Аналитика и комментарии

03 ноября 2020
 

Юлия Лампицкая: Работа над ошибками или почему российские суды признают договоры вклада и кредита недействительными

Всем известно, что в России действует принцип свободы договора. В связи с чем, банки включают в договоры самые разные условия, нередко положения договоров заимствуются из юридической практики зарубежных стран (Англии, Германии, Франции). В настоящий момент сформировалась обширная судебная практика по применению норм ГК РФ о договорах вклада и кредита: российские суды признают некоторые положения договоров, а иногда и полностью договоры недействительными. Об этом и о том, какие законодательные ограничения свободы договора установлены для договоров кредита и банковского вклада в своей авторской статье специально для NBJ рассказывает магистр юриспруденции, юрист Юлия Лампицкая.

«Шапка» договора

Здесь необходимо указать идентификационные данные сторон договора. Как правило, в этом разделе для юридических лиц прописываются наименование сторон, местонахождение, данные лица, кто подписывает договор и основание, на котором он выступает от имени юридического лица. Для физических лиц указываются их фамилия, имя, отчество, адрес регистрации, паспортные данные. Помимо указанных данных в связи с судебной реформой 2019 г., я рекомендую также включать в данный пункт один из идентификаторов (СНИЛС, ИНН – для физического лица; ИНН и ОГРН – для физического). Ведь именно эти данные могут потребоваться при составлении искового заявления в случае возникновения спора между сторонами.

Заверения и  гарантии

Этот пункт из договоров пришел к нам из англосаксонской системы права. И если раньше этот пункт договора по российскому праву был фактически недействующим, то после реформы договорного права в 2015 г. заверения и гарантии стали законной конструкцией договорного права по Гражданскому Кодексу РФ (См. ст. 431.2 Гражданского Кодекса РФ).

Традиционно  к заверениям и гарантиям относятся следующие положения:

  • заемщик надлежащим образом зарегистрирован как юридическое лицо в соответствии с действующим законодательством;
  • он имеет правомочия заключать данный договор;
  • лицо, подписывающее договор, имеет право на такое подписание;
  • дается подтверждение получения необходимых согласий и одобрений для заключения договора (например, корпоративного одобрения, если оно требуется по законодательству);

заемщиком утверждается, что договор не нарушает иных его обязательств, например: заемщик подтверждает, что заключаемый кредитный договор имеет одинаковую очередность при банкротстве с иными необеспеченными обязательствами заемщика; банку не требуется лицензия на осуществление кредитования в стране регистрации заемщика; отсутствуют регистрационные сборы в стране существования заемщика для заключения кредитного договора, у заемщика отсутствует государственный иммунитет от судебной защиты и т.д.

«Коммерческие» заверения и гарантии также могут включать подтверждение, что к заемщику (или компаниям, входящим в его группу) не предъявлено исков на согласованную сторонами сумму; что бухгалтерская отчетность заемщика достоверно отражает его финансовое состояние; нет существенных изменений в ведении коммерческой деятельности заемщика; не предвидится изменений в корпоративной структуре группы заемщика; нет нарушений обязательств заемщика по иным обязательствам и т.д.

Верховный суд РФ в 2016 г. уже после реформы договорного права отдельно обратил внимание на то, что «в случаях, предусмотренных законом или вытекающих из существа обязательства, на сторону может быть возложена обязанность отвечать за наступление или ненаступление определенных обстоятельств, в том числе не зависящих от ее поведения, например в случае недостоверности заверения об обстоятельствах при осуществлении предпринимательской деятельности (пункт 4 статьи 431.2 ГК РФ) или при изъятии товара у покупателя третьими лицами (пункт 1 статьи 461 ГК РФ).[1] И, таким образом, конструкция англо-саксонского права стала неотъемлемым действенным механизмом договорного права России.

Так, например, ООО «Торговый дом "Риф» удалось взыскать с ООО «Агробизнес» 12 354 256 рублей 30 копеек убытков, причиненных недостоверностью заверений об обстоятельствах, имеющих значение для заключения и исполнения договора покупки сельскохозяйственной продукции от 28.01.2013 N 2010-155.[2] Аналогичной практики по банковским договорам на момент написания статьи, к сожалению, обнаружено не было.

Существенные условия. Предмет договора.

В юридической литературе все сходятся во мнении, что существенными условиями кредитного договора в России являются:

  • размер кредита и естественная обязанность его вернуть вместе с процентами,
  • срок, на который кредит предоставляется,
  • проценты, уплачиваемые банку за пользование денежными средствами.
  • Именно они необходимы и достаточны для заключения кредитного договора. И без них кредитный договор можно признать незаключенным.[3]

Однако судебная практика идет по иному пути. Так, например, по вопросу о том: является ли  условие о размере выдаваемого кредита существенным условием договора сложилась противоречивая практика. Часть судов признает его существенным[4], а другая часть - считает условие о размере кредита несущественным[5]. В обоих случаях договоры признаются заключенными вне зависимости от того, указан ли размер выдаваемого кредита либо просто обозначен размер кредитной линии.

Порядок выдачи кредита признается судами, как правило, существенным, но определимым условием кредитного договора.[6] Аналогичная практика сложилась относительно сроков выдачи и возврата кредита, порядка возврата кредита, порядка и срока выплата процентов и размера платы за кредит.[7]

К существенным условиям договора банковского вклада (депозита) с физическим лицом судебная практика относит:

  • условия о размере оплаты оказанных банком услуг;
  • условия о порядке и сроках внесения оплаты оказанных банком услуг.

Отсутствие указанных положений может повлечь признание договора незаключенным.

Иные положения

Здесь мне бы хотелось обратить ваше внимание на положения, которые судебной практикой признаются недействительными и которые не стоит включать в договор.

Несмотря на то, что банки уверенно выигрывают судебные процессы клиентов по признанию условий о страховании как нарушающих закон о защите прав потребителей недействительными, есть масса примеров, где банки терпят поражение.

Нарушением прав потребителей в судебной практике признаются условия о взыскании комиссии за обслуживание или выдачу кредита, за рассмотрение заявки на выдачу кредита; условия о том, что сумма кредита предоставляется заемщику в безналичном порядке путем перечисления ее на банковский счет, открытый у кредитора, условия кредитного договора о взимании комиссии за оформление дополнительного соглашения о внесении в договор изменений по инициативе заемщика и т.д.  

Недействительными по иным основаниям в договорах кредита признаются положения об установлении кредитным договором ограничения на проведение финансовых операций по расчетным счетам заемщика, открытым в других банках; условия кредитного договора о взыскании с заемщика штрафных санкций за получение кредита в других банках без предварительного согласования с кредитором и т.д.

Применительно к договору банковского вклада нарушающими положения закона о защите прав потребителей признаются условия о подсудности споров по месту нахождения банка (его филиала); условие договора, по которому банк может в одностороннем порядке менять тарифы на услуги; отсутствие в договоре банковского вклада полной и достоверной информации о порядке взимания банком комиссии за совершение операций по пополнению вклада; условие о взимании комиссии за предоставление выписки по счету (справки о состоянии счета, вклада); включение в типовой договор банковского вклада условия о праве банка в одностороннем порядке изменять условия такого договора.

Таким образом, мы видим, что расширительное толкование свободы договора может привести к плачевным последствиям для банка.

Примечания:

[1] См. п.1 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского Кодекса РФ об обязательствах и их исполнении»;

[2] См. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 июня 2017 г. по делу N А53-22858/2016;

[3] См. Д.И. Гравин Кредитный договор по английскому и российскому праву. // Правовая база «КонсультантПлюс»;

[4] См. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 15.10.2010 N Ф03-6490/2010 по делу N А73-1328/2010 и т.д.;

[5] См. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.07.2008 по делу N А05-8334/2007;

[6] См. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147;

[7] См. подробнее Путеводитель по судебной практике. Кредит. // Правовая база «КонсультантПлюс»;

Поделиться: