Аналитика и комментарии

07 октября 2020
 

Владимир ЧЕРНИКОВ, «ИНГОССТРАХ-ЖИЗНЬ»: «Накопительное страхование жизни несет в себе важную социальную функцию»

Владимир ЧЕРНИКОВ, генеральный директор компании «Ингосстрах-Жизнь», подвел итоги первого полугодия на рынке страхования жизни и объяснил, как менялись страховые продукты и подходы компаний в новых условиях.

NBJ: Владимир Владимирович, как вы оцениваете сложившуюся ситуацию на рынке страхования жизни? По данным Банка России, во втором квартале объемы собираемых премий сократились на 18,4% по сравнению со вторым кварталом прошлого года. Насколько такое развитие событий было вами ожидаемо?

В. ЧЕРНИКОВ: Учитывая, что на второй квартал пришелся основной удар пандемии, если смотреть с точки зрения максимально жёсткого режима самоизоляции, действовавшего в России, то могу сказать, что наши ожидания на тот момент были гораздо более пессимистичными. Впрочем, не только наши.

Напомню, что в апреле агентство «Эксперт РА» прогнозировало сокращение объемов рынка страхования жизни по итогам года на  20% при оптимистичном сценарии и на 40%  – при пессимистичном.

Банки, являющиеся основным каналом продаж, сократили число отделений, самоизоляция наложила свои ограничения на деятельность страховых агентов, да и сами клиенты отнюдь не горели желанием лишний раз посещать офисы страховщиков или банков. Скажу откровенно, в начале апреля казалось абсолютным реальным, что продажи многих продуктов будут просто «заморожены».

Но на самом деле в апреле сбор премий по страхованию жизни, по оценкам «Эксперт РА», сократился лишь на 22,7% по сравнению с прошлым годом. А уже в мае рынок начал восстанавливаться. Как сообщал ВСС, по итогам первого полугодия в целом, страховые сборы сократились лишь на 3% по сравнению с первым полугодием прошлого года: 192,7 млрд рублей против 198,6 млрд рублей.

NBJ: Как вы объясняете то, что рынок смог довольно быстро найти новые точки роста?

В. ЧЕРНИКОВ: Свою роль сыграла сильная зависимость страховых компаний от банков-партнеров. Здесь наблюдалось разностороннее движение в зависимости от конкретного сегмента рынка. По понятным причинам во втором квартале заметно сократились собираемые премии по продуктам страхования жизни и здоровья заемщика, связанным с выдачей потребительских кредитов в банках. Как отмечалось в обзоре ЦБ, по итогам второго квартала объем премий по страхованию жизни заемщиков сократился почти на треть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составив 16,1 млрд рублей. Премии по страхованию от несчастных случаев и болезней снизились на 18,9%, до 39 млрд рублей. Однако я ожидаю, что с восстановлением темпов розничного кредитования, которое уже наблюдалось по итогам последних летних месяцев, этот сегмент страхового рынка также продемонстрирует рост собираемых премий.

Но ровно те же самые причины – сокращение процентных доходов банков из-за снижения ставки ЦБ и стоимости кредитных продуктов на фоне падения объемов кредитования – привели к тому, что банки стали проявлять повышенную активность в комиссионных продажах, стремясь компенсировать это снижение. Кроме того, продолжающийся тренд на снижение доходности депозитов привел к росту популярности у клиентов комбинированных продуктов, например, вклад с одновременной покупкой продуктов накопительного страхования жизни (НСЖ), что позволяет увеличить ставку по депозиту, в том числе, за счет комиссии, получаемой банком за продажу партнерских продуктов.

В итоге это привело к тому, что объемы страховых премий по продуктам НСЖ увеличились за второй квартал почти на 20%, несмотря на пандемийные ограничения. А если брать итоги полугодия в целом, то рост составил 26%, превысив 56 млрд рублей сборов.

NBJ: То есть в данном случае НСЖ «выстрелило» благодаря банкам?

В. ЧЕРНИКОВ: Конечно, роль этого канала сложно переоценить, но, думаю, что вы прекрасно понимаете, что даже очень хорошие продавцы не смогут реализовать откровенно плохой продукт. Страховые компании приложили немало усилий к тому, чтобы удовлетворить возникшие запросы клиентов, разработав большую линейку новых продуктов НСЖ и расширив возможности уже существующих.

NBJ: В чем заключался этот новый запрос клиентов?

В. ЧЕРНИКОВ: Как бы это ни прозвучало, но реальность такова, что немалую роль в формировании устойчивого спроса на НСЖ сыграла пандемия. Давление информационного фона, постоянные новости о росте числа заболевших, в том числе и среди известных персон, волей-неволей заставил людей задуматься о ценности жизни и здоровья, о том, что защитить их можно при помощи не только здорового образа жизни или профилактики заболеваний, но и использования правильно подобранных страховых инструментов.

Одновременно в этом году заметно усилился тренд на снижение доходности банковских депозитов – наиболее распространенного инструмента для сбережений или накоплений. Ставки по вкладам падали вслед за снижением ключевой ставки Банка России, и к настоящему моменту средняя максимальная ставка по вкладам в крупнейших банка «ушла» ниже 4,5% годовых. Кроме того, как вы помните, в качестве одной из антикризисных мер было анонсировано появление «налога на депозиты», что также заставило людей искать альтернативу вкладам.

Неудивительно, что в этих условиях их выбор объяснимо падает именно на НСЖ – продукт, который позволяет накопить желаемую сумму к определенному сроку, и при этом быть уверенным в её получении даже в случае форс-мажоров со здоровьем. Если клиент по тем или иным причинам теряет возможность осуществлять регулярные взносы, за него это делает страховая компания.

Добавлю, что договоры НСЖ носят долгосрочный характер, а некоторые страховщики готовы гарантировать определенный уровень доходности, что позволяет зафиксировать ее «вдолгую». На это, кстати, обращал внимание ЦБ, отмечая рост популярности НСЖ.

NBJ: Вы отметили, что страховщики смогли реализовать эти клиентские запросы в своих продуктах. Каким образом?

В. ЧЕРНИКОВ: Ответом на запросы клиентов стала как разработка продуктов, рассчитанных практически на любой клиентский сегмент (за счет снижения «среднего чека»), так и большое число дополнительных сервисных опций, доступных при покупке НСЖ. Причем особое внимание уделяется дистанционным сервисам. Применительно к страхованию жизни самым востребованным из них является сервис телемедицины, который мы включаем во все наши продукты по защите жизни и здоровья. Более того, сегодня он стал едва ли не обязательным приложением к страхованию жизни. В период наиболее острой фазы режима ограничений утилизация этих сервисов, то есть их использование, увеличилась в разы.

Другим популярным сервисом является помощь в получении социального налогового вычета, на который имеет право клиент, заключивший договор НСЖ на 5 и более лет. Ежегодно с его помощью можно вернуть до 15,6 тысяч рублей, что является дополнительной прибавкой к доходности по продукту.

Это не только добавляет накопительному страхованию клиентскую ценность, но и делает его выбор осознанным: человек приобретает не просто страховой полис, но возможность пользоваться им.

Важно отметить, что НСЖ – это не просто очередной финансовый продукт на рынке, его уникальность в том, что помимо очевидных преимуществ для клиентов, он выполняет важную социальную задачу. Так как договоры по этим продуктам являются долгосрочными (свыше 5 лет, а в отдельных случаях и до 20 лет и более), они используются для достижения долгосрочных финансовых целей, таких как обучение детей или формирование дополнительного пенсионного капитала. А значит, способствуют улучшению качества жизни населения. 

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (октябрь 2020)  

Поделиться: