Аналитика и комментарии

29 декабря 2019

КАКИЕ БАНКИ БОЛЬШЕ ВСЕХ ЗАРАБОТАЮТ В 2020 ГОДУ?

По оценке ЦБ, по итогам 10 месяцев 2019 года налоговая прибыль банковского сектора РФ достигла 1,7 трлн руб. Это на 0,5 млрд рублей больше, чем за аналогичный период 2018 года. Однако радоваться рекордам рано: на фоне жестокой конкуренции за качественных заемщиков и замедления розничного кредитования уровень чистой процентной маржи, показывающей эффективность проводимых банками операций, начал снижаться.

Защита от конкурентов

В 2019 году возобновилось снижение чистой процентной маржи (ЧПМ) российских банков, говорится в исследовании рейтингового агентства НКР. За три квартала текущего года она составила 3,7% в годовом выражении, вернувшись на уровень 2017 года (3,8%) после роста до 4,3% в 2018 году. Причина – наблюдавшийся с начала года опережающий рост процентных расходов относительно доходов. Если в 2018 году отношение процентных расходов к доходам составляло около 50%, то с начала текущего года оно поднялось до 58%.

Растущая конкуренция вынуждает банки жертвовать процентной маржой. Увеличение средних ставок в январе-мае затронуло как привлечённые, так и размещённые средства. Но даже на фоне дорожающего фондирования банки менее активно повышали ставки по кредитам ради сохранения заёмщиков. Так, если за девять месяцев 2019 года стоимость размещённых средств выросла на 0,6 процентного пункта, то стоимость фондирования за тот же период увеличилась на 1,1 п. п. Для сравнения, в 2018-м фондирование дешевело быстрее размещённых средств, что и обеспечило повышение маржи на уровне всей системы.

Интересно, что розничные банки по уровню маржи более чем втрое опережают корпоративные банки и почти вдвое – универсальные (см. график). При этом даже активный рост розничного кредитования, доля которого за девять месяцев 2019 года достигла четверти совокупного кредитного портфеля системы против 19–23% в 2017–2018 годах, не поддержал маржинальность сектора в целом. Давление на маржу в рознице оказало решение ЦБ, повысившего с 1 октября коэффициенты риска по «дорогим» потребительским кредитам.

Из-за регуляторных ограничений банки вынуждены были активнее снижать ставки и сокращать объемы кредитования в одном из самых маржинальных сегментов.

В течение 2019 года почти все типы банков снизили маржинальность бизнеса по сравнению с прошлым годом. При этом маржа корпоративных банков соответствует уровню 2017 года – 2,9%, а у розничных она даже на 0,2 п. п. выше, чем в 2017 году. Маржа остальных игроков (преимущественно универсальных) снижается второй год подряд.

Смена циклов

Далеко не все выводы НКР убедили профильных аналитиков. Как считает управляющий директор по валидации агентства «Эксперт РА» Юрий Беликов, в среднем по сектору в 2019 году чистая процентная маржа не снижалась, а стагнировала. По его мнению, если рассматривать более длительную ретроспективу, то действительно наблюдается тренд на снижение ЧПМ с 2016 года, но темпы этого снижения невелики. У крупнейших банков ЧПМ с начала 2019 года устойчиво снижалась и к настоящему времени вернулась на уровень 2016-2017 годов после пиковых значений 2018 года.

В свою очередь, пик 2018 года соответствует фазе активного роста розничных кредитных портфелей, в частности высокомаржинальных необеспеченных потребительских кредитов. Кроме того, на 2018 год пришелся период длительной стабильности ключевой ставки, что обеспечило возможность оптимизации доходности активных операций, с одной стороны, и стоимости фондирования, с другой. В конце 2018 года ключевая ставка была повышена, а в середине 2019 года возобновился цикл ее снижения. Это обеспечило снижение стоимости фондирования, но также запустило и цикл пересмотра ставок по активным операциям. Вкупе с некоторым торможением наращивания розничных кредитных портфелей это оказало сдерживающее (а в случае некоторых банков, в том числе крупнейших, негативное) влияние на ЧПМ.

«Для небольших банков основной ограничитель ЧПМ – избыточный запас ликвидности на балансе, конвертация которого в генерирующие доход активы невозможна в силу краткосрочности и волатильности ресурсной базы», – уверен Беликов. По его мнению, банкам с 11 по 50 место по размеру активов в 2019 году вопреки общему тренду удалось добиться повышения ЧПМ. Это обусловлено наличием в их числе игроков, специализирующихся на рознице (в частности, потребительском кредитовании), а также банков со значительной долей внутригруппового фондирования в структуре ресурсной базы, что дает возможность долгосрочного доходного размещения привлеченных средств без поддержания большой подушки негенерирующих процентный доход ликвидных активов.

Как полагает эксперт, стагнация маржи не сказалась на инвестиционной привлекательности банков. Можно видеть, что крупные игроки при невысокой марже демонстрируют опережающие результаты по рентабельности. Соответственно, репрезентативность этой метрики эффективности деятельности ограничена.

Попали в «клещи»

Своими оценками по марже с НБЖ поделились и участники рынка. Как полагает управляющий по стратегическому маркетингу ПСБ Андрей Бархота, основная причина снижения ЧПМ российских банков в январе-сентябре 2019 года лежит в плоскости стоимости фондирования. По данным Банка России, процентные расходы банковского сектора за 3 квартала 2019 года составили 3,02 трлн руб. против 2,77 трлн руб. за соответствующий период 2018 года (+ 9,3%). Рост волатильности на финансовых рынках и цикл повышения ключевой ставки Банком России, отмеченный в сентябре-декабре 2018 года, в большей степени повлиял на стоимость привлечения в 2019 году. Масштабное снижение ключевой ставки началось лишь во второй половине этого года. Во втором и третьем квартале, – объясняет Бархота, – банки демонстрировали опережающее снижение процентных ставок по своим продуктам относительно динамики ключевой ставки, но объемы привлечения и размещения оказались несопоставимыми: за 9 месяцев 2019 года клиентский кредитный портфель вырос на 5,6%, тогда как объем средств на клиентских счетах и депозитах снизился за тот же период на 0,1%.

Таким образом, средняя процентная доходность кредитного портфеля за январь-сентябрь 2019 года, по оценке ПСБ, снизилась на 0,3 п.п. с 9,6 до 9,3% в годовом измерении, а средняя стоимость клиентского фондирования – лишь на 0,1 п.п.: с 5,7 до 5,6% за тот же период. Сужение процентного спреда обусловило снижение ЧПМ.

«Процентная маржа банков напрямую зависит от стоимости денег в экономике, то есть от уровня процентных ставок, которые, по большому счету, определяются ставками ЦБ и ставками на рынке госдолга. Летом и осенью Банк России последовательно и довольно быстрыми темпами снижал процентную ставку, опустив ее с 7,75% до 6,5% годовых, снижалась и доходность ОФЗ. Соответственно, падала и процентная маржа российских банков по рублевым операциям», – отметил председатель совета директоров банка «Финам» Владислав Кочетков.

Свой взгляд на последствия политики ЦБ высказал аналитик ИК «Фридом Финанс» Александр Осин. По его мнению, низкая ЧПМ – прямое следствие снижения ключевой ставки Банка России. «При ключевой процентной ставке более 10% (и соответствующем темпе роста экономики, в 20% в номинальном выражении), банк получает 4-5% маржинальной доходности. Но когда ставка падает до 6%–7%, при номинальном росте экономики в 7%, банк не может заработать с кредита более 1,5-2% годовой доходности», – пояснил аналитик.

Схожей оценки придерживается руководитель департамента розничных рисков и рисков МСБ «БКС Банка» Сергей Хайруллин. По его словам, в текущем году ЧПМ снижалась из-за компрессии ставок: «Когда падает ключевая ставка, обычно маржа тоже сжимается. Когда ключевая ставка 10% годовых, то надбавка банка в ставке по кредиту в среднем может достигать 4 п. п., но когда «ключ» – 6,5%, то клиенту сложно продать ту же самую надбавку, ее тоже нужно снижать».

Стоимость пассивов более эластична по ключевой ставке ЦБ, чем активов. «Как правило, срок кредитов составляет 3 года, а депозитов – не более года. Снижение процентных ставок положительно влияет на ЧПМ в краткосрочной и среднесрочной перспективе за счет эффекта более быстрой переоценки пассивов, но в долгосрочной перспективе приводит к снижению маржи. Сейчас активы догнали пассивы, тоже стали дешевыми. И маржа уменьшилась. С падением ключевой ставки ЦБ банки оказались зажаты в кредито-депозитные клещи. Они не могут значительно снижать стоимость депозитов (клиенты начнут хранить деньги в чулках), но вынуждены снижать стоимость активов», – заметил Сергей Хайруллин.

По его мнению, помимо падающей ставки ЦБ на ЧПМ негативно влиял избыток денег в банковской системе. Низкие темпы роста экономики влекут за собой низкий спрос на кредитные ресурсы со стороны бизнеса. «Предприниматели просто не знают, куда или боятся инвестировать. Объем инвестиций минимальный за последнее время. Это приводит к тому, что банки готовы снижать маржу и дальше», – объяснил Хайруллин.

Сказался также низкий риск-аппетит банков и конкуренция за качественных заемщиков. «Банки боятся кредитовать заемщиков даже со средним риском, все ждут окончания экономического цикла и рецессии, поэтому качественным заемщикам предлагают маржу в 1%, такого раньше никогда не было», – признался один из банкиров. Кроме этого, маржа сжимается из-за диджитализации рынка кредитования. Раньше заемщик обычно общался с одним-двумя банками, которые могли диктовать ему ставки. Сейчас клиент без проблем выбирает лучшее предложение на кредитных маркетплейсах (Сравни.ру, Банки.ру).

Ответные меры

Осознавая природу процесса сужения чистой процентной маржи, многие игроки на розничном рынке сосредоточились на оптимизации стоимости привлечения ресурсов. «Сегодня наши основные задачи – повышение кредитного рейтинга банка и запуск новых продуктов, позволяющих клиентам размещать временно свободные денежные средства на выгодных для них и для банка условиях», – говорит Андрей Бархота из ПСБ.

«Наш кредитный портфель физлиц вырос по сравнению с тремя кварталами 2018 года на 16%, в том числе, благодаря обновлению продуктовой линейки. В третьем квартале мы запустили кредитную карту с возможностью пользоваться средствами банка 100 дней без процентов – Platinum 100, другие удобные и актуальные сервисы и услуги. Также мы усовершенствовали рассрочку: теперь ее можно оформить на 24 месяца на любую покупку по кредитной карте», – рассказал  НБЖ председатель правления банка «Русский Стандарт» Александр Самохвалов. По его словам, низкорисковая бизнес-модель банка не предполагает взрывного роста продаж кредитных продуктов. Цель – плавный, устойчивый рост качественного кредитного портфеля.

БКС Банк ради увеличения процентной маржи сделал фокус на развитии комиссионных продуктов, в том числе РКО, облачную бухгалтерию в своем «дочернем» банке для предпринимателей «Сфера».

«Финам» запустил новую бизнес-модель, ориентированную на брокерское обслуживание. Основной доход в ее рамках планируется получать за счет маржинального кредитования. «Малым и средним банкам достаточно сложно конкурировать с лидерами рынка на поле классических услуг  в силу того, что лидеры рынка имеют более дешевое фондирование, более развитую сеть, да и регуляторы нередко относятся к ним более лояльно. Поэтому привлечение средств населения для, по сути, безрискового кредитования под наиболее ликвидные ценные бумаги, которое еще и позволяет
увеличивать процентный доход, кажется нам перспективной бизнес-моделью», – сообщил председатель совета директоров банка Владислав Кочетков. Кроме этого, по его словам, будут и дальше развиваться направления, где «Финам» уже добился определенных успехов. В частности, речь идет о комплексной услуге для участников ВЭД, включающую в себя не только кредитование, но и хеджирование рисков, покупку валюты по выгодному курсу, консультационную поддержку.

Взгляд в будущее

По прогнозу аналитиков агентства НКР, в 2020 году процентная маржа банков будет стагнировать. Переход к устойчивому снижению ставок в экономике усилит ценовую конкуренцию, что продолжит оказывать давление на маржинальность бизнеса. Небольшого роста маржи из-за исчерпания качественных заёмщиков и введения показателя долговой нагрузки (ПДН) можно ожидать в сегменте необеспеченного потребительского кредитования. Снижение ставок в указанном сегменте по сравнению с ипотекой уже сейчас не столь ощутимо. Но итоговое влияние розницы на маржу составит лишь порядка 0,1–0,2 п. п. По мнению НКР, по итогам 2019 года маржа сохранится на уровне 3,7–3,8%, а в 2020 году за счёт розницы она может немного подрасти, однако останется ниже уровня 2018 года и не превысит 4%.

Юрий Беликов из «Эксперт РА» в среднесрочной перспективе при вероятном росте абсолютных объемов генерируемой сектором прибыли ожидает стагнацию ЧМП. С одной стороны, стоимость фондирования снижается, с другой стороны, продолжится отстающее от его темпов снижение доходности активных операций. Предпосылки для роста ЧПМ отсутствуют, поскольку большая часть сектора пребывает в состоянии вынужденного профицита ликвидности. Средние и небольшие банки вынуждены поддерживать избыточный запас ликвидности и ограничивать его доходное размещение в связи с повышенной волатильностью ресурсной базы и высоким риском непрогнозируемых оттоков средств клиентов. Устойчивое долгосрочное фондирование в ближайшие годы будет оставаться в дефиците для большего числа рыночных игроков. По этим причинам они не имеют существенного потенциала повышения ЧПМ.

По прогнозу Беликова, лидерами по показателю ЧПМ в ближайшие 1-2 года останутся розничные банки, несмотря на охлаждение рынка потребительского кредитования. Также высокую маржу могут демонстрировать игроки с поддержкой со стороны бенефициаров в виде дешевого, предсказуемого и управляемого фондирования со стороны аффилированных структур.

Крупнейшие игроки традиционно отстают от небольших по ЧПМ в связи с рыночным характером и умеренным уровнем риска проводимой ими политики. Что не мешает им демонстрировать опережающие результаты по показателям рентабельности благодаря ограниченным потерям от доформирования резервов и контролируемым операционным расходам. «Небольшим же игрокам даже высокие значения ЧПМ не гарантируют прибыльность, поскольку основным фактором давления на финансовый результат являются повышенные расходы на обеспечение деятельности, зачастую диспропорциональные ее масштабам. При продолжительных оттоках средств масштаб их бизнеса и доходная база сжимаются быстрее, чем операционные расходы, что приводит к убыточности даже при приемлемой маржинальности операций», – заключил эксперт.

По мнению аналитика S&P Сергея Вороненко, ЧПМ банков будет поддерживаться в ближайшем будущем в основном за счет розницы. Если в 2018 году рост в рознице обеспечивался главным образом ипотекой, в 2019 году – затухающим бумом потребительского кредитования, то в 2020-м возможен всплеск на рынке ипотеки на фоне снижения ставок. С этой точкой зрения согласен и Хайруллин. Кроме розницы в лидерах, по его мнению, будут еще две группы: госбанки, имеющие дешевую пассивную базу за счет своей сети и узнаваемости, и мелкие игроки, удачно вложившиеся в очень рисковые истории.

Как считает Андрей Бархота, в 2020 году давление на маржу будет оказываться со стороны доходов. Замедление потребительского кредитования и высокий уровень конкуренции в различных сегментах корпоративного кредитования будет стимулировать снижение средней процентной доходности кредитного портфеля. Не верят в увеличения размера ЧПМ Владислав Кочетков и Сергей Хайруллин. Негативные факторы – усиление регуляторного давления, снижение ключевой ставки, мертвый рынок инвестбанкинга, нездоровая конкуренция, – в следующем году никуда не денутся. Чтобы уверенно чувствовать себя на рынке, банки ускорят внедрение экосистем и лайф стайл банкинга, что увеличит их непроцентный доход. Небольшие игроки будут искать или усиливать свою уникальную бизнес-нишу (региональную, отраслевую или продуктовую), или идти к более рисковым заемщикам.

Текст: Сергей Артемов

Материал также опубликован в печатной версии Национального банковского журнала (№187, декабрь-январь).

Поделиться: