Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

07 июля 2017

ПМЭФ-2017: когда кризис уже позади…

лейтмотивом практически всех сессий Санкт-Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) стал вопрос вовлеченности России в единое мировое экономическое и политическое пространство

В кризисные периоды любая страна, что вполне естественно, больше времени уделяет решению своих внутренних проблем и меньше — вопросам интеграции в мировое пространство. Поэтому нет ничего удиви­тельного в том, что в рамках ПМЭФ-2014, ПМЭФ-2015 и ПМЭФ-2016 внимание собравшихся было приковано к вопросам, какой будет денежно-кредитная и — шире — финансовая политика страны в сложный для нее период; как можно уменьшить эффект санкций, введенных против России; как наладить политику импортозамещения в различных отраслях национальной экономики. ПМЭФ-2017 стал наглядным свидетельством того, что кризис действительно преодолен: о нем перестали вспоминать на каждом шагу, и на первый план вышли совсем другие темы для обсуждения.

О достигнутом и том, чего еще предстоит достичь

Впрочем, было бы неверным сказать, что вопросы, перечисленные выше, вообще не поднимались — конечно, и к их обсуждению возвращались спикеры, участвовавшие в различных сессиях и панельных дискуссиях. Но все же самым важным было другое, и об этом сказал в своем выступлении в рамках второго дня ПМЭФ президент РФ Владимир Путин.

«Россия вступила в новую фазу подъема, и теперь Минэкономразвития нашей страны уже не будет нащупывать новое «дно», а будет «ощупывать» новые фазы этого роста», — констатировал глава российского государства. В подтверждение этого тезиса он привел несколько цифр: ВВП России растет третий квартал подряд, в апреле прирост составил уже 1,4 %. При этом президент России особо обратил внимание на то, что существенно увеличились объемы продаж автомобилей и объемы выдачи ипотечных кредитов. «Во всем мире на динамику этих показателей обращают особое внимание, они рассматриваются как индикаторы того, что экономический рост в стране приобретает устойчивый характер», — подчеркнул в своей речи Владимир Путин.

Поскольку президент России выступал на ПМЭФ, уместно звучали и слова о росте инвестиций в стране: сейчас они, как отметил глава РФ, превышают рост ВВП. «По итогам первого квартала 2017 года приток прямых иностранных инвестиций в экономику России составил 7 млрд долларов, что является лучшим показателем за последние три года. Это еще одно свидетельство того, о чем я уже говорил. Экономика вступает в новую фазу роста, формируется основа для ее будущего развития», — подчеркнул президент, призвав при этом поддерживать такую тенденцию с тем, чтобы на рубеже 2020 года Россия смогла выйти на опережающие темпы экономического роста, которые превышали бы общемировые темпы.

В рамках обеспечения финансовых условий для продолжения и активизации экономического роста в стране глава государства озвучил несколько предложений, среди которых было предложение внедрить в РФ «инфраструктурную ипотеку», в том числе задействовать механизмы госгарантий для вложений в связь, энергетику и транспорт. «Речь идет о ситуации, когда инфраструктурный объект фактически покупается в кредит, полученный от частных инвесторов, а пользователь объекта этот кредит постепенно гасит», — пояснил Владимир Путин.

Итак, новым для России, безусловно, является то, что она после затянувшегося кризиса наконец-то вступает в период если не бурного, то поступательного роста. Однако, как пояснил президент, это не означает, что пришло время почивать на лаврах. Перед нашей страной стоят масштабные задачи, нуждающиеся в успешном решении, и одна из них — переход на цифровую экономику. При этом глава российского государства особо акцентировал внимание на том, что цифровая экономика — это не некая отдельная отрасль экономики, это основа, на которой могут быть созданы несколько самостоятельных отраслей, которые, в свою очередь, в будущем станут локомотивом для национальной экономики в целом. Цель тем более амбициозная, если учесть, что в «локомотивах» сейчас наблюдается явный дефицит не только в России, но и в большинстве стран мира.

В то же время президент обратил внимание на то, что переход на цифровую экономику для России будет нелегким. По данным Высшей школы экономики, на 10 тыс. россиян приходится всего два многофункциональных робота. В Китае это соотношение составляет 36, в Южной Корее — 436. Понятно, что это всего лишь один из аспектов, свидетельствующий о нашем отставании «в цифре», но он является весьма показательным. С учетом того, что пропасть в этом вопросе между Россией и более технологически развитыми странами существует и перепрыгивать через нее придется быстро, правительство по поручению президента подготовило программу цифровой экономики. В этой программе предусматривается как внедрение цифровых технологий во все сферы жизни, так и то, что государство поможет межотраслевым компаниям, занимающимся передовыми технологиями, такими как интернет вещей, обработка больших данных и пр. 

Также, как подчеркнул президент, необходимо увеличивать число специалистов, добиться «всеобщей цифровизации и цифровой грамотности» и при этом не поддаваться на геополитические распри. Последнее замечание, скорее всего, касалось периодически возникающих волн истерии по поводу так называемых «российских хакеров». 

На фоне обсуждения вопросов о том, чего Россия достигла, чего ей только предстоит достичь и каким путем, вопрос о санкциях, введенных более трех лет назад против России странами G7 и еще рядом примкнувших к ним государств, звучал уже не так остро, как раньше. Но все же президент счел нужным уделить внимание и ему, поскольку санкции ограничивают возможности нашей страны, хотя и не так сильно, как того хотелось их инициаторам. Санкции не изменили позицию России, и наше отношение к ним не изменилось, подчеркнул президент. «Мы открыты к совместной работе, реализации взаимовыгодных проектов, к сотрудничеству в решении важнейших стратегических вопросов глобального развития. Только совместными усилиями можно преодолеть нынешние дисбалансы и обеспечить устойчивый рост мировой экономики», — резюмировал Владимир Путин.

Вечный спор о рубле, инфляции и экономическом росте

Чиновники и независимые эксперты — и это, наверное, вполне объяснимо — были более сдержанными в своих оценках, чем президент: во всяком случае, мало кто из них на ПМЭФ с уверенностью говорил о том, что российская экономика окончательно вступила в полосу роста. Скорее, в экспертном сообществе господствует сдержанный оптимизм, который можно описать следующими словами: «худшее позади». А что впереди — это во многом зависит от того, какой будет экономическая и финансовая политика страны, в том числе и от того, останется ли стабильным и предсказуемым курс национальной валюты и удастся ли сохранить инфляцию на нынешнем, то есть рекордно низком для России уровне (по последним прогнозам, она по итогам этого года не превысит 4 %, если, конечно, не произойдет ничего экстраординарного). 

«Несмотря на то, что нам удалось снизить инфляцию до заявленного нами уровня, мы не считаем, что добились своей цели, — заявила председатель Банка России Эльвира Набиуллина в рамках своего выступления на сессии «Макроэкономическая политика — от стабилизации к росту», состоявшейся в первый рабочий день Форума. — Надо понимать, что для нас задача изначально не формулировалась так — добиться, чтобы в какой-то отдельно взятый месяц года инфляция упала ниже 5 %. Цель гораздо масштабнее — инфляция должна остаться на низком уровне в долгосрочной временной перспективе. Да, говорят, что низкая инфляция — это заслуга, прежде всего, роста цен на нефть. Мы признаем, что этот фактор сыграл положительную роль, и именно поэтому не спешим изменять нашу кредитно-денежную политику в сторону ее стабилизации».

Глава Банка России призвала обратить внимание на примеры тех стран, которые давно таргетируют инфляцию, — Норвегию, Канаду и т.д. «Мы видим, что эти страны научились держать инфляционные ожидания и ситуацию с инфляцией в целом под контролем, и они не меняют свою ДКП даже в тех случаях, когда цены на их главные экспортные товары снижаются кратно. Так что у нас есть примеры. Еще один важный момент: мы никогда не считали, что сама по себе низкая инфляция создает условия для экономического роста. Она — один из факторов, который положительно влияет на экономическую ситуацию, на формирование экономических трендов в стране. Денежно-кредитная политика не способна пробить потолок потенциального роста, это могут сделать только структурные реформы. Но воспрепятствовать наступлению рецессии денежно-кредитная политика, конечно, может — при условии, что она является продуманной и эффективной», — подчеркнула Эльвира Набиуллина.

Министр финансов РФ Антон Силуанов, выступавший в рамках той же сессии, обратил внимание на то, что, независимо от того, переживает ли страна период кризиса или период роста, она всегда нуждается в сбалансированной бюджетной политике. «Государство — это главный инструмент, и его надо очень четко настроить для обеспечения устойчивого экономического роста в стране, — заявил глава Минфина. — С учетом этого надо понимать, что мы рискуем наступить на те же грабли, по которым уже ходили. Я имею в виду призывы увеличить расходы бюджета на поддержку, безусловно, очень важных отраслей, будь то безопасность, оборона или образование. Но простое увеличение вливаний финансовых ресурсов не приведет к радикальному улучшению ситуации в этих отраслях — зато наверняка приведет к разбалансировке бюджетной политики страны. Чем это для нее может обернуться, мы все видели».

«Самое главное для нас в качестве долгосрочного тренда — выстроить сбалансированную бюджетную политику. Сейчас, к сожалению, мы живем в долг, проедая те резервы, которые были сформированы в докризисный период, когда министерством финансов руководил Алексей Кудрин. Понятно, что постоянно так продолжаться не может», — предупредил Антон Силуанов.

Министр экономического развития России Максим Орешкин, в свою очередь, привлек внимание слушателей к тому факту, что в нашей стране, к сожалению, есть структурные ограничения, способные снизить ее возможности в продуцировании устойчивого экономического роста. «Именно на устранение их мы нацеливаемся при выработке наших программ. Первый элемент, о котором мы всегда говорим — необходимо создание понятного предсказуемого государства для того, чтобы возникла понятная предсказуемая среда для притока инвестиций. Это касается и налоговых вопросов, и тарифов, и использования новых инструментов финансирования, и цифровой экономики», — подчеркнул министр. Следует понимать, что для обеспечения устойчивого экономического роста необходимо также развитие экспортных возможностей, соответственно, и расширение рынков сбыта для продукции российских компаний. «Также традиционно актуальными у нас остаются вопросы человеческого капитала, внедрения новых управленческих стандартов. Необходимо и усиление конкуренции, поскольку это также является элементом обеспечения стабильности национальной экономики», — резюмировал глава МЭР.

Традиционно не слишком оптимистично, хотя в чем-то обнадеживающе прозвучало выступление председателя совета Фонда «Центр стратегических разработок» Алексея Кудрина. «Мы попали в ловушку низких ежегодных темпов экономического роста, — констатировал он. — Для того, чтобы выйти на 3-3,5 % роста ВВП, необходимы серьезные шаги — в первую очередь необходимо работать над повышением производительности труда». 

Алексей Кудрин, на протяжении долгих лет руководивший главным финансовым ведомством страны и до сих пор считающийся одним из наиболее компетентных экспертов в сфере управления государственными финансами, обратил внимание слушателей на то, что инвестиции в Россию, которые максимально возможны, будут давать меньше 2 % ВВП. «Как тогда подняться нашей экономике? Ответ один: только поднимая производительность труда. Для этого необходим целый спектр шагов, и главное — тут принципиально важен технологический фактор. При этом мы должны понимать, что по этому фактору мы отстаем, а нам надо не просто догнать лидеров мира по промышленной революции, но и обогнать их», — сказал А. Кудрин.

«Конечно же, большое внимание следует уделить образованию. ЦСР предлагает существенно увеличить вложения в образование, причем необходимо передавать следующим поколениям не только определенный набор знаний, но и навыки, например, критического мышления. То есть свою задачу мы должны видеть в том, чтобы умные, талантливые молодые люди становились успешными бизнесменами — от этого, в конечном счете, выиграет вся экономика и наша страна в целом. Еще один очень важный момент — инфляция. Если мы удержим уровень не выше 4 % годовых, то увидим существенное увеличение притока инвестиций. Снижение инфляции в долгосрочной перспективе действительно создает условия для оживления инвестиционной активности. Надо понимать, что ЦБ в этом случае неизбежно будет снижать процентные ставки, что создаст условия для повышения доступности кредитных ресурсов для наших компаний», — считает председатель совета Фонда «Центр стратегических разработок».

Пожалуй, наиболее эмоциональным в рамках этой сессии оказалось выступление главного исполнительного директора Группы Всемирного банка Кристаллины Георгиевой. Она выразила восхищение тем, что России удалось сохранить макроэкономическую и социальную стабильность в период самых суровых испытаний — когда мировые цены на нефть упали более чем в два раза по сравнению с их докризисными уровнями. Для любой страны, экономика которой сильно завязана на экспорте энергоресурсов, это могло бы обернуться самыми печальными последствиями, причем не только с точки зрения перспектив ее дальнейшего экономического развития. 

«То, что российская экономика пережила ценовой шок и сохранила стабильность, является результатом наличия у страны продуманной макроэкономической политики, — констатировала главный исполнительный директор Группы Всемирного банка. — Однако это не означает, что необходимо оставить все как есть. Надо сконцентрироваться на тех вопросах, которые требуют решения, — в том числе на повышении производительности труда, о чем много говорилось в рамках этой сессии. И, конечно, на повышении доли инновационной экономики в совокупном ВВП страны. Сейчас по различным оценкам эта доля в России не превышает 10 %, этого явно недостаточно, и тут как раз необходима продуманная государственная политика». Собственно говоря, ее слова прозвучали как предвестник того, о чем впоследствии, во второй день Форума, говорил в своем выступлении президент России, указывавший на необходимость создания в нашей стране цифровой экономики.    

Впервые Форум собрал на своей площадке рекордное количество участников — более 14 тыс. представителей бизнеса, глав международных организаций, официальных лиц, экспертов, ученых и журналистов более чем из 143 стран мира. Среди них главы 700 компаний из России и 400 иностранных компаний. Были широко представлены компании из США, Германии, Китая, Италии, Японии и других государств. 

В Форуме также приняли участие высокопоставленные зарубежные политики: Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, Генеральный секретарь Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) Мохаммед Сануси Баркиндо, премьер-министр Габонской Республики Эммануэль Иссозе-Нгонде, премьер-министр Монголии Жаргалтулгын Эрдэнэбат, премьер-министр Содружества Доминики Рузвельт Скеррит, и.о. председателя правительства и министр иностранных дел Республики Сербии Ивица Дачич, вице-президент Республики Зимбабве Фелекезела Мпоко, второй вице-президент Республики Бурунди Джозеф Буторе, президент Республики Южная Осетия Анатолий Бибилов, президент Республики Сербской Милорад Додик и другие официальные лица. 

Среди российских официальных лиц в Форуме приняли участие 6 заместите­лей председателя правительства Российской Федерации, 19 министров, 30 руководителей федеральных служб и агентств.

В этом году на Петербургском форуме было подписано 475 инвестиционных соглашений, меморандумов и соглашений о намерениях (для сравнения: в 2015 году в рамках ПМЭФ было подписано 205 соглашений, в 2016-м — 356) на общую сумму 1817,9 млрд рублей (учтены соглашения, сумма которых не является коммерческой тайной).

Наиболее крупные из них:

  •  соглашение немецкого химического концерна Linde Group с российской группой «ТАИФ» о строительстве нового этиленового комплекса на базе ПАО «Нижнекамскнефтехим» на сумму 600 млрд рублей;
  •  соглашение между ГК «Росатом» и Корпорацией атомной энергии Индии о строительстве 5-го и 6-го энергоблоков на АЭС «Куданкулам» на сумму 239,4 млрд рублей (4,2 млрд долларов);
  •  соглашения о намерениях г. Санкт-Петербурга с Евразийским банком развития и Банком ВТБ (ПАО) об участии в реализации проекта строительства скоростной магистрали с мостом через реку Неву в створе улиц Фаянсовой и Зольной ­— Восточного скоростного диаметра на сумму 150 млрд рублей;
  •  соглашение между ГК «Росавтодор» и ООО «Юго-восточная магистраль» о финансировании, строительстве и эксплуатации на платной основе ЦКАД Московской области на сумму 78,5 млрд рублей;
  •  соглашение между ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» и Евразийским банком развития о сотрудничестве в области реализации и финансирования инвестиционной программы ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» на сумму 60 млрд рублей;
  •  соглашение между Министерством промышленности и торговли, ООО «Тулачермет-Сталь» и Тульской областью об участии в инвестиционном проекте строительства литейно-прокатного комплекса на сумму 43,7 млрд рублей;
  •  соглашение между ВЭБ и ЗАО «Трансхолдинглизинг» о приобретении 770 вагонов для московского метрополитена на сумму 38,6 млрд рублей;
  •  соглашение между АО «МХК «ЕвроХим» и китайской корпорацией ChemChina о создании совместного производства промышленной продукции в России на сумму 28,5 млрд рублей.

 

Всего проголосовало: 0

0.0

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Чем вы считаете биткоин?

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Ближайшие мероприятия

Видео

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок

26 сентября 2017 года состоялся Осенний Интеллектуальный кубок в номинациях "Самый интеллектуальный банк", "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере" и "Самая интеллектуальная компания...

Яндекс.Метрика