Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

16 октября 2016

банковская революция с отложенным сроком свершения

отказ от идеи регионального разделения банков в пользу функционального разделения – движение в правильном направлении

Банк России существенно скорректировал концепцию регулирования небольших банков, отказавшись от идеи делить банковский сектор на региональные и федеральные банки. Теперь предлагается разделить рынок на игроков с универсальными и ограниченными лицензиями. Эта идея была озвучена руководством Центробанка в ходе Международного банковского форума в Сочи, прошедшего в начале сентября.

Без привязки к «месту жительства»

Появившаяся в июне 2016 года инициатива ЦБ РФ по разделению банков на федеральные и региональные претерпела существенные изменения. Если в первоначальном варианте регулятор предлагал разделить банки на региональные (с капиталом менее 1 млрд рублей и размером активов менее 7 млрд рублей) и федеральные, то в ходе обсуждения от понятия «региональный» решили отказаться.

В исходном варианте предполагалось, что банки, получившие статус региональных, смогут работать в части кредитования только в конкретном и соседнем с ним регионах, на рынке межбанковского кредитования – только через центрального контрагента, инвестировать – только в ценные бумаги высокого качества, входящие в Ломбардный список Банка России. Права совершать трансграничные операции такие банки лишались. И все бы ничего, но многие эксперты указывали на то, что при таком раскладе имеющихся игроков рынка пришлось бы поместить в своеобразное прокрустово ложе, и не всем бы удалось «выжить» после этой ­операции…

Мнение экспертного сообщества было услышано, и вместо идеи ограничения региональной деятельности банков теперь рассматривается система функциональных ограничений. Для банков с ограниченной лицензией предлагаются следующие виды деятельности: предоставление кредитов малому и среднему бизнесу, предпринимателям, физическим лицам. О привязке к «месту прописки» – ключевому для организации региону присутствия – речи уже не идет. 

Согласно новой классификации, с 1 января 2018 года банки разделят на три группы: банки с капиталом  от 300 млн до 1 млрд рублей, банки с капиталом от 1 млрд до 3 млрд рублей и банки с капиталом свыше 3 млрд рублей. Предполагается, что банки первой группы смогут работать только по упрощенной лицензии, банки с капиталом от 1 млрд до 3 млрд рублей смогут самостоятельно выбрать, пользоваться ли им упрощенным порядком или нет. Что же касается финансово-кредитных организаций с капиталом более 3 млрд рублей, то они смогут иметь только федеральную лицензию.

«Мы не собираемся обязывать банки с капиталом до 3 млрд рублей переходить в статус универсального банка, который предполагает более сложную и тяжелую систему регулирования. В диапазоне капитала от 1 до 3 млрд рублей будут находиться и универсальные банки, и банки с ограниченной лицензией», – заявил заместитель председателя Центробанка Михаил Сухов на Международном банковском форуме в Сочи.

По мнению главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, применять трудозатратные, технически сложные меры регулирования для малых банков смысла нет по причине отсутствия у таких организаций сложных продуктов.

Председатель ЦБ РФ предложила представителям банковского сообщества совместно с регулятором выбрать новый вариант названия для «региональных» банков, деятельность которых будет ограничена с 2018 года. При этом глава мегарегулятора отметила, что уже есть такие варианты названий, как «специализированные», «мелкие».

Риски важнее географии

Возникает резонный вопрос, почему же планы Центробанка за довольно короткий срок претерпели столь существенные изменения?

«Очевидно, что принципы реализации идеи пропорционального регулирования являются во многом революционной реформой для российского банковского сектора», – считает CFA, к.э.н., заместитель директора Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Валерий Пивень. По словам эксперта, вполне логично, что по мере обсуждения содержательной части этой идеи с банковским сообществом и внутри самого регулятора концепция видоизменяется. «Прежде всего, следует отметить, что попытки ограничить деятельность кредитных организаций отдельным регионом могут нарушать принципы законодательства с точки зрения свободы ведения бизнеса. Фактически это означало бы установление территориальных границ внутри страны», – подчеркивает эксперт. Кроме того, по мнению специалиста, любая реформа банковского регулирования должна снижать уровень системных и индивидуальных рисков в отдельных банках. «Нет гарантий, что эта цель достигалась бы путем ограничения бизнеса одним регионом, поскольку регионы существенно различаются по экономическому положению и имеют разную инвестиционную привлекательность. При этом ряд предлагаемых ограничений будет способствовать снижению объемов сомнительных операций, что по-прежнему является одной из основных проблем банковского сектора», – подчеркивает Валерий Пивень.

В свою очередь, президент Национального рейтингового агентства (НРА) Виктор Четвериков высказал предположение, что разделение по типам или видам лицензии является более цивилизованным и обоснованным по сравнению с разделением по географическому признаку. «К тому же сейчас достаточно сложно определить, какой из банков является региональным, даже если разработать критерии, – говорит эксперт. – Банки и в России, и в мире становятся трансграничными и высокотехнологичными, что не подразумевает их идентификации по месту регистрации. А вот финансовая самостоятельность, наличие профессиональной команды и возможностей для отнесения к статусу универсальных сегодня необходимы». Для небольших и средних банков, по мнению Виктора Четверикова, специализация может стать хорошим выходом из ситуации текущего состояния рынка, когда банк не может поддерживать статус универсального в силу «распыления» и без того ограниченных ресурсов. «Концентрация на целевом сегменте позволит не только сэкономить на издержках, но и повысить качество  финансовых услуг в своем сегменте. Универсальность же требует значительных затрат и капиталовложений на поддержание инфраструктуры, продуктового ряда и персонала, что экономически не обосновано в силу ограниченности клиентской базы и спроса на разнородные банковские продукты», – поясняет глава НРА.

В свете вышеперечисленных причин разделение кредитных организаций по функциональным лицензиям даст возможность клиентам выбирать  подходящий банк среди предоставляющих профессионально те или иные финансовые услуги на рынке. Это, в свою очередь, может стать стимулом для появления новых участников рынка, а также подтолкнет конкуренцию в сегментах услуг, которая сегодня так необходима наряду с состязаниями процентных ставок.

По мнению аналитика рейтингового агентства RAEX (Эксперт РА) Екатерины Кирилловой, упрощенное регулирование и сокращение числа нормативов, безусловно, привлекательны для небольших банков. «Однако, работая в условиях ограничений, они лишались бы значимых источников дохода, – полагает эксперт. – Во-первых, в части процентных доходов от кредитования, поскольку им пришлось бы сокращать присутствие в других регионах, где наработана клиентская база. Во-вторых, им пришлось бы поступиться процентными доходами от вложений средств в более рискованные, но и более доходные ценные бумаги. С учетом сохраняющейся конкуренции небольших банков с крупными игроками за качественных заемщиков в регионах это неизбежно приводило бы к смещению кредитования небольших банков в более рискованные сегменты рынка. В сочетании с планируемым разрешением не создавать отдельной службы внутреннего контроля, а назначать человека, совмещающего контроль рисков и решение вопросов внутреннего контроля, это может привести к ухудшению качества их активов», – считает аналитик. Также Екатерина Кириллова высказала предположение, что планы по разделению банков на федеральные и региональные изменились в связи с тем, что банки, соответствующие критериям регионального типа, не выразили желания получить данный статус и в перспективе предпочли бы нарастить капитал до 1 млрд рублей, нежели сокращать географию деятельности и выполнять необходимые ограничения. Кроме того, по словам эксперта, в связи с развитием каналов дистанционного банковского обслуживания географическую деятельность банков ограничивать довольно сложно.

Банк России уже несколько лет осуществляет переход к ориентированному на риски банковскому надзору. «В этом плане сегментирование банков по критерию территориальных масштабов бизнеса не позволяет эффективно ограничивать риски, которые банки принимают на себя при проведении бизнес-стратегий, не обладая при этом должными системами их оценки и мониторинга», – объясняет ситуацию доцент кафедры экономической теории факультета государственного управления МГУ Валентина Кузнецова. По словам специалиста, в таких условиях то, что Банк России берет на себя функцию административного ограничения потенциальных рисков, материализация которых способна стать триггером системного кризиса, не только оправданно, но и соответствует практике ведущих банковских регуляторов.

«Причины, по которым регулятор решил ограничивать работу небольших банков не по территориальному, а по функциональному принципу, возможно, заключаются в том, что функциональные ограничения позволят лучше контролировать риски банковского сектора», – считает начальник управления маркетинговой стратегии и исследований ВТБ24 Дмитрий Лепетиков. «К тому же небольшие банки чаще всего и так работают только на территории своего региона», – добавляет эксперт.

Как отмечает начальник отдела стратегического анализа Пром-связьбанка Сергей Наркевич, в целом отказ от создания региональных банков, которые имели бы возможность работать исключительно в пределах одного региона, – позитивная новость. «Как показывает история, отсутствие более-менее диверсифицированной базы клиентов как для привлечения фондирования, так и для кредитования крайне отрицательно сказывается на устойчивости банков, – объясняет эксперт. – Именно запрет на ведение операций в разных штатах стал причиной «набегов» вкладчиков и банкротств вследствие дефицита текущей ликвидности тысяч небольших банков (так называемых unit banks) во времена Великой депрессии 1930- х годов в США. В настоящее время риски подобного развития событий в значительной мере ограничиваются действующей общенациональной системой страхования вкладов, однако создание «региональных банков» могло бы их существенно увеличить».

По мнению управляющего санкт-петербургским филиалом ­РОСГОССТРАХ БАНКА Елены Веревочкиной, отказ от идеи регионального разделения в пользу функционального – движение в правильном направлении. «Исторически в нашей стране банковская система развивалась не по территориальному признаку, как, например, в Швейцарии, где в каждом кантоне есть свой кантональный банк. И именно территориальные ограничения стали основным поводом для дискуссии. Банк России активно проводит консультации с банковским сообществом, и изменение концепции стало результатом этих коммуникаций», – отмечает эксперт.

Предложенный законопроект был доступен для обсуждения в профессиональном сообществе еще с конца июля 2016 года, поэтому время осмыслить изменение концепции было. «В целом сейчас идет активная дискуссия с банковскими ассоциациями и участниками рынка по поводу окончательного вида законопроекта. Однако утверждать, что нынешний вариант разделения банков окончательный, пока преждевременно», – предупреждает заместитель председателя правления Абсолют Банка Татьяна Ушкова. 

Для «малышей» – игры попроще!

Ограничения для небольших банков еще не определены и будут обсуждаться с рынком. Конечно, хочется надеяться, что речь пойдет о разумных и целесообразных ограничениях.

«На наш взгляд, целесообразны ограничения на максимальную долю вложений в ценные бумаги в активах банка, а также на максимальную долю кредитов крупному бизнесу, поскольку они отвечают основной цели разделения банков – дать возможность небольшим банкам сосредоточиться на кредитовании населения, предприятий малого и среднего бизнеса и предпринимателей, принимая при этом на себя соразмерные риски, а не на вложениях в фондовые инструменты», – рассказывает Екатерина Кириллова (Эксперт РА).

«Как показывает международный опыт, чаще всего ограничения для небольших кредитных организаций касаются инвестиционного банкинга, сделок со сложно структурированными продуктами, операциями на фондовом рынке и рынке Forex», – отмечает Валентина Кузнецова (МГУ).

По мнению Дмитрия Лепетикова (ВТБ24), количественные ограничения необходимо выводить из статистики. «Нужно посмотреть, на каком уровне капитала происходит значительный рост тех или иных операций. В этом случае вводимые ограничения будут вытекать из логики развития рынка, а не ставиться искусственно», – считает специалист.

В свою очередь, Елена Веревочкина (РОСГОССТРАХ БАНК) считает, что необходимо гармонизировать структуру таким образом, чтобы создать дополнительные стимулы для устойчивого развития банков в регионах. Такой подход позволит укрепить систему в целом. «Помимо ограничений, которые предусматривает законопроект, я бы рассмотрела возможность поощрений банков с ограниченными лицензиями, которые, например, обслуживают системно значимые предприятия в том или ином регионе, – предлагает эксперт. Также в рамках поддержки малого и среднего бизнеса Елена Веревочкина предлагает рассмотреть возможность расширения перечня банков, участвующих в государственных программах кредитования в сегменте МСП за счет банков с ограниченной лицензией. Это может быть существенным конкурентным преимуществом такого банка в регионе. Кроме того, эксперт советует еще раз проанализировать необходимость ограничения работы банков с нерезидентами.

«По всей видимости, регулятор хочет ограничить потенциально рисковые и откровенно незаконные направления банковской деятельности», – полагает Валерий Пивень (АКРА). В данном случае речь может идти о трансграничных операциях, сделках с деривативами, финансировании инвестиционных проектов с высоким риском.

Следует отметить, что некоторые эксперты считают, что запрет на трансграничные операции для банков с ограниченной лицензией негативно отра-зится на рынке в целом. «Это может привести к тому, что малому банку необходимо будет устанавливать корреспондентские отношения с другими российскими банками, которые имеют право совершать такие операции, что приведет к увеличению времени совершения перевода и, возможно, к росту комиссий для клиента, – предупреждает Екатерина Кириллова (Эксперт РА). – Кроме того, такие банки лишатся возможности размещать свободные средства на корреспондентских счетах в иностранных банках». 

«Любое регулятивное решение порождает как положительные, так и негативные последствия, проблема состоит в том, каких будет больше в сухом остатке, – рассуждает Валентина Кузнецова (МГУ). – Конечно, запрет на трансграничные сделки для небольших кредитных организаций сократит масштабы их бизнеса, клиентскую базу и доходность, будет стимулировать концентрацию определенных направлений бизнеса в системно значимых и крупных кредитных организациях и тем самым концентрацию соответствующих рисков именно в крупных банках». В то же время, по словам эксперта, с одной стороны, за деятельностью крупных игроков осуществляется более внимательный и тщательный надзор, что позволяет надеяться, что Банк России будет в состоянии своевременно выявлять и купировать потенциальные угрозы и риски. «С другой стороны, есть надежда, что сосредоточение небольших игроков на традиционном банковском обслуживании физических лиц и МСП будет способствовать экономическому развитию в регионах», – говорит ­Валентина ­Кузнецова. 

«Формально в предложениях, опубликованных Банком России, трансграничные переводы не ограничиваются, но при этом не допускается открытие корсчетов в иностранных банках, – рассуждает Сергей Наркевич (Промсвязьбанк). – Таким образом, собственно банковские переводы за рубеж де-факто будут невозможны, а можно будет лишь осуществлять движение средств в рамках систем денежных переводов». По мнению специалиста, этот вопрос в наибольшей степени связан с выполнением норм валютного контроля и регулирования по ПОД/ ФТ. «При этом нормально отслеживать и оценивать на соответствие законодательству трансграничные операции большого числа банков пока не научились, поэтому и есть желание запретить проведение всех подобных операций. В целом мера выглядит как излишне ограничительная», – полагает Сергей Наркевич.

В свою очередь, Валерий Пивень (АКРА) считает, что банки, которые подпадают под регулирование, составляют весьма небольшую долю всего рынка, и поэтому отрасль как таковая особого ущерба не заметит. «Что касается кредитных организаций группы, подпадающей под новый формат регулирования, то здесь имеет смысл задать вопрос: зачем таким банкам трансграничные операции?» – говорит эксперт. 

Нет предела совершенству – что еще нужно поменять? 

Центробанк предлагает изменить структуру банковской системы. Возможно, наряду с этим стоило бы обратить внимание еще на ряд моментов. «Так, в текущей версии изменений ЦБ РФ планирует вводить ограничения только на активные операции банков. Однако пассивные операции также могут нести риск для банков, особенно небольших, – подчеркивает Екатерина Кириллова (Эксперт РА). – Например, при высокой концентрации привлеченных средств на крупнейшем кредиторе есть риск существенных колебаний ресурсной базы при непрогнозируемом оттоке средств данного кредитора». В связи с этим эксперт считает целесообразным ввести ограничение на долю средств крупнейшего кредитора в валовых пассивах или привлеченных средствах, чтобы снизить риски ликвидности для небольших банков.

По мнению Елены Веревочкиной (РОСГОССТРАХ БАНК), нужно исходить из того, что риск для системы в целом тем выше, чем больше регулирование и контроль деятельности. «Из принципиальных вещей отмечу только одно: ужесточение требований к капиталу, на мой взгляд, должно выражаться не в количественных (1 млрд рублей), а в качественных показателях (по Базелю III), – отмечает Елена Веревочкина. – Внедря­емый в настоящеий момент подход базируется в первую очередь на принципе покрытия капиталом принимаемых банком рисков. Также необходимо предусмотреть очень четкий механизм перехода банка из одного статуса в другой».

«В настоящее время общемировой тенденцией является переход с отраслевого на функциональное финансовое регулирование. В этом плане представляется, что логичным следующим шагом Банка России по трансформации национальной банковской системы было бы укрепление (в части регулирования, надзора и сфер деятельности) низового уровня банковской системы, включая уровень микрофинансовых организаций», – считает Валентина Кузнецова (МГУ).

Поживем – увидим, или несколько слов о возможных последствиях

Прогнозируя те или иные последствия принимаемых законодательных изменений, нужно принимать во внимание экономические условия, в которых приходится существовать участникам рынка. Конечно, пока новая структура не утверждена, сложно говорить о ее влиянии на банковский рынок. Здесь многое зависит от регуляторной практики в целом – в немалой степени этот фактор будет оказывать влияние на то, насколько успешно будет внедряться и работать новая структура банковского сектора. 

Понятно, что смягчение регуляторных требований к части банков должно повысить гибкость и выживаемость этих финансово-кредитных организаций, что, в свою очередь, позитивно отразится и на клиентах, которые с большей уверенностью смогут рассчитывать на устойчивые долгосрочные отношения с малыми банками и «средняками».

«Насколько банки с капиталом до 3 млрд рублей смогут расти в более благоприятных экономических условиях и как это отразится на клиентуре, пока судить рано, – считает Валерий Пивень (АКРА). – Во многом это будет зависеть от того, как кредитные организации используют ожидаемое уменьшение издержек. Если результатом станет снижение стоимости кредитования, то рост объемов предоставленных займов может стать ощутимым». Однако, по словам специалиста, наличие порогового значения для послаблений в регулировании может подтолкнуть банки к отказу от реинвестиций – дополнительная прибыль, например, может уходить из банков в виде дивидендов.

«Все последствия законодательных изменений, предлагаемых ЦБ РФ, будут зависеть от финальной концепции структуры банковского сектора, – считает Елена Веревочкина (РОСГОССТРАХ БАНК). – Банки с ограниченной лицензией вполне могут занять свою нишу на рынке, но только в области определенного вида операций. Как раз для этих целей предусмотрены послабления в части регулирования их деятельности. Да, будут операции, которые такие банки уже не смогут проводить: так, например, они не смогут совершать операции с ценными бумагами и валютой, не будут иметь возможность работать с международными участниками, будут ограничены в межбанковском кредитовании и не смогут работать с нерезидентами». Эксперт также полагает, что для простых граждан ограничения будут связаны скорее только с валютными операциями. В других же направлениях статус банка с ограниченной лицензией принесет больше плюсов с точки зрения упрощенного регулирования.

Как отметила Татьяна Ушкова (Абсолют Банк), говорить, как новое регулирование отразится на клиентах, пока трудно, потому что четкие правила не сформированы. «Во всяком случае, если клиенту покажется «тесным» обслуживание в банке с ограниченной лицензией, то всегда можно выбрать другую кредитную организацию для обслуживания. При этом я не думаю, что мы увидим серьезный переток клиентов из одних банков в другие из-за нового деления: клиенты уже сделали свой выбор», – считает эксперт.

Подводя итог, можно сказать, что никто из опрошенных NBJ экспертов – да и никто из тех, кто обсуждал эту идею на публичных площадках, – не отвергает ее «с ходу». Что же касается последствий ее реализации, то они пока представляются туманными, что и неудивительно в условиях, когда контуры реформы еще только намечаются. При этом наблюдатели отмечают, что Центральный банк в данном вопросе ведет себя достаточно осторожно и действительно проявляет интерес к мнению участников рынка. Это естественно, если учесть, что в случае проведения «великой банковской революции» и регулятору, и игрокам рынка придется принимать ее последствия.    

Всего проголосовало: 0

0.0

текст Оксана Дяченко

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Июль, 2017
««
«
Сегодня
»
»»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31
Ближайшие мероприятия

Видео

Летний Интеллектуальный кубок "Самый интеллектуальный банк" и "Самая интеллектуальная компания в финансовой сфере"

Ведущий - магистр игры «Что? Где? Когда?», шестикратный обладатель «Хрустальной совы», обладатель «Бриллиантовой совы» Александр Друзь.

Яндекс.Метрика