Аналитика и комментарии

22 февраля 2021
 

Банкиры теряют чистую процентную маржу. S&P считает, что в 2021 году с рынка уйдут 30 игроков

В ожидании волны

По оценке аналитиков S&P, в ближайшие два года чистый процентный доход российских банков будет на 1,4–1,6 трлн рублей ($19–21 млрд) меньше того объёма, который они могли бы получить, если бы средний показатель чистой процентной маржи в банковском секторе оставался на уровне 4% (в соответствии с данными на 1 октября 2020 года). «Мы ожидаем, что этот показатель может снизиться на 50–75 базисных пунктов в 2021 году – до исторического минимума 3,25–3,5% – и потенциально еще на 25 б.п. в 2022 году. Сокращение потерь по кредитам и рост комиссионного дохода будут недостаточными для компенсации ожидаемой потери чистого процентного дохода», – отмечают эксперты.

По их мнению, для адаптации бизнеса к низким процентным ставкам и урегулирования последствий пандемии российские банки будут в большей степени ориентироваться на повышение эффективности операционной деятельности, развитие цифровизации и усиление своих позиций в розничном сегменте.

Перспективы развития банковского сектора будут зависеть от темпов восстановления российской экономики. Разные сценарии будут иметь различные последствия для показателей стоимости риска и темпов роста в банковском секторе, а будущие решения Банка России в сфере денежно-кредитной политики будут оказывать влияние на чистую процентную маржу банков и, в конечном счете, на их прибыльность.

Принимая во внимание снижение показателей процентной маржи, банки будут все больше стремиться генерировать непроцентный доход. Однако ожидаемый рост комиссионного дохода будет очень неравномерным в банковском секторе. Аналитики полагают, что в ближайшие два года основная доля прогнозируемого роста комиссионного дохода будет приходиться на банки с наиболее высоким уровнем цифровизации.

Труднее всего придётся банкам, которые в большей степени ориентированы на кредитование корпоративных заёмщиков и имеют более низкий уровень цифровизации. Падение доходов повлечёт за собой новую волну закрытия банков. По прогнозу агентства, в текущем году покинут рынок 30 банков.

Реакция рынка

Со многими выводами независимых экспертов согласна управляющий Санкт-Петербургским филиалом РГС Банка Елена Верёвочкина. По её словам, «сниженные процентные ставки положительным образом влияют на чистую процентную маржу в краткосрочном и среднесрочном периодах, а в долгосрочной перспективе её снижают, что нас и ожидает в ближайшие годы». Согласно данным «Эксперт РА», по итогам 2020 года средняя по сектору чистая процентная маржа снизилась до 5,0%, хотя в 2019 маржа была на уровне 6,13%. Системно значимые банки держали маржу в 2020 году чуть выше – на уровне 5,3%. Наиболее высокомаржинальным традиционно был, остается и, вероятно, останется розничный бизнес, уверена Верёвочкина.

«На фоне снижения маржинальности на первый план выйдет целевое кредитование, в первую очередь за счёт кооперации с партнёрами и запуска совместных программ, чтобы предложить лучшие условия для потребителя. Будет активно развиваться сегмент POS-кредитования и кредитования на покупку загородных домов, где появятся новые направления и партнёрские программы», – сообщил заместитель президента – председателя правления Почта Банка Павел Тулубьев.

По мнению банкиров, для сохранения рентабельности капитала при снижении чистой процентной маржи просто необходимо увеличивать активы, что возможно только при уменьшении коэффициента риска по займам. Но Банк России данный показатель только повышает, за исключением некоторых послаблений в период пандемии, которые скоро закончатся. Поэтому логично, что банкам приходится покрывать расходы доходами от комиссионного бизнеса.

Напомним, что в 2020 году доля комиссионных доходов в среднем в структуре общих доходов банковского сектора превысила 42%. У некоторых банков с развитой розницей доля комиссионных доходов составила более 55%. Для сравнения, в начале 2019 года этот показатель в целом по рынку не превышал 37%. Рост доли комиссионных доходов в 2020 году, по словам Елены Верёвочкиной, логичен и спровоцирован несколькими факторами: ростом безналичных платежей в связи с пандемией, а также увеличением спроса на брокерские услуги и снижением чистой процентной маржи на фоне снижения ключевой ставки.

Как считает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин, чистая процентная маржа российских банков будет и дальше уменьшаться на фоне снижения ЦБ ключевой ставки в минувшем году. «Мы видим, что в Европе из-за низких ставок ЕЦБ банки перестали зарабатывать деньги, падение доходов начало оказывать давление на их капитал. В результате европейские банкиры научились зарабатывать из других источников. К примеру, существенно выросли комиссионные доходы. Это закономерный процесс. Российским банкам придётся идти по этому пути», – заметил Брагин.

Рост доли комиссионных доходов – одна из приоритетных задач для многих банков. «Необходимое соотношение процентных и комиссионных доходов банки определяют самостоятельно, исходя из своего положения на рынке, наличия соответствующей инфраструктуры и стратегических приоритетов. В борьбе за комиссионный доход банки пересматривают свои подходы по тарифицированию услуг, а также активно развивают экосистемы, предлагая клиентам как банковские, так и небанковские продукты», – отметила управляющий Санкт-Петербургским филиалом РГС Банка.

Без потрясений

«Даже если банки недополучат в течение двух лет 1,4–1,6 триллиона рублей, это не будет катастрофой̆. Скорее всего, S&P сгущает краски. Но их тревога по делу», – заметил финансовый аналитик Алексей Бушуев. Он считает, что в кризисные времена банки оказываются в сложной ситуации, особенно когда речь идёт об оценке рисков, связанных с кредитованием.

«Маленькие и средние банки могут пойти, пусть и не массово, сдавать лицензии в добровольном порядке: бизнес становится слишком тяжёлым. Крупные конкуренты давят технологичными сервисами, рефинансировать портфель по-прежнему очень сложно», – пояснил независимый эксперт.

«Ближайшие два года будут неоднозначными для российской банковской системы, но ожидать сильных потрясений всё же не следует, – уверен главный аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов. По его мнению, некоторым некрупным банкам потребуется докапитализация, но крупнейшим представителям системы такой сценарий не угрожает.

Текст: Сергей Шахт
 

Три года на восстановление доходов

Мировому банковскому сектору потребуется три года, чтобы выйти на уровень доходов «до пандемии». И победят в этой гонке те банки, которые готовы работать в «цифре», говорится в отчёте «Полностью цифровой розничный банк» консалтинговой компании The Boston Consulting Group (BCG).

По данным аналитиков, российский рынок остаётся одним из немногих, где ожидается рост выручки розничного банковского сектора от 1,2% до 5,8% годовых до 2024 года. В РФ, несмотря на изначально довольно высокую долю цифрового и безналичного банкинга, за время пандемии резко сократилось число людей, приоритетно использующих наличные (минус 48%), и выросло число людей, впервые попробовавших новые форматы банковского обслуживания: плюс 8% для онлайн-банкинга и плюс 7% для мобильного банкинга.

«Россия остаётся одним из самых передовых рынков в мире с точки зрения цифровых услуг. Данные нашей системы REBEX говорят, что примерно 87% банковских клиентов в нашей стране сегодня пользуются цифровыми каналами, – отметил управляющий директор и партнер BCG Сергей Ишков. – Уже сейчас 30% россиян планируют сократить число или вовсе отказаться от походов в отделения даже после окончания пандемии. Это очень серьезный сигнал для всей индустрии – пора перестраивать операционную модель. Ведь в мире, где клиент не хочет появляться в отделении, победит тот, кто сможет эффективно с ним взаимодействовать в полностью удалённом и цифровом формате».

Успешный розничный банк будущего не может работать с текущей структурой затрат и оставаться конкурентоспособным, отмечают в BCG. По словам экспертов, операционные расходы лучших банков уже примерно на 40% ниже тех, что у обычного банка, и у них примерно на 50% меньше сотрудников. Лучшие банки также открывают на 69% больше счетов на филиал в расчёте на штатную единицу и проводят на 80% меньше транзакций на клиента в филиале по сравнению с обычным банком.

Ольга Квасова.

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала №197 (январь-февраль 2021)

 

Поделиться: