Вход
Мы в социальных сетях

Аналитика и комментарии

27 июля 2006

Захотят ли банки отдать свое?Продавать акции на бирже

A A A

В дискуссии участвуют:

Ричард Хейнсворт, генеральный директор рейтингового агентства «РусРейтинг»

Иван Розинский, член правления Международного Московского банка

Сергей Суверов, независимый эксперт

Сергей Моисеев, директор Центра экономических исследований МФПА

НБЖ: Можно ли заставить банки «поделиться собственностью» через продажу части акций?

Р. Хейнсворт: Идея о том, что российские банки обязаны выпустить свои акции на внутренний фондовый рынок, была воспринята как принудительная мера. Вмешательство государства в рыночные условия, которое ущемляет права человека и вынуждает собственника бизнеса продавать то, что он продавать не собирается, не вызвала в среде банкиров особого энтузиазма. Ведь такая мера грозит утратой или ограничением контроля над банковским бизнесом его нынешним собственникам. Но я бы предложил сформулировать этот вопрос иначе.

Нужен ли сегодня России свободный рынок банковских акций? Мне кажется, это очевидно - стране необходим свободный ликвидный рынок банковских акций. Потому что успех российской экономики зависит и от банковской системы, и от развитости фондового рынка. Сегодня вклад российских банков в развитие фондового рынка ограничен. Вместе с тем, инвесторы заинтересованы в банковских акциях. Причем не в акциях одного-двух банков, даже таких крупных, как Сбербанк или Внешторгбанк, а в возможности выбора из многих предложений.

С. Суверов: В некоторых странах требование публичности для банковских организаций давно стало обязательным. Например, в Польше и Канаде. Но есть и иные примеры. В частности, швейцарские банковские дома славятся своей надежностью и устойчивой структурой управления. Однако ни в каких нормативных актах в этой стране не зафиксированы требования относительно публичности банков и их обязательства по выведению своих бумаг на фондовые рынки. Форсированный административными методами вывод акций российских банков на фондовый рынок противоречит базовым принципам рыночной экономики. К этому можно добавить и то, что сегодня для подобного решения не самый благоприятный момент. Именно сейчас российская банковская система проходит фазу быстрого роста, т. е. период, когда подобные решения нелогичны и не могут быть поддержаны собственниками бизнеса. Если прибыль растет на 50% в год, то зачем, спрашивается, собственнику делиться своими прибылями! Со временем ситуация изменится, и тогда подобные решения будут инициировать сами собственники банковского бизнеса. А сегодня банкам интереснее все-таки иметь стратегического партнера, а не портфельного инвестора.


Сергей Суверов:

В Польше и Канаде публичность банковских организаций обязательное требование.

И. Розинский: Трудно ожидать от банков, чтобы они бурно поддерживали и одобряли какую-либо обязаловку, поэтому отрицательный ответ на такой вопрос запрограммирован. Лучше поставить его таким образом: «Нужны ли и полезны ли подобные меры стране?» А вот на этот вопрос я бы дал положительный ответ.

В принципе, есть три возможных варианта развития российской банковской системы. Первый предусматривает обращение банков к IPO, второй - повторение сценария Восточной Европы, где доминируют иностранные банки. Третий путь - усиление государственных банков. Считаю, что первый путь предпочтительнее остальных со всех точек зрения. То, что этот путь реален, показывает опыт Канады, сохранившей национальную банковскую систему «под боком» у США именно благодаря законодательному недопущению чьего-либо (неважно - канадского или иностранного собственника или государства) контроля над крупнейшими банками страны.

С. Моисеев: Прежде всего, нужно понять - зачем банкам выходить на открытый рынок акций? Конечно, рынок акционерного капитала предназначен для пополнения собственных средств банка. Проблема достаточности капитала в ведущей тридцатке банков стоит достаточно остро. По нашим оценкам, около трети из них предстоит «подтянуть» капитал. Да и Банк России, желающий с 1 января 2007 г. увеличить норматив достаточности капитала до 12%, добавляет масла в огонь. Таким образом, банкам, с одной стороны, выгодно размещать акции для привлечения дополнительного капитала. Но с другой стороны, структура собственности на банковские активы не позволяет кредитным организациям публично размещать свои бумаги. Российская банковская система находится под влиянием нескольких промышленных групп. Вхождение банков в промышленные группы делает невозможным публичность банков, а также консолидацию крупнейших банков, поскольку их объединение противоречит интересам владельцев группы. Собственники групп не имеют стимулов к тому, чтобы банки становились публичными. И отсутствие в стране хотя бы одного крупного частного банка, чьи акции торгуются на открытом рынке, является тому доказательством. Идею стимулирования выхода банков на биржу через нормативное регулирование считаю скорее утопической, нежели реальной.


Сергей Моисеев:

Заставить банки выходить на биржу это утопическая идея.

НБЖ: На какие банки могут распространяться подобные требования?

Р. Хейнсворт: Для того чтобы иметь хороший рынок акций, работающий в пользу всех владельцев, нужен большой рынок. А для этого необходимо, чтобы его сформировали многие банки, но в первопроходцы никто особенно не рвется, понимая, что их участь будет нелегкой. Поэтому Центральный банк, действуя в интересах России в целом, должен предоставить все условия для выхода банков на рынок. Никто сам по себе не хочет заниматься, к примеру, сбором мусора, но все при этом хотят жить в чистоте. Потому и нужны специализированные службы по уборке мусора, задача государства как раз обеспечить общество такими службами. Также и здесь, все понимают преимущества существования большого рынка акций, но при этом отдают себе отчет, что банки, первыми выставившие свои акции на рынок, рискуют получить убытки. Поэтому задача Центрального банка поощрять выход банков на рынок.

И. Розинский: Считаю, что целесообразно стимулировать к проведению IPO в России и банки с доминирующей иностранной собственностью. Но именно стимулировать, а не заставлять. Думаю, что для страны продуктивнее будет встраивать «иностранцев» в отечественную финансовую систему, чем устанавливать для них разные квоты и ограничения.

Хочу еще раз подчеркнуть, что решение об IPO- безусловная прерогатива акционеров, неважно, российских или иностранных, и его нельзя навязывать. Центробанк, если считает нужным, должен создать условия для расширения числа желающих проводить IPO. Разумным было бы формулирование некоего долгосрочного видения перспектив развития банковской системы, ориентируясь на которое собственники банков могли бы принимать решения.

НБЖ: Станут ли при этом банки более транспарентными и лучше управляемыми?

С. Суверов: С точки зрения корпоративного управления и транспарентности публичные банки, конечно, обладают определенными преимуществами. Однако они далеко не всегда имеют решающее значение. К примеру, Центральный банк может сколь угодно строго контролировать банки и добиваться повышения их информационной открытости. Однако опыт американской компании «Энрон» показывает, что котировка акций на бирже и предоставление необходимой информации отнюдь не являются гарантией от банкротства. Также условны и преимущества с точки зрения фондирования и привлечения капитала. Например, «Русский Алюминий» как частная компания привлекает средства практически по тем же ставкам, что и «голубая фишка» НК «ЛУКойл». Есть примеры и из банковской практики.

Еще один вопрос, на который нет однозначного ответа, - хорошо ли иметь миноритарных акционеров. Достаточно будет появиться одному скандалисту и шантажисту, чтобы дискредитировать такую идею. К тому же миноритарные акционеры, как правило, настаивают на увеличении выплат дивидендов, т. е. они ориентированы на краткосрочные, а не на стратегические интересы бизнеса.

С. Моисеев: Полагаю, что публичные банки будут радикально отличаться от своих «непубличных» коллег. Но есть первичный эффект открытого обращения банковских акций и вторичный. К первичному относится то, что публичность заставляет банки проводить более прозрачную информационную политику, а также избегать принятия на себя рисков, которые могли бы повредить репутации банка и негативно сказаться на цене его акций. К вторичному эффекту следует отнести результаты открытой политики.

Согласно проведенному нашим Центром анализу, публичность напрямую связана с объемом привлекаемых с финансового рынка ресурсов. Публичные банки представляют собой группу лидеров, которые реализуют активную маркетинговую стратегию и оказывают заметное влияние на конъюнктуру рынка.


Иван Розинский:

Трудно ожидать от банкиров, чтобы они бурно поддерживали и одобряли какую-либо обязаловку.

НБЖ: Станет ли банковская система более стабильной и устойчивой к кризисным потрясениям?

С. Суверов: Теоретически, может быть, и стала бы, однако реальная ситуация на российском фондовом рынке не дает оснований на это надеется. Предположим, Центробанк тем или иным способом убедил крупные российские банки вывести свои акции на российские фондовые площадки. Предположим, что котировки этих акций в один прекрасный день упадут процентов на 20. А это при нынешней динамике рынка вполне реальная перспектива. Вкладчики банков, скорее всего, свяжут такое падение не с какими-то внешними факторами (цены на нефть или ставки ФРС), а будут рассматривать его как свидетельство ненадежности конкретного банка и его менеджмента. Затем последует отток вкладчиков и угроза нового банковского кризиса. Одним словом, в конкретных условиях, которые сложились сегодня в нашей стране, выход на фондовые рынки может негативно отразиться на стабильности российской банковской системы и не приведет к тем целям, которые, вероятно, преследовал Центробанк, выступая с соответствующей инициативой.

И. Розинский: Сама идея проведения IPO крупными банками - это хорошая идея. Появление миноритариев, при прочих равных условиях, будет позитивным фактором именно потому, что оно ограничивает всевластие единственного собственника. В качестве иллюстрации достаточно вспомнить события 1998 г. Думаю, что никому не хотелось бы в будущем повторения тяжелых ситуаций на рынке, в которых спасение небанковского актива происходит за счет «заклания» активов банковских.

С. Моисеев: Мы проводили анализ на чувствительность финансовых показателей публичных банков к колебаниям рынка. В целом, картина довольно неоднозначная. Во-первых, банки, чьи акции обращаются на бирже, действительно обладают повышенной волатильностью вкладов частных лиц, что говорит о чувствительности вкладчиков к банковской информации и состоянию фондового рынка. Во-вторых, важно, что устойчивость таких банков в период банковской паники, тем не менее, не сильно отличается от всего банковского сектора в целом. Дело в том, что публичные банки обладают системной зависимостью от состояния всего банковского сектора, и волатильность их вкладов повторяет динамику остальных крупнейших банков. Наконец, пожалуй, самый важный вывод заключается в том, что публичные банки способны к быстрому восстановлению в период кризиса и после него. Информационная открытость позволяет им быстрее остальных вернуть доверие контрагентов, клиентов и вкладчиков.


Ричард Хейнсворт:

Центробанку нужно разработать специальный механизм для банков, которые выводят свои акции на торги.

Всего проголосовало: 0

0.0

Артос Саркисянц, замдиректора Департамента корпоративного бизнеса, банк «Глобэкс»
Поделиться:

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Новости банков и компаний

Чудеса на нефтяном рынке - Трамп не потерял хватку
«Сбербанк страхование жизни» произвела 21,5 тыс. выплат по страховым случаям в первом квартале 2020 года
Новикомбанк поддерживает проекты Концерна «Автоматика»
Организованный Совкомбанком выпуск облигаций СФО «Русол 1» включен в международную базу «зеленых» облигаций

Календарь мероприятий

Апрель, 2020
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
Ближайшие мероприятия