Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

12 ноября 2014

круглый стол "рынок денежных переводов в новых экономических условиях"

участники круглого стола, организованного NBJ при содействии АРБ:

Алексей АБРАМЕЙЦЕВ, управляющий директор платежной системы CONTACT; Владимир АНИКОВИЧ, руководитель департамента по работе с инвесторами медиахолдинга «Регионы России»; Татьяна БЕЛИКОВА, заместитель начальника по работе с финансовыми институтами Москоммерцбанка; Олеся ВАВИЛИНА, заместитель начальника управления вкладных операций и розничного обслуживания РОСПРОМБАНКа; Анастасия ВАСИЛЬЕВА, сотрудник центра платежных систем Финансового университета при Правительстве РФ; Филип Эндрю ГАДЖЕН, генеральный директор Oliver Wyman; Мария ГОРЮНОВА, специалист департамента розничных и комиссионных банковских продуктов Альта-Банка; Марина ГРУБОВА, независимый эксперт; Мария ЕРШОВА, ведущий специалист систем денежных переводов компании «ИНВЕРСИЯ»; Сергей ЕРШОВ, советник председателя правления Лайтбанка; Сергей ИЛЛАРИОНОВ, отдел расследований и выверки по счетам «Ностро» и казначейским операциям Райффайзенбанка; Кристофер КЕННЕТ, финансово-инвестиционный репортер The Mergermarket Group; Светлана КРИВОРУЧКО, профессор Финансового университета при Правительстве РФ, директор Центра платежных систем; Константин ЛИТВИНОВ, заместитель руководителя экспертно-информационного департамента МУМЦФМ; Кайнар МАРДЕНОВ, заместитель директора сервиса «Золотая Корона – Денежные переводы»; Ольга МАРКОВА, доцент Финансового университета при Правительстве РФ; Алина ПАСКАЛЬ, редактор-обозреватель журнала «Финансовая безопасность», пресс-секретарь МУМЦФМ; Юлия ПОДЧУФАРОВА, главный специалист отдела развития Генбанка; Владимир ПОЛЯКОВ, начальник отдела по развитию сети удаленных офисов департамента развития банковского бизнеса Фора-Банка; Эмма ПОНОМАРЕВА, директор департамента розничных операций Инвестторгбанка; Екатерина ПУСТЫНКИНА, начальник отдела расчетов Тойота Банка; Ольга РУДАКОВА, профессор Финансового университета при Правительстве РФ; Ольга РУДАЧЕВА, управляющая дополнительным офисом МТИ Банка; Тамилла РУСТАМОВА, начальник отдела развития платежных систем банка «МБА-МОСКВА»; Татьяна СИНИЦЫНА, вице-президент департамента корпоративного бизнеса ЕВРОФИНАНС МОСНАРБАНКа; Юлия СОТНИКОВА-ПОКРОЙ, менеджер по бизнес-анализу операционного департамента Тойота Банка; Владимир Спильниченко, профессор Российского государственного гуманитарного университета; Зара СРАПЯН, вице-президент банка «ЮНИСТРИМ»; Юрий ТУЛЬТАЕВ, директор компании XBTec; Людмила ФРОЛОВА, руководитель проекта управления по работе с корпоративными клиентами ЕВРОФИНАНС МОСНАРБАНКа.

ВЕДУЩИЕ: Елена ЕЛИСЕЕНКОВА, генеральный директор NBJ; Анастасия СКОГОРЕВА, главный редактор NBJ.

революции нет, перемены есть

NBJ: Хорошо известно, что российский финансовый сектор переживает непростые времена. Эксперты констатируют, что маржинальность сегмента денежных переводов снижается. В связи с этим первый вопрос, который нам хотелось бы задать участникам круглого стола: насколько такие наблюдения и выводы соответствуют действительности и какие тенденции оказывают сейчас влияние на развитие ситуации на рынке денежных переводов?

К. МАРДЕНОВ: Не стоит отрицать очевидные вещи: тренд к снижению маржинальности нашего бизнеса есть. Санкции, которые были введены против России, сказываются на общей картине в экономике и в финансовом секторе. Естественно, мы ожидаем, что они и дальше будут оказывать негативный эффект. Поэтому мы постоянно держим ситуацию под контролем, анализируем ее и стараемся просчитать возможные сценарии ее развития.

В то же время я не стал бы утверждать, что на нашем рынке что-то радикально изменилось за последние несколько месяцев. Пока мы не наблюдаем оттока мигрантов – ни для кого не секрет, что именно переводы, осуществляемые иностранными рабочими, являются базой деятельности систем денежных переводов.

NBJ: Анализ ситуации и определение возможных сценариев ее развития – дело, безусловно, полезное. Но могут ли СДП предпринять какие-либо конкретные шаги, направленные на минимизацию возможных рисков? Или они вынуждены плыть по течению?

К. МАРДЕНОВ: Мне кажется, в данном случае нет необходимости предпринимать экстраординарные шаги, скорее речь должна идти о том, чтобы не складывать все яйца в одну корзину. Если говорить о системе «Золотая Корона – Денежные переводы», то мы четко придерживаемся выработанной нашей компанией стратегии развития. Как мы и планировали, мы увеличиваем свое присутствие на рынках стран дальнего зарубежья. Это связано с тем, о чем я говорил выше: стремлением к диверсификации нашего бизнеса и с точки зрения клиентской базы, и с точки зрения географии.

NBJ: Вопрос о географии интересный. Сегодня достаточно пролистать подшивку свежих газет, чтобы убедиться, насколько быстро развивается сотрудничество России со странами Юго-Восточной Азии в самых разных сферах экономики. Наблюдается ли на рынке денежных переводов стремление присоединиться к «походу на Восток»?

К. МАРДЕНОВ: Я бы сказал, что просто меняются приоритеты: конечно, в результате ухудшения отношений со странами ЕС повысился интерес и СДП, и других финансовых посредников к Юго-Восточной Азии. Тем не менее мы продолжаем «походы» и на юг, и на запад, и на север.

Ф. ГАДЖЕН: Мне кажется, мы сейчас переживаем значимый момент, когда меняются не локальные тенденции, а архитектура платежной системы России. С этой точки зрения такой фактор, как введенные против России санкции, отходит на второй план. От того, как создаваемая платежная система будет обеспечивать гладкость и эффективность коммерции в стране, зависит многое. Очевидно, что в этом случае, с одной стороны, перед банками откроются новые возможности, а, с другой – они столкнутся с новыми рисками. Именно тему возможных рисков и плюсов следует обсуждать.

NBJ: Мы полагаем, что эти вопросы так или иначе будут затрагиваться в рамках обсуждения, и предлагаем представителям других систем денежных переводов поделиться своими наблюдениями: что меняется на рынке, под влиянием каких факторов и событий?

А. АБРАМЕЙЦЕВ: Вопрос о том, меняется что-либо или нет, по определению является субъективным. На наш взгляд, ситуация развивается в прежнем русле, идет стандартная работа. Если говорить о выходе отечественных систем на рынки дальнего зарубежья, в первую очередь в страны Европы, то здесь возникают трудности, но вызваны они не санкциями, а изменениями финансового законодательства, стандартов надзора и регулирования. Знали ли мы о том, что изменения неизбежны? Конечно. Готовились ли мы? Да, но все в разной степени, особенно это касается наших контрагентов. Не все из них оперативно подстраиваются под новые требования, поэтому мы несем определенные риски.

NBJ: Тем не менее российские СДП заинтересованы в проникновении на данные рынки?

А. АБРАМЕЙЦЕВ: Безусловно, потому что маржинальность бизнеса, связанного с денежными переводами, на Западе намного выше, чем на нашем внутреннем рынке. Причем разрыв составляет не несколько процентов –показатели отличаются в разы. Так, по данным Всемирного банка, средняя комиссия за денежный перевод в мире составляет 8%, а в Российской Федерации – всего 1-1,5%. Желание работать там, где можно заработать больше, нормально для любой коммерческой организации.

NBJ: Очевидно, что регуляторная нагрузка возрастает на СДП и внутри России.

А. АБРАМЕЙЦЕВ: Да, и в этих условиях компаниям все сложнее оставаться прибыльными, а значит, все стремятся сейчас сократить косты и работают над изменением своего позиционирования на внутреннем рынке.

При этом я не хотел бы, чтобы мои замечания воспринимались как жалоба – аналогичные процессы идут в самых разных секторах экономики, все компании независимо от рода их деятельности рано или поздно сталкиваются с подобными рисками. Конкуренция растет, и в этих условиях, на мой взгляд, актуальной становится тема консолидации в сегменте СДП. Ярким примером тому может служить стратегическое партнерство систем CONTACT и «Рапида», которое мы анонсировали в мае текущего года. В ближайшие год-два мы увидим и другие альянсы или сделки M&A на рынке переводов.

З. СРАПЯН: Я согласна с коллегами из других систем денежных переводов: по опыту работы КБ «ЮНИСТРИМ» за десять месяцев этого года, могу сказать, что никаких революционных изменений на рынке не наблюдается. Единственное, что можно отметить в сфере переводов в страны ближнего зарубежья: люди стали реже переводить крупные суммы. Это связано и с кризисом доверия, поскольку СДП в различных странах СНГ сталкивались в последние годы с различными проблемами – в результате число участников этих рынков несколько сократилось. С другой стороны, свою роль сыграла волатильность на валютном рынке: из-за удорожания доллара США по отношению к национальным валютам средняя сумма перевода заметно снизилась.

Соглашусь с коллегами и в том, что российские СДП проявляют большой интерес к рынкам дальнего зарубежья. Если говорить о нашей системе, то она уже давно приступила к развитию этого направления своего бизнеса. Еще в прошлом году мы наблюдали большой прирост объемов денежных переводов в такие страны и из таких стран, как Филиппины, Индия и т.д.

NBJ: Есть такое убеждение, возможно, не соответствующее действительности, что ни российские банки, ни российские системы денежных переводов на рынках дальнего зарубежья никто не ждет. Там есть свои игроки, и они вряд ли готовы поделиться своим рынком с «варягами». Насколько справедливо данное наблюдение?

З. СРАПЯН: Надо сказать, что в этих странах банки мало вовлечены в бизнес, связанный с денежными переводами. Там в большинстве случаев приемом и выдачей средств в рамках переводов занимаются пункты обмена валют, различные киоски и т.д. Поэтому у европейских банков новости о выходе на эти рынки тех или иных российских систем не вызывают серьезного волнения.

банки и СДП: как выстраивать сотрудничество

NBJ: Итак, представители СДП констатируют: на рынке денежных переводов пока радикальных изменений не наблюдается. А что нам скажут банки? Возможно, условия их сотрудничества с системами денежных переводов как-то корректируются? Или они отмечают снижение либо повышение доли комиссионных доходов в результате этого партнерства?

Э. ПОНОМАРЕВА: Если говорить об объемах переводов, то мы по опыту работы своего банка видим, что по этому показателю от месяца к месяцу наблюдается рост. А вот маржинальность данного направления для нас, как для банка, снижается. Это естественно – системы денежных переводов вынуждены конкурировать между собой, что приводит к уменьшению тарифов и, как результат, к снижению доходов банков-партнеров. Отмечая это, я хочу выразить свое согласие с выводом, который сделал ранее Алексей Абрамейцев: всех нас от данной тенденции может спасти консолидация сегмента СДП, сокращение числа действующих игроков в результате сделок M&A.

Хотела бы отметить еще один момент: для банков клиенты, пользующиеся услугами СДП, не целевая аудитория. Иными словами, мы, конечно, готовы предоставить им требуемый сервис, но не рассчитываем на то, что они будут способны приобретать иные наши продукты, например кредитные. Соответственно, мы не надеемся, что доля наших доходов увеличится в случае роста этого сегмента клиентской базы.

Мне, как представителю банка, также было бы интересно узнать мнение коллег по вопросу: каким должно быть оптимальное число партнеров – систем денежных переводов для финансово-кредитной организации? Не стану скрывать, что Инвестторгбанк сегодня постоянно сотрудничает с четырьмя СДП по принципу «два и два»: с двумя национальными системами, специализирующимися на осуществлении переводов внутри России и в страны ближнего зарубежья, и с двумя международными, которые покрывают страны дальнего зарубежья. Мы чувствуем себя достаточно комфортно, но, возможно, идеал все-таки в том, чтобы иметь больше партнеров из числа СДП или, напротив, меньше.

А. АБРАМЕЙЦЕВ: У всех разное представление о том, что такое счастье и что такое идеал, поэтому назвать конкретную цифру в данном случае невозможно. С другой стороны, надо помнить, что требования к непрерывности деятельности банка в различных сферах бизнеса никто не отменял. С этой точки зрения соотношение «два и два» мне кажется вполне разумным.

С тем, что люди, осуществляющие денежные переводы, не рассматриваются банками как перспективная целевая аудитория, я не согласен. Я здесь представляю также Русславбанк, который является расчетным центром платежной системы CONTACT. Могу сказать, что, как банк, мы экспериментируем с предоставлением нашим клиентам-мигрантам различных кредитных продуктов, и результаты этих проектов вполне обнадеживающие. Трудовые мигранты – экономически активная часть населения. Это, кстати, подтверждает не только российский опыт, но и опыт других стран, например Испании. Так что банкам не стоит отказываться от возможности предлагать данной категории клиентов дополнительные продукты и услуги, естественно, просчитывая при этом приемлемые для себя уровни рисков.

С. криворучко: Мне кажется, главная проблема развития этого сегмента и в целом финансового рынка в том, что банки обсуждают свои трудности и цели, а системы денежных переводов – свои. Между тем финансовый сектор – один из самых динамичных, и в нем по мере проникновения передовых информационных технологий появляются новые конкуренты СДП. В связи с этим я хотела бы сформулировать свой вопрос следующим образом: видят ли системы конкурентов, обдумывают ли перспективы сотрудничества с ними или, напротив, перспективы конкурентной борьбы?

К. МАРДЕНОВ: И видим, и обдумываем. С этой точки зрения нашей системе, как мне кажется, очень повезло. Наша компания начинала свою деятельность как производитель программного обеспечения, затем постепенно стала развивать другие направления бизнеса, в том числе денежные переводы. Благодаря этому наши решения являются очень технологичными, а, как хорошо известно, сокращение издержек и костов имеет прямое отношение к качеству технологической составляющей.

С. КРИВОРУЧКО: Когда мы говорим о конкурентной борьбе, то необходимо учитывать, что она может принимать различные формы. Здесь уже говорилось, что системы денежных переводов вынуждены снижать тарифы на свои услуги. А рассматривают ли они такую возможность, как изменение способа начисления комиссии? То есть возможность установления фиксированной платы независимо от суммы перевода. Естественно, должны быть какие-то ограничения сверху, но коридор вполне может быть расширен.

А. АБРАМЕЙЦЕВ: На самом деле мы должны готовиться к миру, в котором платежи вообще ничего не будут стоить конечному потребителю данной услуги. Понятно, что банки всегда будут заинтересованы в том, чтобы получать комиссионные доходы от сотрудничества с СДП, которые, в свою очередь, также хотят зарабатывать, осуществляя свою профильную деятельность. А чего хочет потребитель? Естественно, чтобы все услуги для него были либо бесплатными, либо по крайней мере субсидированными, то есть максимально дешевыми. И по мере развития интернет-технологий, я думаю, мы действительно придем к тому, что для людей денежные переводы, которые они осуществляют, станут бесплатными.

NBJ: Сложно представить себе, что это перспектива завтрашнего дня.

А. АБРАМЕЙЦЕВ: Не завтрашнего, но весьма недалекого будущего. Для банков это, конечно, будет вызовом. Но, скажем честно, нынешняя ситуация в экономике и в финансовой системе нашей страны является не менее сильным вызовом. Финансовая индустрия, если она найдет ответ на этот вызов, неизбежно трансформируется во что-то новое.

регулирование в новом формате и качество обслуживания клиентов

М. ГРУБОВА: Мне кажется, обсуждая особенности взаимоотношений между банками и системами денежных переводов, мы забываем об еще одном очень важном действующем лице – о клиенте. Но здесь, конечно, возникает вопрос, что и сам клиент неоднороден. Есть гастарбайтеры, которые приехали в страну на заработки, осуществили несколько переводов за время своего пребывания и уехали. Но есть и внутренние клиенты. У них и с точки зрения постоянных платежей, например коммунальных, и с точки зрения денежных переводов совсем иные потребности.

О. РУДАЧЕВА: Я хочу поддержать коллегу. На мой взгляд, и СДП, и банки очень мало внимания уделяют проблеме создания необходимой инфраструктуры для совершения платежей. А это большой рынок, на котором обращаются огромные деньги. Конечно, можно сказать, что со временем люди привыкнут все делать с помощью терминалов и персональных компьютеров. Возможно, но пока основные плательщики – это бабушки и дедушки, которые мало того, что платят за себя, так еще и делают это за своих молодых родственников.

Ю. ТУЛЬТАЕВ: Это уже несколько иной вопрос, который также необходимо обсуждать: умеют ли наши СДП и банки создавать для своих систем дружественные интерфейсы? Мне довелось немало лет проработать в Китае, и там я увидел поразительную вещь: люди, с трудом умеющие читать и писать, легко пользуются терминалами. И тут остается только пожалеть, что мы все-таки склонны перенимать в данном вопросе не китайский, а западный опыт. В европейских странах дружественности интерфейса, надо сказать, придают куда меньше значения.

Еще одной актуальной темой, на мой взгляд, стали переводы, которые осуществляются, что называется, «в чемоданах». Не знаю, насколько это явление характерно для других географических направлений, а для России и Китая такой способ перемещения средств – обычное дело. На самом деле такие «челночники» – это целое направление бизнеса.

З. СРАПЯН: В данном случае речь практически наверняка идет о суммах, намного превышающих средний чек денежного перевода.

К. МАРДЕНОВ: Я хотел бы ответить Юрию (Тультаеву – прим. ред.), и, наверное, я выскажу мнение всех своих коллег. В том, что он рассказал, нет ничего необычного. Но я не думаю, что эту проблему можно устранить с помощью исключительно внедрения новых технологий или создания дружественного интерфейса. Давайте будем откровенны: пока даже мобильные кошельки используются в первую очередь на теневом рынке. Стоит ли нам переступать эту грань и входить в этот рынок, пока правила игры на нем не урегулированы? Мне кажется, нет. Во всяком случае, наша компания по данному вопросу придерживается достаточно осторожной и консервативной позиции.

NBJ: Как известно, сейчас формируется список системно значимых СДП по аналогии со списком системно значимых кредитных организаций. Какие плюсы видят для себя системы в случае получения этого статуса?

А. АБРАМЕЙЦЕВ: Это непростой вопрос. С одной стороны, быть признанной системно значимой СДП, конечно, лестно, но, с другой стороны, любой статус влечет за собой увеличение расходов, поскольку растет регуляторная нагрузка.

С. КРИВОРУЧКО: Чтобы понимать, почему так происходит, нужно отдавать себе отчет в том, откуда к нам пришел термин «системно значимые финансовые институты». Это определение сформулировал Банк международных расчетов, понявший, что финансовый рынок очень разный и с точки зрения размеров его участников, и с точки зрения структуры их бизнесов. Осознав это, Банк международных расчетов разделил субъекты рынка на три группы: системно значимые, значимые и незначимые институты. Соответственно, различаются надзорные и регуляторные требования. Больше, собственно говоря, никаких плюсов и минусов не просматривается.

NBJ: Но статус системно значимых институтов предполагает, что государство может оказать им поддержку в случае, если данные организации по каким-либо причинам попадут в критическую ситуацию. Это ли не плюс?

С. КРИВОРУЧКО: Теоретически да. Но сложится или нет подобная ситуация, наверняка не скажешь. А пока ее нет, для банков и СДП статус системно значимых означает одно: неусыпный контроль со стороны регулятора по принципу «чтобы с тобой, не дай бог, ничего не случилось».

А. АБРАМЕЙЦЕВ: Согласен. На мой взгляд, для любой СДП важно не столько получение некоего статуса, сколько диверсификация бизнеса как с точки зрения географии присутствия, так и с точки зрения клиентской базы и предлагаемых сервисов. Посмотрите, как развивалась наша система: мы начинали в России, потом вышли далеко за ее пределы. Естественно, что в ходе этой географической экспансии возникают сложности, поскольку в каждой стране свое регулирование, своя структура рынка, национальные традиции и т.д. Но, по сути, иного пути нет.

К. МАРДЕНОВ: Я бы еще добавил, что изначально мы, конечно, выходили на рынки стран, в которые прошли основные волны эмиграции наших бывших граждан. Теперь мы работаем уже и там, где число наших соотечественников минимально. И я соглашусь с Алексеем (Абрамейцевым – прим. ред.), что рынки дальнего зарубежья радикально отличаются от наших, домашних рынков: там применяются другие технологии, принципы регулирования совершенно иные. Что ж, приходится подстраиваться и учиться работать.  

 

Дополнительные фотографии данного мероприятия смотрите по ссылке

Всего проголосовало: 2

5.5

Комментарии:

EvilSilicoid 09.12.2014 14:32:25
Юрий Тультаев? Когда вернешь украденные деньги? Мы обращаемся в прокуратуру!

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Июнь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

Весенний кубок в сфере нефти и газа 2017

Весенний кубок в сфере нефти и газа 2017 (25 апреля)

Яндекс.Метрика