Вход Регистрация
 
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

09 сентября 2009

семь в уме

кто блистает на небосклоне банковской аналитики

A A A

Их обвиняли в том, что они заранее не предупредили о наступлении кризиса. Но вот парадокс: сегодня невозможно представить банковский бизнес без аналитиков. Хотя многие из них пали жертвой оптимизации расходов. Лучшие же из лучших стали рыночными «ясновидящими». На них надеются, им верят на слово. Несмотря на то что прогнозы отнюдь не всегда бывают точными, спрос на их услуги с прошлой осени вырос в разы. Кризис дал им редкий шанс выйти из тени. Их постоянно цитируют, но этих героев невидимого фронта мало кто знает в лицо. Именно о них, признанных банковских аналитиках, - спецпроект НБЖ.

НА ВЫХОД

По признанию кадровиков, аналитики были одними из первых, на кого с началом кризиса «обвалился» спрос. Содержать «раздутые» аналитические команды для многих финансовых организаций стало непозволительной роскошью. «Прежде всего пострадали аналитики по конкретным секторам -в частности, по недвижимости и банкам. Поначалу стали избавляться от вторых-третьих специалистов по индустрии. И делали это не только из сугубо практических соображений: можно сказать, что кризис подорвал доверие к аналитикам», - говорит Эльвира Чекмарева, ведущий консультант банковского департамента рекрутинговой компании Antal Russia. И добавляет, что на отечественном рынке не совсем правильно понимают их предназначение: от аналитиков ждут истины в последней инстанции, то есть того, чего они по определению дать не могут.

Ураганная осень порой не щадила и «звезд». От аналитиков №1 избавлялись, потому что они становились для компании слишком дорогим удовольствием. И конечно, в тех случаях, когда была «подпорка» в виде опытного второго аналитика по сектору. Знакомый хедхантер поведал симптоматичную историю: еще год назад на рынке буквально молились на этого человека и никак не могли переманить, у него было лучшее резюме из тех, что приходилось видеть, и тем не менее с этим аналитиком пусть правильно и ласково, но распрощались. Но подобные случаи скорее исключение: аналитики №1 - бренды. И в каждой индустрии их не больше десятка.

«Пик спроса на этих специалистов был в 2006-м - начале 2008-го. Это были золотые годы для аналитиков: их не хватало, их перекупали задорого. «Звезды» могли зарабатывать больше миллиона долларов в год, просто хорошие аналитики с опытом $300-600 тыс.», - вспоминает консультант финансовой практики Pynes & Moerner Алексей Сизов. Сейчас ситуация для соискателей остается непростой: многие специалисты, по признанию кадровиков, по-прежнему безуспешно ищут работу в банках, другие ушли в реальный сектор, в финансовые отделы компаний. Самые смелые - организовали собственный бизнес.

По словам директора департамента по розничным банкам хедхантинго-вой компании Cornerstone Лидии Кулешовой, для работодателя наступил хороший период, когда «высококачественный продукт» можно получить за маленькие деньги. Прошли времена «диких» переходов, когда зарплаты удваивались и утраивались, когда карьера человека могла вырасти непредсказуемым образом. «В период рыночного роста, когда банально не хватало рук, выпускники хороших вузов делали быстрые карьеры. Сейчас ищут зрелых специалистов, тех, кто давно на рынке, обладает прекрасным опытом, чутьем, способностями и навыками, - говорит Кулешова. - Именно их продолжают удерживать в компаниях, именно их готовы содержать».

СВЕРХЧЕЛОВЕКИ

Какими качествами должен обладать аналитик, чтобы стать «звездой» в профессии? Он, по определению Алексея Сизова, должен сочетать в себе две важные черты - глубокую аналитичность и коммуникабельность. Во-первых, аналитик должен досконально знать свою отрасль, смотреть не только на отдельные компании, но и видеть ситуацию в секторе во взаимосвязях, разбираться в макроэкономике и на этих основаниях выстраивать собственную модель. Во-вторых, аналитик должен быть еще и сейлзом -уметь продавать свои идеи. Встречи с инвестиционным сообществом -часть непосредственных обязанностей. Он постоянно на связи, ему звонят портфельные менеджеры, трейдеры, рейтинговые агентства, журналисты и т. д. Поэтому развитые презентационные качества и навыки общения ему жизненно необходимы. Не меньше, чем хорошее базовое образование: финансово-экономическое или техническое, степень CFA, английский язык, устный и письменный. Но главное -на рынке ценят самостоятельность и оригинальность мышления. Понятно, что это трудносочетаемые качества. Поэтому в профессии и не так много «звезд».

Куда расти аналитику, если он достиг очевидного потолка - возглавил аналитический департамент в крупной финансовой организации? Возможно несколько сценариев. Первый - перейти на buy-side, в идеале - портфельным управляющим. И это мотивация для многих аналитиков. Второй вариант - переход в реальный сектор.

СЧАСТЛИВОЕ ЧИСЛО

Проект «Лучшие банковские аналитики» не стоит сравнивать с рейтингами и ренкингами. Мы не ставили целью расставить наших героев по местам. Нам было важно в ходе опроса ведущих банков и инвесткомпаний, рейтинговых и хедхантинговых агентств составить список наиболее авторитетных аналитиков по профильному для нас банковскому сектору и представить их не только с профессиональной, но и с личностной стороны. Нам порекомендовали ни много ни мало 25 человек. В проект попали те из них, кого называли по несколько раз. Изначально мы не стремились ограничиться определенным количеством участников. Но получившееся число -«счастливая семерка» - нас вполне устроило. Хотя героев могло быть и больше: в частности, два весьма популярных аналитика - Эндрю Кили из «Тройки Диалог» и Дэвид Нэнгл из «Ренессанс  Капитала»   -  оказались в отпуске.

Мы рады, что в проекте представлены аналитики из разных организаций: инвесткомпаний, крупных банков, рейтинговых агентств, а также независимые аналитики. Среди них есть бесспорные авторитеты, с более чем десятилетним опытом работы на рынке, и восходящие «звезды». И все они, очень разные: обаятельные, с нескрываемым чувством юмора, и серьезные, взвешивающие каждое последующее слово, - одинаково интересно рассказывали о реалистичности «второй волны», о специфике профессии, о любимых местах отдыха. Из бесед с участниками проекта мы узнали много интересного. Например, какой вуз исправно поставляет лучших аналитиков. Почему водителю грузовика бесполезно поступать в бизнес-школу. О том, что в кризис им первый раз удается пообедать в понедельник, а второй, если повезет, - в пятницу. Когда умственные способности аналитиков достигают пика. И что расслабляться они предпочитают как простые смертные - во сне или занимаясь йогой.

АНЕКДОТ ПРО АНАЛИТИКОВ
Пришли три аналитика в лес на охоту. Видят оленя. Стреляет первый аналитик: промазывает на пять метров вправо. Стреляет второй: на пять метров влево. Третий аналитик убирает ружье: - Ну, в целом попали…

Ольгу Беленькую от других именитых участников проекта отличает статус независимого аналитика. Финансисты знают: независимость в прогнозах и оценках в большой цене, но при этом требует от эксперта дополнительной ответственности. Возможно, поэтому Ольга всегда серьезно относится к тому, чем ее слово отзовется, что сразу снимает множество вопросов. Она научилась тщательно формулировать аргументы в пользу своей позиции. Зато, полагают многие, у независимого аналитика есть свои привилегии, в частности, возможность проигнорировать мнения банков относительно собственных заявлений. Но Ольга не считает это своим бонусом:   напротив,  давно   взяла  за правило извещать о комментарии объект анализа. Банку или инвесткомпании она присылает свой вердикт для ознакомления. Такая открытость дает преимущества - обратную связь с игроками рынка и, как следствие, возможность получить более детальную информацию, считает аналитик. Для нее способность критически оценивать полученные результаты - самый полезный навык из багажа, приобретенного за девять лет активной работы в области финансов. Причем именно аналитика научила Ольгу Беленькую просчитывать риски не только на работе, но и в жизни.

Про таких, как она, обычно говорят: профессия выбрала их сама, по умолчанию. Ярко выраженная склонность к четкости и анализу неминуемо привела бы ее в эту сферу. Между тем выбор профессии Ольга считает осознанным. Хотя аналитиком стала не сразу. После школы окончила Московский институт радиотехники, электроники и автоматики по специальности «Робототехника». Но лихие 90-е изменили ее путь. Когда в России стали формироваться финансовые рынки, у Ольги Беленькой возникло желание сменить направление. Устроившись в банк, она поняла, как на практике работает финансовое учреждение. Но для роста в этой сфере не хватало специальных знаний. За ними Ольга пришла в магистратуру экономфака МГУ. Выбор альма-матер был очевиден: диплом вуза котировался как на внутреннем, так и на международном рынке. В процессе учебы поняла, чем зацепила ее финансовая аналитика - возможностью выходить за рамки жестко регламентированных и рутинных экономических операций. Эта профессия позволяла формулировать новые идеи и моделировать поведение экономической системы, связывая в общую картину влияние разнонаправленных факторов.

Параллельно с учебой начинающий аналитик занялась макроэкономическими исследованиями в банковском секторе, изучала влияние политики ЦБ на процентные ставки и инвестиционную активность в экономике, знакомилась с рынком ценных бумаг. Усилия оправдались - ее заметили: способность к комплексному анализу, диплом МГУ и аттестат ФКЦБ позволили в 2001 году стать биржевым аналитиком в инвестиционной компании «Олма». «Первый опыт работы на фондовом рынке помог мне перейти на новую ступень - разрабатывать модели, публиковать аналитические обзоры и статьи в СМИ», - вспоминает Ольга Беленькая. А позднее она перешла в инвесткомпа-нию «Финам», где смогла заниматься не только макроэкономикой, но и аналитикой по банковскому сектору. Анализ финансовой модели банка и оценка стоимости его акций стали для нее новым вызовом.

В 2003 году Ольга защитила кандидатскую диссертацию по теме «Моделирование влияния монетарной политики Центрального банка на динамику реальных инвестиций». А к 2005 году вошла в число наиболее востребованных финансовых аналитиков, с чьим мнением считаются солидные клиенты, в числе которых и банки, и инвесткомпании. В область ее профессиональных интересов сегодня входят фондовый и долговой рынок, инвестиции и кредитно-денежная политика.

На сложный вопрос о том, что отличает профессионала от рядового аналитика, она нашла лаконичный ответ: «Желание постоянного саморазвития». Ольга уверена, что в этом проявляется главный знак отличия тех, кому по роду деятельности нужно сопоставлять новые данные с накопленной информацией и выявлять взаимосвязи и противоречия. Особенно сейчас, когда кризис стал затянувшимся тест-драйвом банковских аналитиков на оперативность и скорость реакции.

Осталось понять главное: куда расти дальше? «Вариантов много», - уверена Ольга. Из аналитиков, по ее словам, часто вырастают портфельные менеджеры, инвестиционные консультанты, финансовые директора. Правда, к глобальным переменам в биографии она еще не готова: «Мой потенциал как аналитика не исчерпан». Эта работа дает ей возможность постоянно учиться и удовлетворять природное любопытство. Но базовые комплексные знания и хороший бэкграунд - лишь одна сторона успеха на этом пути, убеждена она. «В цене аналитики, готовые дать четкий прогноз из серии «сегодня и сейчас», -говорит Ольга.

АНЕКДОТ ПРО АНАЛИТИКОВ
У аналитика спрашивают:
Скажите, а ваши прогнозы всегда сбываются?
Конечно, всегда, только даты иногда не совпадают...

После часового общения с Рустамом Боташевым в голову пришла простая мысль: нет ничего интереснее человеческой жизни. Она у него, как хороший сценарий, полна резких поворотов. Он смело менял страны и континенты, учебные заведения и сферы деятельности. В 17 лет в одиночку приехал в столицу и с ходу поступил в Московский физико-технический институт (МФТИ) на факультет молекулярной химической физики. За шесть лет научился перерабатывать огромные объемы информации, быть самостоятельным и высокоорганизованным. С четвертого курса работал во Всесоюзном научно-исследовательском центре по изучению свойств поверхности и вакуума. «Специализировался на физике твердого тела, но про нее уже ничего не помню, - улыбается Рустам. -Потом поступил в аспирантуру, но проучился недолго. Это был 1992 год: галопирующая инфляция, и студенту можно было жить, только если он очень большой фанатик науки. У меня, по большому счету, выбора не было: я пошел зарабатывать».

Поначалу вместе с однокурсниками торговали морожеными курами и вином, а затем образовали компанию по сборке и продаже компьютеров. Когда бизнес-процесс был налажен, Боташев устроился в киргизский Оман-банк, где отвечал за общение с банками-корреспондентами. И впоследствии полностью сосредоточился на этой работе, потому что рентабельность компьютерного бизнеса резко упала и соучредители продали его крупному игроку.

И тут случился кризис 98-го, и пришлось все начинать сначала. Тогда Рустам сделал очередной «поворот винта»: оформил эмиграцию в Канаду и переехал с семьей в Монреаль. «Решил поучиться на MBA. Как потом показала практика, смысл остаться в России и работать бесплатно года два был. Те, кто так и сделали, впоследствии забрали весомую долю рынков. Но я получил другой ценный опыт», - рассказывает он.

Первый год из девяти прожитых в Канаде заняла подготовка к поступлению в бизнес-школу. Рустам был принят в Университет МакГилл, где быстро оценил преимущества западного образования: если в МФТИ его научили решать сложные задачи и генерировать идеи, то здесь научили их презентовать. «MBA особенно хорош для адаптации в стране: интенсивное общение, разные люди, сплав культур. И еще это способ поменять карьеру, - рассуждает Боташев. - В бизнес-школах очень любят летчиков, военных и т. д. Правда, на выходе получается, что на работу таких людей инвестбанки и консалтинговые компании не берут. Водители грузовика и вертолетчики там не котируются».

В течение года по окончании учебы Рустам трудился в родном университете. Пока не нашел работу аналитиком в Пенсионном фонде Канадских национальных железных дорог, в управлении которого на тот момент было $13 млрд. По его определению, это был «прорыв на качественно другой квантовый уровень». Параллельно начал получать степень CFA (Chartered Financial Analyst), что в этом бизнесе в Северной Америке требовалось по умолчанию. Кстати, запаса MBA-зна-ний хватило для преодоления только первого из трех уровней программы: затем начались финансы «для продвинутых».

В фонде Боташев проработал три года, пока не получил заманчивое предложение из Москвы. «Никаких мостов с Россией мы не сжигали, времена «на-вечной» эмиграции прошли, мир стал маленьким и открытым. И жить, по-моему, нужно там, где есть работа. Нашел бы ее в Лондоне или на Багамах, поехал бы туда», - говорит Рустам. Чтобы получить место аналитика по финансовому сектору в «ЮниКредит Секьюри-тиз», пришлось пройти три интервью, слетать в Нью-Йорк и Москву.

Переезд дался нелегко. Сразу стало очевидно, что качество жизни в России существенно отличается от канадского. Но здесь было другое серьезное преимущество - возможность быстрого карьерного и профессионального роста. В Канаде, по словам Боташева, спокойствие и стабильность работы оборачивается очень медленным продвижением. К тому же ему было интересно перейти на sell-side. «Это совершенно другая работа, гораздо более динамичная. Там ты был покупателем, здесь ты продавец. Помимо анализа надо активно применять навыки презентации: у тебя может быть по семь-восемь встреч за день, причем сегодня в одном городе, завтра в другом. И так ты в течение двух недель колесишь по Европе. Это даже физически тяжело. На адаптацию потребовалось около полугода», -вспоминает Рустам.

Самое сложное в работе аналитика, по его словам, это идти против рынка: идти с мейнстримом гораздо проще. Особенно тяжело дается переход от всеобщего позитива к негативу. И самым большим своим профессиональным достижением Боташев считает то, что в конце июля прошлого года он начал давать негативный прогноз и убедил клиентов «продавать», хотя вокруг аналитики дружно советовали «покупать».

В будущем Рустам Боташев хочет вернуться на buy-side, но уже не аналитиком, а портфельным управляющим.

АНЕКДОТ ПРО АНАЛИТИКОВ
Идут два инвестиционных аналитика по деревне. Видят, бежит животное.
Спорю, что это свинья.
Какая свинья, это лошадь, у нее же рога.

Ирина Велиева - самая молодая из героев нашего проекта: ей нет еще и двадцати пяти. Эксперты отзываются о ней как о весьма перспективном аналитике. И это не щедрые авансы на будущее, в активе у Ирины очевидные и весомые профессиональные достижения. Самое большое на данный момент, по ее собственному мнению, - укрепление позиций «Эксперт РА» на рынке рейтингования. Прорыв выражается в цифрах: когда два года назад Велиева возглавила направление рейтингов кредитных институтов, в их ведомстве было около 15 банковских рейтингов, сейчас их более 130.

Экономическую специальность Ирина выбрала из вполне практических соображений, потому что она дает широкие возможности для дальнейшего карьерного выбора, выгодно сочетая в себе и гуманитарные, и технические дисциплины. Плюс к этому - МГУ формирует широкий кругозор. Поэтому выбор был очевиден - экономфак главного университета страны. К поступлению целенаправленно готовилась два года. Недавно нашла сочинения, написанные в тот период, и удивилась самой себе: подумала, что больше так никогда не напишет. И вообще она придерживается интересной точки зрения, что к моменту вступительных экзаменов умственные способности человека достигают пика, а потом идут на спад. Образованием осталась довольна: получила фундаментальные теоретические знания, поняла, чем хочет заниматься в дальнейшем, приобрела друзей. Об этом периоде Ирина рассказывает с улыбкой: становится понятно, что это были счастливые шесть лет жизни. Настолько, что с альма-матер она расставаться не захотела. Продолжает учиться в аспирантуре и пишет диссертацию по крайне актуальной теме - банковские кризисы на развивающихся рынках.

Работать Ирина Велиева начала на четвертом курсе - занималась переводом экономических статей с английского и немецкого. Чуть позже устроилась младшим аналитиком в небольшую инвестиционную компанию, но задержалась там всего на полгода. «Попробовав себя на аналитическом поприще, почувствовала, что это мое. Но структура, в которой работала, не давала заниматься сложной и творческой аналитической работой. Требовалось просто собрать информацию, скомпилировать ее и красиво оформить. Поэтому я проработала там недолго», - вспоминает Ирина. Еще с университетских времен она хотела работать в рейтинговом агентстве: процесс, когда анализируется огромный массив информации о компании, а потом уровень ее устойчивости выражается одной-единственной буквой, которую все понимают и признают, заочно завораживал. Поэтому когда в почту случайно упала вакансия из «Эксперт РА», она долго не раздумывала.

АНЕКДОТ ПРО АНАЛИТИКОВ
На нью-йоркском небоскребе два человека держат аналитика за ноги. И один у другого спрашивает: Как думаешь, отскок будет?

Ирина Велиева пришла в рейтинговое агентство в 2006 году на позицию эксперта. И сразу же испытала шок от уровня свалившейся ответственности. В первый же рабочий день ей поручили вести исследовательский проект по ипотечному кредитованию: нужно было придумать идею, написать исследование и разработать концепцию конференции по этой теме. Бояться было некогда. Через полгода Ирину повысили до ведущего эксперта, а через год назначили руководителем банковского направления. Сейчас в ее подчинении работает десять человек.

Ирина рада, что ей удалось поработать и на волне экономического подъема, и в кризис: «Для нас сложилась ситуация, не характерная для других отраслей. Кризис дал нам еще больший импульс вырасти. Спрос на наши услуги резко возрос, когда в конце прошлого года были приняты важные поправки в законодательство, расширившие область применения рейтингов, прежде всего банковских. Это увеличило загрузку нашего отдела на порядок». Первую неделю после принятия нормы все сотрудники только тем и занимались, что отвечали на звонки, настолько много было вопросов и предложений. В тот период работать приходилось сутками. Нужно было быстро отреагировать на новую ситуацию: изменить подходы к планированию, собственной эффективности и оперативности. К тому же предстояло провести серьезную методическую работу: рынок изменился, изменились принципы оценки рисков, нужно было быстро переадаптировать и перестроить методики рейтингования. Этот опыт Ирина Велиева считает самым ценным за профессиональную карьеру.

Пока ее устраивает выбранная сфера деятельности и компания, в которой работает: каждый день возникают новые задачи, которых не было вчера и не будет завтра. В будущем Ирина видит для себя два варианта развития карьеры. Первый - аналитическая работа в крупном финансовом институте. Второй - организация собственного бизнеса. Причем он, скорее всего, не будет связан с высококонкурентным финансовым сектором. Ирине Велиевой хочется быть лидером в том, что она делает. Ей хотелось бы построить бизнес, ориентированный на потребителя. Чтобы сразу видеть результат, выражающийся в позитивных человеческих эмоциях.

Карьеру Дмитрия Дмитриева, начавшуюся в 1998 году, можно назвать образцово-показательной. За 11 лет он ни разу не отклонился от выбранного профессионального маршрута. Хотя пришел в аналитику не самым традиционным путем, которым с успехом прошагали большинство героев нашего проекта. Он тоже окончил МГУ, но не экономфак, а мехмат. Потому что с детства тяготел к точным наукам, учился в математических школах и поступил в университет без каких-либо проблем.

На получении диплома Дмитриев останавливаться не стал, а поступил в аспирантуру. Ему была интересна выбранная тема - принципы оптимального управления, которые могут применяться к разным областям человеческой деятельности, от запуска космических кораблей до улучшения бизнес-процессов. Одновременно устроился на первую работу - аналитиком в банк «Восток-Запад», где занимался анализом региональных финансов и долговых обязательств. Аспирантуру Дмитрий окончил, но диссертацию не защитил: работа затянула. По его словам, математика - такая наука, которой невозможно заниматься параллельно с чем-то: только если ты этим живешь, можешь произвести что-то, представляющее научную ценность.

В банк Дмитриев пришел в начале 98-го года, но кризис «Восток-Запад» не пережил. «Опыт прохождения через кризис был очень интересным: много новостей, событий. Отличался ли он от нынешнего? Несомненно. Тогда экономика и банковский сектор не были так сильно завязаны друг на друга. То был кризис государственных финансов. Сейчас реальный сектор стал серьезно зависеть от кредитных организаций. И как только у банков возникли сложности с ликвидностью, это ударило по экономике в целом. Плюс -Россия сейчас в гораздо большей степени интегрирована в мировую систему, и падение повсеместного спроса больно ударило по нашим производителям», - рассуждает он.

Надолго без работы Дмитрий не остался, более того, ему сделали сразу несколько предложений: в частности, перейти в инвестбанк UFG или уйти в реальный сектор.

Инвестиционный бизнес переживал тогда не лучшие времена, этот путь был гораздо более рискованным, но и более интересным. Это и повлияло на решение молодого специалиста. В UFG помимо привычного анализа долговых обязательств Дмитриев занялся исследованием рынка акций. По его словам, компания испытывала трудности, аналитическую команду изрядно сократили, поэтому каждый аналитик занимался несколькими секторами, был «человеком-оркестром». «По сути, мы сформировали команду с нуля, причем очень высокого уровня. Участие в создании профессионального аналитического отдела было для меня важным опытом. Отдаю должное акционерам - они видели в аналитике большую ценность, понимали, что это не только расходы, но и работа на перспективу, на репутацию инвест-банка», - говорит Дмитрий.

В UFG он научился профессии аналитика как таковой - за год ее, по убеждению Дмитриева, не освоить. Сначала ты учишься работать с информацией и анализировать ее, учишься писать отчеты, затем презентовать их, общаться с инвесторами и т. д. Но через несколько лет, рассказывает он, начинает казаться, что ты уже очень много знаешь и умеешь, и работа перестает приносить удовольствие. «В такой момент многие аналитики и спрыгивают с дорожки, начинают искать другие варианты развития карьеры. У меня тоже был период разочарования в профессии, но мне повезло: сам рынок тогда не был статичным. В экономике каждый год происходили значительные изменения, открывались новые рынки, появились новые компании, - объясняет Дмитрий, - был бум первичных размещений - здесь для аналитика много возможностей проявить себя. Так что интерес вернулся».

В 2006 году Deutsche Bank приобрел UFG. Дмитрий в банке остался на два года, приобретя ценный опыт работы в глобальной структуре. Но в начале 2008-го получил более интересное предложение - перейти в новообразованный «ВТБ Капитал». ВТБ тогда создавал инвестиционный бизнес и аналитический отдел. Дмитриев посчитал, что это достойный вызов. Создание аналитического подразделения с нуля он и считает наивысшим профессиональным достижением на данный момент.

На вопрос о том, кто такой хороший аналитик, Дмитрий сначала отшучивается: «Тот, кто умеет все хорошо спрогнозировать, а потом объяснить, почему прогноз не сбылся. -Но потом задумывается и добавляет: - Наверно, это тот, кто способен генерировать идеи и выходить за рамки базового набора аналитических услуг, который слабо меняется от банка к банку. Например, все привыкли делать анализ «сверху вниз»: сначала анализируют ситуацию в мировой экономике, потом спускаются до конкретного сектора. С началом кризиса эта схема перестала работать. И мы недавно предприняли попытку сделать анализ «снизу вверх» - от конкретного предприятия, его проблем и перспектив до российской экономики в целом. Этим инвестбанки не занимаются».

Евгений Надоршин напоминает вечный двигатель. Со стороны может показаться, что для него дело принципа - быть живым воплощением девиза: «Движение - жизнь». Но в процессе разговора понимаешь: это не дежурная маска. Он говорит и действует в бешеном ритме лишь потому, что старается успеть как можно больше. Сам признается: привык со школы не давать себе поблажек и считает, что делать большие паузы на отдых вредно - после того, как расслабишься, сложно входить в привычный темп. Самодисциплина, возможно, стала следствием его юношеского увлечения единоборствами. Не исключено, что код к его профессиональному успеху - полная включенность в процесс, которым он занимается. Во всяком случае, за шесть лет на финансовом рынке Надоршин заслужил репутацию активного и смелого аналитика, способного четко обосновать не всегда традиционный взгляд на происходящее в секторе. Правда, по его словам, он не стремился как можно быстрее стать «модным», узнаваемым аналитиком, когда в 2004 году пришел в банк «Траст» на должность экономиста. До прихода туда Евгений имел весьма поверхностное представление о банковской аналитике. Что неудивительно: университетское образование, полученное в Роттердаме, не предполагало большого объема практической информации о «живом» российском рынке, а его последующая работа в экономических экспертных группах также была в большей степени связана с наукой, чем с предметным анализом.

Переходным периодом между фундаментальными исследованиями и банковской аналитикой стала работа в Институте открытой экономики. «Хотелось не потерять полученный набор знаний и пополнить его за счет практического багажа», - говорит Надоршин. Именно в банке «Траст» ему предоставили такую возможность. Не последнюю роль сыграл и тот факт, что на новом месте его не пытались контролировать: точке зрения молодого аналитика с задатками ученого-макроэкономиста доверяли.

АНЕКДОТ ПРО АНАЛИТИКОВ
Брокер встречает знакомого
аналитика у дверей лифта и хитро
спрашивает:
- Ну, хоть сейчас-то ты можешь
сказать - вверх или вниз?

Впрочем, на первых порах у Евгения возникли сложности с самовыражением. «Кто ясно мыслит, ясно излагает», - писал Шопенгауэр. Но, увы, Надоршину поначалу никак не удавалось воплотить это правило на практике. Он обнаружил, что совершенно не умеет писать прогнозы коротко и односложно, как его западные коллеги. Примерно полгода он учился формулировать мысли так, чтобы их одинаково легко воспринимали и инвесторы, и журналисты. А потом еще в течение двух лет шлифовал свой стиль, прежде чем он стал узнаваемым.

Как ни странно, Евгений не боится быть открытым и самокритичным. Например, он стал одним из немногих участников проекта, рассказавшим о своем профессиональном поражении. «Был момент, когда я решил, что российско-грузинский конфликт не будет затяжным. И в результате ошибся. Но эта промашка, к счастью, не сильно отразилась на моей репутации. Скорее, за столь неумеренный оптимизм я больше ругал сам себя», - вспоминает Надоршин.

Он считает, что сейчас рынок не судит аналитиков строго, так как нет среди них таких, кто начиная с августа 2008-го ни разу не ошибался в процессе оценки событий. В кризис, поясняет Евгений Надоршин, на первый план выходит скорость реакции в обработке потока информации. И тут, по его словам, начинаются любопытные метаморфозы: аналитик без комплексного образовании в какой-то момент оперативно и к месту выдает адекватные комментарии, и, напротив, его коллега с хорошим образованием не умеет вовремя им воспользоваться, так как при расчете прогнозов уже невозможно пользоваться старыми схемами.

Помимо скорости и знаний для действующего аналитика сегодня в приоритете настойчивость и упорство. Без этих качеств, полагает он, сложно будет донести свою точку зрения до широкой общественности. «Каждый второй публичный человек считает своим долгом высказаться на тему экономики, нередко транслируя при этом абсолютно завиральные идеи», -поясняет Евгений. Чтобы ложные выводы не осели в головах и не создали дополнительной паники, финансовые аналитики вынуждены быть настойчивыми: повторять свои высказывания по нескольку раз.

Казалось бы, с его скоростью реакции он как нельзя лучше подходит для роли постоянного игрока в команде банковских аналитиков. Однако Евгений в отдаленном будущем хотел бы вернуться в науку с тем, чтобы допол-
нить старую экономическую теорию новыми практическими наработками. «Мне действительно есть что добавить, - говорит Надоршин. - Другое дело, что я не могу сказать наверняка, буду ли я через несколько лет пригодным для научной работы и хватит ли мне воли. Точно могу сказать, что желание такое есть».

В ее облике, интонациях, мимике незримо присутствуют уверенность и спокойствие харизматичного человека. Сложно поверить, что аналитик Наталия Орлова, чей профессиональный авторитет сомнений в стане финансистов не вызывает, в начале своей карьеры больше всего боялась    озвучивать    собственные комментарии.

«Прежде чем отстаивать свою позицию, необходимо сделать выбор в пользу одной точки зрения на событие. Этот момент был самым сложным испытанием в моей профессии», -вспоминает она.

Природная замкнутость все же не помешала ей пойти в аналитики. Наталия полагает, что жизнь рано или поздно привела бы ее туда. И причина не только в том, что в свое время она окончила профильный вуз - экономический факультет МГУ по специальности «Кибернетика». «Экономика всегда казалась мне интересной», - объясняет она судьбоносный выбор. Но знак равенства между работой и призванием всей жизни ставить не спешит, хотя не изменяет профессии с 1996 года.

Навыки практической аналитики Орлова получила в инвестиционном фонде Russian Opportunity Fund. А за полгода до начала кризиса 1998 года ее пригласили в Альфа-Банк, где она получила настоящее «боевое крещение» - оценивала риски на рынке ценных бумаг. Наталия не считает, что каждый аналитик автоматически становится заложником того учреждения, в котором работает. Деление на независимых и внутрибанковских экспертов в банковской среде, на ее взгляд, условно: все решает человеческий фактор. Одни хотят и умеют отстаивать свою позицию, другие - нет. Ее опыт подсказывает, что серьезные банки не заинтересованы в «китайских болванчиках». Востребованы те, кто отвечает двум базовым критериям: может быстро и четко сделать полный анализ экономической среды и при этом нейтрально и непредвзято оценить реализацию бизнес-проектов.

Успеха в финансовой аналитике, на ее взгляд, добиваются те, кто готов при необходимости пойти против мнения большинства, если уверен в своей позиции. Бежать за рынком не кажется ей верной стратегией для тех, кто дорожит своим именем. Наталия убеждена, что репутация аналитика больше всего страдает из-за непоследовательности в высказываниях. Самое сложное в этой профессии, говорит она, - не потерять свой стиль, а для этого надо держаться выбранной позиции.

Сама Наталия Орлова часто плывет против течения, когда уверена, что правильно собрала свою «мозаику» - картину развития той или иной ситуации. «Когда видишь ее целиком и знаешь, из каких паз-лов она сложена, то легче находить весомые аргументы», - объясняет она. Вот почему обратная связь с коллегами ей больше мешает, чем помогает: чужие мысли блокируют твои собственные, живые и нестандартные, считает Наталия.

Казалось бы, образ успешного банковского аналитика не предполагает креатива, однако Орлова чувствует себя в нем комфортно, даже когда ее позицию называют провокационной: «Прогноз - не руководство к действию, а информация к размышлению, и главная задача аналитика -расширить описание возникающих на рынке ситуаций, чтобы у инвестора, которому надо принять решение, было больше внешней информации».

Наталия уверена, что в кризис для ее коллег наступил звездный час, появилась возможность показать себя, так как сейчас экономист-аналитик перестает быть просто наблюдателем и может увидеть, как его мнение трансформируется в реальные идеи. Но для того, чтобы стать заметным в кризис, нужно не только хорошо знать предмет анализа, не менее важно обладать «интуицией момента» - дать прогноз в нужное время в нужном месте. Даже для нее, опытного профи, самое сложное - угадать, когда ее информация приобретает особую ценность на постоянно меняющемся рынке. Впрочем, в такой профессии, как финансовая аналитика, миг победы краток, уверена Орлова.

Возможно, поэтому своим последним серьезным достижением Наталия считает получение ученой степени в докторантуре университета Париж-6. Ее новый долгосрочный проект -преподавание в Высшей школе экономики.

«У меня нет ощущения, что без выбранной профессии сама по себе я ничто, - говорит Орлова. - Думаю, что если бы не пошла в экономику, то стала бы архитектором: мне всегда нравились здания».

АНЕКДОТ ПРО АНАЛИТИКОВ
Жена спрашивает мужа-брокера, в чем заключается его работа. Он говорит:
- Ну, представь себе, что мы купили кроликов, они расплодились. А потом случилось наводнение, и они все утонули. Вот мы сидим и думаем: «Что ж мы рыбок-то не купили!»

Леонид Слипченко рано понял, чем хочет заниматься в жизни. Уже в восьмом классе начал постигать азы экономики. В середине 90-х в перспективности направления никто не сомневался. Проблема выбора будущей альма-матер исчезла окончательно, когда он начал заниматься в экономико-математической школе при экономфаке МГУ. Туда приходилось ездить по вечерам после занятий в историческом лицее. Но на вопрос о тяжести подобного совмещения Леонид ответил, что в их семье исповедовался жесткий, но правильный принцип: с детства нагружать детей по полной программе. И потому были уроки английского, занятия музыкой и много чего еще.

Об экономическом факультете Слипченко говорит: «Достоинство МГУ в том, что там формируют широкий взгляд на вещи. Ты не узкий специалист, у тебя есть возможность найти себя, выбрать направление деятельности». Работать Леонид начал еще во время учебы - в Министерстве экономического развития, в департаменте, который занимался вступлением России в ВТО. По его словам, это был интересный опыт, но чиновником он себя в дальнейшем не видел, поэтому перешел в консалтинговую компании Grand Thornton аудитором-консультантом.

Банки в то время стали активно переходить на МСФО, и работы было много. Приходилось трудиться до глубокой ночи, часто по выходным, за небольшие деньги. Но, по словам Леонида, это того стоило: он получил представление о финансовых потоках не только в банках, но и в компаниях реального сектора, о механизме принятия кредитных решений, формировании кредитного портфеля - в общем, о том, как функционирует банковский бизнес.

Параллельно озаботился получением степени CFA. «Многие мои коллеги получали международные бухгалтерские степени. Но такой вариант казался мне несколько скучным и однобоким. CFA - более сложная программа, к тому же не нужно было посещать занятия: исключительно самостоятельная работа. Это настраивает тебя на определенный лад, не дает расслабляться», - рассказывает Леонид.

А через год он перешел в Международный московский банк на позицию внутреннего аудитора и риск-менеджера: захотелось изучить работу банка изнутри. Она, правда, особенного впечатления не произвела, показавшись нединамичной. Он понял, что кредитные организации -структуры громоздкие и забюрократизированные. В итоге проработал там немногим более года.

К тому моменту Слипченко уже всерьез интересовался рынком акций и успел преодолеть две ступени CFA. Поэтому переход в небольшую брокерскую компанию, где он покрывал не только банковский сектор, но и несколько других отраслей, стал более чем логичным. За следующие два года Леонид понял, что в этом бизнесе требуется принимать резкие, порой молниеносные решения, анализировать новости в ускоренном режиме. И что главное преимущество профессии -дать рекомендацию клиенту, использовав все свои знания и навыки, и увидеть, как принятое им на основе этого инвестиционное решение приводит к конкретному бизнес-результату.

В 2007 году Леонид Слипченко пришел в «УРАЛСИБ Кэпитал». Вместе с покрытием банковского сектора стал заниматься стратегией на рынке акций. «Здесь больше работы и больше ответственности. У «УРАЛСИБ Кэпитал» обширная база клиентов, среди которых крупные ин-вестфонды, их опытных и знающих специалистов сложнее заинтересовать своими прогнозами. Требуется углубленный анализ, ясная и четкая структура отчетов, которая должна быть понятна и российским и иностранным клиентам, и твоим коллегам», - объясняет специфику Леонид.

Банками он занимается уже семь лет и пока менять отрасль не собирается,   в   частности,   потому,   что банковский сектор неразрывно связан и с макроэкономикой, и с другими секторами, и здесь гораздо сложнее прогнозировать ситуацию на длительные периоды, особенно во время кризиса. А профессия аналитика, по определению Слипченко, тем и интересна, что она сложная. Ты должен быть и отличным продавцом, и в чем-то даже психологом, потому что клиенты абсолютно разные: у всех разные запросы, задачи, интересы, уровень знаний.

«Важно понимать, что ты берешь на себя большую ответственность, когда делаешь тот или иной прогноз, даешь рекомендации, - говорит Леонид. -Но твое удовлетворение от того, что он оказался верным, дорогого стоит. Главный актив аналитика - его репутация, узнаваемость, доступ к клиентам. «Звезд» на рынке мало, потому что бизнес этот высококонкурентный и сложный». Пока, по его словам, возраст позволяет заниматься этой профессией, динамичной и стрессовой. Поэтому однозначного ответа на вопрос о том, кем он хочет быть через пять или десять лет, у Леонида Слипченко нет.

Всего проголосовало: 7

10.0

Маргарита Удовиченко, Мария Ермакова
Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

Сотрудники «Балтийского лизинга» рассказали о новых технологиях отрасли на Digital City Forum
Импорт и экспорт в США вырос выше прогнозов
Х Юбилейный рождественский бал «Сокровища России»
Национальный совет финансового рынка отмечает свой первый юбилей

Календарь мероприятий

Ноябрь, 2018
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный Кубок 2018г.

Летний Интеллектуальный Кубок NBJ 29 мая 2018г.

Яндекс.Метрика