поможет «националам» отыграть часть рынка. «Впрочем, основной актив рейтингового агентства – это репутация. Несмотря на то что ведущие рейтинговые агентства за последнее десятилетие сделали немало для того, чтобы дискредитировать себя, равнозначной альтернативы им по-прежнему нет, – убежден эксперт. – Можно обязать государственные компании пользоваться услугами российских рейтинговых агентств, но не совсем понятно, как убедить в этом инвесторов, тем более зарубежных».

«Я не знаю ни одной страны мира, где были бы созданы регулятивные преференции именно иностранным агентствам. Это есть только в России, – делится наблюдениями Павел Самиев (Эксперт РА). – Принятие закона, требующего работы через юридические лица, а не филиалы, будет правильным решением. Это принято в большинстве юрисдикций, где развивается рейтинговая индустрия. Думаю, с принятием данного нормативного акта наладится правильная система работы рейтинговых агентств и их регулирования. Закон, если он будет принят в предложенной редакции, действительно поставит в равные условия все агентства. Что касается меня, то я выступаю за справедливую конкуренцию между ними», – говорит Павел Самиев.

Представители «большой тройки», судя по высказыванию главы российского филиала международного рейтингового агентства Moody’s Александра Сажина, сдержанно отнеслись к идее принятия закона о рейтинговых агентствах. Александр Сажин счел законодательный запрет на отзыв рейтингов по национальной шкале в связи с решениями органов власти иностранных государств политически 
мотивированным. Глава Moody’s в России заявил о том, что подобная мера может привести к отказу «большой тройки» рейтинговать российских эмитентов по национальной шкале во избежание санкций со стороны РФ и иностранных государств.

Любопытно, что на фоне массового обсуждения мер по поддержке национальных рейтинговых агентств высказывается также мнение о необходимости сокращения их количества. В частности, его озвучивал председатель правления Московской биржи Александр Афанасьев. По словам эксперта, к национальным РА существуют некоторые претензии. В качестве примера председатель правления Московской биржи привел ситуацию с компанией «ЮТэйр», которая допустила технический дефолт по оферте и дефолт по выплате купонного дохода по различным выпускам облигаций и имела при этом высокий рейтинг от агентства «Эксперт РА».

и снова Азия

Кажется, в сфере российской экономики и финансов не существует такой проблемы, которую не пытались бы решить с помощью азиатских стран. Ослабление монополии «большой тройки» не исключение.

Летом 2014 года Банк России и Народный банк Китая обсудили возможность создания независимого российско-китайского рейтингового агентства. Предполагалось, что оно станет конкурентом Moody’s, Fitch и Standard & Poor’s.

В середине января текущего года первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике Михаил Емельянов предложил российским властям сосредоточиться на создании независимых международных рейтинговых агентств совместно с Китаем, а также государствами Юго-Восточной Азии. По его мнению, подобные агентства могли бы стать достойной альтернативой «большой тройке».

«Мы участвуем в процессе создания такого агентства совместно с Китаем, оно называется Universal Credit Rating Group (UCRG), – рассказывает Александр Зайцев (Рус-Рейтинг). – Мы делаем ставку на развитие таких проектов, поскольку в мире давно созрел запрос на альтернативные рейтинговые оценки. Более того, несмотря на то что проект развивается без государственного участия, он был поддержан правительствами обеих стран. Насколько осуществима наша идея, покажет ближайшее время». 

Павел Самиев (Эксперт РА) предлагает с осторожностью оценивать перспективы создания рейтинговых агентств совместно с азиатскими странами. «Сама по себе формулировка «а неплохо бы что-нибудь сделать», конечно, допустима, но это мечтания и благие намерения. Все классно, но дьявол, как обычно, кроется в деталях. Например, сути проекта, заявленного с участием китайского Dagong, российского «Рус-Рейтинга» и американского Egan-Jones Ratings, я до сих пор не понимаю. Более того, он не создает реальную конкуренцию «большой тройке», не заменят ее ни в Китае, ни в других странах. И вообще пока не очень понятна степень его реализации», – поясняет эксперт.

По мнению аналитика, рейтинговый бизнес должен оставаться за частными агентствами, которые постепенно расширяли бы сферу своей деятельности, улучшали деловую репутацию и теснили «большую тройку» на мировом рынке. «Именно такая задача поставлена регулятором в Европе и азиатских странах», – констатирует генеральный директор «Эксперт РА».

«Идея создания альтернативы «большой тройке», в принципе, осуществима, но какой результат она будет иметь – большой вопрос», – рассуждает Илья Балакирев (UFS Investment Company). Анализируя текущую ситуацию на мировой арене, специалист говорит о том, что мир прислушивается к нескольким американским частным компаниям, которые не несут ответственности за свои действия, кроме репутационной, но и ее последствия сводятся к минимуму. «Эта система сложилась стихийно, и она неплохо работает, когда речь идет об отдельно взятом корпоративном заемщике. Но насколько целесообразно вообще использовать такую систему для оценки платежеспособности суверенных заемщиков – вопрос открытый. Коммерческая организация, находящаяся в конкретной юрисдикции, по определению не может быть полностью независимой и беспристрастной», – полагает Илья Балакирев (UFS Investment Company).

Эксперт согласен с тем, что альтернативой «большой тройке» могла бы стать абсолютно независимая некоммерческая организация, деятельность которой была бы прозрачной. «Какое-нибудь российско-китайское рейтинговое агентство может быть независимым от кого-то, а не в принципе. Но это не решает проблему, это не означает, что такое агентство сделать нельзя или что оно не будет действенным. Это всего лишь попытка сделать то же самое, но свое», – убежден главный аналитик UFS Investment Company.

В целом положительно о перспективе создания альтернативных рейтинговых агентств высказался Платон Магута (УК «Фонд Магута»): «Идея осуществима, но необходимо понимать, что процесс будет нелегким и довольно продолжительным. Чтобы создать положительный имидж среди инвесторов, необходимо заслужить их доверие и добиться авторитетности агентства – это главное условие его конкурентоспособности», – считает эксперт. Зарабатывание авторитета и уважения в любом бизнесе, и тем более в рейтинговании, задача не из легких. На ее решение может уйти не менее десяти лет, предупреждает специалист.
Максим Васин (НРА) полагает, что агентство, создаваемое совместно с Китаем, будет преимущественно китайским в силу масштабов экономик России и Поднебесной. «Из-за геополитических факторов создание альтернативных агентств сейчас затруднительно. Я не встречал упоминаний о том, что Китай нуждается в помощи России для создания РА, поэтому не очень верю в такое направление», – говорит специалист.
Аналитик также рассказал об опы-
те Независимого рейтингового агентства: «НРА движется по пути партнерства с агентствами из других стран – для этого наше агентство вступило в Европейскую ассоциацию рейтинговых агентств, заключило партнерское соглашение с Международным исламским рейтинговым агентством (МИРА), а также работает в направлении открытия представительств в других государствах (Австрия)».
Не исключает возможности существования совместных со странами Азии агентств Тимур Жаров (FIRA): «Если будет четко сформулирована и очерчена область применения рейтингов (в том числе и географические границы), то совместные проекты весьма перспективны. Думаю, что это будет еще и хороший повод для совершенствования рейтинговых методик в направлении максимальной формализации. На мой взгляд, это единственный способ сделать рейтинговые услуги не элитными, как сейчас, а общедоступными».

Отвечая на вопрос о значимости суверенных рейтингов для экономики России, большинство экспертов отметило, что она несколько переоценена. «Не более чем один из инструментов экономической политики», «влияние существенное, но не максимальное», «значение несколько переоценено», «не думаю, что правительства всерьез ориентируются на суверенные рейтинги в управлении экономикой и финансами» – эти и другие оценки экспертного сообщества дают надежду на то, что пословица «собака лает – караван идет» окажется правдивой и для России с ее многострадальным суверенным рейтингом.  

Всего проголосовало: 0

0.0

Анна Кислицына

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Нравится ли Вам идея проведения банковского кубка "Самый интеллектуальный банк"?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Июнь, 2016
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
Ближайшие мероприятия
Яндекс.Метрика