Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

27 августа 2017

банковскому сектору объявлена амнистия?

в рамках Международного финансового конгресса, состоявшегося в Санкт-Петербурге, Банк России предложил новую модель надзора за деятельностью финансово-кредитных организаций

Международный финансовый кон­гресс (МФК), ежегодно проходящий в Санкт-Петербурге в разгар лета, – действительно знаковое событие для национальной финансовой системы. И не только потому, что «первую скрипку» на нем играют руководители мегарегулятора, но и потому, что именно с его трибуны озвучиваются новые подходы к реформированию как самой системы, так и действующих моделей надзора и регулирования.

Адаптивность повысилась – время подумать о росте

МФК является площадкой, на которой анализируется ситуация, сложившаяся на момент проведения мероприятия в финансовой системе страны и в ее экономике в целом. Не стала исключением и конференция, проведенная в 2017 году. Председатель Банка России Эльвира Набиуллина отметила, что одним из главных является вопрос о том, как запустить «мотор» экономики. Причем актуален он не только на локальном, российском уровне, но и на глобальном. 

«Борясь с волнами кризиса, которые надвигались одна за одной, центральные банки многих стран были вынуждены предпринимать беспрецедентные меры. И только теперь – десять лет спустя – они начинают отказываться от этих мер. Что беспокоит всех? То, что рост остается очень слабым, и входит в него глобальная экономика, нагруженная целым рядом серьезных проблем. Одна из них – высокий уровень долговой нагрузки, другая – чересчур низкая инфляция и даже дефляция в развитых экономиках. Третья – «пузыри» на рынках, возникшие в том числе в результате мягкой денежно-кредитной политики, которую проводили центробанки различных стран. Четвертая проблема – низкая производительность труда и низкие темпы инвестиций, что не только ограничивает возможности для развития, но и не дает странам преодолеть первую из перечисленных проблем, урегулировать ситуацию с долговой нагрузкой. И пятая проблема – это рост финансовых технологий и риски, в том числе и социальные, и кибернетические, которые возникают в результате этого роста. Как итог, глобальная экономика вступает в период роста, находясь на низкой фазе. И естественно, что это сказывается и на нашей экономике», – пояснила председатель Банка России.

В то же время, как подчеркнула Эльвира Набиуллина, есть и позитивные моменты. Глобальная финансовая система стала более устойчивой к различным шокам, в том числе и геополитического характера. По ее мнению, это говорит о том, что, несмотря на некоторые минусы, меры, предпринятые центробанками и финансовыми властями развитых стран, были правильными. 

Российская экономика, подчеркнула глава ЦБ РФ, тоже научилась подстраиваться к внешним шокам. Но в то же время она по-прежнему остается структурно слабой, низкодиверсифицированной и недостаточно конкурентной. «Поэтому, по нашему убеждению, необходимы структурные преобразования, которые позволят российской экономике поднять планку роста выше 1,5-2% и, главное, выйти на траекторию устойчивого роста. И необходимо понимать, что эти преобразования должны затронуть финансовый сектор нашей страны», – резюмировала глава Банка России.

Министр экономического развития России (МЭР) Максим Орешкин, со своей стороны, отметил три основных момента, которые характеризуют нынешнюю ситуацию с положительной стороны. Российская экономика стала более адаптативной к внешним шокам, она прошла низшую точку кредитного цикла, и у нее отсутствуют предпосылки для возникновения структурных дисбалансов. По мнению главы МЭР, это дает основания надеяться на то, что начавшийся рост окажется устойчивым и поступательным.Министр отметил, что положительную роль в этих переменах сыграли и ЦБ РФ, и банковский сектор. «Мы видим, что банки одни за другим осознают: начался новый экономический цикл.Очень важно, чтобы они не только осознали это, но и поддержали своими действиями в сфере кредитования рост в реальном секторе», – пояснил Максим Орешкин.

В то же время глава МЭР отметил, что есть острые и достаточно болезненные вопросы, которые необходимо решить для того, чтобы обеспечить устойчивость начавшегося роста. «В нынешней ситуации особую остроту приобретает вопрос о необходимости привлечения частных инвестиций для модернизации и развития инфраструктуры. Можно заметить, что именно «инфраструктурный вопрос» зачастую портит нам макроэкономические показатели, например показатели по инфляции. Мы все были совсем недавно свидетелями резкого роста цен на сельскохозяйственную продукцию. Это связано не только с ухудшением погодных условий, но и с тем, что из-за отсутствия или недоразвития инфраструктуры у фермеров возникают проблемы со сбытом продукции. При этом все мы знаем, что динамика темпов инфляции влияет на так называемые инфляционные ожидания», –констатировал министр экономического развития РФ.

Надо мягче и тоньше?

Год назад именно на МФК председатель Банка России Эльвира Набиуллина предложила экспертному сообществу рассмотреть вопрос о введении пропорционального банковского надзора и фактическом разделении субъектов банковского сектора на тех, кто будет обладать универсальной лицензией, и тех, кто будет в дальнейшем оказывать услуги населению и предприятиям на основе базовой лицензии. К настоящему моменту профильный законопроект уже прошел все необходимые чтения и подписан президентом России Владимиром Путиным, а разделяться банкам придется уже с 1 января 2018 года. То есть до дня, когда Банк России начнет выдавать банкам универсальные и базовые лицензии, остается совсем немного. 

С этим вопросом, как отмечают эксперты, все более или менее ясно. А вот новая инициатива, озвученная на МФК-2017, вызвала куда больший интерес. Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина пояснила, что предложенная новация является не отдельно взятой мерой, а составной частью тех структурных реформ, которые, по ее мнению, необходимо провести для системного улучшения ситуации в национальной экономике. 

«Правила быстро устаревают, и нужен переход в регулировании на принципы пропорциональности рискам – от управления по правилам к управлению по принципам. Необходимо обращать больше внимания не на устойчивость отдельных финансовых институтов, а на внедрение принципа контрцикличности, на повышение прозрачности финансовой сферы, на отказ от догм. Иными словами, нам надо двигаться к принципам стимулирующего регулирования», – подчеркнула в своем выступлении Эльвира Набиуллина.

Объясняя предлагаемый переход к новой модели или, точнее, к новым принципам выстраивания модели надзора и регулирования, глава ЦБ РФ пояснила, что это во многом возможно потому, что в предыдущие несколько лет мегарегулятор проявлял жесткость в оздоровлении рынка. «Нам приходилось искоренять недобросовестные практики ведения бизнеса, отучать банки от использования инструментов, с помощью которых они скрывали от регулятора истинное положение дел. На сегодняшний день можно констатировать следующее: недобросовестные практики ушли в прошлое, нам удалось избавиться от большого числа нечистых на руку и нежизнеспособных участников, что пошло на пользу системе в целом», – заявила глава ЦБ РФ. 

В этой ситуации, считает Эльвира Набиуллина, Центробанк действительно способен перейти к тому, что можно назвать консультативным надзором, когда ЦБ РФ будет применять инструменты раннего реагирования и не столько отзывать лицензии, сколько купировать с помощью надзорных и регуляторных мер рост рисков в банковских организациях.

В то же время глава Банка России предупредила, что переход к «надзору по принципам» не будет означать закрытие глаз регулятора на те проблемы, которые остаются достаточно злободневными если не для всего банковского сектора, то для отдельных его участников. «В первую очередь я говорю о кредитовании бизнесов собственников. Оно опасно по двум причинам: во-первых, банк будет смотреть сквозь пальцы на риск невозврата таких кредитов, и, во-вторых, речь идет не о рыночных кредитах, а о «кредитах по понятиям». Увлечение такой деятельностью уже привело к краху нескольких весьма крупных банковских организаций, поэтому я советую тем участникам банковской системы, у которых бизнес-модель построена на кредитовании собственников, серьезно задуматься. Такую бизнес-модель необходимо менять, пока не стало слишком поздно», – предупредила глава Банка России.

Второй момент, на который ЦБ также не намерен закрывать глаза, несмотря на заявленную «амнистию», то есть переход к более мягкому регулированию и надзору, – это качество капитала банков. «Мы должны быть уверены в том, что у наших банков реальный, а не заемный капитал. Поэтому с текущего года мы будем исключать из расчета показателя капитала те средства, источники которых являются непрозрачными», – заявила глава мегарегулятора. 

Стоит отметить, что первый «пробный шар» насчет необходимости перехода к консультативному надзору прокатывался за полгода до МФК. В одном из своих интервью первый заместитель председателя Банка России Дмитрий Тулин говорил о том, что такая модель сейчас востребована банковским сектором. Но все же наиболее полно принципы действия этой модели и то, какие последствия может иметь ее применение, глава ЦБ РФ изложила именно на площадке Международного финансового конгресса в Санкт-Петербурге.

Залог успеха – доверие

Консультативный надзор в кулуарах мероприятия – впрочем, и до этого тоже – нередко сравнивали с ситуацией вызова врача к больному, при которой роль больного исполняет проблемный банк, а роль врача – регулятор рынка. Аллегория, как отмечают эксперты, достаточно точная, но при одном условии: и осмотр, и диагностирование, и лечение могут быть эффективными только при условии, что больной доверяет врачу и не пытается скрыть от него симптомы своего заболевания. А вот как раз по этому пункту возникают серьезные вопросы: насколько банки доверяют регулятору и насколько он доверяет им в случаях, когда они готовы добровольно рассказывать ему о своих проблемах?

Заместитель председателя Банка России Ольга Полякова в своем выступлении в рамках сессии «Диалог с регулятором: от очищения рынка к консультативному банковскому надзору» четко обозначила эту проблему. «Главный вопрос заключается в следующем – насколько рынок в сегодняшнем его состоянии готов к переходу к консультативному надзору. Чтобы дать правильный ответ, нужно понимать, что сам консультативный надзор – это определение проблем на ранней стадии и вступление регулятора в диалог с кредитной организацией для решения этих проблем. А это значит, что очень важны, с одной стороны, готовность собственников и топ-менеджеров к такому диалогу, а с другой стороны, наличие у банков возможностей для устранения причин, вызвавших реализацию определенных рисков», – подчеркнула Ольга Полякова.

Представитель ЦБ РФ также отметила, что в ряде организаций источником бед становилось то, что их бизнес-модели изначально не были нацелены на ведение здорового бизнеса. «К сожалению, это так, и это практически всегда становилось причиной того, что эти активы приходилось либо выводить с рынка, либо направлять на санацию. И во «внешнем мире» часто возникает один и тот же вопрос – куда смотрел регулятор? Мы всегда смотрим на данные отчетности, а дальше уже возникает целый спектр вопросов. Должны ли мы доверять им, должны ли мы доверять банкам, которые предоставляют отчетность, должны ли мы доверять аудиторам, которые заверяют эту отчетность? Положительно ответить на эти вопросы мы можем тогда, когда нам понятны бизнес-модели банков, когда есть внутренний аудит, прозрачны источники пополнения капитала, когда, наконец, есть риск-культура. Взаимодействуя с такими организациями, мы можем переходить к модели консультативного надзора», – резюмировала Ольга Полякова.

Председатель правления Росбанка Дмитрий Олюнин, со своей стороны, поддержал тезис о том, что для всех банков вопросы риск-культуры являются важнейшими, и отметил, что не является случайностью то, что до последнего времени в России практиковался формальный банковский надзор. «Сегодня, наверное, и банковский сектор, и регулятор чувствуют, что пришло время изменений. Я считаю, что во многом это связано с развитием технологий, с тем, что банки работают теперь с неструктурированными статистическими данными и т.д. В этом контексте формальный надзор уже не может выполнять ту роль, которую он выполнял на протяжении последних 20 лет. И, конечно же, важен вопрос доверия. Я позволю себе привести такую аналогию: сейчас многие воспринимают консультативный надзор как ситуацию, в которой волк объясняет овцам, как им правильно пастись, чтобы ему легче было их съесть. Овцы, со своей стороны, стремятся в лес, чтобы волк не мог их там найти, чтобы они смогли вырасти до размеров огромных буйволов и их уже страшно было бы есть. Вот это восприятие, это отношение к консультативному надзору надо менять», – уверен Дмитрий Олюнин. А для этого, по его мнению, надо в том числе исключить ситуацию, когда ЦБ является одновременно и прокурором, и судьей. «У банков должна быть возможность отстаивать свою позицию, свое профессиональное суждение. В противном случае та модель взаимоотношений, которую я описал, никуда не денется, и модель консультативного надзора не будет работать, или, по крайней мере, ее внедрение не приведет к желаемым результатам», – преду­предил глава Росбанка.

О важности и профессионального суждения, и высокого уровня доверия между участниками рынка и регулятором говорил в рамках одной из сессий МФК президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. «Чем выше этот уровень, тем активнее применяется мотивированное суждение. В данном контексте важно, чтобы в этом механизме была возможность оспаривания заключения Банка России и, с другой стороны, возможность формулировать свое суждение. Это двусторонняя дорога, по которой нам предстоит продвигаться, – считает глава АРБ. – Лично меня очень радует то, что ЦБ видит главную цель в применении профессионального суждения при раннем выявлении проблем у организаций – профессиональных участников рынка. Мы, конечно, обсуждали это и раньше на многих площадках, в том числе с Андреем Козловым (первый заместитель председателя Банка России в 1997–1999 и 2002–2006 годах. –Прим. ред.), но, видимо, тогда ситуация еще не «созрела». Теперь мы уже конструктивно обсуждаем и эту тему, и другую – консультативный надзор, который, по моему мнению, необходим для того, чтобы наш банковский сектор мог успешно и эффективно функционировать». 

Век высоких технологий и больших киберугроз

Очевидно, что с учетом реалий повестка дня Международного финансового конгресса была бы неполной, если бы в ее рамках не затрагивалась темы использования в банковском бизнесе финансовых технологий и рисков, возникающих в сфере информационной безопасности. И тот, и другой вопрос, как говорится, «на злобу дня». С одной стороны, финансово-кредитные организации стараются активно использовать финансовые технологии для развития своего бизнеса, повышения качества услуг и для того, чтобы становиться ближе к своим клиентам (что, в свою очередь, обеспечивает рост лояльности к ним). С другой стороны, ни для кого не является секретом тот факт, что банки, независимо от их размеров и доли на рынке, часто становятся объектами атак со стороны кибер­преступников, а иногда и жертвами таких атак. Так что и та, и другая темы являются принципиально важными – именно поэтому им были посвящены две специальные сессии, которые, стоит отметить, собрали рекордное количество слушателей. 

Говоря о роли финансовых технологий в банковском бизнесе, заместитель председателя Банка России Ольга Скоробогатова привела следующие цифры: 62% действующих на сегодняшний день банковских организаций уже включили в свои стратегии изменения, которые необходимы для повышения уровня технологичности. «Это говорит о том, что банки понимают: без партнерства с финтех-компаниями им будет очень трудно развиваться», – резюмировала заместитель председателя Банка России. Она также назвала в числе самых актуальных вопросов сего­дняшнего дня инвестиции в финтех и проблемы регулирования компаний, работающих в этой сфере. «Очевидно, что нужно выработать такую модель регулирования, которая, с одной стороны, позволяла бы минимизировать риски, а с другой, не препятствовала бы развитию финтех-услуг», – считает заместитель председателя Банка России. 

Подробно осветил в своем докладе тему цифровизации банковской деятельности и первый заместитель председателя Комитета по бюджету и финансовым рынкам Совета Федерации Николай Журавлев. «Мы должны предпринимать все возможные усилия для того, чтобы эта цифровизация проходила успешно, осознавая при этом не только ее плюсы, но и те риски, которые она несет, и стараясь, насколько это возможно, минимизировать эти риски. Я считаю, что нам следует на государственном уровне финансировать стартапы, и не стоит бояться, что из них «выстрелит» только 10–15%. Это общемировая практика, зато мы видим, что «выстрелившие» стартапы затем вырастают в успешные мощные компании, известные во всем мире», – констатировал Николай Журавлев.  
Особое внимание первый заместитель председателя Комитета по бюджету и финансовым рынкам Совета Федерации уделил теме доступа кредитных организаций к информационным базам государственных структур. «Я согласен с теми, кто настаивает на том, что такой доступ должен быть у всех банковских организаций, и в этом вопросе не должно быть ограничений. Что же касается проекта об удаленной аутентификации, то здесь мое мнение совершенно четкое: надо принимать соответствующий закон, причем в кратчайшие сроки, а затем уже его «дошлифовывать». Этот закон нужен и людям, и банкам, и банковской отрасли в целом, поэтому в данном вопросе надо двигаться ускоренными темпами. Иначе мы рискуем уподобиться тем, кто бесконечно стоит на берегу, боясь зайти в воду», – предупредил Николай Журавлев.

Вопросам ИБ в финансовом секторе также была посвящена отдельная сессия. Заместитель начальника Главного управления безопасности и защиты информации ЦБ Артем Сычев отметил, что пока в Российской Федерации нет единого центра, который занимался бы обеспечением киберустойчивости. «Это действительно проблема – она не в том, что кибератаки есть, они были, есть и будут. Дело в том, что нет федерального органа, который устанавливал бы единые правила и требования для всех участников рынка. Сейчас разрабатывается соответствующий законопроект о создании такого органа. При этом надо очень четко выдержать золотую середину: сформировать требования в сфере ИБ таким образом, чтобы не была нарушена доступность услуг и эффективность бизнеса финансовых организаций», – уверен Артем Сычев. 

Большое внимание в рамках сессии, посвященной проблемам и вызовам в сфере ИБ, привлекло и выступление заместителя председателя правления Сбербанка России Стани­слава Кузнецова. «В условиях бурного развития интернета вещей приобретают немалое значение вопросы кибербезопасности. Я совершенно согласен с экспертным мнением, что, хотим мы того или нет, развитие экономики и в России, и в других странах будет напрямую зависеть от внедрения высоких технологий. С учетом этого нам надо понимать, какие риски это несет, – мы в недалеком будущем можем столкнуться с ситуацией, когда искусственный интеллект начнет управлять всем, и эту ситуацию необходимо будет жестко регулировать. Мы уже сейчас должны готовиться к этому, иначе в один прекрасный день станет слишком поздно», – заявил Станислав Кузнецов. 

Микрофинансирование – еще один актуальный вопрос

Как и в случае с Петербург­ским международным экономическим форумом (ПМЭФ), у Международного финансового конгресса тоже был нулевой день. Организаторы объяснили это тем, что слишком велик спектр злобо­дневных и интересных для участников мероприятия тем. Все их сложно вместить в повестку дня, а национальный финансовый рынок между тем становится все более сложным и диверсифицированным. Поэтому нет ничего удивительного в том, что программа конгресса удлинилась, и в нулевой день состоялась сессия, посвященная анализу ситуации на рынке микрофинансирования в России. 

Модератор сессии, президент Национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР), председатель совета директоров СРО «МиР» Алексей Саватюгин в своем вступительном слове отметил, что постоянно и довольно резко меняется регуляторная среда, в которой приходится работать микрофинансовым организациям (МФО) в частности и компаниям, занимающимся финансовым посредничеством, в целом. «Мы видим, что практически каждую неделю появляются новации в законодательстве, имеющем отношение к микрофинансированию. Это создает постоянно меняющуюся среду, плюс к этому мы видим тенденцию к ужесточению регулирования», – подчеркнул глава НАУМИР. Он также обратил внимание на то, что меняются и макроэкономические факторы. «Одним из парадоксов, на мой взгляд, является то, что ВВП перестал падать, мы видим тенденцию к небольшому росту. Но при этом у нас продолжают снижаться реальные располагаемые доходы населения, что неизбежно отражается на состоянии кредиторов, на возвратности кредитов, на кредитной активности физических лиц и т.д. Нам приходится это учитывать, анализируя ситуацию, сложившуюся в нашем сегменте финансового посредниче ства», – пояснил Алексей Саватюгин.

Вопрос, спровоцировавший оживленную дискуссию, заключался в следующем – так кто же такие для банков микрофинансовые организации? Партнеры или соперники, к тому же находящиеся в льготном положении, поскольку на них не распространяется тот жесткий надзор, под которым вынуждены работать банки? «Мне кажется странным, что банки позиционируют МФО как конкурентов: мы констатируем, что общий объем кредитования, предоставленного МФО, меньше, чем «дыра» в балансе банка ЮГРА, при том что этот банк, как всем хорошо известно, являлся далеко не самым крупным в России. Несмотря на это, периодически вспыхивают дискуссии о регуляторном арбитраже», – отметил Алексей Саватюгин.

Первый вице-президент Ассоциации региональных банков «Россия» Алина Ветрова выразила несогласие с такой постановкой вопроса. «На мой взгляд, в данном случае имеет место не конкуренция, а скорее ревность банков к ЦБ РФ, когда речь заходит о регулировании и надзоре за деятельностью банков и микрофинансовых организаций. Мы видим, что регулятор заботится о том, правильно ли развивается рынок микрофинансирования, то есть для него в данном случае развитие является приоритетным моментом. К сожалению, сложно сказать то же самое, анализируя действия регулятора по отношению к участникам банковского сектора. Это, по моему убеждению, и порождает специфические отношения между банками и МФО. Что же касается конкуренции, то здесь тоже вопрос в конечном счете упирается в различия в регуляторном подходе. Ни для кого из нас не является секретом, что часто банки в силу регуляторных требований вы­нуждены отказывать клиентам в пре­доставлении кредитов. Ес­тест­венно, люди, получившие отказ, идут на обслуживание в МФО», – пояснила свою позицию Алина Ветрова.

Впрочем, несмотря на то, что дискуссия действительно была ожив­ленной, ее участники согла­сились, что финансовый рынок для успешного развития нуж­­да­ется в при­сут­ствии на нем разных игроков – и банков, и микрофинансовых организаций, и, конечно же, страховых компаний, пенсионных фондов и т.д. Страхи, связанные с тем, что кто-то кого-то вытеснит, носят скорее надуманный характер, констатировали эксперты. Что же касается надзора за различными организациями, то, как можно убедиться, его модели претерпевают изменения. Это во многом объясняется тем, что сам финансовый рынок не стоит на месте и надзорные и регуляторные инструменты, которые применялись к нему раньше, утрачивают эффективность.    

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Анастасия Скогорева

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Чем вы считаете биткоин?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Ноябрь, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30
Ближайшие мероприятия

Видео

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок в номинациях

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок в номинациях "Самый интеллектуальный банк", "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере" и "Самая интеллектуальная компания...

Яндекс.Метрика