Аналитика и комментарии

15 октября 2020

Брачные игры боевых слонов: что происходит между Сбером, Яндексом и банком «Тинькофф»?

В различных рейтингах, претендующих на оценку степени соответствия банков современным цифровым вызовам, Сбер и  банк «Тинькофф» неизменно оказываются в первых строчках. А «Яндекс» давно стал главной цифровой визитной карточкой России. И так совпало (или было намеренно вручную сведено в одной точке), что все эти «витринные» российские компании в конце сентября разом оказались в фокусе общественного внимания. И оказались к этому не готовы, представ в несколько неожиданном свете. 

24 сентября Сбер презентовался уже не как банк, а как информационно-финансовая компания широкого профиля, как теперь принято говорить, целая «экосистема». Он к этому шел давно, такова стратегия развития в условиях перманентных волн цифровых революций, принятая  еще недавно крупнейшим российским госбанком. Но ребрендинг вышел небезоблачный. И дело даже не в том, что уже замелькала информация о попытках оспорить авторские права Сбера на новый логотип со стороны компании AllTime. Гораздо больше огорчений Герману Грефу доставил тот факт, что «новое рождение» его компании было скомкано пришедшей буквально накануне – вечером 22 сентября – новостью из Лондона о том, что принципиально согласованы условия продажи банка «Тинькофф» Яндексу. Именно вопросы об этой сделке волновали собравшихся на презентации Сбера не меньше, чем сама презентация.

Причин для этого предостаточно. Во-первых, еще относительно недавно Сбербанк и «Яндекс» были, что называется, неразлучны. Во-вторых, принято было считать, что банкиров Германа Грефа и Олега Тинькова связывают если не вовсе дружеские, то уж во всяком случае теплые отношения.

А тут на свет появляется мощная конкурирующая Сберу структура, и, что похоже на горькую вишенку на прокисшем торте, новость о готовности сделки приходит именно тогда, когда Сбер готов раскупорить шампанское, чтобы отметить свой праздник. Праздник получился, что называется, с огоньком. Вражды и мести.

Как сложились режущие и колющие углы этого треугольника, никакого секрета не представляет. Стратегия объединения усилий крупнейших компаний – Сбербанка и «Яндекса», – исповедующих общую веру во всепобеждающую Цифру, на бумаге выглядела очень убедительно. На деле же трещина возникла практически сразу, как только компании начали создавать свой «русский Amazon» и совместно продвигать финтех-услуги. Оказалось, чем дальше, тем острее несовпадение интересов, а точнее стремление отстаивать собственный интерес. Радикальную попытку устранить внутреннюю конкуренцию предложил Сбербанк за счет покупки крупного пакета акций «Яндекса», но интернет-гигант предпочел свободу.

Ничего нового: «Любовная лодка разбилась о быт». О «разводе» было объявлено еще в июне 2020 года: «Яндекс» выкупает у Сбера долю банка в «Яндекс.Маркете» (куда входит одноименная e-commerce-площадка и маркетплейс «Беру»), а Сбербанк – получит акции ИТ-компании в «Яндекс.Деньгах».

Печальная история, но пока она похожа на мелодраму. Детективом же она становится с появлением нового фигуранта – банк «Тинькофф», заменившего Сбер в новых конфигурациях с «Яндексом». 

Олег Тиньков отозвался на презентацию Сбера. В Instagram он написал, что Греф – единственный, с кем интересно конкурировать в России, а закончил так: «Его нужно делать премьер-министром. Представляете, как бы он поменял страну?». Греф потом попросил Тинькова «снять эту шутку».

Но у создаваемого альянса «Тинькофф» и «Яндекса» есть своя предыстория. Олег Тиньков в трудной ситуации. С одной стороны, он сообщил, что болен лейкемией. С другой стороны, не исключена его экстрадиция из Великобритании в США, где ему инкриминируются «сокрытие активов». Его главная финансовая задача – сохранить контроль капитала за собой и своей семьей. Для этого он ушел с поста председателя совета директоров банка и передал весь бизнес в семейный траст. Продажа банка «Яндексу» может рассматриваться как следующая линия обороны от юристов США. Пока никаких препятствий для сделки нет, но есть сомнения в том, что если американская Фемида вознамерится наложить арест на капиталы Тинькова, предпринимаемые им шаги смогут этому воспрепятствовать.  

«Яндекс» готов быстро купить банк «Тинькофф». Для интернет-компании важен фактор времени. Ведь в цифровых гонках выигрывает тот, кто раньше впишется в очередной поворот. Пока Сбер оказался в роли догоняющего. 

Николай Вардуль, специально для NBJ

Тиньков передал привет Грефу

Вечером 22 сентября на сайте Лондонской фондовой биржи TCS Group, головная структура банка «Тинькофф», сообщила  о начале переговоров  о своей продаже «Яндексу». По предварительным договоренностям,  «Яндекс» заплатит за каждую акцию по $27,64, что в сумме составит около $5,48 млрд. Часть сделки будет профинансирована деньгами, часть – акциями интернет-компании. По оценке экспертов, новая экосистема способна объединить около 20–30 млн человек и уже в 2022 году может показать чистую прибыль, превышающую $1,6 млрд, а потенциальная капитализация нового альянса увеличится до $25 млрд.

24 сентября, спустя 36 часов после сообщения LSE, началась презентация Сбербанка, посвященная трансформации его бизнеса и смене логотипа. Мероприятие, в котором  приняли участие звезды российского кино и шоу-бизнеса,  готовилось несколько месяцев  и призвано было произвести впечатление на акционеров. Годовое собрание Сбера прошло  на следующий день. Однако новость из Лондона смазала впечатление от презентации. Средства массовой информации уделили  мало внимания прорывным проектам госбанка, зато охотно перепечатали оправдания Германа Грефа о том, что «мы не боимся конкуренции и уважаем наших конкурентов». Некоторые акционеры Сбера, в отличие от своего президента, в выражениях относительно нового альянса «Яндекса» и банка «Тинькофф» себя не сдерживали. Их можно понять: у некогда всесильного Сбера появился мощный и опасный соперник.

Сергей Шахт

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (октябрь 2020) 

 

 

Поделиться: