Аналитика и комментарии

27 апреля 2020
 

Проверка на прочность: В текущем году прибыльность банков упадет в два раза

Сжатие экономики, вызванное обвалом цен на нефть и пандемией коронавирусной инфекции, оказывает значительное давление на кредитное качество российских банков. Объем проблемных кредитов в российском банковском секторе может вырасти с 8% в конце 2019 г. до 15% к концу 2020 г. Вдвое снизится прибыльность банков. Пока кредитным учреждениям хватает накопленных запасов капитала и ликвидности. Но ситуация может быстро измениться.

Нефть и вирус

Российские банки показали рекордно высокие показатели чистой прибыли по итогам 2019 г. – 1,7 трлн руб. согласно отчетности по Российским стандартам бухгалтерского учета. Причем средний показатель рентабельности капитала (return on average assets – ROAE) составил 11%. Однако экономические и финансовые последствия пандемии и снижение цен на нефть все больше сказываются на темпах экономического роста России и, как следствие, на показателях российских банков. На наш взгляд, в 2020 году показатели прибыльности банков снизятся не менее чем на 50% вследствие постепенного ухудшения качества активов, нестабильности финансовых рынков и замедления темпов роста кредитования, особенно в розничном сегменте, характеризующемся традиционно высокими показателями прибыльности. Влияние этих негативных факторов может быть еще более выраженным, если давление на макроэкономические показатели продолжит усиливаться.

Пока сохраняется высокая степень неопределенности в отношении скорости распространения коронавирусной инфекции. По оценкам органов власти некоторых стран, пик пандемии придется на середину текущего года. Но можно смело признать: меры по сдерживанию вируса COVID-19 подтолкнули мировую экономику к рецессии.

Мы ожидаем в этом году сокращения экономики Российской Федерации на 0,8%, учитывая падение внешнего спроса и негативную динамику внутреннего спроса, обусловленную мерами по сдерживанию распространения инфекции. В 2020 году объемы потребления и инвестиций, скорее всего, сократятся.

Однако российская экономика, по нашей оценке, справится со стрессом. Темпы ее роста, вероятно, восстановятся до 3,8% в 2021 г. – на фоне повышения цен на нефть и роста мировой экономики. Темпы «выздоровления» экономики также будут зависеть от политических мер, направленных на ограничение действия факторов стресса и поддержку компаний и домохозяйств.

Пять новых угроз

По нашему мнению, на развитие стрессовой ситуации в финансовом секторе будут оказывать несколько новых факторов. Во-первых, российские банки не подвержены чрезмерным кредитным рискам, связанным с нефтегазовым сектором. Однако низкие цены на нефть и пандемия коронавируса, обусловившие начало рецессии в экономике, окажут давление на показатели маржи корпоративных эмитентов и доходы компаний нефтегазового сектора. Это означает, что объем средств, которые компании размещают в банках, может сократиться, что повлияет на профили фондирования и резервы ликвидности банков.

Уже очевидно, что пандемия коронавируса непосредственно влияет на сектора, ориентированные на потребление, такие как туризм, транспорт, развлечения, коммерческая недвижимость и розничная торговля непродовольственными товарами. Из-за ограничительных мер, введенных для борьбы со вспышкой коронавируса, и слабой динамики роста реальной заработной платы снижается потребительский спрос. Кроме того, сектор коммерческой недвижимости, показатели которого характеризуются высокой корреляцией с показателями секторов, упомянутых выше, скорее всего, будет испытывать аналогичное давление. Мы считаем, что предприятия малого и среднего бизнеса (МСБ) традиционно имеют меньшую способность управлять подобными рисками по сравнению с крупными компаниями.

В-третьих, банки окажутся в новой для них стрессовой ситуации, обусловленной введением требований самоизоляции, социального дистанцирования и перехода к удаленному режиму работы. Эти факторы увеличат нагрузки на IT-системы, что может негативно отразиться на качестве обслуживания клиентов и стать проблемой для отдельных небольших банков.

Не стоит забывать о волатильности обменного курса. Так, в минувшем марте рубль обесценился примерно на 15%. Этот фактор не только ухудшает способность российских заемщиков, имеющих кредиты в иностранной валюте, обслуживать и погашать долговые обязательства, но и оказывает опосредованное влияние на других экономических агентов. Например, на физических лиц, чьи потребительские корзины включают высокую долю импортных товаров. Это приведет к повышению цен для конечных потребителей и отразится не только на уровне потребления (по причине сокращения располагаемых доходов), но и на способности заемщиков погашать банковские кредиты.

В-пятых, ухудшение способности заемщиков погашать кредиты окажет значительное влияние на сегмент необеспеченных розничных кредитов, поскольку такие кредиты сконцентрированы у населения с относительно низким уровнем дохода. По этой причине сектор необеспеченного розничного кредитования, в котором отмечались высокие темпы роста, может войти в фазу коррекции к середине 2020 г.

Меры господдержки

Больше всего риски вырастут для банков, которые кредитуют указанные выше уязвимые отрасли. Под давлением могут оказаться многие аспекты их деятельности, включая перспективы развития бизнеса, кредитное качество, показатели прибыльности и, возможно, ликвидности. Однако мы ожидаем, что правительство и Центральный банк Российской Федерации, как и в прошлом, окажут своевременную поддержку банковской системе.

В конце марта президент России Владимир Путин объявил о принятии мер, направленных на поддержку домохозяйств, чей ежемесячный доход снизился более чем на 30%. В частности, речь шла об установлении льготных периодов для погашения потребительских и ипотечных кредитов. Мы ожидаем, что крупнейшие российские организации, предоставляющие розничные кредиты, предложат программы реструктуризации наиболее пострадавшим заемщикам. Отметим, что отложенный процентный доход обусловит сокращение денежных потоков банков. В то же время ослабление требований регулирования, скорее всего, позволит банкам не формировать дополнительные резервы, что снизит давление на их показатели капитализации.

По нашим оценкам, на долю транспортной отрасли и коммерческих секторов, характеризующихся высокой цикличностью (например, розничная торговля и сектор жилой недвижимости), приходится около 7% и 30% корпоративных кредитов российской банковской системы соответственно. Мы полагаем, что краткосрочное влияние негативных факторов на банки будет контролируемым, принимая во внимание их значительный аккумулированный объем прибыли, а также уже введенные и планируемые дополнительные меры по ослаблению регуляторной нагрузки.

Российские банки смогут провести масштабную реструктуризацию кредитов для предоставления временной поддержки наиболее пострадавшим компаниям, предприятиям МСБ и домохозяйствам. Сбербанк и ВТБ уже заявили о своей готовности оказать поддержку заемщикам, испытывающим наибольшие проблемы с ликвидностью в сложившихся чрезвычайных обстоятельствах. Правительственные должностные лица также анонсировали меры по предоставлению бизнесменам кредитных ресурсов по ставке 0% с целью сохранения заработной платы работников, попавших под карантинные ограничения. Мы считаем, что дальнейшие действия правительства будут зависеть от развития ситуации с пандемией.

Масштаб ущерба для банковской системы можно будет определить только после 2020 года. Крайне неблагоприятные экономические условия ухудшат способности компаний, предприятий МСБ и розничных заемщиков обслуживать и погашать долг. По нашей оценке, доля проблемных кредитов (с характеристиками, соответствующими Стадии 3 по МСФО 9) может достичь 12-15% в 2020 г. (в сравнении с 7,8% кредитов с характеристиками, соответствующими Стадии 3, согласно отчетности восьми крупнейших банков по состоянию на середину 2019 г.). К концу года в категорию реструктурированных в стрессовой ситуации могут перейти еще 10-15%, если экономические условия станут хуже.

Негативный эффект на показатели прибыльности банков, связанный с необходимостью формирования дополнительных резервов, может быть отложен на 2020-2021 гг., что позволит частично компенсировать значительное снижение запасов капитала в этом году.

Помимо мер поддержки, объявленных правительством, мы отмечаем усилия Банка России. Регулятор уже расширил программу рефинансирования по кредитам, выданным предприятиям МСБ, в частности, увеличил объем финансирования до 500 млрд руб. (с процентной ставкой 4%, близкой к целевому уровню инфляции) и может снизить требования к формированию резервов и риск-веса для заемщиков, финансовое положение которых ухудшилось в большей степени. В марте ЦБ РФ ввел пониженные регуляторные риск-веса для туристической и транспортной отраслей до 30 сентября 2020 года. Чтобы снизить давление на капитал банков, связанное со значительной негативной переоценкой инвестиций в ценные бумаги, банкам разрешено отражать справедливую стоимость этих ценных бумаг по состоянию на 1 марта 2020 г. Предусмотрены и другие меры.

Кроме того, переход российского режима регулирования к использованию с 2020 г. стандарта Basel 3.5, который подразумевает более низкие требования к капиталу для заемщиков, имеющих рейтинги инвестиционной категории, несколько поддержал выполнение регулятивных коэффициентов капитала крупными российскими банками непосредственно перед началом кризиса.

Мы ожидаем, что в текущем году темпы выдачи новых кредитов замедлятся, а расходы банков на формирование резервов, скорее всего, увеличатся до 2,5-3,0% среднего объема их кредитных портфелей (или примерно на 1,4-1,7 млрд руб. по МСФО), в результате чего финансовые результаты некоторых банков будут близки к нулю.

С оглядкой на ВВП

В прошлом году темпы роста кредитования домохозяйств 18% в сегменте розничного кредитования) были выше темпов роста ВВП (1,3%; см диаграмму 1). Задолженность частного сектора остается не очень высокой (менее 20% ВВП). Но тот факт, что в последние три года темпы роста кредитования превышали темпы роста ВВП, создает риски для банков. Особенно для банков с более высокой долей необеспеченных кредитов.

Мы ожидаем, что российские банки будут принимать дополнительные меры для предотвращения ухудшения качества активов. Хотя объем принимаемых мер будет разным. Такие меры будут включать сокращение определенных видов кредитования (таких как потребительское кредитование), реструктуризацию кредитных портфелей и введение более строгих критериев для выдачи новых кредитов.

Убегая от дефолта

Увеличение объема проблемных кредитов и потерь по кредитам, вероятнее всего, будет иметь далеко идущие последствия. В то же время сформированные банками запасы капитала могут частично компенсировать потенциальное повышение потребностей в докапитализации банковского сектора, что обусловлено как возросшей необходимостью формирования резервов, так и переоценкой активов и обязательств после обесценения рубля. Наверняка, в случае необходимости, крупные государственные банки получат со стороны правительства поддержку в форме ликвидности и капитала.

Смягчение регулятивных требований и нормативов резервирования поможет стабилизировать характеристики кредитоспособности заемщиков и, в конечном счете, предотвратить ряд дефолтов. Вместе с тем в долгосрочном плане обоснование этих мер может стать все более сложной задачей. Существует риск, что в результате отказа от принудительного взыскания задолженности объем резервов может оказаться недостаточным в новой экономической реальности.

Ресурсная «крепость»

Доступ к источникам внешнего финансирования остается ограниченным в связи с экономическими санкциями, введенными в отношении нескольких крупных российских банков. В последние три года показатели фондирования российского банковского сектора укрепились благодаря стабильному и растущему объему депозитов в национальной валюте. В настоящее время депозиты юридических и физических лиц составляют около 33% и 35% совокупного объема обязательств банков, соответственно. В конце прошлого года они покрывали почти 90% кредитов банковской системы. По данным на 1 февраля 2020 года, объем совокупных розничных депозитов увеличился примерно на 11% в годовом выражении.

Нестабильность валютного рынка и ухудшение ситуации, связанной с пандемией коронавируса, могут привести к непродолжительному умеренному оттоку депозитов, вызванному паникой. Тем не менее, на наш взгляд, сокращение ликвидности будет управляемым. И Банк России придет на помощь сектору в случае необходимости.

Показатели фондирования и ликвидности банков, скорее всего, существенно не изменятся после введения подоходного налога в размере 13% на процентные доходы домохозяйств по вкладам объемом более 1 млн руб. (около $12 500). Однако эта инициатива может оказать краткосрочное влияние на поведение вкладчиков. По данным Агентства по страхованию вкладов, доля депозитов объемом более 1 млн руб. составляла около 55% совокупных розничных вкладов. По нашим расчетам, влияние нового налогового сбора может составить менее 70 б. п. процентного дохода для большинства вкладчиков. Напомним, налоговая мера будет введена в действие с 2021 г.

Мы позитивно оцениваем тот факт, что объем внешнего финансирования банковского сектора невелик – около 5% совокупных обязательств по сравнению с 15% в 2014 г. Базы депозитов крупных банков стабильны. По нашему мнению, в случае повышения волатильности на рынке крупные банки, имеющие узнаваемые бренды и вероятность получения господдержки, будут пользоваться преимуществами, связанными с возможным оттоком клиентов из небольших банков. Ситуация в небольших банках неоднозначна: показатели фондирования многих из них по-прежнему зависят от фактора доверия клиентов.

Все указанные выше факторы снижают риски, связанные с возможным повышением стоимости фондирования для банков в будущем. Вместе с тем, усиление этих рисков в течение длительного времени может ухудшить показатели фондирования банков. В связи с этим мы прогнозируем повышение процентных ставок по депозитам, а также увеличение доли финансирования за счет средств Банка России и государства в структуре ресурсных баз банков.

Период турбулентности

В текущем году из-за снижения деловой активности рост кредитных портфелей российских банков, вероятно, будет довольно низким и в целом составит около 5% (без учета валютной переоценки). На наш взгляд, спрос на кредиты со стороны корпоративных заемщиков будет невысоким. Также значительно снизятся темпы роста в розничном сегменте в результате действий регулирующего органа, направленных на снижение склонности банков к выдаче необеспеченных потребительских кредитов с повышенным уровнем риска. Кроме этого, стоит ожидать повышения процентных ставок по кредитам в качестве реакции на неблагоприятную экономическую ситуацию.

Повышение волатильности рынка может оказывать негативное влияние на показатели прибыльности российских банков. Особенно, это касается банков, имеющих крупные вложения в ценные бумаги. Вместе с тем мы полагаем, что крупнейшие игроки имеют достаточные запасы капитала для абсорбирования последствий умеренной волатильности рынка (диаграмма 2). 

Текст: Сергей Вороненко, ведущий кредитный аналитик S&P Global Rating

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (№ 4-5, апрель-май 2020).

Поделиться: