Вход Регистрация
 

Аналитика и комментарии

19 августа 2016

как устранить дефицит инвестиций?

А. БОКАРЕВ: «В современном мире спрос на новые инвестиции, новые ресурсы и новые механизмы инвестирования и кредитования просто колоссален.»

Как складываются отношения между Россией и международными финансовыми институтами? На какой стадии находится сейчас процесс запуска новых банков в лице Нового банка развития и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций? На эти и другие вопросы ответил в интервью NBJ директор Департамента международных финансовых отношений Министерства финансов России Андрей БОКАРЕВ.

NBJ: Андрей Андреевич, первый вопрос, который хотелось бы Вам задать в рамках нашей беседы: как складываются отношения между нашей страной и различными международными финансовыми институтами (МФИ) на фоне геополитических событий, произошедших в течение последних двух с половиной лет? 

А. БОКАРЕВ: Геополитическая напряженность, безусловно, наложила отпечаток на наше сотрудничество с другими странами в финансовой сфере. Но мы продолжаем активно работать во всех международных организациях и форумах, включая G20, АТЭС, БРИКС и ШОС. Это не значит, что на этом поле у нас нет никаких сложностей: к примеру, весьма непростая ситуация сложилась по вопросу нашего дальнейшего взаимодействия с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР).  

Если говорить о двусторонних форматах сотрудничества, то был период, когда число диалогов и консультаций с нашими западными партнерами сократилось. Например, на протяжении нескольких лет у нас поддерживался плодотворный и конструктивный диалог с Министерством финансов Швейцарии, но после введения санкций он временно был свернут. В 2016 году мы  возобновили совместную работу – причем по инициативе наших швейцарских коллег. Совсем недавно состоялась встреча в Москве, где мы обсуждали с ними и перспективы развития мировой экономики, и ситуацию на финансовых рынках, и реформирование международной системы налогообложения, и, конечно же, различные аспекты нашего дальнейшего двухстороннего сотрудничества. 

NBJ: А насколько конструктивно складывается диалог с МВФ? 

А. БОКАРЕВ: Мы находимся в постоянном рабочем контакте с МВФ:  ведем дискуссии по условиям реализации различных программ, по другим вопросам. В обычном режиме проходят и наши встречи с директором-распорядителем фонда Кристин Лагард, и консультации по IV статье Соглашения с МВФ, подразумевающей подготовку и публикацию обзоров фонда об экономической ситуации в нашей стране. При этом в большинстве случаев и по большинству позиций заключения экспертов МВФ совпадают с теми заключениями, которые делают эксперты Минфина, Центробанка, Министерства экономического развития РФ и т.д.

NBJ: Насколько я помню, несколько лет назад озвучивались планы, в соответствии с которыми доля России в  капитале Международного валютного фонда должна была возрасти. 

А. БОКАРЕВ: Вопрос об увеличении или уменьшении нашей доли в МВФ – это всего лишь небольшая составная часть масштабной реформы системы управления фондом и системы квот и голосов. Работа в этом направлении ведется уже не первый год, основной ее постулат хорошо известен: страны с развивающимися рынками должны получить больше голосов, с тем чтобы они могли оказывать большее, чем сейчас, влияние на принятие фондом тех или иных решений. Фактически речь идет о том, что структура квот должна отражать сложившуюся на данный момент ситуацию в мировой экономике, а не фиксировать ту ситуацию, которая сложилась несколько десятилетий назад. Повторюсь, этот процесс идет, возможно, не такими быстрыми темпами, как нам бы того хотелось, но прогресс в данном вопросе очевиден. В 2016 году после вступления в силу решений «Группы двадцати» 2010 года возросли доли Китая, Индии и Бразилии, немножко подросла и доля России.  Мы увеличили свою долю до 2,7%. Если же говорить о странах БРИКС, то их совокупная доля увеличилась до 14,7%.

NBJ: Не так давно на свет появился Новый банк развития (Банк БРИКС), который чуть ли не в первый же день его создания назвали аналогом МВФ и даже альтернативой МВФ. Какое из этих определений, по Вашему мнению, ближе к истине? 

А. БОКАРЕВ: Я бы не согласился ни с одним из этих определений. Чтобы  разобраться в этом вопросе, давайте расставим точки над «i». МВФ никоим образом не является институтом развития – это международная организация, главной задачей которой является обеспечение стабильного развития международной финансовой системы и валютных отношений. Она оказывает финансовую поддержку нуждающимся в этом странам. МВФ не занимается реализацией инвестиционных проектов, не входит в капитал национальных предприятий и банков и не совершает других операций, характерных для национальных или многосторонних институтов развития.

NBJ: Тогда Банк БРИКС – это скорее аналог Всемирного банка?

А. БОКАРЕВ: В определенном смысле слова да. НБР, Всемирный банк, ЕБРР, Межамериканский банк развития – все это звенья одной цепи и структуры одного плана. Но даже если проводить параллели между ВБ и НБР, то надо сразу же отметить следующее: мы ни в коей мере не планировали создание альтернативной и конкурирующей с ВБ организации. Речь не идет и никогда не шла о том, что нам тесно в рамках старых институтов развития и потому мы решили создать новые. Общеизвестный факт: в современном мире спрос на новые инвестиции, новые ресурсы и новые механизмы инвестирования и кредитования просто колоссален, но, к сожалению, после кризиса 2007–2008 годов объемы инвестирования и кредитования удалось восстановить лишь частично. Многие институциональные инвесторы не проявляют прежнего стремления вкладывать средства в инфраструктурные и иные проекты, реализуемые на территории стран с формирующимися рынками. В этой ситуации ресурсов ВБ, ЕБРР и других многосторонних институтов развития становится недостаточно – можно сказать даже сильнее, их катастрофически не хватает. Поэтому возникает необходимость в новых многосторонних банках, деятельность которых позволит хотя бы отчасти восполнить этот дефицит инвестиций. 

При этом надо понимать, что многосторонние институты развития чаще всего играют роль катализаторов инвестиций. Частные инвесторы смотрят на проекты, видят, что в их финансовой поддержке принимает участие ВБ, или ЕБРР, или другая международная организация, и воспринимают это как своеобразный знак качества. Если институты развития участвуют в них, значит, и я как инвестор могу вложить в эти проекты часть своих ресурсов, поскольку риски в данных случаях наверняка хорошо просчитаны и сочтены регулируемыми. 

Иными словами, ни о какой альтернативе речь не идет. Конечно, определенная специфика у НБР  есть: в первую очередь он должен оказывать содействие отраслям и инфраструктурным проектам, реализуемым на территории стран – участниц этого банка, финансировать проекты как под суверенные гарантии, так и без них. С другой стороны, мы исходим из того, что этот институт будет развиваться самостоятельно, что у него могут появиться акционеры и из других стран… 

NBJ: И этим странам не обязательно будет вступать в БРИКС?

А. БОКАРЕВ: Нет. В статьях соглашения о создании банка записано, что участвовать в его капитале может любая страна, являющаяся членом Организации Объединенных Наций (ООН).  

NBJ: Можно ли сказать, что банк уже начал практическую деятельность, или пока все же продолжается процесс его запуска в качестве института развития?

А. БОКАРЕВ: На данный момент советом директоров банка одобрены первые пять инвестиционных проектов, по одному  для каждой из стран-участниц. Для России утвержден проект «Норд-Гидро» по строительству малых гидроэлектростанций в Карелии проектной мощностью 50 МВт. Данный проект полностью соответствует поставленной лидерами стран БРИКС задаче по продвижению зеленой и возобновляемой энергетики, а также соответствует стратегическим ориентирам развития НБР. Реализация проекта позволит поставлять чистую электроэнергию в удаленные районы Карелии, а также сократит выбросы СО2 на 48 тыс. тонн в год. 

Сейчас идет процесс согласования необходимых документов и соглашений между  странами или компаниями из этих стран и банком. Соответственно, первые кредитные средства пойдут на счета заемщиков уже в 2016 году. Дальше по мере наращивания своей экспертизы банк будет расширять кредитный портфель. 

В настоящее время самое главное для работы банка – завершить процесс формирования команды управленцев. Как раз сейчас осуществляется активный набор персонала – как на руководящие должности, так и на позиции рядовых сотрудников. Планируется, что до конца 2016 года кадровый процесс будет завершен. Предлагаем молодым специалистам, владеющим английским, поучаствовать в конкурсе на открывающиеся в банке вакансии. 

NBJ: А как обстоят дела с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций?

А. БОКАРЕВ: Мы говорим о том, что главной целью АБИИ является содействие устойчивому развитию и укреплению инфраструктурной взаимосвязанности экономик азиатского региона. В марте 2016 года АБИИ уже приступил к отбору проектных заявок региональных стран – членов банка для формирования портфеля проектов и финансирования наиболее подготовленных из них уже в текущем году. На первоначальном этапе акцент в работе банка будет сделан на таких секторах, как транспорт, энергетика и водный сектор. 

NBJ: Может, следующий мой вопрос прозвучит наивно, но ведь всем известно: для обычных банков есть базельские стандарты, которые включают в себя требования к структуре капитала, к его качеству, к созданию различных буферов капитала и т.д. А каким стандартам подчиняются в своей деятельности институты развития?

А. БОКАРЕВ: Конечно же, для таких институтов базельские принципы не действуют, и тем более они не являются субъектами регулирования и надзора со стороны национальных центробанков. Однако некие универсальные принципы и стандарты, своего рода правила хорошего тона для таких институтов существуют. Каждый банк развития принимает для себя регламенты и уставы, политики в области экологии, социальной сферы, раскрытия информации и массу других документов, которыми впоследствии руководствуется. То есть говорить о том, что они работают как бог на душу положит, неверно.  

NBJ: Если говорить о такой международной финансовой организации, как МВФ, то, наверное, можно найти наш аналог ему, например Антикризисный фонд ЕврАзЭС. Правда, в последнее время о его работе очень мало свежих новостей, он действует сейчас?

А. БОКАРЕВ: Подобное впечатление, наверное, возникает потому, что эта структура поменяла название ввиду ликвидации ЕврАзЭС, – теперь она известна как Евразийский фонд стабилизации и развития. Он продолжает активно работать, и, более того, в последнее время мы отмечаем достаточно серьезное наращивание его кредитного портфеля. По линии фонда сейчас реализуются три программы бюджетного кредитования: буквально три месяца назад была одобрена большая бюджетная программа для Белоруссии в размере 2 млрд долларов США и сроком действия до конца 2017 года. В конце 2015 года бюджетная программа на сумму 300 млн долларов была одобрена для Республики Армения, согласован небольшой бюджетозамещающий кредит для Республики Таджикистан. 

NBJ: Для Таджикистана? Это значит, что за финансовой помощью в фонд могут обращаться страны, не входящие в ЕАЭС?

А. БОКАРЕВ: Да. Фонд изначально не был жестко привязан к ЕАЭС, или, точнее, к ЕврАзЭС. В первую очередь задача фонда – это поддержка экономической и финансовой стабильности в странах-участницах. Второй, не менее важной  задачей является поддержка инвестиционных проектов в странах фонда. С учетом этого можно по первой задаче говорить о сходстве между ним и МВФ, и надо сказать, что мы достаточно плотно обсуждаем вопросы программ фонда с экспертами МВФ.

NBJ: Зачем, если не секрет? Чтобы получить их одобрение?

А. БОКАРЕВ: Нет, это экспертный обмен мнениями, и не более того. Мы стремимся к тому, чтобы наши программы поддержки и аналогичные программы МВФ не расходились диаметрально с точки зрения задач и принципов реализации. Ни для кого не секрет, что есть страны, которые являются как заемщиками ЕФСР, так и заемщиками МВФ.

NBJ: И заключительный вопрос нашей беседы – о планах возглавляемого Вами департамента на 2016 и 2017 годы.

А. БОКАРЕВ: Если говорить применительно к тем институтам, о которых мы упоминали ранее, то одна из главных наших задач – обеспечить полноценное развертывание операционной деятельности НБР и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Далее мы видим свою задачу в том, чтобы эти институты развития начали работу на нашей территории, вкладывая ресурсы в российские инфраструктурные проекты. Не за горами, как мы видим, и начало переговорного процесса по дальнейшему пересмотру системы квот в капитале МВФ, капитале МБРР и т.д. Так что, как вы можете убедиться, планов и задач в этой области у нас достаточно.   

Всего проголосовало: 0

0.0

беседовала Анастасия Скогорева

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Мы в сетевых сообществах: 

Голосование

Как вы считаете, новый механизм оздоровления банков, предложенный ЦБ РФ

Загрузка результатов голосования. Пожалуйста подождите...
Все голосования

Календарь мероприятий

Ближайшие мероприятия

Видео

Финал Интеллектуального кубка в финансовой сфере (декабрь 2016г.)

Финал Интеллектуального кубка в финансовой сфере (декабрь 2016г.)

Яндекс.Метрика